Дек 06
Пятница
logo Информационное агентство "Ольвия-пресс"

Приднестровская Молдавская Республика
В ПРБ констатируют относительную стабилизацию цен на внутреннем рынке » Об этом проинформирован Президент ПМР. Взимание оффшорного сбора будут совместно контролировать ПРБ и ГТК » Вступил в силу совместный приказ Приднестровского республиканского банка, Государственного таможенно... Прокуратура Слободзеи выявила нарушения земельного законодательства при предоставлении участков в до... » Прокуратура города Слободзея и Слободзейского района выявила нарушения в работе местной госадминистр... Илья Галинский: Первые 100 дней президентства Евгения Шевчука: законность и сопричастность » Политические эксперты, обычно характеризуют первые 100 дней президентства, как крайне важную знакову... Дубоссарский район награждён Орденом Республики » Город Дубоссары, как и приднестровская столица, накануне отметил 68-ю годовщину со дня освобождения ... Минобразования России выделило 169 бюджетных мест в российских вузах для поступления приднестровцев » Министерство образования и науки Российской Федерации выделило 169 бюджетных мест для поступления пр... Председатель Правительства встретился с представителем немецкого парламента » Петр Степанов провел официальную встречу с Советником Бундестага Германии по внешней политике Мартин... Пасхальное послание Преосвященнейшего Саввы, Епископа Тираспольского и Дубоссарского » …Христос за всех умер, чтобы живущие уже не для себя жили, но для умершего за них и воскр... Приднестровская сторона в ОКК заявляет о недопустимости провокаций в Зоне Безопасности » Как сообщил информационному агентству «Ольвия-пресс» сопредседатель Объединённой контрол... Пост первого заместителя Председателя Правительства ПМР заняла Наталья Русанова » Президент Приднестровья назначил первого заместителя Председателя Правительства. Эту должность по пр...

Аналитика

05.03.2012
В истекшем году на внутреннем рынке Приднестровья наблюдалось устойчивое и скорое...
01.03.2012
Приднестровье отказалось сесть с Молдовой за один поминальный стол Вчера в Дублине...
06.02.2012
Ухудшающаяся обстановка в Зоне безопасности грозила поставить под вопрос успех многолетних...
18.01.2012
Невесело начался новый — 2012-ый — год в Республике Молдова. Мало...
27.12.2011
Странные парадоксы Молдовы. Они вполне соответствующие выражению шиворот-навыворот. В Приднестровском регионе...
06.12.2011
Что-то неладное творится в рядах «Обновления». Анатолий Каминский поведал на недавней...
02.12.2011
«Приднестровье готово участвовать в обеспечении военно-технических мер в ответ на развертывание...
29.11.2011
Итак, по предварительным данным в Южной Осетии большинство голосов набрала «протестный...
24.11.2011
Визит главы МИД РФ Сергея Лаврова в Бессарабию и сделанные им...
24.11.2011
В последнее время приднестровцы стали отмечать, что в некоторых зарубежных средствах...
16.11.2011
Грязные PR-технологии, прошедшие обкатку в некоторых государствах СНГ на волне предвыборных...
12.11.2011
Как такового «плана Медведева» относительно будущего Приднестровской Молдавской Республики нет. Есть...
09.11.2011
В Государственном таможенном комитете Приднестровской Молдавской Республики 4 ноября прошла предварительная...
04.11.2011
Подлый же Фагот, и он же Коровьев, прокричал: - Вот, почтенные...

Архив


В виде ленты
В виде списка
<Января 2010>
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
262728293031
Глава первая - НАЧАЛЬНЫЙ ПЕРИОД ПРИДНЕСТРОВСКОГО КРИЗИСА - РАЗВИТИЕ ГАГАУЗСКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО ДВИЖЕНИЯ
25.01.2010 11:15
Индекс материала
Глава первая - НАЧАЛЬНЫЙ ПЕРИОД ПРИДНЕСТРОВСКОГО КРИЗИСА
СПЕЦСЛУЖБЫ МОЛДАВИИ НАКАНУНЕ РАЗВАЛА СССР
ВОЗНИКНОВЕНИЕ ДЕМДВИЖЕНИЯ И ЕГО ПРЕОБРАЗОВАНИЕ В НАРОДНЫЙ ФРОНТ МОЛДАВИИ
ЗАРОЖДЕНИЕ ИНТЕРДВИЖЕНИЯ КАК АЛЬТЕРНАТИВЫ ДЕМДВИЖЕНИЮ
РАЗВИТИЕ ГАГАУЗСКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО ДВИЖЕНИЯ
Соглашение между комиссией ВС СССР, руководством МССР и Объединенным республиканским забасткомом (принято к выполнению 9 сентября)
Примечание
Все страницы
РАЗВИТИЕ ГАГАУЗСКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО ДВИЖЕНИЯ
 
 
В феврале же начался активный процесс национального самоопределения гагаузов. Как известно, гагаузский народ сложился как этническая общность в Малой Скифии (ныне румынская и болгарская Добруджа). Гагаузы традиционно не доверяют туркам и исповедуют православие, хотя по происхождению - тюрки. С конца XVIII века переселялись в Южную Бессарабию (Буджак). В январе 1906 года в ходе восстания провозгласили Комратскую республику, просуществовавшую две недели. При румынах подвергались насильственной ассимилиция.
В голодные 1946-1947 годы вымерла почти половина гагаузов. Продовольствие с Украины и из России в Буджак почти не попадало. В 1957 году официально утверждена гагаузская письменность на основе кириллицы. Все попытки развития языка и культуры гагаузов по решению ЦК КПМ объявлялись «автономизмом» и преследовались, а гагаузское население искусственно разделялось по районам.
С начала 80-х годов усилилось направление коллективных писем в ЦК КПСС и республиканские органы с требованиями развития гагаузского языка и культуры. Летом 1982 года председатель КГБ МССР Г. Волков докладывал о мерах по «локализации националистических проявлений гагаузских автономистов и пресечению их деятельности».
Одним из наиболее активных «автономистов» был Леонид Добров (20). В конце 1985 года оформилась группа Д. Савостина, Ф. Доброва (брат Л. Доброва) и других, «усиленно муссировавшая так называемую гагаузскую проблему». «Автономистами» занялись негласные источники КГБ МССР. Тем не менее ЦК КПМ в том же 1985 году впервые за долгие годы принял постановление по развитию гагаузского языка и культуры, в АН МССР создан отдел гагаузоведения, в СПМ - гагаузская секция (насчитывала полтора десятка членов), начаты радиопередачи на гагаузском языке. Однако на этом языке издавались 1-2 книги в год, алфавит за столетие менялся четырежды, а в школах язык практически не преподавался. После 1985 года материалы о гагаузах появились в самиздате.
В марте 1988 года в Комрате возник дискуссионный клуб «Гагауз халкы» («Гагаузский народ») под руководством Д. Савостина, летом стало издаваться приложение к «Советской Молдавии» «Ана созу» («Родное слово»). Гагаузы стали собирать подписи за создание Гагаузо-Болгарской АССР с русским языком в качестве официального на территории юга Молдавии и ряда районов Одесской области (в Одесской области проживает 170 тысяч болгар и 27 тысяч гагаузов, с 1988 года действовало болгарское общество «Кирилл и Мефодий»).
В январе 1989 года начато издание газеты «Хальк» («Народ»). 10 февраля у здания ЦК КПМ гагаузы провели первую несанкционированную демонстрацию с требованием создания АССР. 12 февраля на митинге в Чадыр-Лунге гагаузы высказались за создание своего движения, и 19 февраля дискуссионный клуб был преобразован в неформальное движение за автономию Гагауз халкы. В том же месяце в ЦК КПСС с просьбой о создании автономии побывала делегация активистов гагаузского движения (в их числе Ф. Добров, П. Завричко и М. Маруневич). Гагаузы установили контакт с Интердвижением и участвовали в его работе.
ФЕВРАЛЬ 1989 ГОДА. На пленуме ЦК КПМ 22 февраля из его состава был выведен бывший второй секретарь ЦК В. Смирнов, обвиненный в покровительстве Интердвижению. Созданы комиссии ЦК по направлениям работы, в состав которых вошли: в комиссию по государственно-правовым вопросам - министр внутренних дел и председатель КГБ, агропромышленную комиссию возглавил секретарь ЦК М. Снегур (21).
26 февраля демонстранты из демдвижения перекрыли движение транспорта в центре Кишинева и, прикрываясь женщинами и детьми, «оскорбляли милиционеров» (22). В итоге 13 «оскорбленных» милиционеров вынуждены были обратиться за медицинской помощью. Демонстранты несли лозунги: «Мы у себя дома», «Правительство в отставку», «Долой МВД», «Долой Интердвижение», «Законы как в Эстонии». Впоследствии к ним добавились «Долой русификацию» и «За молдавский государственный язык».
