Ноя 19
Понедельник
logo Информационное агентство "Ольвия-пресс"

Приднестровская Молдавская Республика
В ПРБ констатируют относительную стабилизацию цен на внутреннем рынке » Об этом проинформирован Президент ПМР. Взимание оффшорного сбора будут совместно контролировать ПРБ и ГТК » Вступил в силу совместный приказ Приднестровского республиканского банка, Государственного таможенно... Прокуратура Слободзеи выявила нарушения земельного законодательства при предоставлении участков в до... » Прокуратура города Слободзея и Слободзейского района выявила нарушения в работе местной госадминистр... Илья Галинский: Первые 100 дней президентства Евгения Шевчука: законность и сопричастность » Политические эксперты, обычно характеризуют первые 100 дней президентства, как крайне важную знакову... Дубоссарский район награждён Орденом Республики » Город Дубоссары, как и приднестровская столица, накануне отметил 68-ю годовщину со дня освобождения ... Минобразования России выделило 169 бюджетных мест в российских вузах для поступления приднестровцев » Министерство образования и науки Российской Федерации выделило 169 бюджетных мест для поступления пр... Председатель Правительства встретился с представителем немецкого парламента » Петр Степанов провел официальную встречу с Советником Бундестага Германии по внешней политике Мартин... Пасхальное послание Преосвященнейшего Саввы, Епископа Тираспольского и Дубоссарского » …Христос за всех умер, чтобы живущие уже не для себя жили, но для умершего за них и воскр... Приднестровская сторона в ОКК заявляет о недопустимости провокаций в Зоне Безопасности » Как сообщил информационному агентству «Ольвия-пресс» сопредседатель Объединённой контрол... Пост первого заместителя Председателя Правительства ПМР заняла Наталья Русанова » Президент Приднестровья назначил первого заместителя Председателя Правительства. Эту должность по пр...

Аналитика

05.03.2012
В истекшем году на внутреннем рынке Приднестровья наблюдалось устойчивое и скорое...
01.03.2012
Приднестровье отказалось сесть с Молдовой за один поминальный стол Вчера в Дублине...
06.02.2012
Ухудшающаяся обстановка в Зоне безопасности грозила поставить под вопрос успех многолетних...
18.01.2012
Невесело начался новый — 2012-ый — год в Республике Молдова. Мало...
27.12.2011
Странные парадоксы Молдовы. Они вполне соответствующие выражению шиворот-навыворот. В Приднестровском регионе...
06.12.2011
Что-то неладное творится в рядах «Обновления». Анатолий Каминский поведал на недавней...
02.12.2011
«Приднестровье готово участвовать в обеспечении военно-технических мер в ответ на развертывание...
29.11.2011
Итак, по предварительным данным в Южной Осетии большинство голосов набрала «протестный...
24.11.2011
Визит главы МИД РФ Сергея Лаврова в Бессарабию и сделанные им...
24.11.2011
В последнее время приднестровцы стали отмечать, что в некоторых зарубежных средствах...
16.11.2011
Грязные PR-технологии, прошедшие обкатку в некоторых государствах СНГ на волне предвыборных...
12.11.2011
Как такового «плана Медведева» относительно будущего Приднестровской Молдавской Республики нет. Есть...
09.11.2011
В Государственном таможенном комитете Приднестровской Молдавской Республики 4 ноября прошла предварительная...
04.11.2011
Подлый же Фагот, и он же Коровьев, прокричал: - Вот, почтенные...

Архив


В виде ленты
В виде списка
<Января 2010>
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
262728293031
Глава третья - РАСПАД СОЮЗА И СТАНОВЛЕНИЕ ПМР
25.01.2010 11:24

 ГЛАВА ТРЕТЬЯ

РАСПАД СОЮЗА И СТАНОВЛЕНИЕ ПМР
 
 
ЯНВАРЬ 1991 ГОДА. С 1 января правительство ССРМ прекратило отчисления в бюджет Союза ССР. Только за январь-февраль в него не поступило из республики 90 млн рублей. В ответ ПМССР и Гагаузская Республика прекратили с 1 апреля отчисления в бюджет ССРМ.
Указ Президента СССР от 22 декабря 1990 года, по словам И. Друцэ, «на 80% подготовлен в Кишиневе» и, уже по мнению Г. Виеру, «в обмен на отмену двух фальшивых республик». Тем не менее этот указ, как заявил А. Вартик, «с политической точки зрения - устаревший документ». А. Грэждиеру расценил его как «вмешательство во внутренние дела Молдовы» (1). 
3 января президиум Интердвижения принимает Постановление «О положении в республике»: «Верховный Совет ССРМ отрицает ущемление прав лиц немолдавской национальности, соглашаясь на роспуск несуществующей республиканской гвардии, сохраняет реально существующий батальон «Тирас-Тигина» и не отказывается от существования корпуса карабинеров. Принятое Верховным Советом ССРМ 29 декабря 1990 года Постановление о выполнении Указа Президента СССР о мерах по нормализации обстановки в Молдове представляет собой по существу отказ от его выполнения» (2).
Председатель ПМССР И. Смирнов обратился к Президенту Горбачеву, указывая, что «Верховный Совет ССРМ откровенно проигнорировал ряд важных положений Вашего указа от 22 декабря 1990 года. В этих условиях односторонний отказ Верховного Совета ПМССР от выполнения возложенных на него избирателями обязанностей означал бы пренебрежение ясно выраженной волей и жизненными интересами народа Приднестровья» (3). Затем ОСТК принял обращение к Верховным Советам СССР и РСФСР с одобрением речи Горбачева на сессии Верховного Совета 14 января и возмущением действиями Ельцина, способствующими распаду СССР (4).
В Приднестровье активно обсуждались планы преобразования ССРМ в федерацию. Например, Б. Палагнюк предлагал, чтобы «для стабилизации гагаузам и Приднестровью была предоставлена автономия, образован двухпалатный парламент и создана федерация» (5). Предлагался также проект преобразования Молдовы в федерацию 10-12 «земель», исходя из преобладания в различных регионах республики граждан разных национальностей (6). 
14 января Президиум Верховного Совета ССРМ принял Заявление в связи с событиями в Литовской Республике. Заявление квалифицировало вооруженные действия в этой республике как интервенцию и осуждало антиконституционные действия руководства СССР. В нем также содержалось предупреждение «группировкам, стремящимся подорвать антиконституционными и антинациональными действиями суверенное государство Молдова», о принятии мер для пресечения подобных действий. В январе с целью размывания социальной опоры таких «группировок» учреждено культурное общество «Транснистрия», приняты устав и программа, председателем правления избран член-корреспондент АН Молдовы П. Солтан.
20 января прошел Третий съезд депутатов всех уровней Приднестровья. В докладе В. Загрядского отмечалось, что ПМССР не имеет своих структур управления. Поэтому решено до 10 февраля утвердить структуру и состав органов государственного управления ПМССР. Радикально настроенный и бескомпромиссный Н. Остапенко заявил: «Мы давно топчемся на месте. Чего мы ждем? Ответ Молдовы ясен» (7). Съезд постановил: считать ПМССР самостоятельным государством, имеющим право подписать Союзный договор; единственной возможностью сохранения целостности Молдавии съезд счел федерацию Молдовы, Гагаузской Республики и ПМССР; также была высказана просьба к Верховному Совету СССР о признании ПМССР.
26 января прошла партконференция КПМ. Отмечено, что в 1990 году из партии вышло 13% коммунистов. Сменились три четверти первых секретарей райкомов и горкомов партии и треть секретарей первичных парторганизаций. Распалось 10% первичных парторганизаций (большинство из них - в Кишиневе). Говорилось о том, что провозглашение так называемых суверенных республик в Левобережье и на Юге усложнило политическую обстановку. В выступлениях звучали слова о падении авторитета партии.
В январе в Киеве глава парламентской делегации Председатель Верховного Совета ССРМ А. Мошану предложил в обмен на украинские земли отдать все Приднестровье. Председатель Верховного Совета Украины Л. Кравчук от встречи с Мошану уклонился, тем самым дав понять, что украинская сторона против подобного «обмена», а провожал делегацию всего лишь заместитель председателя одной из комиссий Верховного Совета Украины.
В январе же Белоруссия стала первой республикой, открывшей представительство в Кишиневе (официально здание представительства открыто 15 июля).
ФЕВРАЛЬ. 4 февраля П. Лучинский на пленуме освобожден от должности первого секретаря ЦК КПМ в связи с избранием секретарем ЦК КПСС. Как злорадно писала проэнфээмовская пресса, «машина забуксовала, и ЦК КПСС нашел запасную деталь - Лучинского» (8). На альтернативной основе (претендовали также И. Гуцу и В. Иовв) последним первым секретарем ЦК КПМ стал Григоре Еремей. Предложение тираспольчан о гласном обсуждении кандидатур под давлением Лучинского, которого поддержали профессора И. Буга и А. Мошану, было отвергнуто. За его кандидатуру проголосовали 107 членов ЦК, против 14, воздержалось 9. Члены ЦК от Тирасполя и Бендер участвовать в выборах отказались из-за непримлемости кандидатуры Еремея (9). 
4 февраля группа лиц во главе с депутатом ССРМ активистом НФМ И. Брату разгромила Страшенский райком КПМ. К акту вандализма были привлечены старшеклассники и учителя местной школы. 
10 февраля В. Гребенщиков (организатор отделения НФМ в Оргееве) провозгласил создание организации «Молдова демократическая» в составе аж пяти членов.
11 февраля в Дубоссарах провозглашен Союз приднестровских казаков, который позднее преобразован в Дубоссарский округ Черноморского казачьего войска (ЧКВ). С 13 февраля «Днестровская правда» выходит без девиза «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!». 
16 февраля прошла четвертая конференция ОСТК, присутствовали 183 делегата, с докладом выступил В. Емельянов. Выступали народный депутат СССР Ю. Блохин, председатель Союза христианского возрождения России В. Осипов. Решено поддержать депутатскую группу «Союз», во всех Советах создать группы ОСТК, до 15 апреля учредить ОСТК Приднестровья. На конференции остро ставился вопрос о недопустимости роспуска СТК предприятий и переносе центра тяжести работы с политических на экономические вопросы. Принято обращение к населению с призывом участвовать в референдуме 17 марта. В ОСТК выделено 5 групп: политико-идеологическая, разработки типовых документов, хозяйственно-экономическая и создания малых предприятий, социальной защиты населения и охраны правопорядка. Избран новый состав ОСТК из 65 членов. В президиум ОСТК вошли Н. Авшенюк, В. Арестов, А. Большаков, А. Бочковский, А. Велько, А. Волкова, В. Емельянов, В. Загрядский, П. Заложков, А. Манойлов, В. Николюк, В. Павлюк, В. Рыляков, О. Савидов, А. Сайдаков, С. Сорокин.
Прокурор Григориопольского района ведет досье на всех членов ОСТК. В Григориопольском и Дубоссарском районах начато милицейское преследование ОСТК и РОСМ.
17 февраля прошли довыборы депутатов горсовета Тирасполя по двум округам. Депутатами стали И. Зарецкий (ему проиграл А. Большаков) и С. Манукян (ему проиграл Г. Благодарный). В феврале Тирасполь впервые посетили сотрудники посольства США.
21 февраля Снегур подал в отставку - «это был всплеск эмоций, крик души» (10), заявив, что с Друком очень тяжело работать, и тем самым спровоцировал парламентский кризис. Парламент отставку не принял, и тогда Снегур выдвинул свои условия: вся исполнительная власть передается президенту, который отныне и формирует Кабинет Министров. Противоречия между депутатами-аграриями и НФМ стали почти непримиримыми: аграрии против приватизации земли, за связи с Союзом, но не чужды русофобии. 28 февраля аграрии отказались работать в парламенте, пока премьер Друк не подаст в отставку. А. Мошану после безрезультатных переговоров объявил перерыв в работе на неопределенный срок.
27 февраля депутат А. Цуркану сделал в Верховном Совете заявление о том, что его обвиняют в сотрудничестве с КГБ, направляя записки с обращениями «Максим», «Нелу», «Ион», «Цезарь», «Лучио», «Спартак» (характерно, что негласные источники с такими псевдонимами действительно были) и текстами «Мы знаем все» или «Подумай о детях». Он заявил, что эта кампания связана с его деятельностью в комиссии по контролю за ситуацией во внешней торговле, и потребовал, чтобы была создана парламентская комиссия по установлению того, кто из депутатов являлся и является агентом КГБ (11).
В феврале в ходе визита в Румынию Снегур однозначно высказался за конфедерацию с ней, хотя ранее твердил о вхождении Молдовы в состав СССР - тоже на основе конфедерации. В интервью румынским СМИ он заявлял, что «вопрос о вхождении в Румынию конфиденциальный, и что румынская сторона располагает возможностью нам помочь, но пока не стоит говорить об этом» (12). Он утверждал также, что «не допустит, чтобы события ввергли нас в пучину гражданской войны. Наша позиция во многом схожа с позицией Прибалтики» (13).
МАРТ. 5 марта Парламент ССРМ передал верховную исполнительную власть от премьера президенту Снегуру. Выступая в этот день по телевидению снегур заявил: «Молдова не имеет никаких юридических обязательств перед нынешним СССР. Истории не известен документ, узаконивший включение созданной в Москве МССР в состав Союза. Молдова - за Союзный договор, который гарантировал бы ее суверенитет на деле, а не на словах, как было до сих пор. СССР как унитарное и авторитарное государство обречен на исчезновение. На Левобережье Прута молдавские земли присоединены к Союзу ССР в результате осуществления дополнительного протокола, подписанного 23 августа 1939 года. Неприкрытое вмешательство Центра проявилось в организации нелегальных выборов в Приднестровье и некоторых районах юга республики, в провозглашении двух республик-марионеток. Сегодня военные полигоны занимают 11 тысяч гектаров нашей земли. Нужна ли нам армия, которая поглощает миллионы рублей? Нет. Идея независимости Молдовы сегодня переживает острейший кризис».
5 марта образованы республиканские управления ПМССР. Был также принят Закон о статусе Председателя ПМССР. Решено, что купоны Молдовы в Приднестровье не имеют хождения.
Еще Ф. Достоевский отмечал: «Нет ничего выше интересов России, кроме правды». Но Снегур заявил, что референдум о сохранении Союза ССР - это потеря всего, чего добились за два года, и потребовал в течение трех дней отменить решение о референдуме (14). Ему вторила проправительственная пресса: «Мы отвергаем референдум. Республика ежегодно лишается только от реализации Центру молока и мяса 650 миллионов рублей» (15). Об этом же твердил и премьер Друк: «О референдуме и речи быть не может. Только выйдя из империи, мы выйдем из кризиса». 6 марта президент Снегур заявил руководителям Советов, что те из них, которые допустят проведение референдума на своей территории, будут распущены (16). 
14 февраля на конференцию трудового коллектива «Счетмаша» прибыл мэр Кишинева Н. Костин и заявил: «Если будет нужно, я не только дам команду, но и сам пойду с дубинкой разгонять голосующих». Командир в/ч 5447 (полк внутренних войск МВД СССР, расквартированный по улице Короленко, 7) направил министру внутренних дел ССРМ информацию о том, что пикетчики мешают голосовать гражданам на территории части, а сотрудники милиции не только не препятствуют избиениям голосующих, но и сами оскорбляют их. Командир части информировал, что в случае непринятия мер по наведению общественного порядка вынужден будет принять меры самообороны (17). Информация об актах насилия поступала со многих участков. Всего в референдуме на территории ССРМ участвовало 108 тысяч человек, «за» проголосовала 101 тысяча и около 6 тысяч бюллетеней были похищены и уничтожены пикетчиками.
На сессии Верховного Совета СССР 19 марта председательствующий в своем выступлении отметил: «После сообщения о том, как обращались с маршалом Ахромеевым, я вынужден был дать телеграмму в Верховный Совет ССРМ и президенту Снегуру, где заявил, что они несут полную ответственность за издевательство над нашими депутатами. И получил ответ, что они не согласны с тоном моего обращения». Г. Таразевич: «Руководство республики принимало все меры, чтобы воспрепятствовать тем, кто связывал свою судьбу с Союзом ССР. Голосование на сессии ВС проводилось дважды, и при повторном голосовании каждый депутат должен был встать и объявить свое мнение: за референдум он или против. Президент республики направил официальное письмо с угрозами вплоть до роспуска Советов». А. Канаровская: «И правительство, и народный фронт не доверяют своему народу. Мнение подготовленной, возбужденной толпы - это еще не мнение народа».
Снегур: «Незаконный референдум о сохранении СССР, проведенный в Молдове, продемонстрировал стремление большинства населения республики к независимости. Обстановка благоприятствует продолжению борьбы за суверенитет Молдовы, независимой от СССР».
Голосование на референдуме 17 марта 1991 года за Союз ССР: Тирасполь - 97% (участвовало 86% имеющих право голоса), Бендеры - 99% (77%), Рыбница - 98% (82%), Дубоссары - 94% (75%), Рыбницкий - 98% (95%), Дубоссарский - 98% (71%), Григориопольский - 98% (85%), Каменский - 99% (92%), Слободзейский - 98% (86%). Итого участвовало 84% избирателей Приднестровья (свыше 400 тысяч человек), из числа которых 98% проголосовали за Союз (18). В Гагаузии участвовало 97% избирателей, из числа которых 98% высказались за Союз.
Поведение Президента СССР вызывало резкую критику и в ПМССР, и в ССРМ. Так, А. Сафонов спрашивал: «Может, хватит испытывать, Михаил Сергеевич, терпение людей? Ваш курс приводит к развалу СССР. За политическую нестабильность вы несете прямую ответственность» (19). Об этом же говорил и И. Смирнов: «Горбачев уже забыл про свой указ. Что он сделал, чтобы его указ был выполнен?» (20). Еще более категоричен был первый секретарь ЦК КПМ Г. Еремей: «Горбачев - непредсказуем, у него не все в порядке с головой, способен любого предать в любой момент» (21).
Не вызывал у приднестровцев симпатий и Президент России. И. Смирнов отмечал: «Я встречался с Ельциным на XXVIII съезде и попросил, чтобы при заключении договоров присутствовали и представители Левобережья. Он обещал, но не сделал. Ельцин, придя к власти, станет таким же диктатором, как Сталин» (22).
Все это вело к падению авторитета союзных властей. По словам Г. Маракуцы, «надежды на Центр у нас особо никогда и не было. Поддержки, защиты от него мы не видели» (23). И. Смирнов отмечал: «Нам навстречу не сделали ни одного шага. Диктат Центра хотят заменить диктатом правого берега. Поэтому мы готовы на раздел бюджета» (24). Коммунисты из Каменки обратились к М. Горбачеву с вопросом: может ли П. Лучинский, разваливший КПМ, находиться в руководстве КПСС? (25). Тогда как сам Михаил Сергеевич разъезжает по стране и всех вопрошает: «Вы за перестройку?». 
14 марта в Дубоссарах зарегистрирован местный Союз казаков. В июле по инициативе Союза днестровских казаков прошел митинг с участием 5 тысяч, выступил атаман П. Сазонов, почтили память жертв агрессии 2 ноября 1990 года, осудили деятельность полиции, требовали создания муниципальной милиции, признания ПМССР, выражено недоверие райкому КПМ.
