Ноя 16
Пятница
logo Информационное агентство "Ольвия-пресс"

Приднестровская Молдавская Республика
В ПРБ констатируют относительную стабилизацию цен на внутреннем рынке » Об этом проинформирован Президент ПМР. Взимание оффшорного сбора будут совместно контролировать ПРБ и ГТК » Вступил в силу совместный приказ Приднестровского республиканского банка, Государственного таможенно... Прокуратура Слободзеи выявила нарушения земельного законодательства при предоставлении участков в до... » Прокуратура города Слободзея и Слободзейского района выявила нарушения в работе местной госадминистр... Илья Галинский: Первые 100 дней президентства Евгения Шевчука: законность и сопричастность » Политические эксперты, обычно характеризуют первые 100 дней президентства, как крайне важную знакову... Дубоссарский район награждён Орденом Республики » Город Дубоссары, как и приднестровская столица, накануне отметил 68-ю годовщину со дня освобождения ... Минобразования России выделило 169 бюджетных мест в российских вузах для поступления приднестровцев » Министерство образования и науки Российской Федерации выделило 169 бюджетных мест для поступления пр... Председатель Правительства встретился с представителем немецкого парламента » Петр Степанов провел официальную встречу с Советником Бундестага Германии по внешней политике Мартин... Пасхальное послание Преосвященнейшего Саввы, Епископа Тираспольского и Дубоссарского » …Христос за всех умер, чтобы живущие уже не для себя жили, но для умершего за них и воскр... Приднестровская сторона в ОКК заявляет о недопустимости провокаций в Зоне Безопасности » Как сообщил информационному агентству «Ольвия-пресс» сопредседатель Объединённой контрол... Пост первого заместителя Председателя Правительства ПМР заняла Наталья Русанова » Президент Приднестровья назначил первого заместителя Председателя Правительства. Эту должность по пр...

Аналитика

05.03.2012
В истекшем году на внутреннем рынке Приднестровья наблюдалось устойчивое и скорое...
01.03.2012
Приднестровье отказалось сесть с Молдовой за один поминальный стол Вчера в Дублине...
06.02.2012
Ухудшающаяся обстановка в Зоне безопасности грозила поставить под вопрос успех многолетних...
18.01.2012
Невесело начался новый — 2012-ый — год в Республике Молдова. Мало...
27.12.2011
Странные парадоксы Молдовы. Они вполне соответствующие выражению шиворот-навыворот. В Приднестровском регионе...
06.12.2011
Что-то неладное творится в рядах «Обновления». Анатолий Каминский поведал на недавней...
02.12.2011
«Приднестровье готово участвовать в обеспечении военно-технических мер в ответ на развертывание...
29.11.2011
Итак, по предварительным данным в Южной Осетии большинство голосов набрала «протестный...
24.11.2011
Визит главы МИД РФ Сергея Лаврова в Бессарабию и сделанные им...
24.11.2011
В последнее время приднестровцы стали отмечать, что в некоторых зарубежных средствах...
16.11.2011
Грязные PR-технологии, прошедшие обкатку в некоторых государствах СНГ на волне предвыборных...
12.11.2011
Как такового «плана Медведева» относительно будущего Приднестровской Молдавской Республики нет. Есть...
09.11.2011
В Государственном таможенном комитете Приднестровской Молдавской Республики 4 ноября прошла предварительная...
04.11.2011
Подлый же Фагот, и он же Коровьев, прокричал: - Вот, почтенные...

Архив


В виде ленты
В виде списка
<Сентября 2009>
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
212224252627
282930    
КНИГА Г.Б. КОМАРНИЦКОГО «МИНА ЗАМЕДЛЕННОГО ДЕЙСТВИЯ»
23.09.2009 08:43

Г.Б. КОМАРНИЦКИЙ.



МИНА ЗАМЕДЛЕННОГО ДЕЙСТВИЯ



РУМЫНСКИЙ НАЦИОНАЛИЗМ: ВЧЕРА, СЕГОДНЯ... ЗАВТРА?



ЗАМЕТКИ НЕРАВНОДУШНОГО.



Автор и весь творческий коллектив, работавший над книгой, выражают глубокую благодарность и признательность спонсору за оказанную помощь.



НИКОГДА НЕ МИРИТЬСЯ СО ЗЛОМ!

За окном ночь. Затихает и погружается в сон Тирасполь. Чтобы утром, со светлыми надеждами и уверенностью в мирное будущее, встретить рассвет и новый день с его заботами и радостями, сбывающимися мечтами и планами, встречами со старыми друзьями и новыми знакомыми… Со всем тем многообразием, которое дарят нам Жизнь и Люди, вместе с которыми мы живем и трудимся в нашем непокоренном Приднестровье. На берегах седого Днестра 14 лет воины-миротворцы сохраняют мир, не дают разморозить «замороженный конфликт» и превратить его, по западному сценарию, в «горячий».