МАРТ. 1 марта молдаване отметили весенний праздник «Мэрцишор». 2 марта проекты законов обсуждались в Верховном Совете, а после заседания 15-17 марта были переданы на рассмотрение в президиум Верховного Совета. 31 марта проекты законов были опубликованы и сразу же вызвали волну критики. Трудовые коллективы ряда предприятий Левобережья обобщили свои мнения и передали их в ЦК КПМ и Верховный Совет МССР. Однако реакция руководства республики на критику была негативной. На встрече с трудящимися Рыбницы председатель Верховного Совета республики И. Чобану заявил, что «дружбы между народами СССР никогда не было и не будет».
Тем временем демдвижение продолжало нагнетать митинговые страсти. Новый министр внутренних дел В. Воронин (23), после того, как во время демонстрации 12 марта еще несколько милиционеров были серьезно ранены, отметил наличие среди митингующих «дирижеров» и «боевиков». 31 марта впервые в республике поселок Кутузово был переименован в Яловены.
АПРЕЛЬ. На Левобережье в апреле были опубликованы альтернативные проекты законов о статусе и о функционировании языков (24). 15 апреля президиум Верховного Совета вернулся к вопросу о языках, развернулась дискуссия в прессе. 23 апреля Интердвижение провело первый митинг с участием 6 тысяч человек (всего за год оно провело 9 митингов, которые проходили в обстановке провокаций со стороны активистов НФМ и «невмешательства» милиции).
24 апреля состоялся митинг в Рыбнице с участием 7 тысяч тружеников металлургического завода. Выступавшие отмечали, что события в республике не получили должной оценки ЦК КПМ и правительства, которые не имеют четкой позиции, что КПМ упустила инициативу в демократических преобразованиях, чем воспользовались лидеры неформалов, а публикации в прессе направлены на подрыв интернационализма.
Трудящиеся ММЗ выдвинули требования: гарантировать равноправие языков; статус государственных придать двум языкам - молдавскому и русскому; не принимать законов о языках до проведения пленума ЦК КПСС по межнациональным вопросам; после внесения предложений трудящихся снова опубликовать проекты и провести их всенародное обсуждение; гарантировать свободу обсуждения проектов в СМИ; создать двухпалатный парламент; созвать внеочередную конференцию КПМ и съезд народов республики. Если эти требования не будут приняты, коллектив завода оставлял за собой право на защиту национальных прав народов Молдавии (25).
В тот же день прошел митинг в Рыбницком районе, участники которого потребовали от ЦК КПМ и президиума Верховного Совета проявить твердость в оздоровлении политической ситуации, поскольку целый ряд негативных моментов обусловлен мягкотелой позицией этих органов.
Было отмечено, что публикации в ряде изданий («Литература ши арта», «Нистру», «Кодры», «Народное образование») открыто пропагандируют идеи, идущие вразрез с Конституциями СССР и МССР и Программой КПСС; проекты законов о функционировании языков нуждаются в доработке, поэтому необходимо продлить срок их обсуждения; решение о двух государственных языках и латинской графике вынести на референдум; созвать внеочередной съезд КПМ (26).
Секретари ряда первичных организаций КПМ выступили с критикой неопределенной позиции горкома и райкома партии, прямо поставили вопрос: «До каких пор будем выжидать?» (27). 28 апреля инициативная группа Интердвижения обратилась к прокурору республики с заявлением: «Мы не проводим несанкционированных митингов, не разжигаем национализм, но и не дадим позорить Красное знамя».
МАЙ. На пленуме ЦК КПМ 11 мая председатель КГБ республики Г. Лавранчук (депутат Верховного Совета МССР) избран кандидатом в члены Бюро ЦК КПМ. В тот же день в Тирасполе прошел первый митинг по вопросу о языках в швейном объединении (ПШО). Руководство Рыбницкого металлургического завода обратилось с открытым письмом к Президенту СССР М. Горбачеву: «Обеспокоены резким осложнением межнациональной обстановки в Молдавии, надеемся, что проблемы будут решены без ущемления прав русскоязычных групп населения» (28.) 20 мая официально создан народный фронт Молдавии и избран совет из 82 членов. В исполком НФМ вошли Г. Гимпу, М. Гимпу, П. Гусак, Н. Костин, А. Плугару, Ю. Рошка, И. Хадыркэ, А. Цуркану, А. Шалару. Каждый член исполкома отвечал за конкретный участок работы и поочередно исполнял обязанности председателя.
Вся территория Молдавии была разбита на 7 регионов ответственности зональных комитетов НФМ: Бельцы, Центр, Тирасполь-Бендеры, Юг (Гагаузия), Север (Буковина), Море (Одесская область).
На территориях, включенных НФМ в состав «исторической Молдовы», 5 миллионов жителей, из них молдаван - 52%, украинцев - 26%. На Украине проживает 325 тысяч молдаван (в населении южных районов Одесской области молдаван 13%, причем осенью 1990 года Болградский район Одесской области даже выступал с инициативой принятия на Украине русского языка в качестве второго государственного и высказывался за возможность создания Новороссии на территории Юга Украины; в Черновицкой области молдаван и румын - 20%), в Молдавии - 600 тысяч украинцев.
В 26 районах созданы координационные комитеты, возникло около 500 групп поддержки примерно с 150 тысячами членов. В Кишиневе самые большие организации НФМ были в комитете по телевидению и радиовещанию (560 членов из 3000 сотрудников) и в Академии наук (350 членов из 5700 сотрудников). Газета НФМ «Гласул» неофициально издавалась в Прибалтике.
Сравнение программы НФМ, принятой 20 мая 1989 года, и программы демдвижения (29) показывает, что программа НФМ выдвинула на первый план политические, а не экономические проблемы, усилила территориальные претензии к Украине, сняла предложение о государственно-территориальной автономии для гагаузов.
Характерно, что на тот период времени КГБ МССР не располагал ни полным списком руководства НФМ, ни достоверными данными о его организационных структурах. Много позднее последний председатель КГБ МССР (затем - один из министров нацбезопасности РМ) Т. Ботнарь в интервью признавал: «Я заявлял, что некоторые материалы свидетельствуют о связи некоторых лидеров НФМ с определенными лицами, финансируемыми и связанными с некоторыми спецслужбами Запада. Я не отказываюсь от своих слов».
Редакционный комментарий к этому утверждению был выдержан в духе времени: «Главным в деятельности КГБ при Ботнаре была борьба против НФМ. Не случайно товарищ Ботнарь заявил, что располагает данными о финансировании НФМ Западом» (30).
На митингах НФМ постоянно скандировали фразу «Мы - народ», использовавшуюся «железногвардейцами» Румынии (31). Следует отметить, что Румыния всегда ревниво следила за ситуацией в Молдавии и никогда не забывала о своих «территориальных потерях». В 1918 году крест на короне Святого Штефана был наклонен под углом в 45 градусов в знак протеста против утраты Трансильвании (в 1940-м - выпрямлен, в 1944-м снова наклонен, затем - снова выпрямлен). Румыния по итогам второй мировой войны получила от Болгарии Добруджу, от Венгрии - Трансильванию. Ее соседи не заинтересованы в усилении Румынии и присоединении к ней Молдавии. Известно, что во время боев за Бендеры в июне 1992 года Венгрия и Болгария подтянули свои войска к границам Румынии. Она всегда стремилась к возможно большему сближению с Молдавией. Как справедливо заметил И. Смирнов, «Румыния, видя слабость России, реализует здесь свои интересы» (32).
По признаниям бывших диссидентов Усатюка и Шолтояну, они еще в 1970 году были в Бухаресте и пытались встретиться с Чаушеску (он был в это время в Париже). А потом глава госбезопасности Румынии И. Стэнеску сообщил о них Андропову (33).
Бессарабские националисты активизировались в Румынии с начала 80-х годов, когда власти перестали пресекать их деятельность. Полуофициально был создан совет бессарабцев в изгнании во главе со священником В. Цепордеем, К. Халиппой и другими. В 1986 году вышла книга брата Н. Чаушеску - Илии «Независимость румынского народа - основная цель политики РКП», где утверждалось, что «в 1940 году Румыния подверглась территориальной ампутации».
В КГБ МССР по СРР работало лишь несколько негласных источников, которые занимались изучением реакции населения на румынскую пропаганду, переводом и анализом этой пропаганды. Румынские радиопередачи уверенно принимаются по всей территории Молдавии, а телевидение - в приграничных районах. В Молдавии постепенно сокращалась конфискация румынских изданий: в 1984 году - 22 тысячи экземпляров, в 1986 - 0,7 тысячи экземпляров. Подводя итоги этой деятельности, КГБ МССР отмечал в 1986 году, что «данных о каналах связи иностранных центров с националистами внутри Молдавии не обнаружено», что «вероятные каналы связи (почтовый, туризм, научный обмен, частные дела) противником используются не активно».
После этого оптимистического вывода отмечен рост интереса спецслужб Румынии к молдавским проблемам, деятельности НФМ и Интердвижения. Н. Чаушеску запретил официальные контакты с НФМ, но приказал усилить сбор информации о ситуации в Молдавии. Он приветствовал рост прорумынских настроений в Молдавии, но опасался влияния перемен в Молдавии на Румынию. Возрос обмен визитами творческой интеллигенции с возмещением расходов румынской стороной (за два года только Г. Виеру свыше десяти раз посетил Румынию, член Союза писателей Румынии Барбу - бывший полковник МВД - рекомендовал Виеру действовать решительнее с учетом «вседозволенности»).