26 марта на пятой сессии Верховного Совета первого созыва принят Закон ПМССР о правительстве, В. Загрядский избран первым заместителем Председателя Верховного Совета ПМССР.
В оргкомитет по проведению конгресса советских болгар избрано около 30 человек. На собрании 31 марта один из них - И. Забунов (преподаватель истории румын из Кишиневского мединститута, выступал за триколор и против Гагаузской автономии) - выступил против кандидатуры И. Грека на том основании, что тот входил в инициативную группу Интердвижения и выступал за гагаузо-болгарскую автономию.
АПРЕЛЬ. В 1990 году доход Приднестровья в 405 миллионов рублей ушел в Кишинев и там был распределен на другие районы. Поэтому весной началось финансово-экономическое и политическое отделение ПМССР от ССРМ. 1 апреля создан приднестровский Агропромбанк. Руководитель Дубоссар В. Финагин заявил: «Документы политического содержания из ССРМ мы не принимаем к исполнению». Он же выразил надежду, что «расследование событий в Дубоссарах прокуратура Союза завершит к июню» (26).
В Молдове продолжалось нагнетание страстей. Т. Мельник (доцент МолдГУ) заявил о «незаконной Приднестровской Республике для некоренного населения, кто-то рвется к власти, молдаване судят о русском народе по конкретным делам «интернационалистов» из Приднестровья». «Молдаване Приднестровья попали под кирзовый сапог Смирнова, - заявил Д. Матковски. - Мы - румыны, наше терпение небезгранично» (27). В газете «Цара» использовался специфический лексикон - «пидар», «говно», «мразь», «сука», «гондон», «падло» и тому подобное. Е. Дога: «Как за сепаратизм, так и за обвинения в преступной политике их (русских - Г.К.) можно привлечь к уголовной ответственности. Сейчас они разжирели. Куда бы они ни поехали, везде стремятся внедрить свой образ жизни. Так пусть уезжают поправить здоровье под Тулу и Смоленск» (28).
В этих условиях кишиневские политики пытались выработать меры противодействия: «Неопределенность в политике приближает к пропасти экономику. «Румынский образец» неприемлем. Демократическое движение необходимо превратить в массовое. Чрезмерная политизация недопустима, поскольку неизбежно приведет к расколу демократического движения. Недифференцированное отношение к коммунистам является ошибкой» (29). В развитие идеи «дифференциации» коммунистов 8 апреля в зале заседаний Верховного Совета республики учреждена «независимая» КПМ (на демократической платформе), в президиуме - заместитель председателя Верховного Совета В. Пушкаш. Все решено за два часа, принят даже устав. Среди основателей А. Грэждиеру (редактор газеты «Фэклия», исключенный из КПМ), А. Гаврилов (зам. директора Института молдавского языка и литературы), Н. Илларионов (бывший сотрудник АН, не преуспевший в науке и переключившийся на бизнес в Москве). 
12 апреля в ходе визита в Кишинев министра внутренних дел Латвии А. Вазниса подписано соглашение о сотрудничестве МВД РМ и Латвии.
13 апреля на собрание Тираспольского союза ветеранов Афганистана (СВАТ) из 730 «афганцев» пришло 200 человек, рядовые были и в Комрате и в Дубоссарах, а СВАТ - в стороне. Слабые связи с ОСТК. 
27 депутатов ССРМ направили депутатский запрос министру внутренних дел И. Косташу и прокурору республики Д. Постовану о том, почему депутат райсовета И. Бургуджи арестован без санкции Совета и почему не проведено расследование по фактам его избиений после задержания? (Бургуджи был задержан 26 октября 1990 года и оправдан по суду 19 апреля 1991 года). 
На втором съезде депутатской группы «Союз» 21 апреля делегация Молдовы была третьей по численности - 40 депутатов (больше только у России - 169 и Украины - 44). Ранее в Москве по приглашению группы «Союз» была группа ОСТК в составе: В. Арестов, А. Велько, Л. Воронюк, В. Дорош, Г. Кашин, А. Кузьмичева, А. Манойлов и С. Сорокин. Члены группы встречалась с В. Алкснисом и И. Полозковым.
Выступая на заседании Совета Национальностей Верховного Совета СССР 25 апреля, Б. Палагнюк говорил: «В Молдове националистические силы захватили власть, приняли ряд законов, заложивших правовую основу нового режима, провели чистку госаппарата, особенно МВД. Считаем необходимым создать в Приднестровье СЭЗ, создать там систему правоохранительных органов, создать федерацию Приднестровья с Молдовой и допустить Приднестровье к подписанию Союзного договора». 
Постановление Совета Национальностей «О путях достижения согласия по нормализации обстановки в ССРМ» от 26 апреля содержало следующие пункты: обратиться к президенту и Верховному Совету ССРМ с призывом к конструктивному диалогу; призвать население Приднестровья и Гагаузии объявить мораторий на любые действия, ведущие к расколу ССРМ; приостановить действие ранее принятых законодательных актов, ущемляющих права населения немолдавской национальности; утвердить постоянную группу депутатов для посредничества во главе с С. Пильниковым.
30 апреля утром вооруженными лицами в штатском захвачен в Тирасполе и увезен в Кишинев депутат горсовета В. Загрядский. После инцидента с Загрядским Г. Маракуца по телефону заявил А. Мошану, что трудовые коллективы могут применить санкции за такие действия: остановку поездов и прекращение подачи электроэнергии. Однако в тот же день вечером в районе Дубоссар захвачены сам Г. Маракуца (народный депутат ССРМ) и депутат райсовета Л. Матейчук. В здании МВД ССРМ их подвергли допросу, однако к вечеру все трое выпущены. После освобождения первый заместитель Косташа К. Анточ звонил Маракуце и приносил извинения за «ошибку». Это был первый эпизод из последовавшей затем серии «похищений».
В ответ 6 мая Верховный Совет ПМССР принял Постановление «Об общественно-политической обстановке в связи с политическим терроризмом руководства ССРМ против народных депутатов Приднестровья». В нем говорилось о необходимости образовать комитет по координации действий правоохранительных органов и предупредить руководство ССРМ, что в случае дальнейших попыток обострить обстановку, применить репрессии и экономическое давление будут приняты немедленные ответные меры, вплоть до прекращения движения транспорта, подачи газа и электроэнергии, поставок продукции. В тот же день введен в действие Закон ПМССР «О советской милиции ПМССР». 7 мая ОСТК обратился к М. Горбачеву с просьбой о создании прокуратуры, суда и МВД ПМССР, подчиненных непосредственно СССР.
В апреле в ПМССР занялись «пинг-понговой дипломатией» - провели открытый чемпионат по настольному теннису с участием 50 мастеров спорта.
Еще одним камнем преткновения стала проблема «мигрантов». Экстремисты из НФМ предлагали установить иммиграционную квоту в размере 0,05% (2170 человек) в год, что, по их мнению, сократит число приезжающих на постоянное место жительства против 1988 года в 9 раз (1989 - в 6 раз). В республике существовало две правды о национальности и миграции: миллионов молдаван и нескольких сот румын-интеллигентов. В СССР вне пределов своих республик проживало армян - 33%, таджиков - 25%, белорусов - 21%, казахов - 20%, молдаван - 17%, русских - 17%, украинцев - 15%, узбеков - 15%, азербайджанцев - 14%.
Бессарабия всегда была многонациональной. Г. Гимпу утверждает, что в конце XIX века румыны в Бессарабии составляли 90% населения, однако справочники говорят, что в 1897 году их было 50%. В Кишиневе молдаване и румыны составляли в 1919 году всего 42% населения, а в Бессарабии - 56%. По данным 1924 года, в МАССР проживало 115 тысяч молдаван, или 14%, в 1926-м - уже 30%, украинцы составляли 48% населения, евреи и русские - по 9%. В 1940 году (1989) в ССРМ проживало 66% (65) молдаван, 10% (14) украинцев, 7% (13) русских и 17% (9) других.
По данным на 1989 год, в Молдавии (без учета территорий, вошедших позднее в состав ПМР) всего проживало 4338 тысяч человек, из них считали родным язык своей национальности 89% жителей. Молдаван проживало 2795 тысяч, считали родным молдавский язык 95%, украинцев - 600 тысяч (62%), русских - 562 тысячи (99%), гагаузов - 154 тысячи (91%), болгар - 88 тысяч (79%), евреев - 66 тысяч (26%). В 1989 году в МССР молдаване составляли 64% населения, украинцы - 14%, русские - 13%, гагаузы 3,5%, болгары и евреи - по 2%. Однако если среди молдаван свободно владели русским языком 53%, то молдавским языком среди русских - лишь 11%. По удельному весу иноязычного населения Молдавия лидером не являлась: 36% общей численности населения, примерно столько же в Эстонии, тогда как в Казахстане - 64%, Киргизии - 52%, Латвии - 46%. Темпы механического прироста населения Молдавии с 70-х годов резко сократились.
В Молдавии перепись 1989 года учла 562 тысячи русских. За 1989-1998 гг. число русских сократилось на 61 тысячу и составило к началу 1999 года 501 тысячу человек (12% против 13% в 1989 г.), но это цифра не учитывает ассимиляции, которая тоже имела место: Молдавия была в 1989 г. на 3-4 месте в СССР по доле многонациональных семей - 25% (среди горожан - две пятых смешанных семей, а в Рыбницком районе - 60%).
Как справедливо заметил И. Смирнов, «евреи - барометр стабильности общества» (30). В 1990 году выезд из Молдовы шел в 3 раза быстрее, чем в целом по СССР. Особенно много выезжало евреев - 5 тысяч из некогда 80 тысячного населения (доля молдаван среди выезжающих также возросла с 43 до 52%). В 1991 году из Молдовы уехало 65 тысяч человек (18 тысяч евреев, 15 тысяч русских, 11 тысяч украинцев). Большая часть покинувших республику уехала в Западную Европу, США и Израиль. По свидетельству западных источников, «коричневые пятна национал-экстремизма все отчетливее видны на страницах многих молдавских газет. Это следствие конфликта в Приднестровье. Три четверти евреев уже обратились к властям Кишинева с просьбой о выезде в Израиль» (31). За тот же год в республику вернулись 42 тысячи человек. Среди них - 18 тысяч молдаван, 10 тысяч русских, 8 тысяч украинцев.
90% мигрирующих в города прибывают из сел самой Молдовы. В Кишиневе две трети прироста населения составляли молдаване (причем большинство - молодежь из сел). На одного тираспольчанина, желающего переехать в Кишинев, приходится 60 кишиневцев, желающих переехать в Тирасполь. Межреспубликанский миграционный прирост населения в ССРМ: 1950 - 11 тысяч, 1960 - 10, 1970 - 11, 1980 - 0,1, 1986 - 2, 1987 - 3, 1988 - 3, 1989 - 0,6 (32).
В 1795 году в Тирасполе из 2441 жителя молдаван было 2,5%, или 60 человек. В 1926 году в Тирасполе молдаван - 2%. К 1989 году на предприятиях города занято 16 тысяч маятниковых мигрантов (больше всего на ПХБО, ПШО имени 40-летия ВЛКСМ, «Точлитмаше» и «Электромаше»).
На территории ПМССР национальный состав населения таков: молдаване - 34%, русские - 30%, украинцы - 28% (в Тирасполе соответственно - 18, 41 и 32; Бендерах - 29, 43 и 18; Слободзейском районе - 41, 27 и 22; Рыбницком - 32, 19 и 45; Дубоссарском - 57, 16 и 22; Григориопольском - 63, 14 и 21; Каменском - 46, 5 и 41) (33).
В Бельцах при населении 116 тысяч человек молдаван проживало 45 тысяч (40%), украинцев - 33 (28%), русских - 29 (25%), евреев - 9 (8%). За несколько лет удельный вес молдаван в городе Бельцы вырос на 7% (34). В Бельцком пединституте из 700 студентов - 250 русскоязычных. Если в 1975 году из 665 аспирантов в республике молдаван было 565, за 1970-1975 годы число молдаван - кандидатов наук возросло в 2 раза - с 793 до 1493 человек (35).
МАЙ. В Тирасполе было создано объединение сторонников создания КП ПМССР в составе КПСС (среди них - В. Арестов, А. Бочковский, А. Велько, А. Волкова, Г. Деревянко, Ю. Затыка, С. Мигуля, А. Радченко, С. Сураго). Однако бюро горкома выступило против этой инициативы. Тогда парторганизации ряда цехов и отделов «Точлитмаша» выразили недоверие И. Зарецкому и выступили за создание КПП. На партконференции Приднестровья 18 мая большинство секретарей горкомов и райкомов заняли соглашательскую позицию, и только Г. Маракуца продолжал отстаивать создание КПП.
18 мая прошел второй этап партконференции коммунистов Приднестровья. Две - Тираспольская и Каменская - делегации из семи настаивали на создании территориальной парторганизации и ее Координационного комитета. Решено создать Консультативный совет. Приднестровцы получили в ЦК КПСС «добро» на создание Координационного комитета коммунистов региона, однако накануне второго этапа региональной партконференции Москва отказалась от своих слов (36). Первое голосование высказалось за создание Координационного комитета, но затем начались манипуляции, нажим, уход с конференции, заявления, что в КПП молдаване не пойдут. В Координационный комитет вошли по пять представителей от каждого города и района. Коммунисты Приднестровья собирались провести третий этап партконференции, но делегаты из Рыбницы, Каменки и Дубоссар не прибыли (дороги блокированы полицией), а остальные были не в полном составе. Большинство присутствующих высказалось за создание социал-демократической партии Приднестровья и приняло после ухода несогласных временные программу и устав. В инициативную группу СДПП вошли Л. Лащенова, В. Табунщик, Руснак и другие.
Обострилась ситуация внутри самого молдавского парламента. Депутат Ф. Ангели обратился к первому заместителю Председателя Верховного Совета И. Хадыркэ: «Документы Верховного Совета содержат одни ярлыки. Какую виллу в Голерканах вы занимаете, на какие деньги с семьей неоднократно выезжали в США, Австралию, Италию? Кто вселился в квартиру Бодюла по Киевской, 123? - М. Друк. А в квартиру по улице Лазо? - Вы. Разве не Друк организовал, без одобрения парламента, походы на юг и в Дубоссары? Ищут компромат на депутатов-аграриев, ездят по районам, интересуясь политической позицией председателей сельсоветов и райсоветов, предрайисполкомов, директоров и руководителей, лидеров партий и общественных организаций - кто сказал, что у нас нет политического сыска?» (37).
Выступление депутата Г. Некита 15 мая: «Конфронтация не может продолжаться. Руководство республики практически бездействует, не бывает в районах, прячется от народа. Большинство населения не поддерживает политику правительства» (38). 
Снегур заявил на сессии парламента 21 мая: «В последние дни усилились действия тех, кто не терпит критических высказываний в свой адрес и считает себя большим демократом. К этим действиям примкнул и председатель парламента А. Мошану. Мы отлично знаем, по чьей инициативе и с какой целью создана «Молдова демократическая». Парламент и председатель работают крайне непродуктивно. Но еще больше волнует правительство. Некоторые наши министры неделями не выходят из кабинетов».
Как сообщил первый секретарь ЦК КПМ Г. Еремей, коммунисты три месяца работали в кулуарах с аграриями и со Снегуром, готовя смещение Друка. В ход пошло и письмо в ЦК КПСС 15-летней давности, где Друк признавался в сотрудничестве с КГБ. Но для его смещения нужно две трети голосов, каковые не набирались. Тогда «поправили» Закон о правительстве, чтобы сместить его простым большинством. Пресса утверждала, что КГБ шантажировал некоторых депутатов парламента и тем самым привел к отставке Друка (39).
Друк утверждал: «Между мной и Снегуром с самого начала существовала несовместимость: две школы, две веры, два темперамента. Разногласия в основном касались будущего и подбора кадров. Нам не нужны стабильные правительства, нам нужна стабильная экономика! Кто хочет всего сейчас и здесь, в политике многого не достигнет» (40). «Демократия в опасности», - с такими словами покинул парламентскую трибуну Друк. Вскоре 207 голосами против 11 его сместили с должности. После отставки более 30 полицейских были ранены в стычке с толпой его сторонников. Силовое давление эффекта не имело. А вслед за этим депутаты переименовали ССРМ на Республику Молдова, а Верховный Совет - в парламент.
25 мая в Кишиневе на встрече представителей Армянского общенационального движения (Д. Шахназарян), народного фронта Эстонии (А. Эхин), «круглого стола» Грузии (Г. Маисашвили), народного фронта Латвии (М. Шинта), «Саюдиса» (А. Медалинскас) и НФМ (Ю. Рошка) создан Кишиневский форум - ассамблея народных фронтов и движений республик, не присоединяющихся к Союзному договору. 
В Тирасполе в этот день прошел первый съезд ОСТК ПМССР с участием 346 делегатов. Утвержден устав, избран президиум из 23 человек, председатель - В. Емельянов и шесть сопредседателей - руководителей региональных ОСТК и рабочкомов.
ИЮНЬ. Как известно, чрезмерность во всем - закон невежества. 4 июня в Кишиневе у памятника Штефану чел Маре активисты НФМ пытались избить одного из солдат-патрульных. Офицер-десантник вынужден был дать несколько предупредительных выстрелов в воздух, после чего толпа разбежалась.
5 июня вступил в действие Закон РМ «О гражданстве». Закон претерпел незначительные изменения по сравнению с проектом и ввел главное - невозможность иметь одновременно гражданство РМ и Союза ССР.
14 июня сессия горсовета Бендер приняла обращение к Президенту Горбачеву с просьбой об официальном признании ПМССР и предоставлении ей права подписания Союзного договора.
21 июня парламент РМ принял обращение к гражданам, в котором говорилось: «23 июня 1990 года после десятилетий национального угнетения и системы концлагерей парламент принял декларацию о суверенитете. Это вызвало недовольство здесь иванов, не помнящих родства».
В противовес комитет защиты ПМССР обратился к народам СССР: «Провозглашенной Верховным Советом ССРМ декларацией о суверенитете не предусмотрено вхождение в СССР, исключено двойное гражданство. После принятия этой декларации народ Приднестровья имеет право считать себя свободным от ССРМ. С целью аннексии Приднестровья создаются национальная армия и корпус карабинеров. ПМССР - в информационной и политической блокаде. Признайте ПМССР в составе СССР!».
Снегур продолжал словесную политику двойных стандартов. В молдавской прессе он говорил о том, что «Молдова никогда не входила добровольно в состав Союза и не подписывала договор 1922 года. Румыния для нас больше, чем старшая сестра. У Приднестровья нет никаких поводов. Все зависит от лидеров, которых поддерживают определенные силы из Центра. Мы не хотим проводить политику насилия. Наверное, с нашей стороны требуется более гибкая политика» (41). Когда была принята Декларация независимости, Снегур уверял: «Пока я у власти, Молдова останется в составе СССР». А в интервью союзным изданиям утверждал, что «мы не хотим и не можем изолироваться от Союза, выйдя из него» (42). 
