Дек 15
Суббота
logo Информационное агентство "Ольвия-пресс"

Приднестровская Молдавская Республика
В ПРБ констатируют относительную стабилизацию цен на внутреннем рынке » Об этом проинформирован Президент ПМР. Взимание оффшорного сбора будут совместно контролировать ПРБ и ГТК » Вступил в силу совместный приказ Приднестровского республиканского банка, Государственного таможенно... Прокуратура Слободзеи выявила нарушения земельного законодательства при предоставлении участков в до... » Прокуратура города Слободзея и Слободзейского района выявила нарушения в работе местной госадминистр... Илья Галинский: Первые 100 дней президентства Евгения Шевчука: законность и сопричастность » Политические эксперты, обычно характеризуют первые 100 дней президентства, как крайне важную знакову... Дубоссарский район награждён Орденом Республики » Город Дубоссары, как и приднестровская столица, накануне отметил 68-ю годовщину со дня освобождения ... Минобразования России выделило 169 бюджетных мест в российских вузах для поступления приднестровцев » Министерство образования и науки Российской Федерации выделило 169 бюджетных мест для поступления пр... Председатель Правительства встретился с представителем немецкого парламента » Петр Степанов провел официальную встречу с Советником Бундестага Германии по внешней политике Мартин... Пасхальное послание Преосвященнейшего Саввы, Епископа Тираспольского и Дубоссарского » …Христос за всех умер, чтобы живущие уже не для себя жили, но для умершего за них и воскр... Приднестровская сторона в ОКК заявляет о недопустимости провокаций в Зоне Безопасности » Как сообщил информационному агентству «Ольвия-пресс» сопредседатель Объединённой контрол... Пост первого заместителя Председателя Правительства ПМР заняла Наталья Русанова » Президент Приднестровья назначил первого заместителя Председателя Правительства. Эту должность по пр...

Аналитика

05.03.2012
В истекшем году на внутреннем рынке Приднестровья наблюдалось устойчивое и скорое...
01.03.2012
Приднестровье отказалось сесть с Молдовой за один поминальный стол Вчера в Дублине...
06.02.2012
Ухудшающаяся обстановка в Зоне безопасности грозила поставить под вопрос успех многолетних...
18.01.2012
Невесело начался новый — 2012-ый — год в Республике Молдова. Мало...
27.12.2011
Странные парадоксы Молдовы. Они вполне соответствующие выражению шиворот-навыворот. В Приднестровском регионе...
06.12.2011
Что-то неладное творится в рядах «Обновления». Анатолий Каминский поведал на недавней...
02.12.2011
«Приднестровье готово участвовать в обеспечении военно-технических мер в ответ на развертывание...
29.11.2011
Итак, по предварительным данным в Южной Осетии большинство голосов набрала «протестный...
24.11.2011
Визит главы МИД РФ Сергея Лаврова в Бессарабию и сделанные им...
24.11.2011
В последнее время приднестровцы стали отмечать, что в некоторых зарубежных средствах...
16.11.2011
Грязные PR-технологии, прошедшие обкатку в некоторых государствах СНГ на волне предвыборных...
12.11.2011
Как такового «плана Медведева» относительно будущего Приднестровской Молдавской Республики нет. Есть...
09.11.2011
В Государственном таможенном комитете Приднестровской Молдавской Республики 4 ноября прошла предварительная...
04.11.2011
Подлый же Фагот, и он же Коровьев, прокричал: - Вот, почтенные...

Архив


В виде ленты
В виде списка
<Января 2010>
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
262728293031
Глава 1
25.01.2010 11:08

 Глава 1

Принцип суверенитета и суверенного равенства государств – фундаментальная основа государственной независимости ПМР

Тридцатилетняя война, изменившая до неузнаваемости облик Европы, породила так называемое Вестфальское право и Вестфальскую правовую систему, основанную на всеобщем признании принципа государственного суверенитета в качестве основы международного права. То есть с этого времени суверенитет становится атрибутом именно государства, а не монарха, а суверенное государство признается основным субъектом международных отношений. Мир начал рассматриваться как совокупность государств, обладающих всей полнотой власти на своей территории и самостоятельных во внешней политике. Принцип государственного суверенитета становится основополагающим для всего последующего развития системы международных отношений, включая Венскую, образца 1815 года, модернизацию Вестфальской системы и Ялтинский мир 1945 года.