Основную работу по изучению обстановки в Молдавии и поддержанию контактов с народным фронтом выполнял департамент госбезопасности (ДГБ) МВД Румынии. Основанный в 1948 году, он был главной опорой режима Чаушеску и располагал хорошо оснащенными специальными подразделениями и широкой сетью осведомителей.
В «секуритате» насчитывалось 14 тысяч сотрудников, из них 8 тысяч офицеров (половина работала в центральном аппарате, остальные в уездах, войсках безопасности и технических подразделениях). Согласно инструкции, каждый офицер «секуритате» был обязан завербовать минимум 40 «источников информации», а перевыполнение плана поощрялось премией.
Привилегированным было пятое управление. В него, помимо охранных подразделений, входила служба контрразведки, контролировавшая всю социально-экономическую структуру. Являясь своего рода «полицией над полицией», управление следило за чистотой рядов даже в министерствах внутренних дел и национальной обороны (34).
Свержение режима Чаушеску придало новый импульс связям Румынии и Молдавии. Эмигрантские организации перенесли свою деятельность на территорию Молдавии, в республику зачастили агенты и эмиссары спецслужб. С декабря 1989 года НФМ начал регулярные акции «солидарности и единения» с Румынией. По планам НФМ первым шагом к объединению должно было стать создание федерации с Румынией. Президент И. Илиеску также не снимал с себя ответственности за судьбы «запрутских румын» (35). Румыния стала первой страной, которая 29 августа 1991 года установила дипломатические отношения с Республикой Молдова.
Президент Илиеску называл Республику Молдова вторым румынским государством, в котором проживает 60% румын. С этим в Кишиневе согласен лидер ХДНП (бывшего НФМ) Юрий Рошка. Он также заявил, что румыны в Молдавии составляют более 60%, отнеся к их числу все здешнее титульное население. Правда, многие молдаване, добавил Рошка, «пока в вопросах самоидентификации не преодолели последствий русификации в отличие от прогрессивных слоев - национальной интеллигенции и молодежи. Последние в будущем и могут привести страну к объединению с Румынией. Сам по себе факт, что 10 лет назад по иронии судьбы появилось это государство, не гарантирует долгосрочного его существования».
Между тем в ходе соцопросов, только 5% респондентов признали себя румынами и 60% - молдаванами. Очевидно, что румын в Молдавии немного. Однако на заре становления независимости эти 5% граждан, полагавших себя румынами, сумели навязать свою волю большинству. Тогда эта наиболее активная и агрессивная часть населения свела процессы национального самосознания к обвальной румынизации и дискриминации иных национальностей.
Сменившая в 1994 году национал-радикалов аграрно-демократическая партия попыталась противопоставить воинственному «румынизму» - «молдовенизм», утвердив его в качестве государственной идеологии. Государственный язык в Конституции был также назван «молдавским». При этом руководители партии отклонили компромиссное предложение о введении двойного наименования госязыка - молдавский (румынский). Но «молдовенизм» так и не стал стратегическим государственным курсом. В Молдавии явочным порядком утвердили в официальном обороте именование госязыка румынским и в учебных заведениях закрепили «историю румын». И если поначалу в дебатах молдаван длинно представляли «людьми, не осознающими своего счастья быть румынами», то теперь для них и спецтермин придумали - «примитивный молдовенизм».
Дискуссия продолжается до сих пор. Вице-председатель национально-либеральной партии Анатол Цэрану (36) разъяснил: «Когда в XIX веке началось оформление централизованной румынской государственности, Запрутская Молдова, отошедшая в 1812 г. к России, оказалась в стороне от прогрессивных процессов, и ее жители остались «законсервированными этническими румынами».
Румыния проводит настойчивую политику по укреплению своего идеологического влияния в Молдавии. Для этого используются как стандартные средства (Бухарест финансировал ряд молдавских изданий и наладил масштабное телевещание за Прут), так и нетрадиционные формы. Наращиванию числа союзников среди интеллигенции и молодежи должно способствовать обучение выпускников из Молдавии в вузах Румынии. Ежегодно Бухарест предоставляет сотни стипендий по линии министерства образования и сотни - по линии минобороны и МВД.
Только 14 ноября 1989 года в румынской прессе со ссылкой на ТАСС появилось первое сообщение о демонстрациях в Молдавии. Чаушеску боялся антикоммунизма НФМ, но играл на национализме по обе стороны Прута. У феномена Чаушеску было два корня: коммунизм и национализм. Поэтому разрыв с коммунизмом не означал разрыва с национализмом.
Идеи интеграции с Румынией активно поддерживались активом НФМ, частью интеллигенции и официальных лиц республики. Так, президент Снегур отмечал: «Молдова как историческое государство оказалась разделенной на четыре части. Три из них в СССР - собственно Молдова, Северная Буковина и Южная Бессарабия - и Запрутская Молдова в Румынии» (37). Существование двух румынских государств для него не было препятствием к воссоединению, дело лишь во времени. Снегур полагал, что «ждать нужно столько, сколько понадобится, кровопролитие должно быть самой крайней мерой». Ему вторил М. Друк: «Мною предложен путь: уход из империи и выживание путем сотрудничества с Румынией» (38). И поддерживал Н. Дабижа: «Чтобы спасти язык, спасти остатки румынского духа в Бессарабии, единственный выход в воссоединении» (39). И. Унгуряну сожалел: «Самый большой позор для нас - необходимость переходить Прут с паспортом» (40). А В. Чуботару (секретарь СДПМ) был более прагматичен: «Геополитически Румыния так расположена, что ей не выиграть войну против соседей. Национальность можно изменить только через три поколения» (41).
Внеочерендная сессия Тираспольского горсовета 23 мая высказалась за введение в республике двух государственных языков. В мае началось организационное оформление Интердвижения на предприятиях Кишинева, в городах и районах. Обстановка вокруг ИД была сложной, ряд активистов, не выдержав угроз, отошел от активной работы. Лидеры Интердвижения занимались поиском «внутренних врагов», заявляя, что С. связан с НФМ, а некоторые другие члены инициативной группы - с КГБ.
26 мая съезд в Комрате провозгласил создание народного движения «Гагауз халкы» (НДГХ), принял его программу и устав. В Совет НДГХ вошло 89 человек, в исполком избран 21. Параллельно в Чадыр-Лунге действовало Интердвижение «Бирлик», а в Вулканештах - клуб «Ватан».
ИЮНЬ. В начале июня совместная сессия горсовета и райсовета решила признать Рыбницу районом компактного проживания русскоязычного населения и обратилась с просьбой в Верховный Совет МССР принять Закон о двух государственных языках после проведения пленума ЦК КПСС (42). 27 июня многотиражка «Рыбницкий металлург» опубликовала проекты программы и устава Интердвижения.
11 июня митинг НФМ объявил персонами нон грата И. Грека, А. Лисецкого (43), В. Солонаря и В. Яковлева. Сам Лисецкий обратился к М. Горбачеву, КГБ СССР, КГБ и МВД МССР, выражая беспокойство в связи со слухами о погромах русскоязычного населения. 15 июня освящен кафедральный собор Кишинева, возвращенный Русской Православной Церкви. Активисты НФМ во главе с профессором И. Дедю (44) потребовали от митрополита Серапиона вести службу на молдавском языке, после службы пытались опрокинуть его машину. Появились требования закрыть русскоязычные газеты как убыточные, а вместо них переводить молдавские издания (45). На этих митингах впервые отдельные милиционеры из числа молдаван солидаризовались со сторонниками НФМ.
На пленуме Тираспольского горкома КПМ 23 июня секретарь парткома «Электромаша» В. Рыляков (46) отметил, что «главные причины напряженности - в экономике», а директор ПХБО В. Ордин (47) признал, что «обстановка приобретает кризисный характер, страсти нагнетаются искусственно, в этом повинны в первую очередь ЦК КПМ и правительство». Выступали также В. Арестов (48), В. Дворяну, А. Курчин (офицер 14-й армии, затем советник Президента ПМР, в настоящее время проживает в России), М. Лаур (секретарь парткома Тираспольского пединститута, затем активист национального движения, представитель РМ в Парламентской Ассамблее СНГ, с мая 2001 года посол в Венгрии), И. Черногор (49).
В резолюции митинга НФМ 25 июня, в котором участвовало почти 50 тысяч человек, содержались требования прекратить фальсификацию истории молдавского народа, объявить 28 июня Днем национальной скорби, праздновать 2 декабря 1918 года как День независимости, республиканского самоуправления, ликвидации совместных школ, восстановления национальной символики, приоритета республиканских законов над общесоюзными, принятия Закона о гражданстве республики, автокефалии церкви, реабилитации жертв сталинщины и застоя, прекращения организованной миграции в республику. Выступая на этом митинге, Л. Лари голословно утверждала, что в Бессарабии в 1940 году проживало 5,6 миллиона молдаван, 4 миллиона из которых уничтожены, что ежегодно в республику прибывает 100 тысяч мигрантов (50). 28 июня активисты НФМ сорвали празднование очередной годовщины воссоединения Бессарабии с матерью-Родиной.