26-28 июня в Кишиневе прошла международная конференция «Пакт Молотова-Риббентропа и его последствия для Бессарабии». Перед этим - 24 июня - парламент Румынии единогласно принял декларацию по поводу пакта с территориальными претензиями к Украине. Выступая перед участниками конференции, Снегур говорил об «оккупации», «навязывании чужой государственности», «пятидесятилетии отрыва от прогресса человечества». Мошану заявил, что «в 1940 году Румыния оставила две свои провинции, являвшиеся плотью от плоти ее, под угрозой силы». Участники конференции сочли пакт и дополнительный секретный протокол недействительными с самого начала и призвали к устранению их последствий» (43).
В июне в списке пятидесяти наиболее популярных политиков Молдовы (по данным опросов в регионах с преобладающим молдавским населением) первые три места занимали Снегур - 87% (рост за полгода на 45 пунктов! ), Друк - 32% и Мошану - 30%. Косташ с 7% занимал седьмую позицию, Лучинский с 4% - двенадцатую (за полгода его влияние упало на 16 пунктов) (44). 
26 июня сессия Тираспольского горсовета утвердила структуру и штаты местной милиции («независимой от полиции сопредельного государства») и образовала ассоциацию городов Тирасполь-Бендеры.
ИЮЛЬ. 10 июля принят Закон РМ «Об основах местного самоуправления», согласно которому введено деление на коммуны (города) и муниципии (уезды). Органами самоуправления являются префектуры уездов и примэрии городов.
11 июля в Москве прошло собрание представителей регионов, не допущенных к подписанию Союзного договора. Решение о проведении в сентябре своего съезда подписали от ПМССР П. Заложков, Гагаузской Республики М. Кендигелян, Абхазской автономной республики - Т. Шамба, Межрегионального совета Эстонии - Е. Коган, Юго-Осетинской автономной области - А. Чехоев, Шальчиняйского района Литвы - К. Билнс. Пресса отмечала, что «руководители Молдовы свой путь избрали, они не желают подписывать Союзный договор. У Приднестровья особого выбора нет» (45). Иное мнение было у НФМ: «Примем мы рабство навеки или путь свободы, узаконим акт оккупации 1940 года, подписав Союзный договор, или пойдем путем государственной и национальной независимости?» (46). 
19 июля состоялось учредительное собрание демократического движения Республики Гагаузия (ДДРГ), в оргкомитете 10 человек и среди них - К. Таушанжи. Действовала также маловлиятельная партия «Аркалык».
28 июля в Тирасполь прибыл Жириновский, который на встрече в ОСТК заявил, что будет поддерживать ПМССР: «Вас бросили и Президент СССР, и Президент России. В Григориополе у полицейского Фрунзе аллергия на русскоговорящих. А если у 155 миллионов русских возникнет аллергия на нерусскоговорящих?». Утверждал, как в воду глядел, что «мы накануне нового октябрьского переворота» (47). Вслед за этим он посетил Комрат.
Продолжалось размывание органов КГБ. Генерал Д. Мунтян писал: «По Закону об органах госбезопасности в СССР наш комитет получил самостоятельность и широкие возможности в решении многих вопросов: защите Конституции республики, экономики, борьбе с организованной преступностью, защите секретов, предупреждении чрезвычайных происшествий на транспорте, защите окружающей среды, получении научно-технической информации в интересах республики. Наша самостоятельность будет способствовать развитию паритетных начал в работе органов госбезопасности республики и Союза. Подотчетность предусматривает и контроль за деятельностью органов госбезопасности со стороны парламента, президента и правительства республики. Закон и верховная власть - вот наш бог. В будущем КГБ - это беспартийный орган» (48).
В июле Союз ветеранов Афганистана Тирасполя (СВАТ) избрал своим председателем С. Кулика. Представители Союза «афганцев» установили тесные контакты со спецформированиями ПМССР и вели работу по подбору кадров для службы в этих структурах.
АВГУСТ. 5 августа опубликовано обращение ОСТК к гражданам ПМССР: «Решением парламента МССР ликвидирована, отменены ее флаг, герб и гимн. Считаем целесообразным утвердить в качестве официальной государственной символики ПМССР флаг, герб и гимн МССР (с предложением установить День Республики 2 сентября, утвердить герб, флаг и гимн ПМССР ОСТК выступал и ранее - 9 июля). В августе создан батальон спецназначения «Днестр».
8 августа Снегур своим указом назначил председателями райисполкомов на территории Приднестровья: Григориопольского - С. Леонтьева, Каменского - Л. Матейчука, Дубоссарского - И. Мицкула, Слободзейского - Н. Остапенко.
12 августа В. Муравски и И. Силаев в ходе визита Силаева в Кишинев подписали Соглашение о принципах торгово-экономического сотрудничества между РСФСР и РМ на 1992 год.
Снегур по-прежнему выступал против подписания нового Союзного договора: «Сегодня единение подвергается большой опасности, и именно на это рассчитывают имперские и сепаратистские силы, проигрывает же движение национального освобождения. Не прекращаются попытки Центра заставить нас разными методами подписать Союзный договор» (49). Хотя большинство населения республики все еще выступало за Союз. Вот данные опроса об отношении к Союзному договору (СССР и Молдавия): вы за Союзный договор - 69% и 59%, субъектом его могут быть только союзные республики - 34 и 29, все республики - 28 и 37, любые национальные и территориальные образования - 19 и 25, границы должны быть сохранены между республиками существующие - 69 и 63, границы следует пересмотреть - 13 и 26 (50). 
13 августа в Тирасполе первым из демократов побывал Н. Травкин, который заявил: «Приднестровье имеет право на самоопределение и исторически, и политически» (51). Вернувшись в Москву, Травкин был еще категоричнее: «У руководства Приднестровья стоят никакие не «правые» консерваторы, а люди, душой болеющие за своих земляков. Они оказались в отчаянном положении и могут схватиться за любую протянутую руку помощи, даже нечистую. Упрощать процессы, идущие в Молдове и Приднестровье, вряд ли допустимо. Тем более, что это не является позицией даже части депутатского корпуса России. Отдельных депутатов - да», «Слухи о консерватизме Тирасполя безосновательны. Для меня Приднестровье - республика. Там в отличие от Молдовы референдум проводился. Эти ребята не остановятся ни перед чем, чтобы сломить приднестровцев. Не замечать этого, как Красавченко? В том-то и кощунство, что российский депутат продает своих соотечественников. Вернувшись в Москву, я звонил Горбачеву, поехала вторая российская делегация. Для меня ответ однозначен: если Молдова уходит из Союза, Приднестровье тоже имеет право на самоопределение. Точно так же, как Крым, русскоязычная часть Казахстана. Нечего лукавить: мол, мы жили в одном государстве. Раз новые государства, то и границы - новые. Молдова обретет независимость, но без Приднестровья».
17 августа опубликован проект Конституции ПМССР - суверенного государства в составе Союза ССР.
Водоразделом в общественной жизни Молдовы стало 19 августа. Впоследствии К. Оборок вспоминал: «Звоню Рафику Нишановичу Нишанову и спрашиваю: «Что происходит в стране?» - «Ничего, - отвечает, - все нормально, все спокойно. Передайте вашему президенту привет и вас обнимаю». Мы породили в республике таких лидеров партии, как Лучинский, Еремей, которых не смогли найти ни в одну из этих тревожных ночей. Вот истинное лицо нашей партии. Слава Богу, что ее больше нет».
Лучинский в день путча отдыхал на юге. Еремей накануне выехал в ФРГ, 20 августа был в Москве, утром 21 августа провел в Кишиневе совещание секретарей горкомов и райкомов КПМ и пленум ЦК. 23 августа заявил о выходе из Политбюро ЦК КПСС и вылетел в Москву, требуя от Горбачева созыва пленума ЦК КПСС. Горбачев заявил об опасности созыва пленума, а спустя несколько часов сложил полномочия генсека партии.
События в Москве изменили общественные настроения в Молдове. По данным опроса в Молдове (хотя эти данные достаточно сомнительны), осудили переворот 83%, считают невозможным рассмотрение вопроса о Союзном договоре 67%, выступают за независимую Молдову 79% (52).
События в эти дни развивались с калейдоскопической быстротой. 19 августа чрезвычайное совместное заседание правительства и президиума парламента РМ обсудило ситуацию. Председатель КГБ Т. Ботнарь подчеркнул, что нет оснований для введения чрезвычайного положения. Об этом сообщено и заместителю командующего ВЮЗН генерал-полковнику В. Колесову, который хотел стать комендантом Кишинева. Ему отказано и в совместном патрулировании.
В прессе появились сообщения о том, что «накануне путча из Комрата на Кишинев шла колонна из 150 БМП, еще больше - из Одессы на Тирасполь, а 25 августа все войска внезапно исчезли» (53). 
20 августа сформирован Высший совет безопасности РМ в составе председателя - президента М. Снегура и членов: А. Мошану - председатель парламента, В. Муравски - премьер-министр, Т. Ботнарь - председатель КГБ, И. Косташ - министр внутренних дел, Н. Киртоакэ - гендиректор госдепартамента по военным вопросам, Н. Цыу - министр иностранных дел (54).
В тот же день указом президента Снегура действия ГКЧП квалифицированы как государственный переворот. Все органы МВД и КГБ республики, равно как и органы местного самоуправления, обязаны выполнять только законы и распоряжения руководства республики. Премьер-министр запретил до особого распоряжения распространение газет «Правда», «Советская Россия», «Красная звезда», «Известия», «Труд», «Рабочая трибуна», «Сельская жизнь» и «Московская правда».
Выступая на внеочередном заседании Парламента РМ 21 августа, Снегур заявил: «МВД и КГБ переведены под юрисдикцию РМ, СССР - последний оплот догм. Государственную власть в СССР узурпировала хунта, путчисты совершили тягчайшее государственное преступление. Путчисты представляют интересы самых реакционных консервативных сил страны».
Принято заявление парламента: «В СССР осуществлен реакционный государственный переворот. Действия путчистов выявили их стремление возвратить прошлое путем обмана, нажима, насилия. Все постановления, принятые так называемым ГКЧП, парламент Молдовы считает незаконными и не имеющими юридической силы на территории республики». Секретариат ЦК КПМ заявил, что ситуация «требует глубокого осмысления», и призвал «поддержать усилия руководства республики по соблюдению общественного порядка и законности» (55).
Н. Костин сообщил: «Мы создали совет обороны города, блокировали все въезды и выезды из Кишинева, обеспечили охрану правительства, парламента, телевидения, почты и телеграфа. Деньги для добровольцев идут из бюджета города» (56). Итоги подвел Снегур: «Первый этап национально-освободительного движения завершился 19 августа. Госпереворот в Москве взорвал империю. Политическая и экономическая инициатива перешла к республикам, многие из которых провозгласили свою независимость. Национальная экономика на пороге катастрофы. Создался вакуум власти» (57).
В Тирасполе отзывы о создании ГКЧП были самыми разными: «Не могу вынести однозначную оценку», «одобряю», «это переворот» (58). Номер «Трудового Тирасполя» за 21-28 августа 1991 года (30/1991) вышел под шапкой «Приветствуем меры ГКЧП по сохранению СССР!». Помещены телеграммы поддержки ГКЧП от имени ОСТК и коллектива ТГКУ. ОСТК заявил о готовности выполнить любое задание ГКЧП, направленное на укрепление правопорядка. Следующий 31-й номер вышел только 19 сентября под шапкой «Свободу арестованным депутатам!». 
22 августа президиум парламента приостановил выход газет «Советская Молдова», «Кувынтул», «Кишиневские новости» (Кишинев), «Днестровская правда» и «Диалог» (Тирасполь), «Победа» и «Новое время» (Бендеры), «Слободзейские новости» и «Содружество» (Слободзея), «Новости» и «Ленинское знамя» (Рыбница), «Коммунистический бюллетень» (Дубоссары), «Ленинское слово» и «Коммунист Буджака» (Комрат), «Панорама» (Вулканешты), «Вочя Бэлцулуй» и «Позиция» (Бельцы), а также районного и городского радиовещания этих городов и районов. В тот же день указом президента прекращена деятельность организационных структур политических партий в государственных органах, учреждениях и организациях республики. 23 августа президиум парламента запретил деятельность компартии на всей территории республики и национализировал ее имущество. Г. Гимпу, член парламентской комиссии по расследованию действий ГКЧП, заявил, что «все следы сотрудничества секретариата ЦК КПМ с ГКЧП уничтожены» (59). В. Катан (начальник управления экономической полиции) вспоминал: «Средства КПМ на счету в банке 2,8 млн рублей, основных средств - 38 млн рублей. В ЦК было 22 ЭВМ, 10 ксероксов и 71 пишущая машинка, 85 автомобилей. В момент опечатывания помещений ЦК Еремей набил карманы шариковыми ручками и прихватил охапку папок: мол, это «частная собственность». Впоследствии Еремей стал советником гендиректора ПО «Мезон» (60). 
23 августа вооруженными лицами в штатском захвачены народные депутаты Г. Пологов и И. Мильман в Бендерах, В. Боднар и Г. Попов в Григориополе, М. Кендигелян в Комрате. Всех переправили в Кишинев, где подвергли избиениям. Официальная пресса сообщила, что «в соответствии со статьей 7 постановления парламента от 21 августа работники полиции арестовали граждан Топала, Кендигеляна, Пологова, Попова, Боднара, Порожана, которые активно поддержали антиконституционный путч» (61). 
25 августа Верховный Совет ПМССР принял Декларацию о независимости. В этот день председатель парламента РМ Мошану подписал Постановление о демонтаже всех памятников коммунистической идеологии и переименовании населенных пунктов, улиц и учреждений, изъятии из библиотек материалов коммунистического характера. Согласно приказу министерства культуры №86 из библиотечных фондов исключалась литература, которая «фальсифицирует историю румынского народа», документы и издания КПСС, сочинения русских авторов, которые не изучаются в учебных заведениях.
Была создана парламентская комиссия по изучению деятельности учреждений и руководителей, оказывавших прямую или косвенную поддержку ГКЧП, в составе председателя В. Пушкаша и членов Г. Амихалакиоае, А. Арсени, И. Батку, П. Беженуцэ, В. Берлински, Г. Гимпу, М. Гимпу, П. Гусака, Г. Кырлана, В. Лебедева, В. Матея, Г. Мазилу, В. Недельчука, И. Негурэ, Т. Панцыру, А. Плугару, К. Таушанжи, А. Царану и И. Унгуряну. Срок предоставления выводов определен 1 сентября. Согласно выводам комиссии, «ряд руководителей КПМ и некоторые парткомы, лидеры Приднестровья и Комрата, ОСТК, органы местного самоуправления Бендер, Дубоссар, Тирасполя, Рыбницы, Каменского, Рыбницкого, Комратского и Чадыр-Лунгского районов и их средства массовой информации с готовностью поддержали ГКЧП» (62). Снегур заявил: «Лидеры ОСТК притворились, будто ничего не помнят». Емельянов оправдывался: «Не было никаких комитетов». Его опровергал прокурор Тирасполя Паскарь: «Комитеты по чрезвычайному положению были созданы по решению президиума горсовета. И меня включили в этот комитет. Я хотел было отказаться, но потом решил, что, находясь в комитете, буду иметь доступ к информации» (63). 
27 августа на чрезвычайном заседании парламента выступил Мошану: «Выход из тупика один - незамедлительное провозглашение независимости. Тем самым Молдова выйдет в широкий мир». Его поддержал Снегур: «Кремлевский фарс от 2 августа 1940 года об образовании МССР лишен юридического основания». Им вторил Н. Костин: «Провозглашать независимость нужно немедленно, пока поезд не ушел. Сейчас самый подходящий момент». 277 депутатов парламента при поименном голосовании высказались за независимость Молдовы. Была принята Декларация независимости: «Считая акты расчленения национальной территории 1775-го и 1812 годов противоречащими историческому и национальному праву, подчеркивая, что населенное молдаванами Заднестровье является составной частью исторической и этнической территории нашего народа, напоминая о документах великих национальных собраний 27 августа 1989 года, 16 декабря 1990 года и 27 августа 1991 года, исходя из Декларации о суверенитете РМ от 23 июня 1990 года, перед всем миром торжественно провозглашаем: Республика Молдова - суверенное, независимое и демократическое государство. В качестве такового РМ просит все государства мира признать ее независимость, принять ее в ООН, готова присоединиться к Хельсинкскому акту и Парижской хартии, требует от правительства СССР вывести советские войска с национальной территории, постановляет применять на всей своей территории только Конституцию и законы РМ. Да поможет нам Бог!» (64).
Власти Молдовы предприняли несколько попыток ареста И. Смирнова. По сведениям кишиневской прессы, «после путча Смирнов скрывался в воинской части под охраной автоматчиков. На наше требование о его выдаче командующий Одесским военным округом генерал Морозов ответил отказом» (65). Тогда основные события были перенесены на территорию соседнего, уже суверенного, государства - Украины. Смирнов, Загрядский и еще двое депутатов приехали в Киев 27 августа для вручения Верховному Совету Украины акта о независимости ПМР.
28 августа в гостинице им сообщили, что ими интересуется местная - украинская - милиция. Смирнов информировал об этом помощника президента Кравчука, и его заверили, что претензии об их аресте отвергнуты. Однако в 11 часов утра того же дня Смирнов и депутат горсовета из Рыбницы А. Чебан были захвачены у входа в гостиницу десятком вооруженных лиц в штатском при посадке в автомашину Верховного Совета Украины. Сотрудники МВД РМ, прибывшие на четырех автомашинах с украинскими номерами, пересадили захваченных в свои машины и 12 часов везли через всю Украину в Кишинев. Оставшиеся на свободе двое приднестровцев немедленно проинформировали приемную Кравчука и МВД Украины. Представители УВД Киева прибыли на место происшествия спустя полтора часа. Совершенно очевидно, что без санкции руководства Украины (в том числе и пана Кравчука) подобная акция была бы невозможна. Косташ позднее откровенничал: «Арест Смирнова произведен с санкции президиума парламента РМ. Смирнова не было дома, поэтому его арестовали в Киеве. Органы госбезопасности мы не привлекали, поскольку они не внушали доверия».
Смирнов был помещен в СИЗО-3 Кишинева, где вместе с ним в камере находились еще шестеро задержанных. Ему было предъявлено обвинение по статье 203 пункт 1 УК Молдовы. Эта статья появилась в УК в июне 1990 года. Снегур на ночной телефонный звонок Маракуцы после ареста Смирнова ответил: «Вы слишком долго спокойно спали».
29 августа были установлены дипломатические отношения Румынии с Молдовой - Румыния стала первой страной, официально признавшей независимость РМ.
Особо следует остановиться на действиях КГБ ССРМ в августовские дни. При этом есть возможность ссылаться только на заявления официальных лиц и прессы Молдовы. Так, по заявлению Косташа, знакомые из КГБ дали ему понять, что назревает противостояние, в котором не исключено использование армии. Группа московских чекистов во главе с бывшим председателем КГБ МССР Лавранчуком 18 августа нанесла визит в Кишинев. В ведомстве Ботнаря он провел совещание. На следующий день Косташу доложили, что приказом Язова комендантом республики назначен генерал В. Колесов: «Я отказался с ним сотрудничать, на что Колесов возразил: «Все равно будете сотрудничать с нами». Тогда Косташ приказал блокировать подходы к городу и контролировать все передвижения войск.
