Дек 15
Суббота
logo Информационное агентство "Ольвия-пресс"

Приднестровская Молдавская Республика
В ПРБ констатируют относительную стабилизацию цен на внутреннем рынке » Об этом проинформирован Президент ПМР. Взимание оффшорного сбора будут совместно контролировать ПРБ и ГТК » Вступил в силу совместный приказ Приднестровского республиканского банка, Государственного таможенно... Прокуратура Слободзеи выявила нарушения земельного законодательства при предоставлении участков в до... » Прокуратура города Слободзея и Слободзейского района выявила нарушения в работе местной госадминистр... Илья Галинский: Первые 100 дней президентства Евгения Шевчука: законность и сопричастность » Политические эксперты, обычно характеризуют первые 100 дней президентства, как крайне важную знакову... Дубоссарский район награждён Орденом Республики » Город Дубоссары, как и приднестровская столица, накануне отметил 68-ю годовщину со дня освобождения ... Минобразования России выделило 169 бюджетных мест в российских вузах для поступления приднестровцев » Министерство образования и науки Российской Федерации выделило 169 бюджетных мест для поступления пр... Председатель Правительства встретился с представителем немецкого парламента » Петр Степанов провел официальную встречу с Советником Бундестага Германии по внешней политике Мартин... Пасхальное послание Преосвященнейшего Саввы, Епископа Тираспольского и Дубоссарского » …Христос за всех умер, чтобы живущие уже не для себя жили, но для умершего за них и воскр... Приднестровская сторона в ОКК заявляет о недопустимости провокаций в Зоне Безопасности » Как сообщил информационному агентству «Ольвия-пресс» сопредседатель Объединённой контрол... Пост первого заместителя Председателя Правительства ПМР заняла Наталья Русанова » Президент Приднестровья назначил первого заместителя Председателя Правительства. Эту должность по пр...

Аналитика

05.03.2012
В истекшем году на внутреннем рынке Приднестровья наблюдалось устойчивое и скорое...
01.03.2012
Приднестровье отказалось сесть с Молдовой за один поминальный стол Вчера в Дублине...
06.02.2012
Ухудшающаяся обстановка в Зоне безопасности грозила поставить под вопрос успех многолетних...
18.01.2012
Невесело начался новый — 2012-ый — год в Республике Молдова. Мало...
27.12.2011
Странные парадоксы Молдовы. Они вполне соответствующие выражению шиворот-навыворот. В Приднестровском регионе...
06.12.2011
Что-то неладное творится в рядах «Обновления». Анатолий Каминский поведал на недавней...
02.12.2011
«Приднестровье готово участвовать в обеспечении военно-технических мер в ответ на развертывание...
29.11.2011
Итак, по предварительным данным в Южной Осетии большинство голосов набрала «протестный...
24.11.2011
Визит главы МИД РФ Сергея Лаврова в Бессарабию и сделанные им...
24.11.2011
В последнее время приднестровцы стали отмечать, что в некоторых зарубежных средствах...
16.11.2011
Грязные PR-технологии, прошедшие обкатку в некоторых государствах СНГ на волне предвыборных...
12.11.2011
Как такового «плана Медведева» относительно будущего Приднестровской Молдавской Республики нет. Есть...
09.11.2011
В Государственном таможенном комитете Приднестровской Молдавской Республики 4 ноября прошла предварительная...
04.11.2011
Подлый же Фагот, и он же Коровьев, прокричал: - Вот, почтенные...

Архив


В виде ленты
В виде списка
<Января 2010>
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
262728293031
Глава 2
25.01.2010 11:08

 

Глава 2

Взаимосвязанные принципы невмешательства во внутрен

ние дела и отказа от применения силы или угрозы силой – международно-правовые гарантии реализации суверенитета ПМР