Именно в рамках данной Вестфальской системы координат с ее принципом государственного суверенитета и суверенного равенства государств и подходят авторы данного документа к анализу международной правосубъектности Приднестровской Молдавской Республики. Исходя именно из этой системы координат, вышеозначенный принцип является базовым органическим принципом, на основе которого и была собственно построена сама система международного права; права, являющегося результатом согласования воль суверенных государств и их народов. Исходя именно из данного стержневого элемента международного права, все государства обладают суверенитетом и равны между собой. Именно данный базовый системообразующий принцип является верховным принципом в сложной и многокомпонентной системе принципов международного права, находящихся в рамках своей универсальности в сложном динамическом соотношении.

Мы, авторы данного документа, задаем себе вопрос: на основании чего государство способно участвовать в межгосударственных отношениях? И отвечаем на него единственно возможным образом: потому что оно суверенно. Появление на свет суверенного государства – объективная реальность, результат исторического процесса. То, что государство обладает международной правоспособностью именно в силу своего собственного суверенитета (ipso facto – то есть в результате факта своего существования) является не только базовой международно-правовой концепцией, но и признано в международной судебной практике. Постоянная Палата международного правосудия по делу “Уимблдон” определила: «право на вступление в международные обязательства – атрибут государственного суверенитета». Тут следует отметить, что и сама ООН возникла и существует только благодаря воле суверенных государств, которые поставили цель не допускать впредь всемирных катастроф, подобных 2-ой мировой войне. ООН является прямой наследницей и продуктом Вестфальской политико-правовой системы, в рамках которой сформировались и начали активно действовать первые межправительственные и международные неправительственные организации. Две мировые войны ХХ века не смогли поколебать эту систему, существенно окрепшую после создания ООН. Тут следует отметить, что в системе современного международного права не существует какой-либо нормы, наделяющей первичные субъекты правосубъектностью; имеются лишь нормы, подтверждающие наличие у них правосубъектности с момента образования. Иными словами, международная правосубъектность первичных субъектов не зависит от чьей-либо воли и имеет по своей природе объективный характер.

Суверенитет является неотъемлемым свойством государства и первичным фактором международных отношений, а не вторичным фактором, то есть продуктом международного права. Отсюда, именно суверенные государства провозглашаются первичными субъектами международного права, так как ихмеждународная правосубъектность исходит из самого факта их существования, а разнообразные международные организации в связи с этим являются лишь вторичными субъектами международного права, правосубъектность которых связывается с принятием их уставов или иных документов, регулирующих их образование и международно-правовую компетенцию. Таким образом, по нашему мнению, стержень проблематики юридического обоснования суверенности и независимости Приднестровья следует искать как раз в основах Вестфальского мирового правопорядка суверенов и в текущих базовых международно-правовых документах, фиксирующих принцип суверенитета и суверенного равенства государств.

Считается, что государство обладает полноценным Вестфальским суверенитетом, когда его политическая организация основана на исключении иностранных факторов влияния и персоналий из властных структур на данной территории. Согласно определению юридического суверенитета, государство считается суверенным, когда никакая другая, внешняя по отношению к нему, группа не может управлять людьми или осуществлять юрисдикцию на территории этого государства. Сам факт образования нового суверенного государства как доминантного социального организма лежит за пределами международного права, но наличие у него всех признаков суверенитета, понимаемого не абстрактно, а конкретно, является необходимой и единственной предпосылкой для появления у этого государства полноценной международной правосубъектности.