Но 6 июля 2006 года, в 7 часов 15 минут, мирная утренняя тишина была расколота взрывом страшной силы. В одно мгновенье оборвались семь человеческих жизней – жизней пассажиров маршрутного такси. Как и во время боевых действий 1992 года, врачи станции скорой помощи и Республиканской клинической больницы оказывали помощь искалеченным и раненым, делали все, чтобы они смогли выжить. Почему произошла трагедия? Какие нелюди стоят за этим чудовищным преступлением? Зачем они совершили злодеяние, на которое могли пойти только террористы типа Илие Илашку с его подручными из группы «Бужор»? Следствие даст ответы и на эти вопросы. Но приднестровцам этот взрыв напомнил то, что происходило на улицах городов Бендеры и Дубоссары летом 1992 года.

О причинах молдо-приднестровского вооруженного конфликта сказано и написано немало. По-разному. Но я не смогу назвать книгу, которая бы вызвала у меня больший интерес, чем та, рукопись которой мне дал прочитать Георгий Борисович Комарницкий.

Публикуемые в приднестровской прессе статьи этого неравнодушного, думающего человека и раньше привлекали внимание, но информационный материал и проведенный им глубокий анализ событий XX века в нашем регионе увлекает и заставляет на многое посмотреть в несколько ином ракурсе. В том числе на проявления румынского национализма на территории Бессарабии. В силу служебного положения 1-го заместителя министра госбезопасности ПМР я должен был знакомиться с информацией разной степени секретности, анализировать обстановку, прогнозировать и влиять на характер, направление и динамику её развития. Для этого существовал аппарат министерства и созданная система сбора, анализа и оценки сведений. У Георгия Борисовича таких возможностей не было.

Но было одно, причем самое главное – умение думать, не пройти мимо того, что происходит, и найти ответ на вопрос, почему это случилось. Не воспринимать все как данность, не мириться со злом, защищать добро, разумное и честное – его кредо.

За плечами Георгия Борисовича Комарницкого – без малого восемь десятков трудных и интересных лет. Коренной тираспольчанин, он был свидетелем освобождения Бессарабии от румынской оккупации и образования Молдавской Советской Социалистической Республики. В 13 лет он стал тружеником тыла, а после освобождения Кишинева от немецко-румынских захватчиков – участвовал в его восстановлении. На его глазах и при его непосредственном участии МССР превращалась в цветущий край. Уже тогда он столкнулся с проявлениями румынизма и сначала интуитивно, а затем осознанно стал бороться с этой разновидностью национализма – одной из самых агрессивных. В годы разгула прорумынского национал-фашизма в Молдове он, как участник Интердвижения, был вынужден вернуться в Тирасполь. Активная жизненная позиция позволила ему участвовать в создании Приднестровской Молдавской Республики, найти место в рядах защитников Приднестровья.

Когда началась агрессия Молдовы, в ополчении появился крепкий пожилой человек, которого вскоре уважительно стали звать «дед Комарницкий». Так он и сейчас представляется, когда звонит по телефону. И мне доставляет большое удовольствие встречаться и слушать этого мудрого, интересного человека, патриота-интернационалиста, с философским складом ума, которого волнует все, что происходит в Приднестровье и на просторах нашей возрождающейся Державы.

Очень символично и название книги – «Мина замедленного действия »! Действительно, заложенные в начале XX века на территории Бессарабии зерна румынского национализма дали в конце восьмидесятых ядовитые всходы и, подобно мине, разорвали Советскую Молдавию на части. Будет ли бессарабская Молдова поглощена Румынией или нет, уже не важно. Приднестровье состоялось как государство, и у ПМР есть будущее только вне рамок унитарной румынизированной Молдовы. Почему? Вдумчивый и заинтересованный читатель найдет ответ на этот вопрос у «деда Комарницкого». И, вместе со мной, поблагодарит Георгия Борисовича за его первую книгу.

О. ГУДЫМО,

депутат Верховного Совета ПМР, председатель Комитета по безопасности, обороне и миротворческой деятельности.





Основа НАЦИОНАЛИЗМА – идеи национального превосходства и национальной исключительности.

Румыны ничего не делают честно и открыто. Все свои подлые дела они обязательно маскируют подо что-то похожее, но совершенно не то. Свой захват власти в Молдавии в 1989-1991 годах они замаскировали под «молдавский национализм». Могу согласиться, что это – национализм (румынские идеи национального превосходства, национальной исключительности). Но не молдавский, а именно РУМЫНСКИЙ, замаскированный под молдавский, чтобы отвести обвинения от себя.