Пожалуй, сейчас нет в системе принципов международного права других таких принципов, которые бы столь яростно подвергались атакам, как в теоретической плоскости их существования, так и в практическо-прикладной плоскости реальной международной политики. Все чаще утверждается, что в эпоху глобализации суверенитеты и соответствующие им межгосударственные границы становятся неактуальными, что вмешательство во внутренние дела суверенных государств, равно как и сопряженное с этим применение силы, допустимы и желательны. Все менее четкий и все более подвижный, подлежащий своему расширительному толкованию перечень вопросов, определяющий вероятность и возможность такого вмешательства, предлагается международному сообществу. Многочисленные оппоненты продолжают настойчиво утверждать, что сам по себе принцип невмешательства хорош, но его никто не придерживается. Отсюда, каков же смысл говорить о невмешательстве, когда оно, то есть вмешательство, все равно происходит? Увы, подчас действительно, создается впечатление что торжество древнеримского принципа «что позволено Юпитеру – не позволено быку» уже не за горами.

Мы вновь оказываемся перед лицом навязывания некоей двойственности международного права: с одной стороны, законность, с другой, — соотношение сил. Защита прав человека, борьба с терроризмом, поддержание общегуманитарных и экологических стандартов, предотвращение акта агрессии или угрозы миру – все эти столь замечательные вещи, подчас, используются недобросовестными мировыми геополитическими игроками с единственной целью – с целью осуществления агрессии, то есть осуществления непосредственного вмешательства с применением силы во внутренние дела суверенных государств, которые, так или иначе, препятствуют ведущим мировым лидерам или их коалициям в реализации тех или иных региональных экономических или геополитических интересов.

Понимая и принимая задачи и принципы новейшего международного гуманитарного права, авторы данного документа остаются приверженцами строгого и четкого соблюдения универсальных взаимосвязанных международно-правовых принципов невмешательства во внутренние дела суверенных государств и неприменения силы или угрозы силой. Авторы обоснованно считают, что навязываемый нам ускоренный демонтаж устоявшейся международно-правовой структуры, базирующейся на согласовании суверенных воль государств, являющихся ее первичными источниками, не принесет ровным счетом ничего позитивного и в саму международную общегуманитарную проблематику.

Кроме того, несмотря на наличие у многих огромного искушения в разрешении приднестровской проблемы посредством силы, исходя из так называемых «геополитических реалий», мы настоятельно утверждаем, что полное и окончательное разрешение проблемы суверенности Приднестровской Молдавской Республики лежит исключительно в плоскости базовых принципов международного права и не подлежит никакой иной форме своей регламентации.

Обратимся к международно-правовым первоисточникам. Пункт 7 Статьи 2 Устава Организации Объединенных наций 1945 года впервые в самом общем порядке сформулировал данный принцип невмешательства: «Настоящий Устав ни в коей мере не дает Организации Объединенных Наций права на вмешательство в дела, по существу входящие во внутреннюю компетенцию любого государства, и не требует от Членов Организации Объединенных Наций представлять такие дела на разрешение в порядке настоящего Устава; однако

этот принцип не затрагивает применения принудительных мер на основании Главы VII». В свою очередь, Статья 39 Главы VII Устава ООНопределяет исключительный перечень вопросов, подлежащих разрешению усилиями всего международного сообщества – «любая угроза миру, любое нарушение мира или акт агрессии».

Тут следует отметить, что международное право в принципе не регулирует вопросы внутриполитического положения государств, поэтому вмешательством должны считаться и считаются, в соответствии с международно-правовыми нормами, любые меры государств или международных организаций, с помощью которых последние пытаются препятствовать суверенному государству решать дела, по существу входящие в его внутреннюю компетенцию. Также следует указать на то, что принцип запрещения применения силы появился в международном праве, прежде всего, как принцип запрещения агрессивной войны. Первым многосторонним международным договором, запретившим агрессивную войну, стал договор 1928 года «Об отказе от войны в качестве орудия национальной политики». В этот же период был заключен ряд двусторонних договоров, в которых формула запрещения агрессивной войны уступает место более широкой формуле, предусматривающей запрещение обращения к силе.