В Конвенции Монтевидео по правам и обязанностям государств (1933 год) закреплены четыре признака государства, являющиеся критериями его состоятельности:

  1. наличие постоянного населения;

     

  2. наличие определенной территории;

     

  3. наличие собственного правительства;

     

  4. наличие способности к вступлению в отношения с другими государствами.

     

Совершенно очевидно, по нашему мнению, что Приднестровское государство отвечает всем четырем предлагаемым этим международно-правовым документом признакам. И если, в силу ряда причин сугубо внеправового характера, полноценная международная правосубъектность ПМР пока еще ограничена, то это абсолютно никак не сказывается на требуемом Конвенцией «наличии способности» к вступлению в отношения с другими государствами. Кроме того, мы утверждаем, что кроме данного вышеуказанного минимума государствообразующих признаков, Приднестровская Молдавская Республика вполне соответствует еще, как минимум, двум ключевым признакам, свидетельствующим в пользу доброкачественности ее политической системы:

  1. реальное функционирование демократической системы власти, основанной не только на соблюдении формальных выборных процедур, но и на достаточно высоком уровне взаимного доверия власти и общества и широком моральном консенсусе;

     

  2. способность следовать принципам добрососедства в случае устранения прямой внешней угрозы.

     

Мы, как авторы данного документа, ответственно заявляем, что органы государственной власти ПМР значительно в большей степени, чем органы власти многих суверенных государств, возникших на территории бывшего СССР в результате его распада, пользуются внутренней автономией, и, соответственно, юридическим суверенитетом. Упрощенно говоря, ни законодательство Республики Молдовы, ни какого-либо третьего государства не действует на территории Приднестровья, хотя его правительство и заявило о своем желании снизить существующий уровень суверенитета, став субъектом международных соглашений и отвечая по их обязательствам.

Для Приднестровья юридический принцип «uti possidetis» («владей чем владеешь») – принцип сохранения существующего положения вещей народом и правительством, а также непрерывный территориальный суверенитет с момента провозглашения независимости являются ключевыми элементами, подтверждающие полноценный государственный суверенитет Приднестровья. В свою очередь, способность с успехом защитить государственные границы в период вооруженной агрессии со стороны Республики Молдова (1992 год) является дополнением к вышеуказанным признакам. Эта позиция, более того, полностью согласуется с соответствующими принципами международного права. Среди них – «принцип эффективности», effectivités.

Следует указать, что ряд постановлений Международного Суда ООН при аналогичных обстоятельствах гласили о том, что территориальная целостность нового государства должна быть ограничена территорией, контролируемой им в момент провозглашения независимости. Другими словами, территория государства – это не та территория, на которую оно претендует или хотело бы претендовать, или которую печатает на своих картах, а та, которую государство контролирует во время провозглашения своей независимости. Ниже авторы данного документа наглядно покажут, что во время выхода Республики Молдова (РМ) из состава СССР и Молдавской Советской Социалистической Республики (МССР), Приднестровье уже официально отделилось и суверенно управляло своей территорией независимо от Кишинева.

Применяя принцип «uti possidetis» де-факто в отношении Молдовы во время провозглашения ее независимости, мы можем утверждать, что ее территория заканчивается там, где она прекращает осуществлять эффективный контроль на ней. Это происходит именно там, где демократически избранные органы государственной власти Приднестровья, в свою очередь, начинают осуществлять суверенный и эффективный контроль своей территории. В международном законодательстве правосубъектность дается только той государственной власти (правительству), которое осуществляет эффективный контроль над своей территорией. Это напрямую связано с юридическим «принципом эффективности» правительства: следует отметить, что, с точки зрения международного права в случае эффективного, но непризнанного (проблематика т.н. «признания» ПМР авторами данного документа будет рассмотрена ниже) правительства на данной территории, важно, прежде всего, не его признание, а эффективность как основной критерий получения правительственного статуса. То есть, именно реальная ситуация на территории государства имеет большее значение и является «основным критерием» согласно норм международного права. Все остальные доводы либо не существуют, либо второстепенны.