ИЮЛЬ. 8 июля в Кишиневе прошел учредительный съезд Интердвижения с участием 422 делегатов (треть - члены КПМ, молдаван только 3%, служащих - свыше 90%, две трети - старше 40 лет). Избраны совет и президиум из 21 члена, председателем Интердвижения стал профессор А. Лисецкий, сопредседателями В. Яковлев (профессор-юрист, молдаванин), А. Большаков (51), А. Белитченко (52), Г. Пологов (53) и С. Булгар (член Союза писателей, гагауз).
Интердвижение имело республиканский, городской и районный уровни организации. Были созданы отделы идеологии, информации и организации. Однако фактически работал только высший - республиканский - эшелон организации.
9 июля и Интердвижение, и НФМ провели митинги. Интердвижение шло под лозунгами: «Нет - сталинизму, национализму и экстремизму», «Мы - за мир и дружбу», «Дадим отпор национализму», НФМ - «Интердвижение - это сталинизм и шовинизм», «Мы у себя дома». Митинг Интердвижения был сорван - это было первое открытое противостояние двух организаций.
Бюро горкома КПМ Тирасполя и горисполком осудили выступления на учредительном съезде Интердвижения с «необоснованной критикой руководства республики, невзвешенными требованиями созыва внеочередного XVII съезда КПМ» и «намеченный митинг, который мог привести к столкновениям на межнациональной почве». Были названы «безответственными» требования активистов Интердвижения в Тирасполе о создании автономии и придании городу особого статуса. Руководство Тирасполя призвало воздерживаться от противоправных действий и участия в национальных неформальных объединениях (54).
С весны Интердвижение пыталось установить контакты с НФМ, но не нашло точек соприкосновения. Возможно поэтому, по мнению КГБ МССР, Яковлев, Сафонов и другие составляли «реакционное крыло Интердвижения», и 10 июля Мунтян наложил очередную резолюцию: «Обеспечить Интердвижение негласными источниками, приобретением новых, поднятием из архива архивных, организовать активное изучение и пресечение негативной деятельности. Данный участок закрепить за конкретным работником».
14 июля на «Точлитмаше» состоялась встреча с секретарем ЦК КПМ И. Гуцу. Гуцу уверял, что он - сторонник введения двух государственных языков, а затем выступил по республиканскому телевидению за один государственный язык - молдавский. Секретари первичных парторганизаций цехов 19 и 33 осудили его позицию. В тот же день прошли собрания коллективов ряда цехов, в которых были созданы группы поддержки Интердвижения (55).
После этого в Тираспольский горотдел КГБ поступило сообщение о том, что «весь коллектив завода настроен экстремистски. Процветают идеи Интердвижения. Настроения националистические и шовинистические. Большакова не устраивает перестройка. Поэтому не следует тешить себя иллюзиями об отсутствии кровопролития, ибо копится печальный потенциал».
На встрече с партхозактивом первый секретарь ЦК КПМ С. Гроссу заявил, что «НФМ и Интердвижение не заняли конструктивной позиции, ультиматумы и давление при решении языковых вопросов не пройдут».
В Бельцах 19 июля прошел митинг трудящихся мехового комбината. Митингующие поддержали обращение трудового коллектива кишиневского завода «Мезон» о недопущении активизации неформалов и разжигания национальной розни (56). Митинги прошли и на других предприятиях города, где призывали ЦК КПМ, Верховный Совет МССР и местные органы власти решительно отреагировать на дестабилизацию обстановки в Кишиневе, исключать из КПМ лиц, разжигающих национальную рознь, поставить вопрос об ответственности СМИ (57).
При Тираспольском горкоме КПМ была создана комиссия по анализу общественно-политической ситуации. На бюро горкома его первый секретарь Л. Цуркан высказал претензии зав. отделом пропаганды и агитации Т. Дегтяревой как члену Интердвижения. Начальник ГОВД Ю. Гросул (58) заявил, что «и НФМ, и Интердвижение используют уголовников. Нас подставляют». Прокурор города Н. Урсу резко критиковал Интердвижение: «Мне непонятна мышиная возня с созданием Интердвижения». С ним солидаризовался начальник горотдела КГБ Г. Золотарев: «Действия некоторых лидеров Интердвижения - экстремистского плана с далеко идущими целями. Они не брезгуют подстрекательством». И только В. Арестов категорически высказался за создание Интердвижения (59).
Коллектив ММЗ обратился с открытым письмом к трудящимся Молдавии, обвиняя МВД и власти Кишинева в попустительстве экстремистам НФМ, разогнавшим митинг Интердвижения 9 июля: «Мы против ущемления прав немолдавского населения; мы против присвоения права говорить от имени всего молдавского народа отдельными группами; мы за прекращение конфронтации и за консолидацию общественных сил республики; мы против митингов и забастовок, за эффективный труд на благо всего населения республики; мы против экстремизма, шовинизма и национализма» (60).
В июле сторонники НФМ начали голодовки и пикетирование здания Верховного Совета республики. 26 июля молдавская националистическая организация «Ватра» провела несанкционированное заседание в парке города Бендеры, предостережения милиции его участники игнорировали. 29 июля прошел пленум ЦК КПМ по вопросу подготовки сессии Верховного Совета МССР. Социологические опросы показали, что 83% населения негативно оценили работу ЦК КПМ с неформалами (61).
В комиссию Верховного Совета МССР по вопросам межнациональных отношений вошли Н. Бондарчук (Бендеры), Ф. Ангели, И. Боршевич, П. Воронин, И. Косташ, Д. Мунтян (заместитель председателя КГБ республики), С. Рошка и другие.
АВГУСТ. 2 августа, в день празднования 49-й годовщины образования МССР, около ста членов объединения «Ватра» в Бендерах устроили несанкционированное шествие по городу с траурной символикой, сотрудников милиции называли «оккупантами». 14 активистов «Ватры» задержаны милицией, среди них оказались жители Тирасполя, Каушан и Яловен.
Декларация Интердвижения отметила, что «утраченные центром возможности республиканская бюрократия стремится сохранить за собой, в республике идет размежевание по национальному признаку». Интердвижение призвало предотвратить сползание к двоевластию в республике и создать двухпалатный Верховный Совет (62). 
8 августа в Бендерах создан Союз трудящихся Молдавии. Координационный Совет Союза трудящихся Молдавии (КС СТМ) состоял из 51 члена, в том числе Бендеры были представлены 18 членами (среди них А. Ефанов, В. Когут, Н. Костишин, И. Мильман и Г. Пологов), Тирасполь - 14 (в том числе В. Арестов, А. Большаков, В. Загрядский (63), П. Заложков (64), А. Кокошко (65), В. Николюк, О. Савидов, И. Смирнов (66), В. Рыляков и Б. Штефан), Кишинев - 8 (среди них Г. Богданов), Рыбница - 5 (один из них - А. Белитченко), Бельцы - 4, Комрат (М. Кендигелян) и Парканы. Представители Бендер, Тирасполя, Кишинева и Рыбницы составили 85% членов КС СТМ.
В президиум КС СТМ избрано 19 человек, из них четверо от Тирасполя (П. Заложков, А. Кокошко, В. Рыляков и Б. Штефан), от Бендер также четверо (В. Волосников, А. Ефанов, Ю. Левицкий и Г. Пологов), от Кишинева трое (в том числе В. Никулин), от Рыбницы двое (в том числе В. Воеводин), от Бельц двое, по одному от Комрата (М. Кендигелян), Паркан, Страшен и Чадыр-Лунги.
9 августа Верховный Совет республики одобрил законопроекты о языках. 10 августа Президиум Верховного Совета МССР создал комиссию во главе с В. Пушкашем (67) по изучению обращений о создании Гагаузской автономии.
11 августа тираспольская многотиражка «Кировец» опубликовала проекты законов о языках. В комментарии редакции говорилось: «Националистический угар митингов НФМ отравляет атмосферу межнациональных отношений. Любой компромисс трактуется как ущемление прав молдаван. Требование государственности только для румынского языка - палочка-выручалочка молдавской бюрократии. Структуры партгосаппарата фактически смыкаются с экстремистами. Какова позиция руководства республики?». Публикацию в «Кировце» Кишинев назвал рабочим проектом, однако официальный проект совпал с ней слово в слово.
В тот же день прошел митинг в 19-м цехе «Точлитмаша». Было отмечено, что проекты законов о языках коренным образом отличаются от первоначальных. Обстановка по вине НФМ накалена до предела, часть молдаван введена в заблуждение. Президиум Верховного Совета пошел на поводу у НФМ, платформа которого несовместима с позицией трудовых коллективов Тирасполя. Мнение тираспольчан проигнорировано. На митинге принята резолюция с требованием к горисполкому и горкому КПМ занять четкую позицию и изложить программу действий до 15 августа, в случае дальнейших проволочек коллектив выразит недоверие горисполкому и горкому и потребует их переизбрания; до 16 августа опубликовать проекты законов о языках и обеспечить условия для их всенародного обсуждения; провести референдум о двуязычии в республике; для руководства предупредительной забастовкой создать оргкомитет, а для поддержания порядка - рабочую дружину из 500 человек.