Вообще, все, что делают румыны при захвате власти в Молдавии (бывшей Бессарабии) в период с конца 80-х годов XX века, ими камуфлируется под «молдавское».

Это они политикам нынешнего поколения могут вешать «лапшу на уши»: молодые видят то, что им хотят показать. Мне же пришлось наблюдать Бессарабию в развитии. Я не могу смириться с навязываемой нам формулой «молдавский национализм». Никогда с этим не соглашусь, потому что на протяжении десятилетий мне пришлось близко узнать бессарабских молдаван. И я убедился, что от природы они не агрессивные. Агрессивными они становятся только под воздействием прорумынской идеологической обработки. Аналогичные явления мы могли видеть на примере Германии 30-х годов. Нацисты сумели оболванить немецкий народ, вдохнуть в него «озверин», превратить человека в зверя.

Все – от воспитателя и воспитания. Сегодня румынам нужна реальная сила для захвата власти. Они используют для этого малоразвитых молдаван.

Нельзя не вспомнить по этому поводу высказывание И. Сталина: «Гитлеры приходят и уходят, а государство германское, народ германский остается».

О событиях в Молдавии можно сказать: «Идеологи румынизма, оболванивающие молдавский народ, приходят и уходят. А народ молдавский остается».

Придет время, народ молдавский выздоровеет. Но ему нужно помочь. Нужно убрать оболванивающую его румынскую идеологию и ее носителей.

Автор.






«ПРИДНЕСТРОВСКИЙ КОНФЛИКТ» И ПУТЧ ПРОРУМЫНСКИХ ОБОРОТНЕЙ

Тема румынизации мне уже смертельно надоела. Временами меня охватывает отвращение к этой писанине. Если бы я был настоящим писателем от природы, то приказал бы себе писать о цветочках, о бабочках и пр. Но я по природе не писатель, а работяга. Мне бы делать что-нибудь полезное, была бы ощутимая практическая польза если не для всего человечества, то, по крайней мере, «для дома, для семьи». И моральное состояние было бы хорошее. И я уже принимаю решение – все! Завязал! Больше писать не буду никогда и ничего.

Но вот беда: националисты-румыны не унимаются. Вот уже президент Румынии Траян Бэсеску пытается тоже влезть в «урегулирование приднестровского конфликта». «Куда конь с копытом, туда и он с клешней». И не он один. А сколько еще их, желающих погреть руки на этом мифическом «приднестровском конфликте». Видать, есть какая-то сторона, очень состоятельная и очень заинтересованная в разжигании этого пресловутого «приднестровского конфликта».

И тут возникает естественное желание разобраться в сути возникшего вопроса: а что же такое на самом деле это самый «приднестровский конфликт», кто с кем конфликтует и почему столько людей и столько государств потеряли покой и уже по меньшей мере полтора десятка лет не могут спокойно спать и спокойно жить? Почему они бросают все свои дела и слетаются как мухи на мед и все жужжат о каком-то «приднестровском конфликте»?

Почему государственные деятели различных стран и различных рангов – от рядового клерка до крупных дипломатических представителей и руководителей государств, включая руководителей супердержав – Российской Федерации и США – столько времени не могут найти покоя? И почему собираются они довольно часто на различных уровнях в различных точках планеты? И где бы ни собирались они, какие бы глобальные вопросы ни обсуждали, везде и всегда все непременно выплывает и обсуждается «бессмертный» какой-то вопрос об урегулировании «приднестровского конфликта».

Поневоле приходит в голову мысль, что за этим таким рядовым и будничным, на первый взгляд, вопросом скрывается какая-то глобальная проблема, о которой вслух говорить почему-то нельзя – «табу» (запрет).

Что такое конфликт, мы знаем. Например, энциклопедический словарь толкует это слово как «столкновение сторон, мнений, сил».

На первый взгляд, вроде все просто, однако, когда начинаешь разбираться детально, выясняешь, что понятие это очень емкое. Однако разобраться можно. Но вот что предполагает понятие «приднестровский», увязанное с «конфликтом», – непонятно. По крайней мере, у нас, в Приднестровье, конфликтов никаких ни с кем нет. Мы стремимся со всеми соседями если не дружить, то поддерживать деловые партнерские отношения.

Кого уже столько лет так беспокоит несуществующий, мифический «приднестровский конфликт»? А может, кому-то выгодно создать его на пустом месте?

Озабоченные господа политические деятели нам этого не говорят.

И не скажут, потому что «тайна сия велика есть».

Ну что ж, придется нам самим своим рабоче-крестьянским умом дойти до «тайн великих».

Итак, начнем с конфликтов. В бытность Молдавской ССР до весны- лета 1989 г. конфликтов явных тоже не было. Все шло по раз и навсегда заведенному порядку. Однако люди, чуткие к подспудным движениям, ощущали какую-то ненормальность, какое-то «шевеление недр».