По мнению некоторых изданий, «обороной республики руководили два Иона - Косташ и Хадыркэ. Аналитики спецслужб явно просчитались, мы не укладываемся в их схемы» (66). Бывший сотрудник КГБ Молдовы М. Спетецкий заявил, что «КГБ знал о подготовке путча. Как можно думать иначе, если господин Ботнарь неоднократно говорил, что КГБ Молдовы и впредь будет подчиняться КГБ Москвы, что он и его сотрудники остаются верны идеям КПСС и КПМ?» (67).
Т. Ботнарь вынужден был оправдываться: «Я ничего не знал о подготовке переворота. Хотя ждал, что произойдет что-то в этом роде. Официально заявляю: в это время в Кишиневе не было ни одного представителя госбезопасности Москвы. Лавранчук приехал задолго до 18 августа, чтобы забрать семью в Москву. У Спетецкого, чтобы сказать эти глупости, видимо, были свои причины. Не соответствуют истине его утверждения о том, что сотрудники были отозваны из отпусков и вооружены. Хотя согласно телеграмме обязаны были это сделать.
Первую телеграмму от Крючкова с приказом обеспечить соблюдение режима ЧП я получил в понедельник в 10.00, в 11.30 пришла телеграмма о приведении органов в боеготовность. После этого я собрал офицеров. Пытался связаться с дачей президента, но ничего не вышло. Не смог связаться и с машиной президента, тогда решили послать за ним автомобиль. (Снегур появился только во второй половине дня - Г.К.) Центр мне не доверял. С самого начала и до конца. Меня как члена коллегии КГБ, собирающейся ежемесячно, пригласили на нее всего один раз. Мне и руководство республики не очень-то доверяло». На вопрос журналиста, «почему Гамсахурдиа сместил начальника КГБ Грузии?» - Ботнарь ответил: «Наверное, он в нем видел человека, больше защищавшего интересы Центра, чем республики» (68).
В прессе появились утверждения, что «местный КГБ еще до августовского путча развернул диверсионную кампанию, направленную против румын, главной целью которой была дискредитация национальных лидеров» (69). Мошану заявил по телевидению, что судьба КГБ республики будет решена в ближайшие дни, и эта организация уже не будет подчинена Москве: «КГБ следует ликвидировать и рассказать всю правду о его деятельности после 1985 года». 29 августа указом президента Анатол Плугару назначен председателем КГБ РМ (70).
В ходе интервью в самом начале 1991 года журналист задал Плугару вопрос: «Каково ваше мнение о том, что КГБ направляет деятельность Верховного Совета Молдовы?». Плугару ответил: «Мнение есть. Но от подробного комментария воздержусь» (71). 11 октября Плугару заявил, что КГБ республики отделен от союзного и переименован в МНБ, число молдаван среди сотрудников увеличилось с 30% до 54%, отдел «Z» ликвидирован.
Вскоре в печати появилось заявление восьми бывших сотрудников КГБ, которые обвиняли министра Плугару в том, что вместо «чудовищного» отдела «Z» в МНБ создан целый департамент «Z». Изменено название департамента, но не суть. Министр сохранил старые кадры. Более того, две самые одиозные личности стали заместителями министра: бывший первый заместитель председателя КГБ генерал Мунтяну и начальник отдела «Z» полковник Табуйкэ. На пресс-конференции Плугару это обвинение отверг, перечислив департаменты, - информации, борьбы с антигосударственными проявлениями, общий, по пограничным вопросам: «Создано МНБ, все прежние сотрудники уволены, из их числа будут набирать снова сотрудников, значительно увеличится число молдаван, ликвидировано пресловутое подразделение «Z», занимавшееся политическим сыском. Выделены три основных направления работы: контрразведка (можно обойтись без внешней разведки, у нас денег не хватит для широкой сети агентуры), борьба с преступностью и мафией, погранвойска. К помощи КГБ Союза прибегать не намерены. Будем направлять сотрудников на учебу в Киев или Ригу» (72).
«Вместе с образованием МНБ исчез КГБ Молдовы. Коллектив бывшего КГБ был явно немолдавским. Некоторые отделы укомплектовывались исключительно русскими, на всех ключевых постах были русские. Русские, если, конечно, пожелают, будут работать, но не во главе отделов. Мы создаем истинно национальную безопасность. Уже начался процесс возвращения контингента, этнический состав которого будет прямо пропорционален этническому составу населения республики.
Предметом нашего внимания будут те люди или группы лиц, которые намереваются свергнуть конституционную структуру силовыми методами. Нас не интересуют чьи-либо убеждения или действия, если они не ущемляют конституционный строй, не ведут к раздроблению государства, не представляют опасности для территориальной целостности. Наш народ - в опасности. РМ как независимое государство - это грудной ребенок, которого надо вырастить и поставить на ноги. Бандит - именно бандит - дирижирует остановкой сотен предприятий из-за того, что ему не нравится язык народа, пригревшего его на своей груди, толкает женщин на рельсы, чтобы остановить поезда. Где он находится: в Кишиневе, Тирасполе, Москве? Думаю, что и тут, и там.
Многие люди прошли «профилактику», но от нее никто не пострадал. Большинство молдаван - сотрудников пятого отдела с условным названием «Z» - остались у нас работать. Некоторые из них уже назначены на руководящие посты. Честность и чистота сотрудников МНБ в отношении денег очевидны, в отношении политических убеждений положение несколько хуже. Чувствуется элитарный отбор, через который прошел каждый из них. Я взял в МНБ людей из аппарата КПМ и еще возьму, потому что и в партии было много порядочных коммунистов. Равнодушие опасней открытой враждебности. «Первые отделы» на предприятиях и в учреждениях существуют и будут существовать, например, на заводах «Альфа» и «Мезон». Все молдаване из погранчастей других республик будут переведены в Припрутский погранотряд» (73).
Плугару сформулировал опору на бывших волонтеров - участников «похода на Комрат: «Среди них много здоровых мужчин, и я приглашаю их на работу в МНБ» (74). «Мы располагаем данными, что в Тирасполе крутила контрразведка. Со знанием дела, поскольку в союзном аппарате КГБ курирует Молдову бывший председатель КГБ МССР генерал-лейтенант Лавранчук. Москва по наводке Лавранчука делала ставку на Мунтяну, первого заместителя председателя КГБ Ботнару. Нам пришлось сменить председателя, но поправить дело не успели» (75).
С исчезновением КГБ МССР снова возник вопрос о «чудовищных репрессиях». Появилось обращение 24 депутатов парламента с предложением сформировать комиссию по расследованию деятельности трибуналов, осуждавших врагов бывшего режима. Подписали его Г. Гимпу, Н. Дабижа, А. Цуркану, В. Берлински и другие (76).
Наркомвнудел МССР Н. Сазыкин уже в сентябре 1940 года говорил о сторонниках «румынизации». В 1940 году НКВД арестовал ряд депутатов первого молдавского парламента: П. Халиппа (1883 года рождения, вице-председатель Сфатул цэрий, арестован в Румынии в 1950 году и передан русским, в 1955 году возвращен в Румынию), Н. Сакара (умер в 1942 году на допросе), И. Игнатюк (умер в 1943 году во время допроса), Г. Туркуман (умер в 1942 году во время допроса), Ш. Ботнарюк (умер в 1942 году во время допроса), А. Балтага (1861 года рождения, священник, награжден четырьмя российскими орденами, умер в 1941 году во время допроса), Т. Няга (умер в 1942 году в тюрьме), В. Бодеску (1858 года рождения, умер в тюрьме), П. Синадино (судьба неизвестна), К. Бивол (умер во время следствия в 1942 году), И. Кодряну (якобы освобожден и уехал в Румынию), Ф. Унку (данных нет), Е. Кателей (данных нет).
За 1924-1954 годы репрессированы 81688 жителей Молдавии, из них выселено 51542 человека (данные о репрессиях 1920-1934 годов полностью отсутствуют, в 30-е годы репрессировано около 15 тысяч человек, среди них - 6 тысяч русских и украинцев, в 1940-1941 годах в Сибирь выслано около 14 тысяч человек, в том числе 6 тысяч русских - бывших солдат белых армий, 6 июля 1949 года - 35050 человек, в марте 1951 года - 723 семьи иеговистов), а 5485 расстреляны (только 404 приговорены к смерти Верховным судом и военными трибуналами, остальные - внесудебными органами). В Кишиневе расстреливали на улице Гренобля, в Тирасполе - в Суворовской крепости (при реставрационных работах в крепости обнаружены останки примерно 400 человек).
В июле 1949 года из Молдавии выселены 11342 семьи - среди них свыше 90% составляли жители Правобережья, это около 3% сельского населения (примерно таков же удельный вес выселенных из республик Прибалтики - очевидно, совпадения не случайны - Г.К.). В Молдавии установлен День памяти жертв сталинизма - 6 июля,- день самой массовой высылки в 1949 году.
Уже в 50-х годах реабилитировано чуть более тысячи человек, до 1987 года - еще полторы тысячи. По словам Д. Мунтяну, а ему в данном вопросе можно доверять, «за последние годы реабилитировано 7,2 тысячи человек. Завершена реабилитация Г. Гимпу, А. Усатюка, В. Граура, А. Шолтояна, У. Морошану и других. Обоснованы 2-3% прежних приговоров. В 60-80-е годы по материалам КГБ осуждено около 20 человек, в основном за антисоветскую агитацию» (77).
О том, кого реабилитировали, свидетельствуют воспоминания и дневники одного из них - Шолтояну. Приведем лишь некоторые выдержки: «Советская Бессарабия - колония России. Первый раз нас освободили в 1812 году, второй - в 1944 году, настало время для третьего и последнего освобождения. Нужно уметь защищаться от обвинений дураков в национализме. Привлекать, в крайнем случае нейтрализовать, немолдавские слои населения. Гагаузы, болгары и евреи могут дать нам дополнительно около ста тысяч голосов. Пренебрегать русскими и украинцами во всех случаях опасно. Надо точно рассчитать стратегически и тактически свои действия и свое отношение к этим прослойкам» (78). «Китайская стена» на Пруте. Страна наводнена шпионами, платными агентами и предателями из КГБ» (79). «Оккупанты все делают для того, чтобы мы ненавидели свое прошлое, своих предков, свою родину, свой язык. Дружба оккупанта - коварная ловушка. «Черный дом» - госкомитет по террору. Сотни молдаван вызывают в КГБ и терроризируют» (80). «Русская оккупация опаснее, чем турецкая. Надо быть очень внимательными к тем, кто живет по Левобережью Днестра. Если мы их считаем молдаванами не до конца, то это их может отдалить от нас. Надо выработать совершенно особую тактику к ним. Ничтожества с территории России, пьяницы, проходимцы. Безвредные, например, М. Биешу. Стоящие, например, И. Друцэ. Оккупанты - пришельцы, местные предатели выродки. КГБ проводит операцию «Троянский конь» (81).
В материалах, на основании которых меня осудили, 10 тысяч страниц, 72 килограмма документов, сохранилось менее половины. В 1967 году я был изгнан из Молдовы и работал редактором международного отдела последних известий «Радио Москвы» (диссидент никогда не попал бы в международный отдел радио, но это к слову - Г.К.). Я предлагал свои услуги КГБ, чтобы внедриться, как Друк, но меня не взяли. В 1965 году я оканчивал МГИМО и был распределен в посольство в Марокко. В. Бобуцак (нынешний министр торговли) предал группу патриотов во Львове, а поскольку я, как руководитель московского землячества, координировал работу землячеств в Ленинграде, Киеве, Харькове, Одессе и Львове, то вышли и на меня. Бобуцак стал министром ценой предательства, из-за него я провел в ГУЛАГе 16 лет» (82). В ответном письме Бобуцак полемизировал с Шолтояну: «В ноябре 1964 года меня призвали в армию, Тетеря слал мне письма с инструкциями о создании группы патриотов. В 1965 году меня по этому поводу вызвали в особый отдел и предъявили фотокопии писем. Я рассказал о содержании писем. В отставку с поста министра подавать раздумал - это было бы равнозначно признанию вины» (83).
Подвел итог этим откровениям В. Дарабан - начальник пресс-службы КГБ, народный депутат ССРМ: «Дело Шолтояну обычное для тех времен. Шолтояну, Гимпу, Усатюк - настоящие мученики, которые жертвовали собой во имя будущего народа» (84). Думаю, читатели вправе сделать собственные выводы об истинном лице этих «мучеников».
СЕНТЯБРЬ. 1 сентября по поручению ОСТК Г. Андреевой (85) и С. Мигулей создан женский забастком, и началась рельсовая блокада. 
После митинга у Дома Советов в Тирасполе женщины блокировали железнодорожный вокзал. 6 сентября блокирование переросло в политическую забастовку женщин и перенесено в Бендеры, чтобы можно было принимать грузы, идущие в адрес Приднестровья. Пассажирские поезда пропускались. 
Несмотря на заявления о том, что сила ОСТК в умении мобилизоваться в кризисных ситуациях, депутат горсовета В. Лесниченко утверждал, что, зайдя в ОСТК 2 сентября, ни у кого ничего не мог выяснить, там царила растерянность (86). 
2 сентября открылся четвертый съезд народных депутатов Приднестровья. Его открытие было приурочено к первой годовщине провозглашения Приднестровской Республики, объявленной парламентом Молдовы антиконституционной. Накануне открытия съезда обстановка в районе Тирасполя была неспокойной. Более пяти часов продолжалась блокада железнодорожных путей при подъезде к городу и в Варнице. Пикетчики требовали освободить председателя Тираспольского горсовета, Председателя Приднестровской Республики И. Смирнова и других народных депутатов, арестованных сотрудниками МВД Молдовы. Организаторы блокады заявили: если до окончания работы съезда народных депутатов СССР руководители Молдовы не удовлетворят их требования, то будет возобновлено блокирование железной дороги и принят ряд других мер воздействия на руководство РМ. В частности, возникла реальная угроза прекращения подачи газа и электроэнергии. В работе съезда участвовали 589 делегатов из 699, или 81% избранных. Повестка дня: политический доклад, доклад о социально-экономическом положении, о Конституции ПМССР, Декларация независимости, принятие резолюций. Впервые прозвучало предложение о создании специальных формирований для защиты ПМССР. Принята Конституция ПМССР. Утверждены герб и флаг республики.
Резолюция съезда: одобрить решение Верховного Совета ПМССР о принятии Декларации независимости, потребовать незамедлительного освобождения И. Смирнова и остальных народных депутатов и граждан, арестованных по политическим мотивам правоохранительными органами РМ, принять конкретные меры экономического характера к РМ с целью освобождения арестованных, до 10 сентября принять меры по защите суверенитета и независимости, в недельный срок принять Закон о республиканской гвардии, переподчинить Верховному Совету и Правительству ПМССР все правоохранительные органы на территории ПМССР, обратиться к V съезду народных депутатов СССР с предложением о признании независимости и суверенитета ПМССР и ее участии в подписании Союзного договора.
От имени съезда на имя руководителей Молдовы направлено ультимативное требование: до восьми часов 3 сентября освободить Председателя ПМССР И. Смирнова и всех других арестованных депутатов. В противном случае будут приняты самые крайние меры экономического воздействия на руководство Молдовы: отключена подача газа и электроэнергии в правобережные районы республики, блокированы железнодорожные пути. 
От имени съезда депутатов Приднестровья направлена резолюция съезду народных депутатов СССР с просьбой признать Приднестровскую Республику. 
Жители Тирасполя и Бендер блокировали у моста через Днестр движение на железнодорожной магистрали по всем направлениям. Цель этой акции - заставить власти Молдовы признать независимость Приднестровской Республики и освободить ее руководителей, арестованных по обвинению в поддержке государственного переворота.
В ответ президент Снегур заявил по телевидению о том, что не существует никакой Приднестровской Республики, равно как и любой другой, кроме независимой Молдовы. По его словам, арестованные лидеры-сепаратисты будут привлечены к уголовной ответственности по законам Республики Молдова. 
3 сентября указами Снегура подчинены РМ все таможенные учреждения и военкоматы. Участок госграницы СССР на территории РМ переведен под ее юрисдикцию, а личный состав Нижнеднестровского погранотряда передан в подчинение КГБ республики. В тот же день подписан указ о создании Вооруженных Сил РМ и выводе с территории республики войск Советской Армии.
3 сентября в Тирасполе продолжалось блокирование железной дороги. Как сообщил заместитель председателя горсовета Владимир Рыляков, руководство города предпринимало безуспешные попытки уговорить пикетчиков. С руководством Молдовы велись переговоры об освобождении арестованных депутатов, однако они не дали результатов. Так, со стороны представителей Тирасполя было сделано предложение отпустить арестованных под подписку о невыезде, а следствие по поводу их причастности к деятельности ГКЧП проводить в Тирасполе. 
Блокирование дороги принесло республике немалый экономический ущерб. Но он может быть еще неизмеримо большим, если пойдет новый виток напряженности, спровоцированный незаконными действиями руководителей Приднестровья, заявил Пушкаш. Ответственность за это, по его мнению, лежит на организаторах незаконных действий тираспольских сепаратистов.
Вечером по радио Тирасполя было зачитано обращение находящегося под стражей И. Смирнова. В нем отмечалось, что «население Приднестровья живет по законам СССР, которые, как и законы Молдовы, категорически запрещают прибегать к блокированию железных дорог. Я не могу согласиться с тем, что из-за меня должны страдать люди в Молдове, России и на Украине, которые возникают по причине блокирования грузов по железной дороге. Нельзя обрекать их на страдание, какая бы цель этим ни преследовалась». В обращении И. Смирнов отметил, что ему предъявлено обвинение за неподчинение законам Молдовы. Что же касается обвинения за участие в путче 19-21 августа, то оно пока не предъявлялось. Если в отношении него будет изменена мера пресечения на подписку о невыезде, то он будет обязан являться по вызову следственных органов. В обращении подчеркивалась необходимость решения политических вопросов только путем переговоров. В действиях должен главенствовать разум. «Голодовки я не объявлял и не считаю нужным подрывать свое здоровье, которое понадобится для работы в Приднестровье». Он призвал население Левобережья не предпринимать противоправных действий.
4 сентября после встречи народных депутатов Тирасполя с премьер-министром РМ В. Муравским (87) стали вырисовываться пути разрешения конфликта. Перед женщинами Тирасполя, все еще блокирующими железную дорогу, официальные власти Кишинева поставили условие: прекратить пикетирование путей, тогда правоохранительные органы в течение суток освободят арестованного Председателя Приднестровской Республики Смирнова. Власти дают обещание, что затем в течение одной-двух недель будут освобождены все остальные задержанные депутаты разных уровней.
Однако женщины не верят обещаниям кишиневских властей и обращаются к советской и мировой общественности с просьбой поддержать их справедливую борьбу. Пикетчики требуют сначала освобождения И. Смирнова и всех других арестованных депутатов, а лишь затем обещают прекратить блокирование железной дороги.
4 сентября Верховный Совет Литвы признал РМ как суверенное государство и заявил о готовности установить дипломатические отношения. 