Вслед за тем в ДК «Кировец» прошло собрание трудовых коллективов: предложено не проводить сессию Верховного Совета 29 августа, провести постатейное всенародное обсуждение законопроектов, власти были предупреждены о возможности забастовок. Был создан Объединенный Совет трудовых коллективов (ОСТК). «Ядро» ОСТК составили В. Белашевский (инструктор горисполкома), П. Денисенко (начальник цеха завода автоприцепов), В. Иванов (инструктор горисполкома), В. Константинов (заместитель председателя горисполкома), С. Михайлов (зам. директора мебельной фабрики №5), И. Парафило (начальник отдела «Точлитмаша»), В. Рыляков (секретарь парткома «Электромаша»), Б. Штефан (начальник цеха «Электромаша»). Создание ОСТК стало фактически первым съездом этой организации.
14 августа прошла 11-я внеочередная сессия Тираспольского горсовета. ОСТК обратился к сессии горсовета с предложениями: сессию Верховного Совета 29 августа не проводить; законопроекты передать на всенародное обсуждение; объявить 16 августа общегородскую предупредительную забастовку на 2 часа; создать на предприятиях рабочие комитеты для обеспечения совместно с администрацией и парторганизациями порядка на предприятиях и в закрепленных микрорайонах; в случае препятствий со стороны администрации и секретарей парткомов трудовые коллективы сами создают рабочие комитеты, обладающее всей полнотой власти на предприятиях; опубликовать материалы сессии горсовета; рекомендовать для участия в заседаниях президиума Верховного Совета Л. Цуркана, Б. Штефана; ОСТК берет на себя всю ответственность за поддержание порядка в городе на период обострения обстановки (68).
На сессии горсовета директор «Электромаша» И. Смирнов говорил: «Я работал в городской комиссии, которая рассматривала новый проект закона. В проектах четко просматривается приоритет коренной нации. Нельзя этого допустить. Президиум может и должен прислушаться к мнению русскоязычного населения. Мы были против забастовок. Однако в случае отказа примем самые решительные меры, вплоть до остановки производства». Первый секретарь горкома КПМ поддержал сторонников забастовки: «Сегодня наша позиция - как и у вас. Другой не должно быть. Завтра мы доведем решение сессии до ЦК КПМ».
Сессия приняла решение: 29 августа не проводить заседание Верховного Совета республики; провести общенародное обсуждение законопроектов; обратить внимание президиума Верховного Совета МССР, что решения 10-й сессии горсовета игнорированы; просить Совет национальностей Верховного Совета СССР направить в Тирасполь комиссию для изучения ситуации; обращение ОСТК принять к сведению.
15 августа в Рыбнице на ММЗ создан городской ОСТК из 25 человек. Обнародовано обращение бюро горкома КПМ и горисполкома: совместная сессия горсовета и райсоветов одобрила проекты законов с поправкой о придании Рыбнице и району статуса зоны компактного проживания немолдавского населения (69). В тот же день «Точлитмаш» посетили секретарь ЦК КПМ В. Семенов, первый секретарь горкома КПМ Л. Цуркан и председатель горисполкома В. Кудрявцев. Во всех цехах завода прошли митинги. Партхозактив ПХБО принял резолюцию по новому проекту закона о языках: предложено не проводить сессию Верховного Совета 29 августа, провести всенародное обсуждение и постатейное голосование по проекту закона о языках, учесть предложения сессии горсовета Тирасполя, партийные взносы перечислять в ЦК КПСС.
16 августа в Тирасполе прошла двухчасовая предупредительная забастовка. На «Точлитмаше» прошло заседание стачкома, на проходных выставлены пикеты, и с 14 часов по сирене завод встал. В знак солидарности бастовали еще 30 предприятий Тирасполя. Всего в Тирасполе бастовали 30 тысяч человек. В городе была прекращена продажа спиртного. Создан забастком «Точлитмаша» из 27 членов, среди них - рабочий П. Заложков, главный инженер, предпрофкома, зам. секретаря парткома, председатель СТК, зам. генерального директора, главный механик и главный энергетик (70). На ПХБО решением совместного заседания парткома, профкома, совета трудового коллектива и комитета ЛКСММ создан временный рабочком по защите политических прав тружеников из 9 членов (в том числе Светлана Мигуля (71), председателем избран секретарь парткома И. Шмаков.
Цели ставились сугубо политические. Постановили, что ущерб будет восполнен. На ряде предприятий дружинники не допускали на территорию сотрудников милиции. Контакты с районами оказались не налаженными. ОСТК решил формы и методы дальнейшей борьбы поставить в зависимость от итогов обсуждения законопроектов на Президиуме Верховного Совета, забастовок без санкции ОСТК не проводить (72). 
В Рыбнице в забастовке участвовали 5 тысяч человек на 12 предприятиях, потери составили 47 тысяч рублей. В городе прошли массовые митинги. На ММЗ впервые в истории предприятия прошел митинг, на котором принята резолюция солидарности с трудящимися других городов и одобрено создание Союза трудящихся Молдавии (73). В Бендерах бастовали 10 предприятий.
В прессе отмечалось, что 16 августа стало «демонстрацией мускулов экономического давления». Тираспольский горком КПМ запретил коммунистам участие в деятельности общественных движений и тем самым утратил возможность влиять на развитие событий (74).
Впоследствии И. Смирнов вспоминал: «Тирасполь накануне предупредительной забастовки еще верил, что правительство республики прислушается к его мнению, именно это ему и обещали. У нас есть соответствующий документ за подписью Снегура» (75).
Однако 17 августа президиум Верховного Совета МССР решил считать противоречащим последним решениям Верховного Совета СССР и недопустимым решение возникающих вопросов путем приостановки работы промышленных предприятий. Это постановление подписал Снегур. Первый секретарь Тираспольского горкома КПМ Л. Цуркан заявил на заседании президиума: «Ситуация угрожает стать непредсказуемой. Кредит доверия горкому партии, исполкому горсовета, руководству республики кончился. ОСТК взял на себя функции защиты людей от принятия дискриминационных законов. В эти дни горком и горисполком - вместе с советами трудовых коллективов. Сделать языком делопроизводства в Тирасполе государственный язык - немыслимо. Перевести делопроизводство на предприятиях на молдавский язык - значит развалить экономику» (76).
А на следующий день президиум Верховного Совета МССР вопреки воле трудовых коллективов одобрил законопроекты о языках. 20 августа законопроекты были опубликованы в уточненной редакции, которая не отличалась от опубликованной ранее в газете «Кировец». Публикация вызвала шок среди русскоязычного населения: одобрены были не те законопроекты, что публиковались в марте, а представленные Союзом писателей Молдавии. На митинге НФМ 20 августа объявлено о создании исполкомом фронта своего стачкома (из которого впоследствии родился пресловутый антизабастовочный комитет). Стачком НФМ решил не поставлять в Тирасполь продукты питания, если начнется забастовка.
21 августа стало началом политической забастовки трудовых коллективов Левобережья. В этот день на заседании забасткома «Точлитмаша» Л. Цуркан просил не бастовать, однако на заводском митинге большинство рабочих высказалось за забастовку. Инициаторами забастовки стали коллективы 8-го, 19-го и 33-го цехов (77). «Точлитмаш» встал, по периметру завода появились рабочие пикеты, вход на территорию допускался только с разрешения забасткома. Расширенное заседание СТК «Точлитмаша» приняло решение выступить единым фронтом с ОСТК города. В 12 часов началось заседание городского ОСТК совместно с партхозактивом города, которое шло до вечера. Решено 22 августа провести общегородской митинг на стадионе. ОСТК выступал против локальных забастовок, но поскольку к вечеру 21 августа уже бастовали «Точлитмаш», «Электромаш» и завод ЖБИ-6, было решено объявить общегородскую забастовку. ОСТК перешел на круглосуточный режим работы (78). 
22 августа в 8 часов утра на «Точлитмаше» начался заводской митинг под лозунгами «Власть - Советам», «Наша сила - в единстве», «Закон - через референдум», «За два государственных языка». Резолюция митинга содержала требование отложить принятие законов на два месяца. Затем рабочие двинулись на городской митинг.
На городском митинге выступили 20 человек, участвовали приехавшие из Кишинева В. Пушкаш (который выступил и призвал прекратить забастовку) и И. Боршевич. Боршевич заявил, что его группа сделала такой законопроект о языках, какой заказывали (кто заказывал - он не уточнял, это было ясно и так). Секретарь парткома «Электромаша» А. Ладан заявил, что «оккупантами называют тех, кто лежит в братских могилах. Наше мнение проигнорировали в марте, сейчас - снова». Рабочие называли законопроекты дискриминационными и выразили недоверие С. Гроссу, отмечали, что политическая борьба будет трудной, но это борьба не с молдавским народом, а с экстремистами. Раздавались призывы к действию: «...переизбрать горком, брать власть в городе и наводить порядок, пока Центр и Кишинев выжидают, иначе будет как в Эстонии». Слово взял активист НФМ И. Илашку и заявил, что «такими методами вопросы не решают». Однако после этого Илашку с двумя сторонниками вынужден был покинуть стадион (79).