Но вот конфликтная ситуация стала проявляться. Инициатором конфликта обозначились правящие круги республики. Через СМИ республики была обнародована необходимость каких-то реформ, о которых уже несколько лет талдычил Горбачев на союзном уровне.

Говорили о какой-то непонятной народу «перестройке» – кого-то не устраивал существовавший в стране порядок вещей. С высоких партийных и правительственных трибун призывали народ все перестраивать по-новому.

В Молдавии решили начать перестройку с введения «государственного языка». Мы тогда еще не подозревали, что это было только начало великих бед и страданий народа Молдавии, как и всего остального народа великой советской страны.

Это уже позже мы поняли, что к власти в республике пришли прорумынские националистические оборотни, до тех пор называвшие себя «молдавскими патриотами и коммунистами». И так было много лет. Тогда они тоже были у власти, но втайне, исподволь готовились со временем совершить государственный переворот и вернуть Бессарабию в качестве рабыни «Великой Румынии».

Они и раньше держали власть в республике в своих руках, находясь на различных постах вплоть до самых ключевых в руководстве партии и государства. Только раньше они не заикались о своем румынском происхождении и о своей прорумынской ориентации.

Организаторы путча (нем. Putsch – авантюристическая попытка группы заговорщиков совершить государственный переворот – прим. авт.) были сравнительно малочисленны. Для успешного проведения путча были нужны массы политически неразвитых маргиналов – слепых и нерассуждающих исполнителей воли руководителей путча. Где было их взять? А где берут строительный материал для строительства недолговечных жилищ в деревне? Используют местные материалы, главным образом – глину с добавлением соломы.

Смесь глины с соломой и есть местный строительный материал под названием «саман».

Откуда набирались римские легионы для завоевания мира? Из беднейших и неразвитых крестьян и бродяг. Их гнали, как массу быков, впереди себя легионеры для вытаптывания противника массой.

Их так и называли – «быки».

Этот опыт переняли правящие прорумынские оборотни – организаторы антигосударственного путча в Молдавской ССР. Они использовали малоразвитую бессарабскую молодежь, прошедшую предварительное прорумынское воспитание в учебных заведениях всех ступеней – от ПТУ до вуза – под руководством прорумынских учителей и преподавателей. Начиная с «хрущевской оттепели», с молодежью проводилась довольно свободно «воспитательная» прорумынская работа.

В период интенсивной подготовки путча идеологической обработкой молодежи вплотную занялись «члены Союза писателей» (не писатели, а именно «члены Союза писателей» – ЧСП), те же преподаватели и МНС (младшие научные сотрудники) из Академии наук МССР. Они после работы ходили по рабочим и студенческим общежитиям, где под видом «землячества» проводили «застольные беседы » с «земляками».

Основным оружием их была ложь. Большая ложь. Ложь о советской власти, ложь о Великой Отечественной войне, ложь о русских людях, ложь о периоде румынской оккупации Бессарабии, ложь о «сталинских репрессиях», ложь об искусственно организованном голоде 1946-1947 гг. Используя молодость своих слушателей и их незнание истины вследствие этого, доводя малоразвитых молодых людей до исступления, они призывали их на митинги, на борьбу против советского общественного и государственного строя, на борьбу против всего русского.

Так создавался «народный фронт Молдавии» – НФМ.

«Быки» нужны были для создания видимости массового протеста молдавского народа против советской власти в Молдавии, для организации массовых шествий орущих толп, все сокрушающих на своем пути, особенно в «часы пик», т.е. после работы, когда люди после трудового дня идут домой, нагруженные сумками продуктов и детьми из детсадов. И в этот «час пик» организовывались заторы, перекрывался центр Кишинева. Расчет был очень прост: все транспортные потоки, соединяющие между собою микрорайоны города, проходят через центр, пересекая его и разветвляясь в другие микрорайоны.

Центральную транспортную артерию – улицу Ленина (или, если хотите, вспомним ее старое историческое название – улица Александровская), пересекали две взаимопротивоположные улицы с односторонним движением – Пушкина и Гоголя. Стоило перекрыть два этих перекрестка – и все, город заблокирован, движение транспорта парализовано.

Как это делалось практически? Я не раз наблюдал техпроцесс организации блокирования города. На троллейбусах приезжают «вожачки» и одновременно подъезжают «знаменосцы» с триколорами и транспарантами. Выходя на перекрестки, по пути разворачивают флаги и транспаранты. Вся операция занимает считанные минуты.

Не успеваешь оглянуться, как уже построены шеренги манифестантов прямо на перекрестках. Транспорт останавливается, возмущенный народ высыпает на дорогу. Часть людей, негодуя, пробирается через орущие толпы домой, пешком через многие кварталы с сумками и с детьми. А другая часть сливается с митингующей толпой: они приехали на «митинг протеста» на этих же троллейбусах.