5 сентября председатель постоянной комиссии парламента РМ В. Берлински заявил в радиоинтервью, что «одно преступление не может быть оправдано другим, транспортная полиция возбудила уголовное дело по факту блокирования железной дороги в Тирасполе, Бендерах и Рыбнице». Он подчеркнул, что никто из задержанных депутатов Приднестровья не будет освобожден до тех пор, пока следствие не получит возможности беспрепятственно осуществлять свою работу. На подступах к Молдове скопилось свыше пяти тысяч вагонов. Существует реальная угроза остановки Кучурганской ГРЭС из-за перебоев в поставке мазута. Больше других из-за блокады страдает сам Тирасполь. Берлински сказал, что можно деблокировать дорогу силой, «но президент Снегур против этого. В разрешении конфликта не должно пролиться ни капли крови».
К русскоязычному населению обратились депутаты РМ Бердников, Крылов, Лащенова, Лисецкий, Лыюров, Мыслицкая, Николаенко, Русанов, Руссу, Шова: «Новый Союз будет принципиально новым, Молдова будет участвовать в экономическом союзе, настало время выбора: ориентироваться на Центр или на Россию, оставаться или уезжать. Нужно создать общее антитоталитарное демократическое пространство и включиться в конструктивную работу».
6 сентября Снегур направил телеграмму председателю Тираспольского горисполкома С. Морозу: «Блокирование железной дороги, наносящее большой ущерб экономике республики, вызывает огромное возмущение всего населения, Есть опасность, что ситуация может выйти из-под контроля». Снегур обвинил лидеров Приднестровья в провоцировании нового Карабаха.
10 сентября принят Закон о республиканской гвардии (РГ) ПМР. 
Президиум Одесского облсовета официально попросил Снегура проинформировать о характере и путях урегулирования конфликтов в Приднестровье и Гагаузии. 
11 сентября Президиум Верховного Совета ПМР постановил считать не имеющим силы на территории ПМР указ президента РМ о выводе Вооруженных Сил СССР и внутренних войск МВД СССР и обратился с просьбой к Президенту СССР о сохранении дислокации Вооруженных Сил СССР на территории Приднестровья. На следующий день в Тирасполе и Рыбнице две воинские части по решению офицерских собраний решили переходить под юрисдикцию ПМР. 13 сентября центр общественных связей МВД СССР разъяснил, что никаких официальных переговоров и протокольных встреч МВД СССР с представителями Приднестровья не вело. Беседа с народными депутатами СССР носила информационный характер, и каких-либо решений на ней не вырабатывалось. МВД СССР в своих отношениях с республиками руководствуется соглашениями, достигнутыми с руководителями МВД республик 30 августа - в том числе и с руководством МВД РМ.
14 сентября ситуация в Приднестровье обострилась. По сообщению народного депутата Молдовы Бориса Акулова, в Тирасполе началось пикетирование городского отдела внутренних дел. Пикетчики требуют перехода местных правоохранительных органов в подчинение Приднестровью. Формируются отряды народной милиции. Только в Рыбнице в них записалось около сто двадцати человек. На дорогах, ведущих в Бендеры и Тирасполь, появились вооруженные посты. В Тирасполе распространились слухи о предстоящем вторжении. «Никакого применения силы не будет, заверил Косташ. - Но в случае нападения пикетчиков на отделы внутренних дел в Тирасполе и других городах Приднестровья, которые не подчинились сепаратистам, полицейские будут действовать в соответствии с законом. Что касается вооруженных постов на дорогах, то они выставлены для того, чтобы избежать столкновения гражданских лиц. Крестьяне возмущены тем, что в простаивающих вагонах гибнет собранный ими урожай. Они тоже начали блокирование дорог Приднестровья. Если люди не образумятся, то процесс может получить необратимый характер».
16 сентября опубликовано обращение народных депутатов Приднестровья к парламенту РМ: «...предлагаем признать реальность существования ПМССР, гарантировать отказ от применения силы в решении возникающих вопросов, освободить незаконно захваченных народных депутатов и начать переговоры по экономическому сотрудничеству».
17 сентября указом Снегура создана госкомиссия по проблемам Приднестровья из шести членов с задачами: реализация политики правительства в регионе, реализация и разработка программы нормализации связей с другими регионами республики, анализ и прогноз социально-экономического развития региона, объективная информация населения региона, взаимодействие с органами местного самоуправления, реализация программы функционирования языков с учетом специфики региона. Необходимость в создании такой комиссии продиктована потребностью повышения уровня жизни населения Приднестровья в условиях перехода к рыночным отношениям, более тесного взаимодействия Приднестровья с другими регионами Молдовы. Комиссии дан статус госдепартамента, на который возлагаются функции оперативного управления народнохозяйственным и социально-культурным комплексом Приднестровья. Председателю департамента разрешено иметь аппарат в количестве пяти штатных единиц.
Парламент одобрил присоединение Молдовы к Декларации прав и свобод человека, принятой съездом народных депутатов СССР 5 сентября 1991 года. Снегур отметил, что ситуация в Приднестровье остается напряженной. Продолжается блокирование железной дороги. В ответ крестьяне близлежащих сел заблокировали Бендеры, куда не допускается провоз грузов. Сократилось поступление вагонов в республику по линии министерства путей сообщения. По словам президента, некоторые органы печати, а также центральное и российское телевидение продолжают целенаправленно искажать процессы, происходящие в республике.
«Все, что происходит в Приднестровье, - это наше внутреннее дело, - заявил Снегур. - Мы в состоянии сами разрешить все вопросы без посредничества других республик». Он подчеркнул, что никогда не согласится с созданием Приднестровской Республики. На вопрос о возможном обмене территорий Южной Бессарабии и Северной Буковины, находящихся под юрисдикцией Украины, на Приднестровье, Снегур заявил: «Я не знаю, кто бы мог взять на себя смелость сделать какое-либо заявление об обмене территориями».
19 сентября предпринята попытка захвата начальника УВД ПМР Ю. Гросула. (Версия Кишинева: заместитель министра внутренних дел РМ Анточ прибыл на встречу один и без оружия, его пытались взять заложником, чтобы обменять на Смирнова. «Подоспевшие сотрудники МВД помогли полковнику уйти от преследования. Задержан один из нападавших».)
Указом Снегура прекращены производством все следственные дела о преступлениях, предусмотренных по статье 1792 Уголовного кодекса Республики Молдова с наказанием в виде лишения свободы на длительные сроки за умышленную блокаду железнодорожных и других транспортных коммуникаций. Принятие указа продиктовано необходимостью достижения мира и согласия в республике. Продолжение блокады железнодорожных путей в ряде городов, отмечается в документе, наносит огромный ущерб экономике Молдовы, ущемляет также интересы других республик. Прямые потери отраслей народного хозяйства республики, вызванные блокированием железнодорожных перевозок, на 18 сентября составили около 35 миллионов рублей. За период блокады Молдова недополучила свыше 400 тысяч тонн народнохозяйственных грузов. Из республики не было отправлено более трех тысяч вагонов. В свете этого указа жители прилегающих к городу Бендеры сел прекратили блокаду автодорог. Первая реакция на этот указ в Приднестровье - негативная.
Пикетирование женщинами железной дороги в Бендерах и Рыбнице продолжается. Блокада железнодорожной станции в Тирасполе приостановлена с 19 сентября. Президиум Тираспольского горсовета обратился к коллегам из Бендер и Рыбницы, где продолжается пикетирование железной дороги, с просьбой о приостановлении блокады.
Снегур издал указ о помиловании женщин, пикетирующих станции в Тирасполе, Бендерах и Рыбнице - в случае, если они к 24.00 освободят железнодорожные пути. Если же женщины не выполнят указ президента Молдовы о разблокировании дороги, по отношению к ним будут возбуждены уголовные дела. Выступая по телевидению, Снегур заявил: «Корни сепаратизма - в имперской тоталитарной системе. Земли на Левобережье Днестра - исконно молдавские. Пока я - президент, о постыдном «обмене» территориями не может быть и речи. Одним не терпится воссоединиться на Западе, другим - на Востоке. Наш выбор - твердый курс на независимость, целостность и неделимость республики. Поэтому, господа сепаратисты, перестаньте пугать народ объединением с Румынией! Для румынского народа оскорбительны требования определенных политических сил Молдовы чуть ли не ежедневно заявлять о неприсоединении нашей республики к Румынии. Ситуация в республике может стать неуправляемой, а отсюда - всего один шаг к гражданской войне».
По уверению Косташа, «часть блокирующих железную дорогу - психически ненормальные, другие - ранее судимы. Приднестровье ждет внутренний взрыв, населению надоели выходки так называемых «лидеров» (88).
Решение о переподчинении более 700 работников системы МВД Молдовы в Приднестровье местным органам власти рассмотрено на общем собрании коллектива 25 сентября. 
Вслед за этим началось новое противостояние в Дубоссарах. 25 сентября утром толпа пыталась блокировать мост через Днестр, но ОМОН помешал. Тогда женщины двинулись к райотделу полиции. У здания их встретила толпа молдаван во главе с предколхоза Г. Мунтяном. К полудню у РОПа собралось около 4 тысяч горожан. 33 полицейских сложили оружие и ушли. В полдень появился ОМОН, началась стрельба, полетели взрывпакеты, а молдаване стали бросать бутылки и камни.
В саперном полку депутаты горсовета поддержки не получили. Инженерно-саперный полк - единственная воинская часть в Дубоссарах. По словам командира полка полковника Игоря Мукабенова, «все 10 дней личный состав нес службу по усиленной охране военного городка, складов и парка боевой техники. Депутаты горсовета и жители просили защитить их, ссылаясь на то, что иначе прольется кровь. Мы стояли на своем: не имеем права выходить с оружием на улицы, получив приказ, категорически запрещающий вмешательство в конфликт. Я, командир, отвечающий за жизни людей, не имею права ставить их под удар. На общем собрании решили мы так: поддерживать ту или иную сторону - дело совести самих людей. И если кто-то пойдет на площадь перед горсоветом или станет в ряды людей у комиссариата полиции, то как частное лицо и без оружия. Солдаты слышали обидные слова в свой адрес. Офицерам и прапорщикам было еще труднее: угрозы шли не только им, но и их семьям.
Когда в Дубоссары вошли дополнительные силы МВД РМ, начались обыски людей и машин. Это создало напряженность. Мы установили контакт с руководством ОМОНа, сумели доказать, что наши машины перевозят под охраной секретную почту, и каждый необдуманный шаг со стороны полиции или ОМОНа может привести к перестрелке. Сумели мы также договориться о том, чтобы убрали полицейские патрули вокруг территории военного городка».
ОМОН ушел, потом вернулся, стоя за спинами женщин-молдаванок (это видно и на многих фотоснимках - вояки прятались за спины - Г.К.). Несколько тысяч горожан заняли круговую оборону на площади у горисполкома, блокировав въезды машинами. Создан оперштаб обороны города. Сентябрьское противостояние закончилось тремя ранениями, около ста жителей обращались за медицинской помощью (89).
Перед этим полиция три недели провоцировала дружинников. В ночь на 24-е захвачены, избиты и увезены в Кишинев пятеро дубоссарцев. Вечером того же дня фронтисты попытались водрузить триколоры над административными зданиями - возникло противостояние. В ночь на 29-е по пути из Дубоссар в Рыбницу задержан народный депутат СССР Н. Травкин и принудительно выслан в Москву. 
В Дубоссарах в сентябре 50 сотрудников РОВД перешли под юрисдикцию ПМР, бывшие коллеги их задерживают, избивают. Сторонники ПМР отвечают: жгут машины, поджигают дома. Жене комиссара полиции Колесника угрожают по телефону (он - украинец, родом из Крыма, брат жены - сторонник ПМР, живут в разных половинах одного дома). Колесник заявил: «Прежде, чем себе пулю в лоб пустить, сначала человек 5-6 на тот свет отправлю». 
Финагин предлагает сельчанам переходить под юрисдикцию города. Прерайисполкома И. Мицкул «деликатно напоминает, что в этом случае села не будут снабжаться топливом и прекратится финансирование школ, детсадов и больниц» (90). Мицкул заявил, что «речь идет об организованной провокации с целью срыва ратификации парламентом России договора с Молдовой».
По версии начальника управления информации МВД Молдовы Д. Корлэтяну, «в Дубоссарах была пресечена попытка отрядов содействия милиции так называемой Приднестровской Республики захватить райотдел полиции и заблокировать мост через Днестр, как это было во время трагических событий год назад. В ходе операции по отражению нападения на райотдел и разблокированию моста пострадавших нет. Арестовано 60 человек. Полиция действовала в соответствии с законами Молдовы и СССР». Журналисты российской прессы были свидетелями того, как замминистра внутренних дел РМ кричал по телефону: «Мне плевать, молдаване они или нет, но дорога должна быть расчищена!» (91). Заместитель же председателя Дубоссарского горсовета А. Порожан полагает, что «полицейские специально нагнетали напряженность в городе, незаконно арестовывая и избивая дружинников, организовывали демонстрации противников Приднестровской Республики».
26 сентября ночью, несмотря на договоренность с представителями МВД Молдовы об отводе сил, в город введены дополнительные отряды ОМОНа. Между омоновцами и защитниками города происходили стычки. Руководство Дубоссар считает, что ОМОН вместе с прибывшими сюда сторонниками народного фронта Молдовы намерен взять город под свой контроль. Руководство МВД РМ заявило, что ОМОН получил приказ охранять подвергшееся нападению РОСМа здание полиции и атаковать горсовет не намерен.
ОКТЯБРЬ. 1 октября из Дубоссар начался отвод военизированных подразделений. Выпущены на свободу лидеры ПМССР. Посредническая миссия делегации народных депутатов РСФСР принесла свои плоды. Прекращена блокада железной дороги. 
В. Муравски и В. Финагин подписали согласительный протокол об отводе вооруженных формирований из города и анонимной сдаче оружия. Одновременно решено исключить решение спорных вопросов силой, забастовками и блокадами. Приостанавливается принятие решений по созданию незаконных государственных структур и переподчинению существующих органов государственной власти и управления. Будет обеспечена нормальная деятельность органов правопорядка на всей территории Республики Молдова и обеспечено разоружение гражданских формирований и лиц.
В Кишиневе состоялось учредительное собрание культурного общества «Интегритатя», объединившего представителей интеллигенции республики. Общество намерено создать филиалы в Приднестровье, в южных районах, на Буковине и в Румынии. Одна из главных его задач - восстановление целостности отечества. Председателем общества «Интегритатя» избрана поэтесса Рената Вережану. Решено отдать базу «Советской Молдовы» под «Независимую Молдову» с назначением главным редактором Е. Замуры (ранее ее объявляли главным редактором «Гражданина Молдовы»). Первый номер новой газеты вышел 4 октября.
Досрочные выборы председателя Бендерского горсовета (во втором по величине городе Приднестровья) состоялись 6 октября. Они были назначены в связи с тем, что большая часть депутатов выразила недоверие своему бывшему председателю, депутату парламента Молдовы Гимну Пологову после того, как он стал высказываться за приостановление создания органов государственной власти ПМР. Взгляды Пологова претерпели изменения в результате содержания его в следственном изоляторе МВД РМ за действия, «направленные на расчленение Республики Молдова, создание антиконституционной Приднестровской МССР». После освобождения из-под стражи Пологов стал выступать за переговоры с руководством Молдовы по улаживанию разногласий. Большинство депутатов считает, что перемирие с Молдовой временно и надо продолжать отделяться от нее. Проживающие в городе молдаване, которые еще недавно были против Пологова, отказались участвовать в «выборной кампании». Их поддержали жители села Варница, входящего в состав Бендер. В выборах приняли участие 56% горожан. 82% высказались в поддержку председателя Бендерского исполкома Вячеслава Когута (92). Третий кандидат, бывший первый секретарь горкома КПМ Павел Цымай, снял свою кандидатуру.
7 октября нацбанк Молдовы заморозил счета Приднестровья на 300 млн рублей (с учетом набегающих процентов ПМР должна будет вернуть уже 700 млн рублей - почти половину своего бюджета) и распорядился не пропускать платежи в Приднестровье за продукцию, поставленную в РМ. 
19 октября прошел учредительный съезд аграрно-демократической партии Молдовы (АДПМ) с участием 300 делегатов, председателем партии избран Д. Моцпан. На сессию Верховного Совета СССР 21 октября решено от РМ направить наблюдателей. 
25 октября безрезультатно завершился визит премьер-министра РМ В. Муравского в Тирасполь. Ему не удалось решить финансовые проблемы, возникшие между нацбанком РМ и банковскими учреждениями Приднестровья. В результате трехчасового диалога банковские работники Приднестровья поняли, что руководство Молдовы видит разрешение конфликта в регистрации банковских учреждений Приднестровья в Нацбанке РМ. Они же настаивали на том, чтобы Молдова разрешила проведение финансовых операций без этой регистрации. Решено открыть корреспондентские счета коммерческих банков Приднестровья за пределами республики и не делать отчислений в бюджет РМ. 
26 октября образован Высший экономический совет РМ при президенте во главе с В. Муравски, двумя его заместителями (один из них - К. Тампиза), секретарем, 11 членами (среди них - С. Киркэ, Л. Талмач, С. Чертан).
30 октября прошел очередной раунд переговоров по улаживанию финансового конфликта. Роль посредников взяли на себя представители российского банка. Президент нацбанка РМ Талмач утверждал, что Приднестровье зарегистрировало четыре банка на Украине, стремясь выйти из финансового подчинения Кишиневу.
28 октября в Тирасполе сотрудниками горотдела полиции во главе с подполковником В. Щербатым (93) задержаны двое бывших бойцов рижского ОМОНа - Кожевин и Никифоров (по другим данным, Николай Гончаренко и Андрей Чецкой) - и отправлены в Кишинев. По заявлению МВД РМ, они задержаны «на территории Молдовы ее уголовной полицией совместно с сотрудниками МВД Латвии. На Левобережье республики находятся еще восемь бывших членов рижского ОМОНа. Руководство незаконного УВД Приднестровья делает ставку на рижских омоновцев с целью использования их в создаваемом там батальоне «Днестр» в качестве инструкторов и боевиков. Полиция Молдовы примет все меры, чтобы задержать и передать их органам правосудия Латвии, где против них возбуждено уголовное дело. К этому органы МВД Молдовы обязывает и подписанный с коллегами из Латвии договор о сотрудничестве». По сообщению Косташа, они незаконно прибыли в республику, нарушив приказ министра внутренних дел Союза выехать для прохождения службы в Тюменскую область: «Незаконно пребывая на территории Молдовы, эти омоновцы вмешивались во внутренние дела республики, провоцировали конфликты между жителями Левобережья и Правобережья Днестра».
12 ноября решением горсовета Щербатый был отстранен от должности «за измену ПМССР». Координационный забастком женщин потребовал от сотрудников ГОВД до 2 декабря письменно подтвердить верность ПМССР, иначе начнется пикетирование.
В октябре образован организационный комитет по созданию Союза журналистов Приднестровья, в который вошли Н. Воробьева, А. Квасников, Н. Корытник, А. Малашенко, Е. Матрук, А. Печул, В. Семенюк.