Чрезвычайно важным в контексте поддержки и защиты суверенного статуса Приднестровской Молдавской Республики нам представляется первичная фиксация международно-правового принципа отказа от применения силы или угрозы силой в том же Уставе ООН. Пункт 4 Статьи 2 Устава ООН гласит: «все члены Организации Объединенных Наций воздерживаются в их международных отношениях от угрозы силой или ее применения как против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства, так и какимлибо другим образом, несовместимым с Целями Объединенных Наций». Именно используемое в описании данного принципа выражение «любое государство» определяет самым широким образом круг государств, потенциальных жертв нарушения принципов невмешательства и неприменения силы или угрозы силой. То есть речь идет о том, что данный принцип международного права, закрепленный в Уставе ООН, защищает не только государства, являющиеся полноправными членами ООН, но и «любые» суверенные государства, могущие стать возможными объектами неправомерной агрессии, в том числе, разумеется, и суверенное Приднестровское государство.

Авторы данного документа уже отмечали выше, что законодательство Приднестровья четко и однозначно зафиксировало приоритетность принципов международного права для молодой суверенной республики, в том числе и принципов невмешательства и отказа от применения силы или угрозы силой. По мнению авторов данного документа, обязанность неприменения силы распространяется на все государства, поскольку поддержание международного мира и безопасности требует, чтобы все государства, а не только члены ООН, придерживались в отношениях друг с другом указанного принципа.

Со дня провозглашения полноценного суверенитета ПМР 2 сентября 1990 года ни одна официальная или неправительственная международная организация не зафиксировали в своем мониторинге какие-либо действия со стороны государственных органов ПМР, направленные на вмешательство во внутренние дела сопредельных суверенных государств – Украина и Республика Молдова. Также не было отмечено случаев, так или иначе связанных с применением силы против данных суверенных государств или угрозы ее применения.

В то же время, с 1 марта 1992 года по 1 августа 1992 года Приднестровская Молдавская Республика стала жертвой беспрецедентной военной агрессии со стороны сопредельного государства – Республики Молдова, сопровождавшейся массовым геноцидом приднестровского народа. Гуманитарный аспект проблематики военной агрессии со стороны Республики Молдова против ПМР 1992 года будет рассмотрен авторами документа ниже. А пока нам следует отметить, что, грубо нарушив базовые принципы международного права, букву и дух Устава Организации Объединенных наций, Республика Молдова поставила себя в чрезвычайно сложное внеправовое положение и значительно осложнила себе реализацию стратегической задачи налаживания добрососедских отношений с Приднестровской Молдавской Республикой.

Следует отметить, что в развитие вышеуказанных принципов, заложенных в Уставе ООН 1945 года, 21 декабря 1965 года Генеральная Ассамблея ООН на XX сессии приняла чрезвычайно важную резолюцию 2131 (XX), содержавшую «Декларацию о недопустимости вмешательства во внутренние дела государств, об ограждении их независимости и суверенитета». Данная резолюция была одобрена 109 голосами членов ООН при одном воздержавшемся (Великобритания) и отсутствии голосов «против», что, в конечном счете, позволяет авторам данного документа рассматривать эту Декларацию как аутентичное толкование принципа невмешательства. Впервые в Статье 4 Декларации прозвучало четкое положение о том, что «применение силы для лишения народов формы их национального существования является нарушением их неотъемлемых прав и принципа невмешательства».

«Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций» от 24 октября 1970 года воспроизводит применительно к принципу невмешательства положения оперативной части Декларации о невмешательстве 1965 года с некоторыми редакционными уточнениями. В частности было определено, что «ни одно государство или группа государств не имеет права вмешиваться прямо или косвенно по какой бы то ни было причине во внутренние и внешние дела другого государства. Вследствие этого, вооруженное вмешательство и все другие формы вмешательства или всякие угрозы, направленные

против правосубъектности государства или против его политических, экономических и культурных основ, являются нарушением международного права». Кроме того, было отмечено, что «каждое государство имеет неотъемлемое право выбирать свою политическую, экономическую, социальную и культурную систему без вмешательства в какой-либо форме, со стороны какого бы то ни было другого государства».