Очень удобно ребята устроились.

Одновременно начиналось движение шеренг фронтистов и «боевиков » от Штефана (от перекрестка Гоголя) к центру площади. Часть толпы, блокирующая перекресток, остается до конца «действа».

Аналогично и на перекрестке ул. Пушкина. Толпа от перекрестка Пушкина шла до Академии наук – «альма матер» «народного фронта», потом на площадь.

Таким образом создавалась нервозная и тревожная обстановка во всем городе. По ходу толпы НФМ сплошь и рядом происходили стычки между обозленными, возмущенными «пассажиро-пешеходами» и куражащимися фронтистами, часто переходящие в драки.

Заканчивались эти конфликты, как правило, победой одной стороны – многочисленной и наглой. Добиться справедливости было невозможно: органы «правопорядка» сами разжигали страсти и только ждали, когда можно будет волочить «русофона» в полицию (хотя тогда она еще называлась милицией).

Оставив «пикеты» на перекрестках, толпа заливала площадь, где и происходил основной шабаш. Здесь под рев толпы принимались все основополагающие решения о судьбе государства и народа.

Они, конечно, не имели законной силы, но для прорумынских правителей и их западных хозяев этого было достаточно. По-научному это называется «охлократия» – власть толпы, а западные хозяева называют это «демократией» и даже «народной демократией». Так принимались решения о смене государственного строя в стране, о смене законов государства и общества, о смене государственных символов, о принятии Закона о государственном языке.

Вот так, дикой, необузданной, но хорошо организованной и управляемой толпой распугивали, изгоняли «русофонов», вот так расчищали место для власти оборотней.

Намитинговавшись, нагорланившись, фронтисты расходились кучами (иначе не назовешь) по различным направлениям города, «воспитывая» попутно какого-нибудь припозднившегося (после семи вечера) «русофона».

Назвать происходившее безвластием нельзя: власть была и очень настороженно наблюдала за всем происходящим. Просто все было запрограммировано. Говорить с толпами невозможно и бесполезно.

Там воспринимали только своих главарей-румын, а еще – «гостей» из Прибалтики или из Румынии.

Пробовать говорить можно только на работе. Здесь еще иногда удавалось добраться до сознания «новорумына». Но не до конца и ненадолго. Сразу же подходит «идеологическое подкрепление» – «вожачок», и вся беседа кончается.

Но другого метода просто нет. И приходилось опять искать «слабое место» во «фронте». Все это было малоэффективно, а потом и вовсе сделалось бесполезно. Уже в конце 89-го стало невозможно добраться до сознания даже людей старшего поколения, родившихся, правда, уже после войны и не видевших румынского оккупанта «вживую». Прорумынская пропаганда работала безотказно.

Они делали из молдаван «новорумына», «молдорумын». Процесс, как я убедился, совершенно необратимый. Румынский язык был убедительнее всяких доводов и разума.

С помощью румынского языка, румынской идеологии и «румынского духа» молдаван превращали в румын. Это они потом разгоняли и избивали жителей города, не знающих «государственного языка», это они позже тысячами отправились на подавление гагаузского народа, это они ехали на бронетехнике на удушение непокорного приднестровского народа. Это они убивали, насиловали, грабили. Это – дети бессарабских молдаван, одурманенные, оболваненные прорумынской пропагандой, и именно они стали послушными исполнителями воли националистов из НФМ.

И в этом – главная вина, главное преступление прорумынских оборотней, морально искалечивших молдавскую молодежь.

Почему оборотни решили начать путч по захвату власти в республике с внедрения «государственного румынского языка»? Потому что язык – инструмент для разрушения государства. Как, например, лом или бульдозер. Это подтверждал бесценный опыт, оставшийся от «старой гвардии румынизма» – бывшей оккупационной администрации в Бесарабии: внедрение румынского языка в качестве единственного государственного языка в колонии. С этого началось установление единственной власти – румынской – на всей территории Бессарабии. Смысл внедрения в сознание местного населения румынского языка в качестве государственного очень глубок. На этом зиждилась основа политического и морального подавления сознания местного населения оккупационными властями.

Именно поэтому провозглашение националистической румынской власти в Молдавской ССР в 1989 г. оборотни начали с внедрения румынского языка. Поэтому первый, моральный, удар по сознанию граждан Молдавской ССР был нанесен именно внедрением в принудительном порядке румынского языка в качестве единственного государственного.

Румынский язык в свое время помогал организовывать прорумынское подполье в Молдавской ССР, помогал определять единомышленников.