Резолюция митинга отмечала, что законопроекты коренным образом отличны от опубликованных в марте. Не выполнены обещания об учете мнений граждан, нарушены статьи 34 и 36 Конституции СССР. Митингующие потребовали сессию не проводить, проекты законов вынести на всенародное обсуждение и референдум, учесть предложения 10-й и 11-й сессий Тираспольского горсовета.
Утром 22 августа в Тирасполе бастовало 11 предприятий, к концу дня стояло уже 21 предприятие (в том числе самые крупные: «Точлитмаш» - 6 тысяч работающих, «Электромаш» - 5 тысяч, стройтрест - около 2 тысяч, электроаппаратный завод - 1,5 тысячи, «ТиЗАР»- свыше 1 тысячи, завод ЖБИ-6 - 1 тысяча). В тот же день прошла проверка оповещения по системе гражданской обороны города.
23 августа в Тирасполе бастовали 33 предприятия с 37 тысячами занятых. Началась забастовка на ПШО, от которого в ОСТК делегировали зам. гендиректора, председателя СТК В. Ладункина, А. Силаева и С. Якубца. Кроме них, в пресс-группе ОСТК к тому времени уже работали представители этого трудового коллектива Д.Кондратович и В. Лесниченко. 
В город прибыл первый секретарь ЦК КПМ С. Гроссу. Он давал «разнос» партактиву Тирасполя, когда в зал вошел начальник ГОВД: «Народ требует, чтобы вы выступили». Гроссу выступил на общегородском митинге, но переломить ситуацию не смог. В тот же день ОСТК преобразовали в забастком.
В Рыбнице ММЗ начал забастовку в ночь на 23 августа, а утром СТК принял на себя всю полноту власти на заводе. Был избран стачком из 33 членов во главе с оператором Н. Голубенко, заместителями стали Н. Богданов (главный инженер), А. Алексеенко, С. Ульянов и А. Чебан. Председателем городского забасткома избран А. Ирожанский (председатель СТК цементно-шиферного комбината), созданы группы поддержки, жизнеобеспечения, транспорта, связи и информации, связи с селом. В забасткоме установлено круглосуточное дежурство, совещания проводились дважды в день (80).
Был создан ОСТК в Бельцах. Резолюции митингов электротехнического завода и ПО имени Ленина требовали вынесения законопроектов на референдум, одобряли создание СТМ и Рабочего комитета, выражали солидарность с тираспольчанами (81).
В тот же день на совещании в Кишиневе на заводе «Мезон» изъявили готовность поддержать бастующих представители 180 предприятий республики (82). 24 августа в Бендерах после митинга началась общегородская забастовка.
Под лозунгом «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» вышел тиражом в три тысячи экземпляров первый номер бюллетеня ОСТК «Бастующий Тирасполь». Бастующие направили агитаторов по селам. 200 человек из числа забастовщиков были заняты на уборке урожая (83).
Началась забастовка в Комрате - остановилась АТБ-3. Бастующие комратчане направили делегатов в районы Чадыр-Лунга, Тараклия, Вулканешты, Бессарабка. В Тараклии милиция конфисковала информационные материалы бастующих (84).
Республиканская пресса отреагировала на начало забастовки весьма резко: «Рабочие, став прогульщиками, защищали эгоистические интересы своих руководителей. Забастовка больно ударила по национальному сознанию и достоинству молдаван. Прокуратура, КГБ и милиция не вмешивались, хотя забастовка грубо попирала закон» (85). 
25 августа указом президиума Верховного Совета МССР был принят временный порядок регистрации общественных объединений. В этот день бастовали в Тирасполе 39 предприятий с 40 тысячами занятых, Кишиневе - 30, Бендерах - 27, Рыбнице - 23, Комрате - 15, Бельцах - 5, а также отдельные предприятия в Дубоссарах и Кагуле. Началась забастовка Молдавского управления гражданской авиации. 
ОСТК был преобразован в забастком. Его председателем по оргработе стал В. Рыляков. Забастком ПХБО за противодействие решениям забасткома отстранил гендиректора В. Ордина на период политической забастовки от руководства предприятием (86). 
В Комрате прошел многотысячный митинг и вышел первый номер бюллетеня «Бастующий Комрат» тиражом 300 экземпляров. Десятки групп бастующих были направлены в районы республики для разъяснительной работы.
26 августа митинг в Тирасполе под проливным дождем собрал 65 тысяч человек. На тот момент в Тирасполе бастовало 41 предприятие, Бендерах - 29, Рыбнице - 23, Кишиневе - 9, Комрате - 15, Бельцах - 2, а также в Кагуле и Дубоссарах. Партсобрание «Точлитмаша» приняло резолюцию о недоверии бюро ЦК и осуждении пассивности горкома КПМ. Решено направить курьеров в Москву, а также объективную информацию заводам-смежникам и потребителям. 
Бастующие направили телеграммы М. Горбачеву и в центральные газеты: «Исчерпав все возможности, более ста трудовых коллективов пошли на крайнюю меру - забастовку. Требуем приезда комиссии Верховного Совета СССР» (87). В Комрате совещались коммунисты Чадыр-Лунги, Бессарабки и Вулканешт. В Бессарабском районе завотделом ЦК КПМ Гандрабура уговаривал поддержать законопроекты и привез гречку и печенье (88).
Председатель президиума Верховного Совета М. Снегур информировал депутатов, что забастовки охватили 116 предприятий, в них вовлечено 80 тысяч человек. Усиливается поляризация общественных сил. Принято обращение Верховного Совета МССР к трудящимся: «Оценка отдельных положений законопроектов о языках характеризуется нежеланием понять интересы друг друга, не учитывается, что речь идет о проектах законов, которые будут внимательно обсуждены высшим органом власти республики».
В Кишиневе 27 августа прошло Великое национальное собрание под лозунгами: «Русские, вас ждут дома», «Румыны, к свободе», «Долой коммунистическую диктатуру», «Страна Штефана - без шовинистов», «Снегур, с тобой народ». А. Шалару заявил, что новое правительство республики возглавит М. Снегур. Резолюция требовала полного суверенитета, главенства законов республики, права выхода из СССР, принятия законов о миграции и гражданстве, восстановления самоназвания «румыны» и национальной символики, возврата территорий, автономии церкви, репатриации выходцев из Бессарабии (89). В соответствии с решениями президиума Верховного Совета МССР местные Советы провели более 400 сходов граждан с участием свыше 500 тысяч человек. По сообщению АТЕМ, «абсолютное большинство сходов граждан поддерживают проекты законов. В некоторых населенных пунктах, где преобладает немолдавское население, участники сходов высказались за придание русскому языку статуса государственного наравне с молдавским» (90).
В Тирасполе бастующие заявили: «Мы верили КПМ, а что оказалось на деле? Не найдя времени для встреч с бастующими, Снегур нашел время для участия в Великом национальном собрании. Пушкаш объявил самой демократической 13-ю сессию Верховного Совета МССР, проходившую в атмосфере националистического психоза. Республиканские власти пытались решение всех проблем переложить на союзные власти и лавировали. Только автономия обеспечит нам реальную правовую, экономическую и политическую защиту от произвола властей республики. Другого пути у нас нет!».
27 августа митинг в Тирасполе собрал 50 тысяч участников, были представители других городов и Эстонии, а также председатель Совета Министров республики И. Калин. На митинге распространена информация о встрече с председателем Совета Союза Верховного Совета СССР Е. Примаковым (распоряжением Президента РФ №0491-рп от 6 сентября 2001 года «за успешное и качественное выполнение задач, связанных с налаживанием переговорного процесса по вопросу статуса Приднестровья» объявлена благодарность Примакову Евгению Максимовичу - депутату Госдумы Российской Федерации). Предложено создать свободную экономическую зону с подчинением Москве. Митингующие возмущались выступлением Илашку по молдавскому телевидению. Представитель Комрата сообщил, что если с автономией не решат власти Кишинева, то съезд Гагауз халкы сам объявит о ее создании. Принято обращение к ЦК КПСС, Верховному Совету СССР и руководству республики: «Те, кто выдал социальный заказ на разработку дискриминационных законов, рассчитывают на политическую незрелость депутатов, юридическую и экономическую некомпетентность (91).
28 августа в Тирасполе бастовали 44 предприятия с 45 тысячами занятых, в Бендерах - 32 коллектива с 20 тысячами работающих, в Рыбнице - 23 предприятия, в Кишиневе - 31, Бельцах - 7, Чадыр-Лунге - 5, Дубоссарах - 4, а также в Комрате, Каменке, Григориополе, Суклее и Новых Аненах. 
В тот же день на 60-тысячном митинге в Тирасполе было заявлено, что «руководство республики стало на путь дезинформации, игнорирует мнение бастующих. Жителям республики отказано в праве на референдум о языке. Исход сессии предопределен. Земля Молдавии - это и наша земля. Не допустим повторения ситуации, которая сложилась в Прибалтике». В Тирасполе прошла четырехчасовая дискуссия представителей ОСТК с Н. Костиным и М. Гимпу.