Нашел свое выражение в данном ключевом международно-правовом документе и принцип неприменения силы и угрозы силой. В частности, были зафиксированы следующие важные для его раскрытия тезисы:

  • «Каждое государство в своих международных отношениях обязано воздерживаться от угрозы силой или ее применения как против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства, так и каким-либо другим образом не совместимым с целями Организации Объединенных Наций. Такая угроза силой или ее применение являются нарушением международного права и Устава Организации Объединенных Наций; они никогда не должны применяться в качестве средств урегулирования международных вопросов» (данное требование-обязательство нарушено Республикой Молдова в ходе военной агрессии 1992 года);

     

  • «Агрессивная война является преступлением против мира, которое влечет ответственность по международному праву» (данное требование характеризует действия Республики Молдова в ходе военной агрессии 1992 года как преступные и влекущие международно-правовую ответственность);

     

  • «В соответствии с целями и принципами Организации Объединенных Наций государства обязаны воздерживаться от пропаганды агрессивных войн» (Публичное Обращение президента Республики Молдова М. Снегура к

     

народу Молдовы от 28 марта 1992 года и Публичное Заявление от 21 июня 1992 года председателя Парламента Республики Молдова А. Мошану, призвавшие вооруженные силы РМ, подразделения полиции РМ и вооруженных волонтеров вступить на суверенную территорию Приднестровского государства, («пожертвовать собой», «проявить твердость характера») непосредственно вступают в противоречие с данным требованием);

• «Каждое государство обязано воздерживаться от угрозы силой или ее применения с целью нарушения существующих международных границ другого государства или в качестве средства разрешения международных споров, в том числе территориальных споров и вопросов, касающихся государственных границ» (требование, неоднократно нарушаемое Республикой Молдова на протяжении многих лет);

• «Государства обязаны воздерживаться от актов репрессалий, связанных с применением силы» (Международный общественный трибунал в своемЗаявлении от 29 июня 1993 года «О нарушении норм международного права во время вооруженного конфликта в Приднестровье» зафиксировал многочисленные акты репрессалий со стороны вооруженных формирований Республики Молдова, вторгшихся на территорию суверенной Приднестровской Молдавской Республики. Были зафиксированы также грубые и серьезные нарушения Женевских конвенций о защите жертв войны 1949 года и Дополнительных протоколов к ним 1970 года).

• «Каждое государство обязано воздерживаться от какихлибо насильственных действий, лишающих народы, о которых говорится в конкретизации принципов равноправия и самоопределения, их права на самоопределение, свободу и независимость» (регулярно нарушаемый Республикой Молдова фундаментальный международно-правовой принцип, обосновывающий суверенные права Приднестровского государства).

• «Каждое государство обязано воздерживаться от организации или поощрения организации иррегулярных сил или вооруженных банд, в том числе наемников, для вторжения на территорию другого государства» (правоохранительные органы Молдовы вооружили несколько десятков тысяч иррегулярных боевиков-волонтеров для осуществления акта вооруженной агрессии против суверенной ПМР. Кроме того, Международный Общественный Трибунал 1993 года запротоколировал факт создания вооруженных террористических банд, осуществлявших физическое уничтожение видных государственных и общественных деятелей Приднестровской республики).

• «Каждое государство обязано воздерживаться от организации, подстрекательства, оказания помощи или участия в актах гражданской войны или террористических актах в другом государстве или от потворствования организационной деятельности в пределах собственной территории, направленной на совершение таких актов, в том случае, когда акты, упоминаемые в настоящем абзаце, связаны с угрозой силой или ее применением»(требование, неоднократно нарушаемое Республикой Молдова на протяжении многих лет);

• «Все государства должны на основе общепризнанных принципов и норм международного права добросовестно выполнять свои обязательства в отношении поддержания международного мира и безопасности и стремиться к повышению эффективности, основывающейся на Уставе системы безопасности Организации Объединенных Наций» (требование, неоднократно нарушаемое Республикой Молдова на протяжении многих лет).

Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе от 1 августа 1975 года, развивая и конкретизируя международно-правовые принципы невмешательства и отказа от применения силы, вводит в оборот в разделе VI чрез

вычайно важную новацию – «никакие соображения не могут использоваться для того, чтобы обосновывать обращение к угрозе силой или к ее применению в нарушение этого принципа».