Он был как кодовый замок на входе в подполье. Не владевший в совершенстве румынским языком не мог проникнуть в подполье ни в коем случае. Он был как электронный прибор для определения «свой-чужой». Даже бессарабский молдаванин своим произношением выдавал себя, не говоря уж о молдаванах левобережных, из МАССР. По этой же причине не могли проникнуть в прорумынское подполье и оперативники госбезопасности. Их сразу вычисляли.

Румынский язык оказался достаточно надежной защитой подполья.

Для конспирации ничего особого больше и не требовалось. В основном, благодаря разнице между молдавским и румынским языками прорумынское подполье было надежно защищено и до самой легализации оборотней даже не было замечено.

Румынский язык и по сей день служит средством конспирации метастазов кишиневского режима в Приднестровье. Именно поэтому так настойчиво кишиневский режим внедряет в Приднестровье румынские школы. Причем школы именно румынские, а не молдавские, как их весьма успешно камуфлируют прорумынские правители кишиневского режима.

Вполне естественно, что насильственное внедрение чужого и чуждого по моральным критериям румынского языка в качестве государственного, да еще и единственного, вызвало протест подавляющего большинства населения Молдавской ССР. Образовалось противостояние, т.е. столкновение сторон, мнений, сил. А это и есть конфликт.

Анализируя какие-то конфликтные ситуации, мы обязательно должны прояснить, дать четкий ответ на следующие вопросы: стороны конфликта, инициатор конфликта, цель, средства, последствия конфликта (конечный результат). В нашем случае сторонами конфликта стали: с одной стороны – прорумынские оборотни (они же инициаторы конфликта), олицетворявшие партийную и государственную власть в республике, а с другой стороны – подавляющее большинство многонационального населения Молдавской ССР – жертва конфликта.

Однако конфликтующие стороны не были равны даже приближенно.

Это особенно становится видно, если изобразить графически векторы сил на схеме. С одной стороны сгруппировались прорумынские силы, куда входили лидеры прорумынского националистического подпольного (до недавнего времени) движения, легально занимавшие и до сего времени занимающие ключевые посты в системе партийной и государственной власти в республике, с подконтрольными и подчиненными им административными и силовыми органами, включая исполкомы, Минюст, прокуратуру, МВД, КГБ, многих руководителей предприятий и госучреждений и учреждений науки (включая учебные заведения), учреждений культуры, все СМИ и т.д.

Взаимоотношения были отработаны у них в течение десятков лет совместной работы. Десятки лет они лицемерили перед обществом, изображая из себя деловых работников, патриотов-коммунистов, а фактически взаимодействовали между собой, работали на укрепление прорумынской подпольной организации и подготавливали к действию все наличные силы для предстоящего путча – проведения государственного переворота и открытого заявления о своем приходе к власти.

Мы еще не осветили деятельность пресловутой организации «НФМ» («народного фронта Молдавии»), работавшей в одной связке с КПМ. Формально эта организация называлась «движением», но фактически она напоминала партию левых эсеров, содержавшую в своих рядах группы боевиков, а по некоторым данным – им по договоренности подбрасывали на время уголовников из тюрем для выполнения особо щекотливых поручений.

Мне пришлось столкнуться еще в 1971 г. с фактом существования в одном строительном общежитии групп боевиков. Тогда еще ничего не было слышно о «народном фронте», но группы были. Они были разбиты на пятерки, у каждой свои обязанности. Руководили группами профессионально. Они были очень многочисленны, четко организованы, способны выполнить любую «грязную» работу, но при этом им было строжайше велено не оставлять следов.

Другую сторону конфликта представлял многонациональный почти неорганизованный народ Молдавской ССР, возмущенный таким к себе отношением правящей прорумынской «элиты» как к оккупированному населению оккупированного края. Мнением народа никто из правящих оккупантов не интересовался.

Видя такое к себе отношение, как к быдлу, как к рабам, в культурной инициативной элите «русскоязычных» стало возникать движение сопротивления румынизму. По примеру прибалтийских борцов с местными фашистами, в Молдавии родилось интернациональное движение сопротивления прорумынскому национал-фашизму (интердвижение «Единство», сокращенно «ИДЕ»). Учитывая участие в движении сопротивления большого числа граждан молдавской национальности (в основном, людей старшего поколения, еще помнивших румын во власти), в название было добавлено слово «Унитатя» – перевод слова «Единство».

Однако Интердвижению не суждено было оказать действенное сопротивление прорумынской власти оборотней, сработавшихся за десятки лет в госструктурах и понимавших друг друга не только с полуслова, но даже с полунамека. Не имевшее финансовой поддержки ИДЕ было блокировано и парализовано направленными против него оргмерами партгосаппарата.