НОЯБРЬ. 5 ноября решено переименовать ПМССР в Приднестровскую Молдавскую Республику (ПМР). 
7 ноября праздничную демонстрацию в Тирасполе организовали только ветераны. Демпартия Приднестровья провела немногочисленный антикоммунистический митинг в парке «Победа». 
И. Смирнов в очередной раз призвал к диалогу: «Хватит меряться мускулами. Сила непригодна для разговора с Приднестровьем. Есть вопросы, в решении которых нельзя ошибаться. В свое время мы официально предлагали законодательную инициативу переустройства Молдовы. Теперь мы против вариантов культурной автономии или СЭЗ. Почему? А потому, что в этом случае нам не дается гарантия, что мы будем жить, как хотим и никто не будет нас ущемлять» (94). 
9 ноября в Ставрополе второй съезд Союза казаков обратился к руководителям СССР, России и Молдовы, выражая обеспокоенность судьбой народа Приднестровья. Съезд потребовал прекращения насилия и осудил политику РМ по отношению к народу Приднестровья.
В очередной раз обострилась ситуация в Гагаузии. 10 ноября в День милиции в районе Вулканешт полицейские застрелили одного из братьев-гагаузов. Во время похорон убитого толпа в несколько сот человек блокировала райотдел полиции и потребовала его эвакуации. Полицейские отстреливались и ранили несколько человек, среди которых оказались несовершеннолетние. Тогда здание райсуда и райотдела подожгли, ворота протаранили катком и взяли здание штурмом, ранив нескольких полицейских. Полицейские были разоружены. Опоновцы пытались с боем прорваться на помощь, ранили несколько человек, но, получив отпор (один полицейский убит, трое - ранены), вынуждены были бежать. В Вулканешты двинулись дружинники-гагаузы из Комрата и Чадыр-Лунги. Из Вулканешт райотдел полиции был выведен. Кишинев обещал прекратить засылать в Гагаузию переодетых полицейских. 
В Комрате в декабре создана национальная гвардия, 200 автоматов для нее получены из Тирасполя (руководил НГ И. Бургуджи).
С этого времени начинается активизация контактов гагаузских лидеров с Турцией: Топал и ряд гагаузов в турецком посольстве в Москве встречались с президентом Торгутом Озалом. Л. Добров разработал проект Гагауз Ери («Земля гагаузов»), который впоследствии был использован руководством Молдовы для «удушения» автономии. 
4 июня 1992 года на сессии Верховного Совета Гагаузской Республики принято Постановление «О подтверждении статуса Гагаузской Республики как суверенного независимого государства, закрепленного референдумом от 1 декабря 1991 года». 
В сентябре в Кишиневе прошли переговоры, в ходе которых 6 районов проживания гагаузов получили наименование Земля гагаузов. Правда, формально договоренность не закреплена. Договоренность предусматривала национально-государственное образование (но не республику) гагаузов в составе РМ. Соглашение было полезно Молдове: война на два фронта не под силу даже великим державам. Трезвомыслящие наблюдатели видят только один путь сохранения мира и целостности - федеративное устройство РМ.
12 ноября Игорь Смирнов подписал указ о создании военкомата республики. 14 ноября подписан указ о переходе в собственность РМ оружия, боеприпасов, техники и всего имущества частей Советской Армии на территории Молдовы.
«Суть наших разногласий с кишиневскими властями - именно в политическом и экономическом курсе республики, - заявил Председатель Верховного Совета ПМР Григорий Маракуца. - Нам не удается убедить руководство Молдовы отказаться от курса на отделение от Союза, что неминуемо приведет к экономическому хаосу и упадку уровня жизни народа. Приднестровье не настаивает на полном отделении от Молдовы. Республика может сосуществовать в рамках федеративной Молдовы, но только в составе Союза суверенных государств».
17 ноября на совещании в Тирасполе рассмотрены вопросы экономического сотрудничества и прямых хозяйственных связей между бывшими автономными республиками страны - Абхазией, Кабардино-Балкарией, Каракалпакстаном, Марий эл, Бурятией, Чувашией, Якутией, Ханты-Мансийским округом, Приднестровьем и Гагаузией. Совещание прошло по инициативе Верховного Совета ПМР. Участники договорились об учреждении «движения солидарности государств малочисленных народов» и решили организовать встречу руководителей этих государств. Представители девяти делегаций подписали итоговое соглашение. Намечено добиваться признания прав всех государственных и автономных образований страны на подписание Договоров о политическом и экономическом сообществе суверенных государств. Координировать организационную деятельность по достижению этих целей поручено народному депутату СССР, постоянному представителю Совмина Якутии при правительстве РСФСР Иннокентию Игнатьеву и народному депутату СССР Владимиру Казанцеву. 
Участников совещания приветствовали президенты СССР и РСФСР Горбачев и Ельцин. По-иному оценили совещание в Кишиневе. Заместитель председателя парламента Пушкаш заявил: «В Приднестровье нет малых народов. Проживающие там молдаване, русские и украинцы имеют свою государственность. Приветствие лидеров Союза и России вызывает у меня недоумение».
25 ноября эксперты, представляющие хельсинкские группы Дании, Венгрии и Норвегии, заявили, что «проблема национальных меньшинств в Молдове - реальность, с которой необходимо считаться, так как она имеет огромное значение для будущей молдавской демократии».
Указом Председателя ПМР от 21 ноября разрешено гражданам ПМР, проходящим срочную службу на территории РМ, продолжить ее в батальоне особого назначения «Днестр» и других войсковых частях ПМР. 27 ноября принято Постановление Верховного Совета ПМР о принятии под юрисдикцию ПМР частей Советской Армии, гражданской обороны и МВД, принявших такое решение. Комитету обороны предложено разработать оргштатную структуру и дислокацию частей.
В заявлении исполкома Интердвижения отмечено, что «принципиальных разногласий между Снегуром и НФМ нет. Для Снегура воссоединение с Румынией - вопрос времени, а не принципа. Он - открытый сторонник концепции приоритета прав «коренной нации» и рассчитывает на силовое решение региональных проблем, его политика разрушает хозяйственные связи с Россией и Украиной. Исходя из вышеизложенного, Интердвижение призывает граждан республики воздержаться от участия в выборах 8 декабря» (95).
Снегур на совещании работников органов правопорядка заявил, что РМ находится на начальном этапе независимости: «МНБ не определило окончательно своего места в системе органов правопорядка республики. Министерство должно отказаться от ряда своих вчерашних функций. Пора поставить точку в структуре МВД республики. Если до первых свободных выборов народных депутатов действия массового неповиновения предопределялись самой логикой политической борьбы, то сегодня не ясно, почему ряд политических сил использует те же методы. Вспомним о несанкционированных демонстрациях, блокаде железной дороги, осаде и даже поджоге зданий полиции. Юридический нигилизм становится нормой. У меня создалось впечатление, что МВД, МНБ, прокуратура ограничиваются регистрацией преступлений, не проводят глубокого анализа причин и обстоятельств, способствующих их росту, не ведут плановую работу по предотвращению преступлений и их раскрытию».
Снегур привел данные, согласно которым за десять месяцев года в Кишиневе зарегистрировано 33% от общего количества преступлений по республике, а с городами Бельцы, Бендеры и Тирасполь - 47%. Из этого следует, что на последние три города вместе, которые по общей численности населения примерно сопоставимы с Кишиневом, приходится лишь 14% от общего числа преступлений (96). 
28 ноября президиум парламента РМ выступил с заявлением: «Сторонники сохранения советской империи делают ставку на расчленение Молдовы, провоцируют межнациональные конфликты. В ход пущены дезинформация, подделка документов, политические провокации, экономические угрозы. Зачастили эмиссары правого толка: В. Жириновский, Н. Травкин, Е. Коган. Президиум парламента расценивает такие факты как грубое вмешательство во внутренние дела независимого государства». 
Парламент Румынии заявил, что референдум о независимости на Украине проводится и на румынских территориях - Северной Буковине, Герце, Хотине и Южной Бессарабии, поэтому его итоги не распространяются на эти территории.
И. Цуркану отметил. что «нейтрализовать действия сепаратистских лидеров можно либо политически, либо экономически» (97), и предложил свой путь решения проблемы: «В Молдове три силы: группа Снегура (аграрии, номенклатура, часть немолдаван, часть интеллигенции, часть т.н. демократов), НФМ, сепаратисты. Нормализовать ситуацию можно, если две первые группировки придут к согласию» (98).
Епископ Бельцкий П. Пэдурару заявил, что в последнее время некий сотрудник безопасности пытался установить с ним контакт: «Они и сегодня хотят контролировать церковь, вербовать новых агентов. Среди духовенства есть люди, сотрудничающие с КГБ. Уже после назначения Плугару министром этот сотрудник МНБ настаивал, чтобы я назначил их человека священником. А он - расстрига, совершил тяжкие грехи. Они работают по-старому» (99).
В парламенте министру нацбезопасности Плугару пришлось отвечать на вопрос, считает ли он сбор компрматериалов на депутатов парламента компетенцией МНБ, ведь Закона о национальной безопасности нет, а сам министр при назначении обещал, что МНБ не будет вмешиваться в политические дела. Плугару ответил, что правонарушения депутата (речь - об И. Брату, скандировавшем под окнами квартиры Снегура «Снегур - предатель») не входят в компетенцию МНБ.
ДЕКАБРЬ. 1 декабря прошли выборы Президента ПМР и референдум о независимости. Кандидатами в Президенты ПМР были зарегистрированы И. Смирнов (кандидат в вице-президенты А. Караман), Г. Маракуца (кандидат в вице-президенты Б. Акулов), Г. Благодарный, (кандидат в вице-президенты Л. Алферьева (100). Из 477 тысяч граждан, имеющих право голоса, в выборах и референдуме участвовало 372 тысячи, или 78% граждан.
На вопрос референдума «Вы - за независимость ПМР в политическом и экономическом Союзе суверенных государств?» ответили положительно 364 тысячи, или 98% граждан, принявших участие в референдуме. Референдум об образовании ПМР был первым в Молдове и одним из первых в СССР.
За избрание Президентом Смирнова проголосовали 244 тысячи, или 65% граждан, за Маракуцу - 115 тысяч, или 31% граждан, за Благодарного проголосовало 5,5 тысячи человек, или 1,5% граждан.
На референдуме и выборах не работали избирательные участки в ряде сел Григориопольского района. Итоги в этих селах по участию в выборах: Спея - 52%, Малаешты - 55%, Ташлык - 63%, Буторы - 73%, Делакеу - 74%, Тея - 84%. Группа представителей Петербургского горсовета, присутствовавшая в качестве наблюдателей, признала выборы и референдум в ПМР действительным волеизъявлением населения. 
МИД РМ сделал заявление о том, что «выборы и референдум имели целью раскол республики. Действия сепаратистских сил, вовлечение в них военнослужащих частей Советской Армии, создание незаконных вооруженных формирований являются грубейшим нарушением принципов и норм международного права и Устава ООН и могут иметь самые трагические последствия». Тираспольское отделение НФМ заявило, что «место лидеров незаконной ПМР - не в президентских креслах, а на скамье подсудимых». В этот же день на двух участках в помещении ТГПИ проводилось голосование по выборам президента РМ.
В тот же день Президентом Гагаузской Республики избран ее премьер-министр Степан Топал. За него проголосовали свыше 90% избирателей.
В Кишиневе тем временем создан национальный совет воссоединения парламентариев Румынии и РМ (от последней среди подписантов - И. Брату, М. Гимпу, М. Друк, Л. Истрати и В. Матей).
3 декабря на сессии Верховного Совета ПМР Игорь Николаевич Смирнов приведен к присяге в качестве первого Президента ПМР. В тот же день своим указом Президент запретил в Приднестровье деятельность полиции РМ. 
Постановлением ВС ПМР образовано республиканское управление обороны и безопасности (РУОБ), начальником которого назначен генерал-лейтенант Г. Яковлев (101). Председателю комитета обороны В. Рылякову вместе с начальником РУОБ поручено до 15 февраля согласовать с минобороны России порядок и условия передачи ПМР вооружения, техники и имущества войск, расположенных на территории ПМР.
Это вызвало обращение руководителей РМ в Организацию Объединенных Наций: «После перехода 3 декабря командующего 14-й армией Одесского военного округа генерал-лейтенанта Г. Яковлева в подчинение сепаратистских сил Приднестровья военные и полувоенные отряды сепаратистов и подразделения Советской Армии приступили к оккупации населенных пунктов Левобережья Днестра. По указанию командующего Одесским военным округом генерал-полковника Игоря Морозова и по согласованию с министерством обороны СССР в республике созданы военные и полувоенные ударные отряды, которые терроризируют мирное население Левобережья, прибегая к шантажу, увольнениям с работы, избиениям и угрозам поджога домов. Военные распределяют сотни единиц оружия экстремистским элементам, в том числе уголовным преступникам. В Молдове началось установление военной диктатуры посредством путча генералов. Обращаемся к парламентам и правительствам стран мира, к Совету Безопасности ООН с просьбой принять решительные меры во избежание развязывания в этой зоне Европы конфликтов, которые могут привести к трагическим последствиям. Считаем необходимым направить в РМ постоянных наблюдателей Совета Безопасности ООН» (102).
В выступлении по телевидению президент РМ подверг резкой критике руководство министерства обороны России: «Министр обороны Шапошников даже не соизволил ответить на мои телеграммы. Мы полны решимости добиваться защиты территориальной целостности республики у мирового сообщества и возвращения оружия, розданного сепаратистам. Вместе с тем, мы сделаем все, чтобы не допустить кровопролития». «Ни один солдат Советской Армии, находящийся на территории Одесского военного округа, непричастен к действиям, в которых обвиняет Советскую Армию руководство Молдовы, - заявил первый заместитель командующего округом генерал-лейтенант Юрий Кузнецов, - Войска не вмешиваются ни в какие действия, происходящие там, и остаются на местах. Что же до действий командующего 14-й армией генерал-лейтенанта Яковлева и его согласия принять на себя обязанности начальника управления безопасности Приднестровской Республики, то это его личное дело. Никто из заместителей Яковлева не принимает участия ни в каких действиях. Под видом солдат Советской Армии в камуфлированной форме, которая приобретена неизвестно где, выступают отряды самообороны. Один из них - отряд «Днестр». Эти же люди вооружены оружием, которое получили в милиции. За их действия мы ответственности нести не можем. Мне звонил лидер Приднестровья Смирнов и просил принять участие в защите населения Приднестровской Республики. От имени командования округом я ответил, что мы выполняем приказ союзного министра, и все вверенные нам части будут оставаться на месте. После моего категорического ответа о невмешательстве Смирнов пригрозил, что «мы будем сами отбирать у вас оружие, с тем, чтобы обороняться». Я ему ответил, что в таком случае армия вынуждена будет защищать места, где она расположена, и склады с оружием и боеприпасами. И еще раз подчеркнул, что ни в каких действиях ни на одной стороне части Одесского военного округа принимать участия не будут. Одновременно считаю необходимым заявить, что ситуация приобретает взрывоопасный характер, поскольку и молдавская сторона, и отряды самообороны Приднестровской Республики располагают значительным количеством вооружения».
4 декабря указом Смирнова собственность союзных и молдавских министерств и ведомств переведена в собственность ПМР. В тот же день опечатано здание горотдела МНБ в Дубоссарах. Верховный Совет ПМР распустил действующие Советы и постановил провести досрочные выборы местных Советов в Григориопольском и Дубоссарском районах, а также селах Григориопольского района - Тея, Спея, Малаешты, Делакеу, Бутор, Ташлык и Гояны Дубоссарского района. Решено также провести референдум в селах Дубоссарского района - Кошница, Пырыта, Погребя, Кочиеры, Маловата, Роги, Дороцкое.
Группа русскоязычных депутатов парламента РМ призвала избирателей отдать голоса за кандидата в президенты Снегура и отстоять неделимость республики. Обращение подписали 28 депутатов, в том числе Ю. Атаманенко, С. Куртев, Л. Лащенова, В. Лебедев, А. Лисецкий, Г. Некит, Л. Покатилова и И. Руссу.
5 декабря блокировано здание РОВД в Григориополе. Женщины требовали смещения четверых руководителей (комиссара полиции Цуркана и его заместителей, в том числе И. Ктитора). Улицы патрулировали бойцы «Днестра». После переговоров Косташ согласился сменить только Цуркана, затем отказался и от этого - тянул время. После того, как заместители Косташа заявили, что вышлют в Григориополь 200 омоновцев, райсовет обратился к населению с призывом собираться на площади. Ночью оружие и документы РОВД были вывезены в Кишинев, четверо его руководителей тоже убыли туда. Оставшиеся не у дел полицейские разошлись, кто куда. Поскольку пять суток в поселке не было ни милиции, ни полиции, предрайсовета С. Леонтьев сам себя назначил и.о. начальника РОВД.
Больше месяца тянулась конфликтная ситуация в связи с переподчинением тираспольской полиции. 400 ее работников заявили о переходе в милицию ПМР. В решении этого вопроса сыграла свою роль и материальная сторона: работникам правоохранительных органов ПМР в два с половиной раза повышается зарплата. 
6 декабря сторонниками ПМР захвачено здание РОВД в Слободзее. В тот же день на мосту у Дубоссар возникла перестрелка с полицией. В городе сосредоточилось несколько сот гвардейцев ПМР и бойцов «Днестра». Депутаты горсовета предложили личному составу РОВД в течение суток покинуть город.
Министр нацбезопасности Плугару заявил: «Оперативная информация косвенно подтверждает, что консервативные силы, как в республике, так и вне ее, разыгрывают сценарий реванша за августовское поражение при участии военных. Раздача оружия незаконным военным формированиям на Левобережье и в некоторых районах Юга, открытое неподчинение решениям республиканских властей, захват местных отделений полиции и службы национальной безопасности, демонстрация силы во время «избирательной кампании» в этих районах 1 декабря, вооруженное патрулирование встреч кандидатов с избирателями, препятствование президентским выборам 8 декабря свидетельствуют о провокационных целях - вызвать столкновения и затем оправдать применение силы» (103). 
8 декабря прошли выборы президента РМ. И НФМ, и Интердвижение призывали своих сторонников к бойкоту. В выборах приняли участие 83% избирателей. Предпочтение Мирче Снегуру - безальтернативному кандидату - отдали 98% от числа принявших участие в голосовании. На 1950 избирательных участках обнаружен аж 791 недействительный бюллетень (104). Вместо запланированных 300 в Приднестровье организовано только 70 избирательных участков. Из них реально в Тирасполе действовали 2 избирательных участка, в Бендерах - 2, Дубоссарах - 1, Каменском районе - 20, Григориопольском - 13, Слободзейском - 3. Въезды в Тирасполь, Бендеры и другие населенные пункты заблокированы воинскими формированиями ПМР. Накануне дня выборов они открыли предупредительный огонь в воздух и воспрепятствовали проезду в Дубоссары наблюдателей из США.