Авторы данного документа считают возможным еще раз подчеркнуть, что среди принципов международного права «эффективное управление» (effectivités) является ключевым в определении суверенитета любой оспариваемой территории. Данная справедливая международно-правовая теоретическая конструкция находит свое закрепление даже в международной судебной практике, создавая тем самым прецедент. Судьями Международного Суда (дело: Эритрея/Йемен, 1996) было установлено, что «осуществление юрисдикции и государственных функций» является определяющим фактором суверенитета над территорией. Тут следует указать на один очень интересный и показательный факт. Ключевым обоснованием невозможности признания приднестровской государственности в докладе главы Миссии ОБСЕ в Молдове №13 от 12 ноября 1993 года был тезис о том, что образование мини-государств приведет к появлению нежизнеспособных государственных образований, в итоге чего может возникнуть серьезная угроза политической дестабилизации и ускоренного экономического упадка. Однако с момента появления этого доклада прошло 14 лет и, очевидно, что мы являемся свидетелями абсолютно противоположной тенденции. С одной стороны, молодое приднестровское государство стало ключевым фактором текущей стабильности в регионе, а с другой, именно отказ от полноценного признания европейским сообществом Приднестровской Молдавской Республики крайне отрицательно влияет на экономическую, гуманитарную и политическую ситуацию в регионе, несмотря на все усилия и инициативы международных посредников.

Поскольку экономическая и политическая жизнеспособность Приднестровского, равно как и любого другого государства, имеет отношение, прежде всего, к его суверенитету и определяется его соответствием международному законодательству, такие вопросы, как создание государственных институтов, должны рассматриваться наряду и в тесной взаимосвязи с формальными требованиями к государственности. Отсюда, в соответствии как с общей теорией государства, так и с доктриной международного права, государство является организацией, занимающей определенную территорию и имеющей постоянное население, контролируемое собственным правительством, и которая участвует или может участвовать в формальных отношениях с другими организациями. А если полностью абстрагироваться от остальных функций и характеристик государства и сосредоточиться только исключительно на его международной правосубъектности, получим следующее определение: государство

– необходимая организация населения для участия в международном сообществе, для представительства и защиты его интересов.

Попробуем оценить реальную де-факто ситуацию в приднестровском регионе на предмет анализа реализации принципа «эффективного управления» сквозь призму объективистского доказательного фактажа:

Приднестровская Молдавская Республика (ПМР) занимает территорию протяженностью границ в 816 км. Государство ПМР осуществляет собственную юрисдикцию на этой территории, выпускает собственные деньги и имеет собственное налогообложение. Приднестровье имеет собственную Конституцию, пограничные посты, избирает Президента, Парламент и местные власти посредством прямого народного голосования, имеет независимое судопроизводство, армию, милицию, службу безопасности и известную футбольную команду. Оно также имеет герб, государственный флаг и государственный гимн, собственные почтовые марки, выдает лицензии, паспорта. Государственное управление за последние 17 лет можно объективно оценить как эффективное. Приднестровье с успехом предоставило своим гражданам все необходимые социальные услуги, ожидаемые от государства. Среди них: право на собственность, пенсии, предупреждение преступности, инфраструктура, здравоохранение, образование.

Несмотря на объективно неблагоприятную геополитическую обстановку в Европе, Приднестровская Молдавская Республика все же сохранила настойчивость в установлении отношений с другими субъектами международной системы на основе суверенного равноправия, сотрудничества, взаимного уважения и партнерства. Она рассматривала и продолжает рассматривать себя как абсолютно суверенное государство.

26 мая 2005 года Парламент Приднестровья издал Постановление 2241 «О Принятии Концепции Внешней Политики ПМР», согласно которому Приднестровье руководствуется общепринятыми принципами и нормами международного права и находится в том же статусе независимого государства, что и 2 сентября 1990 года, то есть в день принятия акта о независимости ПМР. Приднестровье, по собственному мнению, «проводит внешнюю политику как суверенное, независимое, демократическое, законное и светское государство». Оно считает себя суверенной, независимой, демократической республикой с конституционной системой сдержек и противовесов. На политическом, культурном и, в частности, коммерческом уровне Приднестровье поддерживает контакты с 99 разными странами мира. Некоторые из них имеют открытые представительства в Тирасполе, столице Приднестровья. ОБСЕ также имеет офис и постоянную делегацию в Тирасполе.