На уровне КПМ, практически сросшейся с НФМ, было оказано административное и моральное воздействие на тех руководителей предприятий, которые «не поняли линию партии в вопросе роста национального самосознания молдавского народа». Давление на «русофонов» передавалось сверху вниз – от руководителей предприятий на подчиненных. Оказывалось и боковое повсеместное давление в коллективах предприятий, где верх взяли «фронтисты» – молодые молдаване, оболваненные прорумынской пропагандой, легализовавшиеся в период активизации НФМ повсеместно – на предприятиях, в учебных заведениях.

Непонятно с чьей подачи в Кишиневе в противовес движению сопротивления стали создаваться «русские общины», работавшие в направлении миграции «русофонов» в Россию. И если вначале в Интердвижении был сталинградский лозунг «на том берегу (Днестра) для нас земли нет», то впоследствии все, кто мог, стали уезжать.

В дальнейшем Интердвижение вообще трансформировалось в «Движение за равные права». Так закончились некогда славные страницы борьбы против румынизации Молдавии.

К счастью, не везде. Серьезное сопротивление наступающему румынизму оказал Приднестровский регион Молдавской ССР. Испокон веков на этой славянской российской земле, даже несмотря на усердное внедрение на протяжении последних десятилетий «специалистов коренной национальности», концентрация прорумынских сторонников НФМ была невелика. Этот фактор позволил нормальным здравомыслящим людям выстоять против оголтелого прорумынского национал-фашизма, не допустить на территорию Приднестровья пытавшихся прорваться беснующихся боевиков-фронтистов.

Параллельно с ИДЕ на предприятиях активизировать Советы трудовых коллективов – СТК, возглавившие политическую борьбу трудового народа за гражданские и просто человеческие права, против орумынивания народа. Стихийно собирались митинги на предприятиях, митинги многотысячные, общегородские. Не желавшие становиться румынами протестовали против насильственной румынизации.

Были многочисленные обращения митингующих трудящихся к руководителям партии и государства – МССР и Союза ССР.

От руководителей партии и правительства МССР желаемого результата добиться было невозможно. Да это и неудивительно: они и были идейными вдохновителями и организаторами этой вакханалии, этой организованной румынизации.

От руководителей Союза ССР тоже внятных ответов не было: они были заняты разваливанием государства на своем уровне.

В Тирасполе, а затем и в других городах и районах Приднестровского региона создавались Объединенные Советы трудовых коллективов – ОСТК — и рабочие комитеты, возглавившие политическую борьбу трудящихся. Была попытка создать в масштабах Молдавской ССР Союз трудящихся Молдавии – СТМ, но в Кишиневе партократы заблокировали решение съезда трудящихся из боязни утраты собственной власти.

Время шло, изменений к лучшему не происходило, хотя республику сотрясали многотысячные митинги протеста. Не для того партоборотни долгими годами готовили совместно с советниками от западных спецслужб этот путч, чтобы так легко сдать позиции.

Оставался один испытанный метод – массовые политические забастовки трудящихся. После предупредительной двухчасовой забастовки тираспольских предприятий руководство МССР дрогнуло, но не сдалось. Противостояние продолжалось. Не видя другого выхода, трудящиеся Молдавской ССР повсеместно начали забастовки.

«Они продолжались около месяца. Бастовали сотни предприятий – в Кишиневе, Бельцах, Гагаузии. Наибольший размах забастовки приняли в Приднестровье.

По республике в политических забастовках участвовали 191 коллектив и 200 тыс. человек. Наибольшие масштабы она имела с 28 августа по 14 сентября 1989 г., когда ежедневно в забастовке участвовали коллективы более 150 предприятий. При этом за весь период забастовки свыше половины бастующих составляли коллективы предприятий Тирасполя и Бендер, а с трудящимися Рыбницы – свыше двух третей. В Кишиневе наибольший размах забастовка имела в конце августа – первых числах сентября, затем официальные власти сумели переломить ситуацию в городе (на ряде крупных предприятий Кишинева имели место «физические столкновения на межнациональной почве».) (Из книги Г. Кодряну «Днестровский разлом».) На забастовки в Молдавии в знак протеста против румынизации «мировая общественность» не реагировала. Почему бы это? Уж не являются ли господа соучастниками организации этого конфликта и единомышленниками румынизаторов? А иначе как можно объяснить пассивность и безучастность в такой острой политической ситуации?

Это был только первый острый конфликт, инициированный прорумынскими выродками в чиновничьих мундирах, подтолкнувший трудящихся Приднестровского региона принять решение о необходимости дистанцироваться от румыноподобных. После проведения всенародного голосования (референдума) было решено вернуться к состоянию до 2 августа 1940 г., т.е. к прежней нашей государственности – МАССР.

А сколько их было, конфликтов, нагнетаемых прорумынскими заговорщиками за последующие годы… И никогда «мировое сообщество » не становилось на защиту обиженных и оскорбленных. Их почему-то привлекают только организаторы конфликтов, только интересы «Великой Румынии».