«Имперские силы предпринимают отчаянные усилия, чтобы расколоть Молдову, развязать здесь гражданскую войну», - так считает премьер-министр РМ Муравски. В других регионах «возможности исчерпаны: Прибалтика окончательно отпала, а на Кавказе очень опасно». Премьер отметил, что на Левобережье все дороги по указанию лидеров Приднестровья заблокированы, туда введены воинские части. В ночь на 8 декабря совершена попытка штурмом взять комиссариат полиции в Бендерах. После выборов президента правительство перейдет к решительным действиям по всем направлениям, в первую очередь, в проведении экономической реформы. Кабинет имеет конкретную программу, и сегодня неотложная задача - укрепление дисциплины на производстве и наведение порядка во всех сферах. Премьер заявил о необходимости решительных мер по стабилизации обстановки в Приднестровье: «Группа лидеров здесь мутит сознание людей, направляя их против своих братьев на правом берегу Днестра. Мы сделаем все, чтобы привлечь их к ответственности».
Новая волна конфронтации в Бендерах была вызвана решением горсовета о переподчинении правоохранительных органов ПМР. Когут освободил от должности начальника ГОПа Гуслякова. Полицейские воспротивились этому решению. К вечеру 9 декабря в Бендеры приехали 60 автоматчиков из РОСМа и потребовали очистить здание комиссариата полиции. В то же время, откликнувшись на призывы радио РМ, туда приехали молдаване из пригородного села Варница. РОСМовцы захватили здание линейного отдела полиции на железнодорожном вокзале. 
По сообщениям молдавской прессы, 10 декабря неизвестный пытался произвести выстрел в окно кабинета министра внутренних дел Косташа. Преступник, на след которого полиция уже напала, пользовался оружием с оптическим прицелом. «Есть подозрения, что покушение спланировано в Тирасполе. Эту версию подтверждает и министр нацбезопасности РМ Анатол Плугару. Он сообщил, что МНБ располагает сведениями о подготовке нового покушения на Косташа. Эти планы разрабатывают лидеры Приднестровья. Террористы не прочь также взять в заложники министра внутренних дел Молдовы» (105). 
11 декабря на сессии парламента Пушкаш заявил: «Лидеры Тирасполя и Комрата затеяли очередной политический фарс - 1 декабря в некоторых населенных пунктах Левобережья и в городе Бендеры, а также в некоторых местах компактного проживания гагаузов проведены выборы президентов и референдумы о независимости. Это противоречит двадцати пяти статьям Конституции РМ. Задуманный сепаратистами фарс провалился. Не могут не знать смирновы, дюкаревы, финагины и другие авантюристы, что в левобережной части РМ проживают в основном молдаване (фактически менее 40% - Г.К.). Украинцы и русские имеют свои государственно-территориальные образования и не могут претендовать на образование новых и выход из-под юрисдикции РМ. В Приднестровье пока нет гражданской войны, но нет и мира. Народ левобережной части Молдовы не хочет расчленения Молдовы. Необходимо расформировать все вооруженные отряды в 10-дневный срок; призвать должностных лиц и граждан Левобережья и гагаузов к гражданскому неповиновению; прокуратуре, МВД и МНБ образовать смешанные оперативно-следственные группы по расследованию преступлений сепаратистов; принять меры к восстановлению деятельности конституционных органов власти и управления» (106).
Парламент РМ признал антиконституционным проведение в ПМР и ГР выборов президентов и проведение референдумов по вопросу провозглашения независимости. Результаты выборов и референдумов в этих регионах парламент РМ аннулировал. Снегур заявил, что готов сесть за стол переговоров с лидерами Приднестровья и Гагаузии: «Я призову их еще раз к разуму, но если это не поможет, то мы вынуждены будем принять в соответствии с Конституцией к ним строгие меры. Я убедился, что политика сепаратистов уже всем надоела. Сепаратизм мы разорвем как снаружи, так и изнутри».
11 декабря в Бендерах у здания ГОВД демонтирован памятник Дзержинскому. В тот же день две части в Тирасполе и гарнизон Дубоссар заявили о готовности перейти под юрисдикцию ПМР, после чего 12 декабря снят командарм-14 Г. Яковлев. Прибывший в Тирасполь главком сухопутных войск Семенов своей властью восстановил Яковлева в должности командарма, но уже через сутки Шапошников снова его сместил. Сначала хотели командармом-14 назначить молдавского генерала Дабижу, потом назначили Ю. Неткачева.
События развивались на фоне продолжающихся разногласий в парламенте РМ. Так, на страницах парламентской газеты «Сфатул цэрий» публиковались лишь 23 из 380 депутатов (в том числе К. Тэнасе - 10 публикаций, А. Вартик - 6, П. Сандулаке и О. Ожога - по 5), и только 15 согласились на интервью (Снегур, Плугару, Пушкашу, Матей). Разногласия в парламенте, прежде этнические, теперь стали политическими. Лидер аграриев Моцпан не допускал на заседания фракции журналистов из «Сфатул цэрий». А. Мошану прямо заявил, что «сначала нужно разобраться с депутатами-сепаратистами, а уже потом - с депутатами-унионистами» (107). 
12 декабря президиум республиканского совета Интердвижения принял Заявление «О результатах выборов президента РМ 8 декабря»: «Существуют серьезные основания, чтобы усомниться в достоверности официальных результатов голосования. По Кишиневу якобы голосовало 64% избирателей, но, по данным на 16 часов, в каждом секторе города проголосовало не более трети избирателей».
В связи с избранием на пост президента Снегуру поступили приветственные телеграммы: просто «уважаемому» от Кравчука, Шушкевича, Назарбаева и Горбунова, «Вашему превосходительству» от Тер-Петросяна, «уважаемому господину» от Ельцина (108). Молдавская пресса отмечала, что «Снегур - гарант стабилизации и независимости на некоторое время» (109 ), «Снегур убежден, что выборы 8 декабря будут консолидировать общество, очевидно, что он ошибается» (110 ) и что «независимая Молдова быстрее выберется из кризиса» (111). 
12 декабря в Москве прошла встреча Ельцина и Снегура, достигнута договоренность, что Россия в ближайшее время ратифицирует договор о сотрудничестве с Молдовой и рассмотрит вопрос о дипломатическом признании РМ. По свидетельству некоторых молдавских изданий, «Москва посоветовала Снегуру всенародно избраться и провести референдум о независимости» (112). 
12 декабря опубликовано заявление министров внутренних дел Косташа, нацбезопасности Плугару, прокурора РМ Постована и министра юстиции Барбэнягрэ: «Так называемой ПМР нет и не будет. Есть только сепаратисты. Мы примем все законные меры, чтобы пресечь действия, направленные на подрыв целостности РМ. Мы не позволим создать на территории Молдовы новые антиконституционные госструктуры и военизированные отряды, не предусмотренные законом и способные дестабилизировать ситуацию». Косташ заявил, что «ситуация накалялась в последнее время лидерами Приднестровья. Конфликт должен быть разрешен политическими средствами, хотя в цивилизованных странах в борьбе против незаконных вооруженных формирований полиция применяет оружие».
На следующий день разразилась третья трагедия в Дубоссарах. МВД СССР подтвердил, что еще 12 декабря в 22 часа от Дюкарева из Дубоссар поступил факс о готовящемся штурме города. РОВД уже полгода на полуосадном положении. По сообщению пресс-бюро МВД РМ, «13 декабря в течение получаса - с 5 до 5.30 утра - вооруженными формированиями сепаратистов на Дубэсарьском мосту беспричинно обстрелян пост МВД РМ. Среди полицейских есть убитые и раненые. Был открыт ответный огонь, оттеснивший сепаратистов к посту ГАИ на развилке дороги Дубэсарь-Григориополь. Эта провокация спланирована лидерами Приднестровья с целью сорвать переговоры президента Снегура с руководителями России, Белорусси и Украины» (113). Президиум парламента РМ заявил 13 декабря об «очередной провокации против суверенитета и независимости Молдовы. Нарушение законности и правопорядка стало правилом для организаторов этих действий» (114).
Как сообщила пресса Приднестровья, «в шесть часов утра в районе Дубоссар началось массовое вторжение сил молдавской полиции на территорию Приднестровья. Начался бой, который длился около 40 минут. В настоящее время город разделен на две части - одну контролирует молдавская полиция, другую - вооруженные формирования Приднестровья. Столкновения продолжаются - есть убитые и раненые, в том числе и среди гражданского населения». Молдавские полицейские применяют оружие румынского производства. В связи с обострением обстановки в Дубоссарах власти Приднестровья дали указание о повышенной боевой готовности взрослого населения и начали переброску из Тирасполя в сторону Дубоссар и Григориополя резерва республиканской гвардии.
В ходе 40-минутной перестрелки полиции и гвардии ПМР погибло четверо полицейских и трое гвардейцев ПМР (ополченцы из Рыбницы: А. Патергин - русский, В. Щербатый - украинец и Ю. Цуркан - молдаванин), ранено 15 человек, не менее 20 гвардейцев пропали без вести. В ответ начались захваты заложниками полицейских на Левобережье. В Бендерах предгорисполкома Когут ввел чрезвычайное положение.
Информация о конфликте противоречива - противоборствующие стороны сообщают факты, многим из которых нет подтверждения. Так, недостоверной оказалась информация дубоссарских властей о том, что молдавская полиция предприняла после обеда попытку прорваться в центр города и была остановлена в результате перестрелки.
Претерпела изменение и официальная версия МВД Молдовы о том, что причиной конфликта стал обстрел вооруженными формированиями Приднестровья полицейского поста. Очевидец событий, командир подразделения молдавской полиции Антон Гамурарь рассказывал: «Ранним утром мы получили информацию о том, что в Дубоссарах готовится захват райотдела полиции, и выехали на помощь своим товарищам. На мосту через Днестр наш автобус остановили так называемые гвардейцы, но мы их разоружили и арестовали. Однако через несколько сот метров, на въезде в город, наш автобус был обстрелян из автоматов и пулемета людьми, засевшими в помещении поста ГАИ. В результате перестрелки убито трое и ранено семеро полицейских. С противоположной стороны - двое убитых, несколько раненых. Многие из нападавших задержаны и доставлены в следственные органы».
14 декабря начальник пресс-бюро МВД РМ сообщил, что в ходе столкновения утром 13 декабря «задержаны тридцать четыре боевика, четверо из них помещены в больницу, у задержанных изъяты два пулемета, двадцать автоматов. Скончавшийся в больнице В. Кузьмин, 1949 года рождения, ранее служил в рижском ОМОНе и разыскивался властями Латвии. Среди боевиков шестеро ранее были судимы. Вооружение боевикам поступает со складов воинских частей. Так, на вооружении батальона «Днестр» полторы тысячи автоматов, полученных из в/ч 74273. Из этой же части продано через подставное лицо как металлолом за 64 тысячи рублей Тираспольскому горисполкому 3 миномета, 6 танков и 12 БТР».
Снегур, который в этот день находился в Минске, узнав о боестолкновении, прервал свой визит и возвратился в Кишинев. Муравски и Караман ведут переговоры. С призывом к сдержанности выступает Ельцин. В Москве у постпредства Молдовы - пикеты ЛДПР. 
В Дубоссарах стрельба. 14 полицейских ранены и один взят заложником. В телефонном разговоре с председателем райисполкома Григориополя Леонтьевым Косташ заявляет, что «перестреляет всех славян как собак» (115). 
Митинг в Тирасполе осуждает агрессию РМ и требует от 14-й армии выполнить роль «голубых касок» ООН. К народу обращается Президент Смирнов: «В своем стремлении поставить народ Приднестровья на колени агрессоры не останавливаются ни перед чем. Дубоссары стали фронтовым городом, там не работают предприятия и школы. По линии гражданской обороны объявлена тревога по всей территории ПМР». Дубоссарская ГЭС захвачена опоновцами, персонал оставил станцию. Вечером 13-го поступило сообщение о выдвижении из Кишинева в сторону Дубоссар автоколонны с вооруженными людьми.
Бесславный «гагаузский поход» и последовавший в отсутствие Снегура 2 ноября 1990 года штурм Дубоссар оказали неоценимую услугу лидерам Приднестровья и Гагаузии. Испытавшие силовое давление гагаузы и приднестровцы ускорили создание собственных вооруженных формирований. В Кишиневе не сделали выводов из ошибок и вновь попытались разрешить проблему силой. После провала августовского путча были арестованы лидеры Приднестровья и Гагаузии. Это еще более обострило ситуацию, привело к забастовкам, длившейся более месяца блокаде железной дороги. Арестованных пришлось выпустить. Ситуация еще более обострилась после организованных в Приднестровье и Гагаузии выборов собственных президентов. Парламент Молдовы принял решение об их незаконности и разоружении имеющихся там вооруженных формирований. Но как решить эту задачу, не прибегая к насилию, не знал никто.
14 декабря стычки у Дубоссар продолжились, убит лейтенант полиции. В Бендеры прибыло два автобуса подкрепления полиции. В тот же день по призыву тележурналиста А. Невзорова в Приднестровье прибыли первые отряды казаков и добровольцев из Петербурга. Появились сообщения из Москвы и других городов России о направлении добровольцев. Гагаузия прекратила поставки мяса в Молдову, переадресовав их в Тирасполь. 15 декабря в Тирасполе появились первые донские казаки и сразу же убыли в Дубоссары (во главе - походный атаман Кубанской казачьей рады А. Бабков). 
17 декабря стало днем возрождения Черноморского казачьего войска.
14 и 15 декабря в Кишиневе прошли две встречи Снегура и Смирнова, длившиеся по несколько часов. Распоряжением президента Молдовы создана согласительная комиссия. Достигнута договоренность об отводе вооруженных отрядов к местам постоянной дислокации под контролем согласительной комиссии, снятии дорожных заграждений, освобождении раненых и освобождении в максимально короткий срок всех задержанных. От РМ соглашение подписали Берлински и Сангели, от ПМР - Караман, Большаков.
18 декабря Правительство России заявило о признании независимости РМ и готовности к установлению дипломатических отношений. Постпредство РМ в Москве на тот период состояло из 10 сотрудников: постпред, его заместитель, референты по промышленности, транспорту и связи; МТС и агропромышленному комплексу; административным органам; капитальному строительству; образованию, науке и культуре. По словам Ельцина, «Россия и Молдова найдут отвечающие интересам их народов решения существующих проблем, включая обеспечение прав человека и национальных меньшинств». При этом он выразил уверенность, что «Молдова готова вступить в СНГ и Румынию с собой прихватить». Первым послом России в РМ стал В.Плечко (116).
Заявление России о признании независимости Молдовы приветствовали депутаты парламента Молдовы. Председатель Верховного Совета ПМР Г. Маракуца заявил: «Россия имеет право признавать независимость любой республики. Но это не означает, что речь идет о нынешнем государственно-территориальном устройстве Молдовы. Жители Приднестровья и Гагаузии в результате референдума создали свои республики. И нельзя игнорировать эту реальность. Надо говорить о конфедеративном устройстве республики из Молдовы, Приднестровья и Гагаузии». 
В этот день опубликован и вступил в силу Закон РМ «О войсках карабинеров МВД» (сводимых в бригады и батальоны), а министры внутренних дел и нацбезопасности РМ выступили с заявлением о том, что «темные силы замышляют новые акции, нацеленные на подрыв государства. Их деятельность становится все более опасной для населения республики» (117).
«Лучше умереть стоя, чем жить на коленях» - таков заголовок опубликованного газетой «Сфатул цэрий» заявления НФМ в связи с похоронами погибших в дубоссарском конфликте полицейских: «Свободу нельзя выпросить, она может быть только завоевана. Веками наши предки окропляли кровью родную землю, борясь за ее единство и независимость. Сегодня настал наш черед последовать их примеру!». Сторонники НФМ после похорон собралась в центре Кишинева с требованием «принять эффективные силовые меры по отношению к приднестровским сепаратистам». Снегур заявил о намерении урегулировать конфликтную ситуацию в Приднестровье политическими методами, однако отметил, что «тот, кто за уступку левобережной Молдовы, тот мой кровный враг» (118).
По мнению премьер-министра Муравского, «необходимо пойти на то, чтобы Тирасполь стал свободной экономической зоной. У небольших европейских стран напряженность в основном экономическая. У нас меньше интереса к власти над Тирасполем и Гагаузией. Значительно больше желания реально помочь республике выйти на европейские стандарты экономики. Люди тогда убедятся, что все делается для их блага». А неожиданное заявление Муравского о нелегальных встречах в Тирасполе с Игорем Смирновым, «человеком волевым, грамотным политиком и не сепаратистом, попавшим в ложную ситуацию по воле Центра», было воспринято многими как сенсация (119). 
19 декабря А. Лисецкий и ряд других бывших лидеров Интердвижения - депутатов РМ обратились к парламентам бывших субъектов СССР с призывом признать РМ и не допускать прибытия в РМ новых добровольческих формирований «якобы для защиты русскоязычного населения» (120). 
20 декабря в Кишиневе митингующие поддержали решение руководства НФМ о переходе в оппозицию и отвергли обвинения со стороны Снегура в адрес НФМ.
21 декабря Украина признала независимость Молдовы. В этот день Снегур подписал соглашение о вступлении Молдовы в СНГ, а на следующий день на митинге НФМ в Кишиневе И. Илашку резко критиковал президента за подписание Алма-Атинской декларации.
К Президенту Смирнову обратились 116 бойцов батальона «Днестр» с предложением определить батальону конкретные задачи, обеспечить защиту от посягательств полиции, уволить неработоспособных офицеров и впредь командиров избирать на общих собраниях, а также отменить совместное с ГОВД патрулирование (121). 
26 декабря указом Смирнова созданы Вооруженные Силы ПМР на базе войск и других формирований, дислоцированных на территории ПМР, кроме входящих в стратегические силы сдерживания. Другим указом в тот же день Смирнов был объявлен Главнокомандующим Вооруженными Силами ПМР.
29 декабря в Минске, куда он прибыл с Маршем мира, народный депутат ПМР Борис Акулов заявил, что «даже после подписания Молдовой соглашения об образовании СНГ мы не знаем, какая судьба ждет Приднестровскую и Гагаузскую Республики. У нас есть основания думать, что президент Снегур подписал соглашение об СНГ, чтобы развязать себе руки для расправы с двумя государственными образованиями в Молдове». Акулов напомнил, «что в Приднестровье проживает 750 тысяч человек, а в Гагаузии - 180 тысяч, и они имеют право на собственный выбор». Марш организован женским движением Приднестровья и Гагаузии, в нем участвуют 250 человек. Лидер инициативной группы женщин Надежда Григорьева сообщила, что «они хотят обратиться к руководителям независимых государств, чтобы изложить свое видение содружества и судьбу в нем небольших государственных формирований. Мы боимся прорумынской ориентации руководства Молдовы и знаем, что народ эту идею не поддерживает. Мы просим дать нам федерацию или конфедерацию, но руководство Молдовы на переговоры не идет. Мы не знаем позиции Президента России по отношению к праву на самоопределение Приднестровья и Гагаузии».