На митинге в Рыбнице принята резолюция с требованиями равенства прав всех народов, введения двух государственных языков и самостоятельного выбора языка экономической и социальной сфер деятельности, не проводить сессию Верховного Совета МССР, не допускать разжигания национальной розни, вопрос о переходе на латинскую графику решить референдумом среди молдавского населения. Представитель Тирасполя В. Николюк заявил на митинге: «Мы будем бороться до конца, иначе наши дети станут людьми второго сорта. В забастком звонят журналисты США и Японии. Мы просим их передавать информацию в московские средства массовой информации, поскольку установлена информационная блокада». Телеграммы солидарности с бастующими поступили от более чем 400 предприятий страны, поступило 170 тысяч рублей помощи (92). 
28 августа двое забастовщиков, направленных в Кишинев на завод «Сигнал», на проходной были остановлены группой молдаван. У тираспольчан изъяли и сожгли печатную продукцию, а также угрожали физической расправой.
29 августа открылась сессия Верховного Совета республики. В докладе М. Снегура отмечалось: «30 марта президиум Верховного Совета вынес на обсуждение проекты законов. Главная цель закона - восстановление в правах молдавского языка. Территория и язык - два основных признака нации. Если мы не возьмем под защиту закона молдавский язык сегодня, то в республике будет постоянно кровоточить рана национального недовольства, что может иметь непредсказуемые последствия. При обсуждении проектов подавляющее большинство молдаван увидели в них документ, не отвечающий чаяниям молдавского народа. Проекты, которые опубликованы 20 августа, сохранили концепцию, положенную в основу первых вариантов. После опубликования проектов произошла вспышка эмоций, которая завершилась безрассудными забастовками, организованными от имени трудовых коллективов». В выступлении депутата С. Гроссу, первого секретаря ЦК КПМ, звучали призывы «прекратить забастовки, ультиматумы и угрозы, отказаться от необоснованных требований, невзвешенных политических оценок и лозунгов». Тираспольчане ответили очередным многотысячным митингом.
30 августа на сессии Верховного Совета выступил Л. Цуркан: «Трудовые коллективы прибегли к крайнему средству - забастовке. Политическая ситуация в республике наталкивает на мысль о том, что законы о языках - это только первый шаг к реализации национальной идеи. Представленные законопроекты по многим статьям противоречат Конституциям СССР и МССР. А ведь впереди принятие законов о выборах и гражданстве. Антисоветские лозунги соединяются с антирусскими. Вот против чего протестует Тирасполь».
После четырех дней работы сессия Верховного Совета МССР приняла законы (в РМ 31 августа отмечается как праздник «Лимба ноастре» - «День родного языка»). Зампред Президиума Верховного Совета И. Морарь отмечал: «Даже не слушая депутата, можно просчитать его позицию по фамилии. Ораторы не утруждали себя аргументами, навешивали ярлыки» (93). Например, А. Завтур утверждал: «Индустриализация хоть и привела к быстрому росту промышленности (в 73 раза за 1940-1987 годы), однако сопровождалась возникновением крупных инонациональных анклавов в городах республики» (94). 
За утверждение законов о языках голосовало большинство, против были 43 депутата, один воздержался (95). Хотя в выступлениях отмечалось, что только для завода «Электромаш» перевод на молдавский 26 тысяч ГОСТов обойдется в миллион рублей (96). Сессия Верховного Совета МССР приняла законы в редакции Союза писателей. На митинге НФМ в связи с принятием законов о языках говорили о том, что «Штефан поднял меч» (известный памятник в центре Кишинева изображает господаря с поднятым крестом в одной руке и с опущенным мечом - в другой).
Западные средства массовой информации прогнозировали в связи с этим обострение ситуации в Молдавии: «Закон о языке - первый удар, который нанес НФМ» (97), «Именно национализм породил ответную оборонительную реакцию русских» (98), «Подъем молдавского национализма вызвал неожиданно быструю и резкую реакцию русскоязычного населения» (99), «Молдавия предоставлена сама себе и в отдельных случаях предается галлюцинациям» (100).
В этот день бастовали в Тирасполе - 44, Кишиневе - 31, Бельцах - 9, Чадыр-Лунге - 5, Дубоссарах - 4, Рыбнице - 25, Бендерах - 35, Комрате - 18, Каменке, Григориополе, Суклее, Новых Аненах, Первомайске, Днестровске. Забастком решил составить списки нуждающихся, оплатить вынужденный прогул группе молдаван (12 человек), создать группы внешней информации, обеспечения продуктами, финансовую группу, по работе в колхозах. Телеграммы в центральные СМИ через Кишинев и Одессу не доходят.
Позднее, 26 октября, В. Ладункин (председатель СТК ПШО) на пленуме Молдсовпрофа отмечал: «Руководители республики не ответили на вопросы, поставленные в ходе забастовки. Забастовка прошла под знаком недоверия руководству республики. Это самая длительная в стране политическая забастовка - ровно месяц. Митинги в городе начинались пением гимнов СССР и Молдавии, а заканчивались «Интернационалом». Забастовкой руководил стачком, но руководители города нас не поддержали» (101). Другие делегаты отмечали: «Мы оказались неподготовленными. Все шло на сессии по заранее подготовленному сценарию» (З. Лавренова), «У депутатов бастующих регионов не было единой позиции» (И. Заславский), «Не все выдержали давление лидеров НФМ» (Я. Нудельман), «На сессии мы чувствуем себя в изоляции. Поражала подтасовка решений сходов» (В. Рыляков) (102). 
30 августа бастовали 180 предприятий: Тирасполь - 44, Бельцы - 7, Кишинев - 31, Комрат - 18, Чадыр-Лунга - 5, Дубоссары - 4, Единцы, Кагул, Каменка, Григориополь, Новые Анены, Суклея - по 1, Бендеры - 35, Рыбница - 24, Глодяны - 5. В Рыбнице часть предприятий работала по решению забасткома. 
В Комрате митинг собрал 7 тысяч человек. Отмечалась высокая степень организованности бастующих: «ОЗК осуществляет всю полноту власти на предприятиях, контролирует все решения, принимаемые местными органами власти, касающиеся интересов забастовки» (103).
31 августа бастовали: Тирасполь - 44, Рыбница - 25, Бельцы - 7, Кишинев - 31, Бендеры - 35, Чадыр-Лунга -5 , Комрат - 18. 
Решение 12-й внеочередной сессии горсовета Тирасполя содержало обращение в Президиум Верховного Совета СССР с просьбой приостановить действие ряда статей Законов «О статусе госязыка», «О функционировании языков»; просить президиум Верховного Совета МССР воздержаться от принятия новых законов. В постановлении пленума Тираспольского горкома ЛКСММ отмечено, что большинство молодежи поддерживает забастовку, однако комсомольские организации отстают от развития ситуации. Пленум выразил недоверие бюро ЦК ЛКСММ за позицию невмешательства.
СЕНТЯБРЬ. 1 сентября на «Точлитмаше» прошел митинг. Решено признать недействительными решения 13-й сессии Верховного Совета МССР; ответственность за ситуацию возложить на Снегура и ЦК КПМ; бастовать до выполнения требований; отозвать депутатов ВС МССР И. Кирова, Е. Власова, Л. Челпана, Б. Статулата; выразить недоверие депутату М. Чимпою за провокационные слухи о сожжении молдавских книг, осудить действия народных депутатов СССР Доги, Лари, Друцэ, Виеру, Хадыркэ (104). Митинг прошел также в Бендерах. Против бастующих резко выступил М. Снегур: «Антинациональные силы препятствуют претворению в жизнь законов о государственном языке, они готовы искать пятна на солнце - лишь бы не учить язык народа, давшего имя республике» (105).
2 сентября на заседании забасткома решено продолжить забастовку. Прибывшие в Тирасполь С. Гроссу, М. Снегур, И. Калин и предмолдсовпрофа Г. Еремей уговаривали прекратить стачку, провели серию встреч в трудовых коллективах. С. Гроссу утверждал: «Сразу после сессии позвонил Горбачев, в Кишиневе предприятия уже работают» (ввел в заблуждение: бастуют - Г.К.). 
Пленум Комратского райкома КПМ и сессия райсовета решили готовить съезд народов Юга республики, солидаризовались с бастующим Левобережьем и потребовали изменения ряда статей законов о языках. В Координационный комитет Юга вошли почти все руководители района.
3 сентября бастовали в Тирасполе - 44 предприятия, Рыбнице - 25, Бельцах - 7, Дубоссарах - 7, Кишиневе - 31, Бендерах - 38, Комрате - 18, Чадыр-Лунге - 5, Каменке, Григориополе, Суклее, Вулканештах и Новых Аненах - по 1. В Тирасполе проведен книжный аукцион, средства от которого перечислены в фонд забасткома. На общегородском митинге в Тирасполе принята резолюция: продолжить забастовку; решения 13-й сессии Верховного Совета МССР считать недействительными как противоречащие Конституциям СССР и МССР; выразить недоверие руководству республики и ЦК КПМ - С. Гроссу, И. Гуцу, И. Чебану, М. Снегуру, В. Пушкашу; одобрить действия на сессии Л. Цуркана, З. Лавреновой, Н. Демченко, И. Заславского, А. Драгочинского, В. Флори и Я. Нудельмана и осудить пассивность А. Мокану, В. Синева, С. Графова, М. Шатохиной, П. Коменданта, В. Кердиваренко и Л. Дикусар; выразить солидарность с трудовым крестьянством Молдавии; все местные СМИ передать под контроль местных органов власти; проявлять выдержку и организованность (всего 16 пунктов).