Безусловно, решающим международно-правовым документом, регулирующим и развивающим проблематику принципов невмешательства и отказа от применения силы или угрозы силой, является «Декларация об усилении эффективности принципа отказа от угрозы силой или ее применения в международных отношениях», принятая Резолюцией Резолюция 42/22 Генеральной Ассамблеи ООН 18 ноября 1987 года. Еще раз, подчеркнув необходимость того, чтобы «все государства воздерживались от любых насильственных действий, лишающих народы их права на самоопределение, свободу и независимость», данная Декларация в Статье 3 четко и однозначно заявляет: «что ничто в настоящей Декларации не может каким-либо образом наносить ущерб вытекающему из Устава праву на самоопределение, свободу и независимость народов, которые насильственно лишены этого права и о которых упоминается в Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций, особенно народов, находящихся под гнетом колониальных и расистских режимов или под другими формами иностранного господства, а также праву этих народов бороться за достижение этих целей и просить и получать поддержку в соответствии с принципами Устава и согласно вышеупомянутой Декларации».

Итак, именно данная нормативная конструкция вышеуказанных принципов связывает межгосударственные отношения невмешательства и отказа от применения силы с международно-правовой правосубъектностью народов, борющихся за свое самоопределение, свободу и независимость. Именно исходя из данной нормы международного права, авторы документа утверждают о самостоятельной международной правосубъектности приднестровского народа, самоопределение которого привело к институализации его суверенного государственного образования Приднестровской Молдавской Республики.

Столь же однозначным, по мнению авторов данного документа, является и факт вооруженной агрессии Республики Молдова против суверенного государства Приднестровская Молдавская Республика, грубо нарушивший целый ряд основополагающих принципов международного права, таких как: принцип уважения суверенитета, принцип суверенного равенства государств, принцип невмешательства во внутренние дела государств, принцип неприменения силы, принцип самоопределения народов и др.

Ключевым документом для международно-правового анализа ситуации вокруг событий 1992 года в Приднестровском регионе является Резолюция 3314 (ХХIХ) Генеральной Ассамблеи ООН от 14 декабря 1974 года «Определение агрессии». Преамбула данного документа вновь напомнила об обязанности всех государств разрешать свои международные споры мирными средствами, чтобы не подвергать угрозе международный мир, безопасность и справедливость. Кроме того, в той же преамбуле Резолюции вновь подтверждается стратегически важный для Приднестровской Молдавской Республики тезис обобязанности государств не использовать вооруженную силу в целях лишения народов их права на самоопределение, свободу и независимость или нарушения территориальной неприкосновенности.

Впервые в международно-правовом документе (Статья 1 данной Резолюции) мы встречаем четкое определение агрессии: «Агрессией является применение вооруженной силы государством против суверенитета, территориальной неприкосновенности или политической независимости другого государства, или каким-либо другим образом, не совместимым с Уставом Организации Объединенных Наций, как это установлено в настоящем определении». И тут же Генеральная

Ассамблея ООН делает важнейшее принципиальное уточнение в отношении возможного толкования используемых понятий. «Пояснительное примечание: В настоящем определении термин «государство» а) употребляется, не предрешая вопроса о признании или вопроса о том, является ли государство членом Организации Объединенных Наций». Таким образом, все возможные аргументы сторонников вооруженной агрессии Республики Молдова против Приднестровской Молдавской Республики разбиваются четкой и недвусмысленной международной нормой. Еще раз позволим себе утвердительный тезис о том, что принцип запрета на угрозу силой или ее применение может и должен быть, несомненно, отнесен ко всем стабильным эффективным суверенным государственным образованиям.

Данная Резолюция также устанавливает (Статья 2 данной Резолюции), что «применение вооруженной силы государством первым в нарушение Устава является prima facie свидетельством акта агрессии» (вооруженные подразделения Республики Молдова, действительно, оказались на территории ПМР с очевидным намерением лишить народ Приднестровья права на самоопределение, что явилось грубым нарушением принципов международного права и свидетельством акта вооруженной агрессии).