По мнению авторов данного документа, совершенно очевидно, что лишь правительство, выражающее волю народа и эффективно осуществляющее свою власть, имеет право требовать от участников международно-правового общения своего признания. Все вышеуказанные признаки присущи государственной власти ПМР, это является неоспоримым фактом и подлежит международно-правовой фиксации. Мы совершенно четко и основательно заявляем, что циничный отказ в признании приднестровской государственности, какими бы благовидными предлогами он не был обоснован, является не просто неким недружелюбным актом, но и нарушением общепринятых принципов международного права.

В развитие анализа принципа суверенитета и суверенного равенства государств как фундаментальной международно-правовой основы государственной независимости ПМР следует отметить, что впервые толкование термина государств было дано на Сан-францисской конференции, принявшей Устав ООН.Оно содержалось в докладе Комитета I/1 этой конференции, который был одобрен затем Первой комиссией и пленумом конференции. Согласно этому толкованию, «суверенное равенство» государств должно означать, что:

  1. государства юридически равны;

     

  2. они пользуются всеми правами, которые вытекают из их суверенитета;

     

  3. личность государства должна уважаться, так же как его территориальная целостность и политическая независимость;

     

  4. государство должно в международном общении добросовестно выполнять свои обязанности и международные обязательства.

     

Это толкование полностью сохраняет свое значение и поныне. В свою очередь, согласно Декларации о принципах международного права 1970 года, основное содержание рассматриваемого принципа сводится к следующему:

Все государства пользуются суверенным равенством. Они имеют одинаковые права и одинаковые обязанности и являются равноправными членами международного сообщества, независимо от различий экономического, социального, политического или иного характера (п.1).

Понятие «суверенное равенство» включает, в частности, следующие элементы:

a) государства юридически равны;

b) каждое государство пользуется правами, присущими полному суверенитету;

c) каждое государство обязано уважать правосубъектность (личность) других государств;

d) территориальная целостность и политическая независимость государства неприкосновенны;

e) каждое государство имеет право свободно выбирать и развивать свои политические, социальные, экономические и культурные системы;

f) каждое государство обязано выполнять полностью и добросовестно свои международные обязательства и жить в мире с другими государствами.

Тут нам необходимо пояснить, что выражение о том, что государства «имеют одинаковые права и одинаковые обязанности», касается норм общего международного права, т.е. норм, установленных международным сообществом государств в целом. Ныне они общепризнаны в качестве не только конвенционных, но и обычноправовых норм.

Поддержание международного правопорядка может быть обеспечено лишь при полном уважении юридического равенства всех государств, реальных или потенциальных (несмотря на то, что ПМР уже является реальным участником многих международно-правовых отношений, о чем нами будет подробнее говориться ниже, международно-правовая правосубъектность приднестровского государства пока еще существенно ограничена) участников международно-правовых отношений. Это означает, что каждое государство обязано уважать суверенитет других участников системы, то есть их право в пределах собственной территории осуществлять законодательную, исполнительную, административную и судебную власть без какого-либо вмешательства со стороны других государств, а также самостоятельно проводить свою внешнюю политику. Итак, суверенное равенство государств составляет фундаментальную основу современных международных отношений, что в обобщенном виде отражено в п. 1 ст. 2 Устава ООН: «Организация основана на принципе суверенного равенства всех ее Членов».