Репортаж об этом митинге по молдавскому телевидению был тенденциозным. Показывали лишь тех, кто призывал прекратить забастовки, комментатор говорил о призывах к национальному размежеванию, но не показали их - ибо таких лозунгов просто не было. Пресса бастующих отмечала: «...неизвестно, что лучше - инфоблокада или искаженная информация» (106). 
3 сентября в Первомайске прошел сход работников межколхозсада (ранее - 29 августа - избран забастком Первомайска из 9 человек). На сходе выступил депутат ВС МССР И. Кизил. Его поддержка законов вызвала резкое неприятие собравшихся. Сход принял решение: за игнорирование интересов избирателей отозвать депутата Кизила. Сообщено, что первомайцы уже передали забасткому 47 тысяч рублей собранных средств (107).
4 сентября прошел очередной митинг в Бендерах, присутствовали руководители республики. Принято обращение к молдаванам: «Братья молдаване! Истоки и корни ваши тесно переплетены с русским народом. Так почему же мы теперь не вместе? Мы - за придание статуса государственного двум языкам. Только единство и сплоченность всех народов, населяющих Молдавию, - залог счастливого будущего молдавского народа» (108). 
5 сентября в Тирасполе бастовали 56 предприятий, Бендерах - 38, Кишиневе - 11, Рыбнице - 29, Комрате - 23, Дубоссарах - 7, Чадыр-Лунге - 7, Григориополе - 3.
Требования ОРЗК, переданные комиссии Верховного Совета СССР, содержали следующие положения:
- дать оценку обстановки и гарантировать права бастующих,
- результаты изучения ситуации огласить до 8 сентября,
- рассмотреть законность дополнения Конституции МССР статьей 701,
- рассмотреть соответствие законопроектов Декларации прав человека, Конституциям СССР и МССР,
- принять единый официальный язык на территории СССР,
- придать статус государственных в МССР двум языкам,
- образовать ГАССР к 72-й годовщине Октября,
- вопрос о переводе на латинскую графику вынести на референдум,
- комиссию по гагаузской автономии создать на две трети из гагаузов,
- законопроект о функционировании языков привести в соответствие с Конституцией МССР,
- все СМИ поставить под контроль местной власти,
- вину за ущерб от забастовок возложить на руководство республики,
- создать двухпалатный Верховный Совет МССР,
- прекратить деятельность НФМ, которая ведет к кризису,
- рассмотреть вопрос о полномочиях ряда депутатов - активистов НФМ,
- если ВС МССР примет антиконституционные законы, местные Советы имеют право издавать свои законодательные акты,
- правовая защита национальностей в регионах,
- просить ВС СССР приостановить действие принятых законов о языках как антиконституционных до 1 октября,
- в паспортах вместо национальности указывать гражданство СССР,
- при игнорировании оставляем за собой право обращения в ООН.
6 сентября прошла 12-я внеочередная сессия Тираспольского горсовета. Участвовали члены комиссии Верховного Совета СССР. Сессия рассмотрела вопрос об общественно-политической ситуации в городе Тирасполе.
В тот же день в цех №19 «Точлитмаша» пришли члены комиссии ВС СССР (Е. Ауельбеков и Е. Вербицкий), которые призывали прекратить забастовку (109). Члены комиссии встречались также с рабочими локомотивного депо и членами забастовочного комитета. Комиссия Верховного Совета СССР была в Бендерах (посетила локомотивное депо, клуб «Ватра», рабочий комитет), 7 сентября выезжала в Кишинев. Е. Ауельбеков предложил: «На время работы комиссии забастовки нужно приостановить» (110).
В этот день бастовали в Тирасполе 56 предприятий, Бендерах - 38, Кишиневе - 11, Рыбнице - 29, Комрате - 23, Дубоссарах и Чадыр-Лунге - по 7, Вулканештах и Григориополе - по 3, Новых Аненах, Бельцах, Каменке, Суклее, Тараклии и Днестровске - по 1. Всего в республиканской политзабастовке участвовали 194 предприятия (в том числе в Приднестровье - 134).
7 сентября заседал забастком стройтреста, выступил предзабасткома Н. Рюмин. Сложность приостановки забастовки в том, что вместе со строителями это должны сделать многие предприятия, обеспечивающие нормальную работу строек. Мнения разделились. Призыв секретаря парткома треста В. Караманова о приостановлении забастовки единодушной поддержки не получил.
8 сентября забастком решил продолжить забастовку. 11 сентября забастком заявил, что прекратит забастовку после решения республиканского забасткома (111). 
Председатель ОСТК Б. Штефан сообщил, что в Москву отбыла группа представителей. Продолжаются телефонные звонки с угрозами активистам стачкома. Под видом списков на приобретение стирального порошка готовят «коллективные обращения» против забастовок. 
Встреча с комиссией Верховного Совета СССР была драматичной, член комиссии С. Наумов на одну из реплик ответил: «Да вы понимаете, с кем разговариваете?». С. Шувалов угрожал использовать телевидение для разоблачения забасткома. Гагаузы не согласились с изменениями требований. Не принято требование приостановить забастовку только после приостановления действия законов о языках. В. Рыляков доложил о встрече с А. Лукьяновым (112).
8 сентября прошел 5-й пленум Тираспольского горкома КПМ. Принято решение возложить ответственность за сложившуюся ситуацию на руководство республики; исключить отход СМИ от партийных позиций; считать оправданным участие коммунистов в забастовке как вынужденной мере; обязать первичные организации начать подготовку к выборам в местные органы власти; просить сессию ВС СССР обратиться к народу с предостережением об угрозе национализма; расширить пропаганду в сельских районах; продолжить борьбу парламентскими методами.
Президиум городского совета ветеранов войны и труда от имени 40 тысяч ветеранов поддержал забастовку и перечислил забасткому 10 тысяч рублей. Представители забасткома в Москве встречались с первым заместителем председателя Совета Министров СССР Л. Ворониным.
Прошла партконференция ПХБО. На ней с докладом выступил замсекретаря парткома В. Деркач: НФМ усыпил бдительность народа, ЦК КПМ и упорно идет к своей цели. Идет разжигание национальной розни. Горком и наш партком «дремали» под «гипнозом» ЦК. То, что происходит сегодня в Молдавии, должно насторожить правительство СССР, ЦК КПСС. Мы встали на защиту своих конституционных прав, на защиту принципов социализма. Москва должна понять: здесь решается не только судьба 40% немолдаван, здесь решается судьба федерации. Чтобы исключить подобное в будущем, во всех республиках необходимо иметь двухпалатные парламенты. Продолжение забастовки ставит под угрозу переработку сельхозпродукции. Из 29 членов забасткома ПХБО половина - члены КПСС. В ПХБО бастуют 5334 человека, желают работать, но не обеспечены работой - 266, работают по решению забасткома - 1274, желают работать и обеспечены работой - 14, работают в колхозе - 169.
Принята резолюция: осудить решения 13-й сессии Верховного Совета МССР, выразить недоверие руководству республики и ЦК КПМ (в том числе Снегуру, Пушкашу) за попустительство национализму, действия НФМ расценивать как действия по захвату власти, бойкотировать законы о функционировании языков до внесения соответствующих изменений, потребовать созыва внеочередного съезда КПМ, провести досрочные выборы в местные и республиканские Советы не позднее декабря, осудить действия Л. Дикусар, партвзносы в ЦК КПМ не перечислять (113).
На собрании комсомольского актива ТГПИ ректор М. Кошкодан (114) заявил, что законы о функционировании языков не ущемляют ничьих интересов (115). На собрании трудового коллектива проректор П. Толоченко высоко оценил принятые законы (116).
На первом съезде Объединенного фронта трудящихся 8-9 сентября в Свердловске были представители бастующих Молдавии. Съезд принял Обращение «О положении в МССР», в котором отмечалось, что «экстремистское крыло НФМ навязало дискриминационные законы о языках без учета мнения трудовых коллективов. Призываем трудовые коллективы страны оказать бастующим моральную и материальную поддержку». 
В Тирасполе за период забастовки в три раза снизилось число преступлений.
9 сентября республиканский забастком обратился к Политбюро ЦК КПСС, Президиуму Верховного Совета СССР, Председателю Верховного Совета СССР М. Горбачеву: трудовые коллективы расценивают ситуацию как критическую (117).
В этот день бастовали в Тирасполе 63 предприятия, Рыбнице - 31, Бендерах - 47, Комрате - 22, Кишиневе - 9, Бельцах - 7, Дубоссарах - 6, Чадыр-Лунге - 6, Вулканештах - 5, Григориополе - 3.