Согласно Статье 3 данной Резолюции, в качестве акта агрессии квалифицируются такие действия:

«а) вторжение или нападение вооруженных сил государства на территорию другого государства или любая военная оккупация, какой бы временный характер она ни носила, являющаяся результатом такого вторжения или нападения, или любая аннексия с применением силы территории другого государства или части ее;

b) бомбардировка вооруженными силами государства территории другого государства или применение любого оружия государством против территории другого государства…

g) засылка государством или от имени государства вооруженных банд, групп, иррегулярных сил или наемников, которые осуществляют акты применения вооруженной силы против другого государства, носящие столь серьезный характер, что это равносильно перечисленным выше актам, или его значительное участие в них».

Непреложный факт нападения в 1992 году вооруженных подразделений Республики Молдова на Приднестровскую Молдавскую Республику, несомненно, является основанием для фиксации Республики Молдова в качестве государства-агрессора, грубого нарушителя норм и принципов международного права. Как указывает нам пункт 1 Статьи 5 данной Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН, «Никакие соображения любого характера, будь то политического, экономического, военного или иного характера, не могут служить оправданием агрессии». И, наконец, приведем полностью Статью 7 данной Резолюции: «ничто в настоящем определении, и, в частности, в статье 3, не может каким-либо образом наносить ущерба вытекающему из Устава праву на самоопределение, свободу и независимость народов, которые насильственно лишены этого права и о которых упоминается в Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций, в частности народов, находящихся под господством колониальных и расистских режимов или под другими формами иностранного господства, а также праву этих народов бороться с этой целью и испрашивать и получать поддержку в соответствии с принципами Устава и согласно вышеупомянутой Декларации».

Агрессия Республики Молдова против Приднестровской Молдавской Республики 1992 года, безусловно, создала новую правовую реальность, в рамках которой молодое Приднестровское государство вынуждено было воспользоваться своим неотъемлемым международно-правовым правом на самооборону. Данное право «индивидуальной и коллективной самообороны» предусматривается Статьей 51 Устава ООН и процедурой, установленной в Главе VII Устава ООН. В случае вооруженного нападения государство, подвергшееся агрессии, вправе применить силу в целях законной самообороны. Формулировка «неотъемлемое» право указывает на то, что право на самооборону является нормой обычного права, в частности, зафиксированная в ряде решений Международного суда ООН, и, таким образом, применяется ко всем государствам, членство которых в ООН не является определяющим, согласно вышеприведенному документу ООН «Определение агрессии» от 14 декабря 1974 года. Самооборона должна быть направлена на прекращение вооруженного нападения, восстановление status quo, предотвращение будущих нападений и должна прекратиться с прекращением вооруженного нападения.

Именно факт вооруженной агрессии и, как следствие, возникшее право ПМР на самооборону окончательно вывели фиксацию ситуации вокруг Приднестровского конфликта на международно-правовой уровень. 21 июля 1992 года Российская Федерация, уполномоченная представлять интересы ПМР в переговорном процессе, и Республика Молдова подписывают международно-правовой документ «Соглашение о принципах мирного урегулирования вооруженного конфликта в Приднестровском регионе Республики Молдова». А начиная с совместного Заявления руководителей Молдовы и Приднестровья от 28 апреля 1994 года, которое было подписано президентами Молдовы М. Снегуром и Президентом ПМР И. Смирновым, а также завизировано официальным представителем Миссии СБСЕ Р.С. Самюэлем и Полномочным представителем президента Российской Федерации Чрезвычайным и полномочным послом В. Васевым, Приднестровская Молдавская Республика окончательно получила свою собственную международно-договорную правосубъектность и все международные соглашения с этого времени подписывают исключительно ее собственные уполномоченные официальные лица.

Авторы данного документа вынуждены констатировать, что гипертрофия силы – в ущерб повсеместно попираемому праву

– превратилась в зловещего спутника современных международных процессов. В этих условиях особую важность приобретает целенаправленный возврат к международно-правовым принципам невмешательства и неприменения силы при решении конфликтов между государствами. Совершенно очевидно, что полноценное введение Приднестровского государства в международную орбиту Организации Объединенных наций и Европейского сообщества могло бы стать ключевой гарантией невозобновления военного конфликта в этом регионе Европы, благоприятно воздействовало бы на всю архитектуру Европейской безопасности, способствовало бы возвращению ситуации в русло базовых принципов международного права и уважения общеевропейских стандартов прав человека.