Л. Добров обратился с открытым письмом к министру нацбезопасности Плугару, приложив три своих письма за границу: «Ни одно мое письмо из Комрата за границу не дошло до адресата. Однако письма из Москвы доходят в течение недели. Вывод: в независимой Молдове вся зарубежная корреспонденция контролируется. Отныне и впредь все письма за границу буду отправлять на Ваше имя и только после Вашего ознакомления с ними и разрешения буду направлять по назначению. До сих пор я не реабилитирован по медицинской части, и мне не возвращены конфискованные дневники и личные вещи. Ваше ведомство передо мной не извинилось и не выплатило компенсацию» (122). Характерно, что ранее аналогичную акцию предпринимал в Армении известный сторонник воссоединения Нагорного Карабаха и Армении И. Мурадян. 
3 января 1992 года в Бендерах гвардия ПМР захватила здание горотдела МНБ (прежнего КГБ).
Вспоминает В. Виноградов, бывший заместитель начальника отдела по борьбе с оргпреступностью КГБ РМ: «Меркурий» сбывал дефицит за границу в обмен на автомобили и видеотехнику для узкого круга, в том числе депутатов и министров. Председатель комиссии Верховного Совета по борьбе с преступностью В. Берлински (жена-адвокат получала деньги из «черной кассы» кооператива «Полимер», председатель которого - дважды судимый В. Лимонов - бравировал связями с Плугару и Берлинским, сам Берлински получал взятки по прежним местам работы в прокуратуре и нарсуде) покрывал главаря шайки контрабандистов, расставил на ключевые посты в МВД своих людей, требовал предоставления компрматериалов на министров и депутатов. Руководитель канцелярии президента - родственник премьера - перегонял через фирму цветные металлы за рубеж. «Мы вынуждены уехать, поскольку на четверых сотрудников отдела выписаны постановления об аресте» (123).
События 1991 года привели к распаду единых структур власти на территории Молдовы. Замура писала, что «полиция осталась последним оплотом государственности в Приднестровье». Расследование дубоссарской трагедии 1990 года, обещанное Бакатиным, так и не состоялось - Косташ уцелел и стал еще агрессивнее: «В Транснистрии создают «карманные» структуры охраны общественного порядка. Почему термин эпохи НКВД - «милиция» приятнее уху «патриотов» из-за Днестра, чем сугубо мирный - «полиция»? Ими организована «холодная война» символов. Политики из Тирасполя планируют новые жертвы. Полицейские у здания парламента - печальный символ наших проблем» (124), «Нас послали голыми в пчелиный улей. На словах Москва поддерживала Молдову, но чуть что - сразу пускали в ход угрозу ее дробления. Это был негласный шантаж президента СССР, поддерживаемого верхушкой КПСС, КГБ, армии. Сначала Рыбница, потом Каменка, затем атаковали РОПы в Комрате, Вулканештах, Чадыр-Лунге, в Тирасполе сдалось более 80% личного состава» (125).
Косташ жаловался: «Нам нечем защищаться, не хватает оружия, автомашин, техники» (126), хотя на формирование корпуса карабинеров выделяется на 2-3 года 400 миллионов (127).
7 декабря на КПП Унгены пограничники задержали 6 «КамАЗов» в сопровождении сотрудника МВД с румынскими автоматами и патронами, прикрытыми обмундированием. Министр нацбезопасности Плугару заявил, что «это ложь, в кузове одного грузовика было лишь учебное оружие» (128). Он утверждал, что «в Транснистрии продолжаются попытки разрушения госструктур РМ. Прямой угрозой безопасности граждан стало решение «кабинета» Смирнова о создании «приднестровской милиции». Что могут непрофессионалы с сомнительной репутацией? Политики из Тирасполя, видимо, планируют новые трупы. Полицию втягивают в политические интриги. Молдова стала фронтом, милиция - в окопах. От защиты граждан она перешла к самозащите. За 10 месяцев 1991 года зафиксировано 450 нападений на сотрудников МВД. На полицию выделено 327 миллионов рублей» (129). 11 ноября подписан указ Снегура об укомплектовании МВД и погранслужбы МНБ. На базе ОПОНа и двух батальонов ППС создана бригада полиции спецназначения.
В Приднестровье еще 11 февраля был создан территориальный сводный отряд (ТСО) при штабе гражданской обороны Тирасполя (сводный, или спасательный - как расшифровывали позднее).
Летом 1991 года МВД ССРМ полностью вышло из подчинения МВД СССР. Тогда же РОВД Рыбницы (166 из 202 сотрудников присягнули на верность ПМССР) и Каменки (треть личного состава ушла на правый берег, оружие также поделено) перешли под юрисдикцию ПМР. В Григориополе 20 сотрудников РОВД с табельным оружием скрываются от сотрудников милиции ПМР.
Верховный Совет ПМР обратился к работникам МВД: «Не втягивайтесь в репрессии против демократически избранных органов власти Приднестровья, не участвуйте в подавлении массовых выступлений трудящихся, не выполняйте преступных приказов» (130). В сентябре, когда Косташ приказал ГОПам Тирасполя и Бендер принять меры к снятию блокады железной дороги, руководство и большинство личного состава отказались выполнить этот приказ.
10 сентября принят Закон ПМССР «О республиканской гвардии», которая подчиняется Верховному Совету и Председателю ПМССР. Гвардия считается вооруженным военным формированием, возраст - до 40 лет (командного состава - до 50 лет).
В октябре горсовет выразил недоверие начальнику ГОВД В. Щербатому и принял решение о формировании местной милиции, и.о. начальника которой утвержден подполковник В. Руденко (сначала руководил майор В. Богданов, но его направили на учебу в Москву).
ГОП Бендер решил остаться в подчинении республиканского МВД, но ряд подразделений ГОВД (до 60% личного состава) перешел под юрисдикцию ПМР. В Бендерах горсовет создал муниципальную милицию.
21 ноября в Тирасполе прошло совещание работников правоохранительных органов. Около 200 сотрудников ГОВД не решились переподчиниться Приднестровской Республике. Заявлено, что если до 26 ноября ГОВД не перейдет под юрисдикцию ПМР, будет возобновлено пикетирование. Г. Андреева обратилась к сотрудникам МВД: «Если не хотите нас защитить - уезжайте, но наше оружие останется на нашей земле» (131). 
25 ноября собрание личного состава Тираспольского ГОВД большинством голосов приняло решение о переходе под юрисдикцию ПМР. 
В ноябре ГОВД Тирасполя посетил В. Муравски (сначала газеты сообщили «премьер», но оказалось начальник управления кадров МВД РМ). 
К декабрю 90% личного состава ГОВД Тирасполя перешло под юрисдикцию ПМР. Немаловажным был и материальный фактор. Так, оклад полицейского составлял 425 рублей (РОСМовца - 800), офицера полиции - 650 рублей (офицера РОСМа - 1000).
К началу 1992 года в ПМР оставались отделы полиции в Дубоссарах и Бендерах и линейные отделы полиции на вокзалах Рыбницы и Тирасполя. УВД во главе с Гросулом проявляло безразличие к существованию параллельных структур. В УВД нет формы, документов, не хватает оружия, некомплект личного состава. Закон ПМР «О милиции», принятый 6 мая 1991 года, фактически не работает. Фактически система МВД распалась на две противостоящие вооруженные силовые структуры - МВД РМ и МВД ПМР.
Все это вело к ухудшению общей криминогенной ситуации. За 10 месяцев 1992 года в Кишиневе совершено 11530 преступлений (чуть меньше прошлогоднего), но произошел рост числа грабежей, причем с применением оружия. Полиция раскрывает половину преступлений и задерживает четверть преступников. Изъято только за три месяца 2660 автоматов, 40 пулеметов и 25 гранатометов. В ПМР за весь 1992 год совершено 9086 преступлений (132). 
Общественно-политическая и экономическая ситуация в Молдове стала критической.
 
ПРИМЕЧАНИЯ К ГЛАВЕ ТРЕТЬЕЙ 
 
1. «Днестровская правда», 09.01.1991.
2. «Единство», 1/1991.
3. «Днестровская правда», 15.01.1991.
4. «Днестровская правда», 17.01.1991.
5. «Новости» (Рыбница), 19.01.1991.
6. «Днестровская правда», 14.01.1991.
7. «Днестровская правда», 22.01.1991.
8. «Сфатул цэрий», 20.02.1991.
9. Еремей Григоре, 1935 года рождения, молдаванин, родился в Единецком районе, окончил Кишиневский сельхозинститут и ВПШ, кандидат философских наук, работал в ЛКСММ, с 1960 г. - в аппарате Совмина республики, с 1966 г. - первый секретарь РК КПМ в Котовске, с 1970 г. - первый зам. председателя Совмина МССР, последняя должность - председатель Федерации независимых профсоюзов Молдовы. Член бюро ЦК КПМ с 1976 года. На XVII съезде КПМ в состав ЦК КПМ избран не был, однако на XXVIII съезде КПСС вошел в состав ЦК КПСС. Уже тогда выявились разногласия между ним и М. Снегуром.
10. «Аргументы и факты», 21/1991.
11. «Единство», 4/1991.
12. «Днестровская правда», 08.03.1991.
13. «Лиетувос айдас» (Вильнюс), 13.02.1991.
14. «Днестровская правда», 08.03.1991.
15. «Сфатул цэрий», 13.03.1991.
16. «Единство», 5/1991.
17. «Единство», 6/1991.
18. «Днестровская правда», 21.03.1991.
19. «Литературная Россия», 44/1990.
20. «Молодежь Молдовы», 23.03.1991.
21. «Факел», 13.09.1991.
22. «Молодежь Молдовы», 23.03.1991.
23. «Красная звезда», 290/1991.
24. «Молодежь Молдовы», 23.03.1991.
25. «Днестровская правда», 25.02.1991.
26. «Заря Приднестровья» (Дубоссары), 11.04.1991.
27. «Молдова суверанэ-дайджест», 05.04.1991.
28. «Молдова суверанэ», 25.04.1991.
29. «Сфатул цэрий», 03.04.1991.
30. «Молодежь Молдовы», 23.03.1991.
31. Радио «Свобода», 10.10.1992.
32. «Голос народа» (Кишинев), 11.12.1990.
33. «Днестровская правда», 08.12.1993.
34. «Советская Молдова», 14.12.1990.
35. «Диалог», 16.11.1990.
36. «Мегаполис-Экспресс» 13.06.1991.
37. «Советская Молдова», 14.05.1991.
38. «Свет Октября» (Тараклия), 25.05.1991.
39. «Литература ши арта», 10/1994.
40. «Факел», 12.07.1991.
41. «Сфатул цэрий», 22.06.1991.
42. «Аргументы и факты», 21/1991.
43. «Сфатул цэрий», 03.07.1991.
44. «Сфатул цэрий», 22.06.1991.
45. «Днестровская правда», 13.07.1991.
46. «Советская Молдова», 20.07.1991.
47. «Днестровская правда», 31.07.1991.
48. «Советская Молдова», 20.07.1991.
49. «Вечерний Кишинев», 12.08.1991.
50. «Советская Молдова», 17.08.1991.
51. «Днестровская правда», 15.08.1991 
52. «Сфатул цэрий», 28.08.1991.
53. «Факел», 27.09.1991.
54. Цыу Николае родился в 1948 году. В 1970 году окончил Кишиневский сельхозинститут, в 1983 году - аспирантуру АОН при ЦК Болгарской компартии. По специальности инженер-механик. Кандидат экономических наук. В 1970-1978 годах работал инженером, главным инженером совхоза, председателем колхоза, председателем объединения механизации и электрификации сельскохозяйственного производства Унгенского района, 1978-1986 годы - секретарь Унгенского, первый секретарь Кагульского райкомов КПМ; инструктор, завотделом ЦК КПМ, 1986-1990 годы - первый секретарь Кишиневского горкома КПМ. С августа по октябрь 1990 года - министр иностранных дел ССРМ, с октября 1990 года по декабрь 1991 года - министр внешних связей ССРМ, с декабря 1991 года - министр иностранных дел РМ. Народный депутат СССР. Член КПСС с 1973 года.
55. «Кишиневские новости», 21.08.1991.
56. «Сфатул цэрий», 28.08.1991.
57. «Сфатул цэрий», 18.09.1991.
58. «Днестровская правда», 21.08.1991.
59. «Независимая Молдова», 04.10.1991.
60. «Сфатул цэрий», 02.10.1991.
61. «Сфатул цэрий», 28.08.1991.
62. «Факел», 06.09.1991.
63. «Сфатул цэрий», 24.08.1991.
64. «Сфатул цэрий», 28.08.1991.
65. «Факел», 27.09.1991.
66. «Факел», 20.09.1991.
67. «Сфатул цэрий», 07.09.1991.
68. «Сфатул цэрий», 04.09.1991.
69. «Сфатул цэрий», 20.11.1991.
70. Плугару Анатол родился в 1951 году во Флорештском районе, молдаванин, окончил юридический факультет Кишиневского университета, работал во Флорештах в 1975-1984 годах - инспектором ОБХСС, заместителем начальника ОУР, заместителем начальника РОВД по политчасти, по оперработе, первым заместителем начальника РОВД, в 1984-1987 годах - начальником РОВД в Вулканештах, в 1987-1989 годах - заместитель заведующего отделом административных органов ЦК КПМ. Из ЦК ушел по аттестации в связи с несоответствием занимаемой должности, поскольку без разрешения парткома участвовал в работе общественных объединений. Затем непродолжительное время работал заместителем начальника управления вневедомственной охраны МВД, в 1989-1990 годах - заместитель, затем председатель ТПО Союза кинематографистов, народный депутат республики. Был исключен из КПМ, потом восстановлен. Учредил газету «С миру по нитке», которая с первого номера не прекращала атаковать КГБ. После событий лета 1992 года снят с должности «в связи с переходом на дипломатическую работу».
71. «Молодежь Молдовы», 26.01.1991.
72. «Независимая Молдова», 17.10.1991.
73. «Сфатул цэрий», 23.10.1991.
74. «Независимая Молдова», 24.10.1991.
75. «Факел», 27.09.1991.
76. «Сфатул цэрий», 04.09.1991.
77. «Советская Молдова», 23.11.1990.
78. «Независимая Молдова», 26.11.1991.
79. «Независимая Молдова», 27.11.1991.
80. «Независимая Молдова», 28.11.1991.
81. «Независимая Молдова», 29.11.1991.
82. «Независимая Молдова», 06.12.1991.
83. «Независимая Молдова», 11.12.1991.
84. «Вечерний Кишинев», 03.12.1991.
85. Андреева Галина родилась в 1945 году в Китае, русская, член КПСС. Работала штукатуром, окончила юридический факультет, работала юристом «Уралкабеля», в Тирасполе - мебельной фабрики №5 и горисполкома.
86. «Днестровская правда», 19.02.1994.
87. Муравски Валериу родился в 1949 году в Оргеевском районе. В 1971 г. окончил Кишиневский политехнический институт по специальности - экономист. 1971-1976 годы - старший инженер-экономист в Госкомцен МССР, 1976-1988 годы - начальник отдела по ценам, главный экономист управления, начальник финансового отдела, 1988-1990 годы - начальник экономического управления минпромстройматериалов МССР. 1990 -1991 годы - министр финансов ССРМ. С марта по май 1991 года - одновременно заместитель премьер-министра ССРМ. С мая 1991 года - премьер-министр РМ. Друк взял его, рядового экономиста из министерства, министром финансов, через полгода он стал зампремьера. По рекомендации Снегура стал премьером. Муравски будет пожертвован «голодным очередям», хотя альтернативы ему, как специалисту, нет.
88. «Сфатул цэрий», 25.09.1991.
89. «Заря Приднестровья», 28.09.1991.
90. «Независимая Молдова», 08.11.1991.
91. «Комсомольская правда», 20.09.1991.
92. Когут Вячеслав, 1950 года рождения, инженер, работал начальником бюро станков с ЧПУ завода «Прибор», один из сопредседателей СТК г. Бендеры, возглавлял отряд добровольцев города во время гагаузского похода.
93. Щербатый В., 1946 года рождения, русский, образование высшее, с 1968 года в МВД - опер ОБХСС, следователь, заместитель начальника, с марта 1990 года - начальник ГОВД Тирасполя.
94. «Днестровская правда», 09.11.1991.
95. «Днестровская правда», 22.11.1991.
96. «Независимая Молдова», 28.11.1991.
97. «Независимая Молдова», 29.11.1991.
98. «Независимая Молдова», 30.11.1991.
99. «Сфатул цэрий», 02.11.1991.
100. Алферьева Людмила, родилась в 1959 году в Свердловской области, русская. В 1981 году окончила Московский государственный институт культуры. В Тирасполе проживает с 1984 года. Работала в библиотеке, в газете «Днестровский меридиана», была секретарем исполкома ДПП, затем - в журналистике. Воспитывает дочь.
101. Яковлев Геннадий, 1942 года рождения, генерал-лейтенант, командовал 14?й армией с 1988 года, 12 декабря 1991 года снят Шапошниковым, избирался народным депутатом МССР, ранее служил в Дальневосточном военном округе, берет пример с генерала армии И. Третьяка, ценит честность и мужество.
102. «Независимая Молдова», 07.12.1991.
103. «Независимая Молдова», 07.12.1991.
104. «Независимая Молдова», 13.12.1991.
105. «Независимая Молдова», 18.12.1991.
106. «Независимая Молдова», 14.12.1991.
107. «Независимая Молдова», 11.12.1991.
108. «Независимая Молдова», 18.12.1991.
109. «Молдова суверанэ», 07.12.1991.
110. «Независимая Молдова», 29.11 и 03.12.1991.
111. «Молдова суверанэ», 07.12.1991.
112. «Литература ши арта», 10/1994.
113. «Независимая Молдова», 14.12.1991.
114. «Сфатул цэрий», 18.12.1991.
115. «Заря Приднестровья», 21.12.1991.
116. Плечко В., родился в 1934 году, украинец. В 1958 году окончил МГИМО. Имеет ранг Чрезвычайного и Полномочного Посла. В 1958-1980 годах - сотрудник посольства СССР в Чехословакии, затем в Великобритании. 1980-1985 годы - генеральный консул в Нью-Йорке, заместитель постоянного представителя СССР при ООН. 1985-1987 годы - начальник консульского управления МИДа СССР. 1987-1991 годы - посол СССР на Мальте. С мая по декабрь 1991 года - заведующий отделом МИДа СССР. С декабря 1991 года по май 1992 года - заведующий отделом МИДа РФ. С мая 1992 года - посол Российской Федерации в РМ. В 1992 году - руководитель делегации Российской Федерации на переговорах с РМ. Награжден орденом «Знак Почета».
117. «Сфатул цэрий», 18.12.1991.
118. «Сфатул цэрий», 21.12.1991.
119. «Независимая Молдова», 18.12.1991.
120. «Независимая Молдова», 21.12.1991.
121. «Днестровская правда», 21.12.1991.
122. «Независимая Молдова», 11.12.1991.
123. «Днестровская правда», 27.12.1991.
124. «Голос народа», 08-16.07.1991.
125. «Независимая Молдова», 18.12.1991.
126. «Независимая Молдова», 11.12.1991.
127. «Независимая Молдова», 13.12.1991.
128. «Независимая Молдова», 18.12.1991.
129. «Сфатул цэрий», 13.07.1991.
130. «Днестровская правда», 30.08.1991.
131. «Днестровская правда», 28.11.1991.
132. «Днестровская правда», 04.02.1993.