Объективные закономерности развития международных отношений и их постепенная демократизация привели к расширению содержания анализируемого нами принципа. В Декларации принципов Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ) 1975 года государства приняли на себя обязательства не только соблюдать принцип государственного суверенитета и суверенного равенства, как он изложен в Уставе ООН иДекларации 1970 года, но и уважать права, присущие суверенитету. Последнее означает, что в своих взаимных отношениях государства должны уважать различия в историческом и социально-политическом развитии, разнообразие позиций и взглядов, внутренние законы и административные правила, право определять и осуществлять по своему усмотрению и согласно международному праву отношения с другими государствами. К числу элементов принципа суверенитета и суверенного равенства относится право государств принадлежать к международным организациям, быть или не быть участниками двусторонних и многосторонних договоров, включая союзные договоры, а также право на нейтралитет.

По мнению авторов данного документа, пока существуют суверенные государства, принцип суверенитета и суверенного равенства будет оставаться важнейшим элементом системы принципов современного международного права. Строгое его соблюдение обеспечивает свободное развитие не только ПриднестровскойМолдавскойРеспублики,ноикаждогогосударства и народа мира.

Разумеется, оппоненты самоопределения приднестровского народа с упорством, достойным лучшего применения, продолжают утверждать, что международная правосубъектность ПМР невозможна из-за так называемой ее «непризнанности» или отсутствия членства в ООН. Ниже авторы данного документа детально рассмотрят проблематику теории международно-правового признания в контексте ситуации вокруг приднестровскойсувереннойнезависимости,однакоужесейчасможноуказать на ряд существенных нормативно-правовых конструкций, категорически опровергающих данные утверждения.

Так, например, авторы Резолюции ООН «Определение агрессии» 1974 года в Статье 1 (a) предусмотрительно записали, что термин «государство»в ней«употребляется, непредрешаявопросаопризнанииили вопросаотом,являетсялигосударство членом Организации Объединенных Наций».А Статья 9 Устава Организации американских государств (ОАГ), где наиболее весомую и определяющую роль играет США, например, совершенно справедливо фиксирует,что «политическоесуществование государства не зависит от его признания другими государствами. Даже до признания государство имеет право на защиту своей целостности и независимости».

Однако даже и без этих четких и конкретных норм международного права, по мнению авторов данного документа, очевидна абсурдность подхода,прикоторомгосударствостановитсятаковымлишьпослезанятияего представителем кресла в ООН или после признания кем-то извне.

Однако, с другой стороны, нас не может не тревожить отсутствие четких, не подлежащих тенденциозному или двойному толкованию, международно-правовых алгоритмов фиксации международной правосубъектности новообразованных государств. Исходя из сказанного, мы считаем, что необходима унифицированная и кодифицированная концепция легитимизации внешнего суверенитета новообразованных государств, основанная на структурно-функциональном анализе социальных и правовых систем, которая будет предусматривать:

  • функциональную самодостаточность новых обществ в культурной, правовой, экономической и политической системах;

     

  • функциональную интегрированность в отношениях с окружающим миром (внешней надсистемой);

     

  • соблюдение общепризнанных принципов, механизмов и норм внутренней легитимизации;

     

  • соблюдение базовых принципов международного права как во внутренней, так и во внешней политике новообразованных суверенов.

     

Практически все государства, возникшие в результате распада СССР, с самого момента своего рождения попали в ситуацию острого дефицита исторической и юридической легитимности. По большей части, они не имели опыта государственного существования и никогда реально не существовали в тех внутренних границах, которые были начертаны на картах СССР, и получили собственную суверенную независимость, как в результате констелляции внешних сил, так и собственных мобилизационных усилий, создающих жизнеспособную государственно-правовую общность. То есть, по существу, они возникли, как государства без естественных границ и политических наций и были поставлены перед необходимостью доказывать свою историческую и государственную состоятельность.

По мнению авторов данного документа, Приднестровская Молдавская Республика блестяще сдает пролонгированный уже на 17 лет своеобразный экзамен на зрелость. Приднестровское государство, успешно подтверждающее собственную состоятельность, перестает быть неким “постсоветским” государственным образованием, обретая новое качество своей легитимности и полноценного суверенитета как основы своей международной правосубъектности в мире суверенных и равных демократических государств.