И вот мы вынуждены вернуться к началу статьи, где мы гадали, кто так заинтересован в разжигании на пустом месте этого мифического «приднестровского конфликта»? Тогда возникло подозрение, что, может, это и не румынский «рак с клешней» так заинтересован в разжигании пресловутого «приднестровского конфликта», а есть еще какая-то очень состоятельная и очень заинтересованная сторона?..

Ну, конечно, как же это сразу такая ясная и четкая мысль не пришла в мою старую лысо-поседевшую голову? Ну, конечно, это «властелин мира», это в его интересах, это проявление его стратегических планов – на территории Приднестровья оборудовать свою антироссийскую военную базу. А как же иначе? В Прибалтике базы есть, в Польше есть, и дальше вся Европа – его сплошная военная антироссийская база. И дальше – в Закавказье есть, в Средней Азии есть. Только два разрыва в едином антироссийском фронте –

Белоруссия и Приднестровье. Но этот пробел намечено в будущем ликвидировать: на белорусскую «оранжевую» революцию брошены все материальные и шпионско-диверсионные силы, а для Приднестровья диагноз – «приднестровский конфликт».

Вот какой он мудрый стратег, «великий и ужасный мистер Гудвин». И он посылает своих румынских и прочих холуев «навести порядок», разрешить «приднестровский конфликт» в кратчайшие сроки. Разумеется, в пользу хозяина, «великого и ужасного».

Но мы – приднестровцы, нас не запугаешь. Мы сорвем маску с «великого и ужасного мистера Гудвина». Мы хорошо знаем, что под этой маской скрывается маленький трусливый клоун-неудачник. Пора снять всем «зеленые очки» и увидеть, что «изумрудный город» «великого и ужасного мистера Гудвина» – это блеф, как и многое другое, рекламируемое Америкой в качестве «лучшего американского продукта» (ножки «великого Гудвина», например).

Все это – обычный американский блеф. Просто нужно не бояться его, а смелее срывать с него маску «великого и ужасного». И тогда все сразу увидят, что это просто актер-неудачник, напускающий на себя мнимое величие.

А если этот «американский Тарзан» пошлет к нам свою «американскую Читу» с их «американскими категорическими советами, как себя вести», мы встретим ее примерно так же, как в свое время встретили прорумынского «правозащитника» Штефана Урыту (лучшего друга нашей «родной вражеской оппозиции»).


ТРЕТЬЯ МИРОВАЯ, ИДЕОЛОГИЧЕСКАЯ

Молдовский режим представляет собою сплошное нагромождение лжи и фальши. Ни слова правды. Никакой порядочности ни в чем. Какой бы вопрос ни поднять, все у них состоит изо лжи. И все это каждый раз разоблачается приднестровской стороной или нашими гарантами, а молдовский клике «как с гуся вода». Она продолжает наворачивать новые ворохи лжи.

Неужели их западные хозяева этого не видят? Конечно, видят –

они же не дураки. Почему же тогда хозяева не подскажут своим молдовским наемникам, что так себя вести нельзя, это неприлично? Но зачем хозяева должны своим исполнителям делать замечания, когда такое положение дел их устраивает? Они, хозяева, и сами такие же. У них тоже все построено на лжи, только называется это «геополитика». Вот с кем приходится сталкиваться Приднестровью повседневно.

Мы знаем, что в Молдове правят преступники. И они сами тоже это знают. И авантюристы из «мирового сообщества», ими управляющие, тоже это знают. Но при этом все делают умное выражение лица и соблюдают дипломатический этикет: «Все хорошо, прекрасная маркиза…».

А может, хватит уже лицемерить? Все знают, что правящая клика (шайка) Молдовы захватила власть в законном государстве «Молдавская ССР», как пираты захватывают власть на корабле. Но по международным законам пиратов вешают на реях. Этих же до сих пор почему-то не только не повесили, но еще и содействуют им во всем. А кто содействует преступникам? Их подельники. Потому что у них общие интересы, общие уголовные дела.

Сегодня разобраться с ними со всеми нам просто не по силам.

Очень уж высоко забрались. Но с Молдовой – проще. Молдову нужно (пока) просто игнорировать. Придет время – разберемся (а оно обязательно придет, как у той веревочки, которая вьется).

Молдова еще обязана доказать свое право на существование в статусе государства, потому что тот набор сфальсифицированных уловок, подготовленный «академиками ССРМ», никак не может служить оправданием их существованию. «Государство Молдова» нелегитимно по представленным ими доказательствам. Просто не подчиняется Приднестровью Гаагский суд и нет у нас своей Карлы дель Понта.

Почему Запад всячески поддерживает Молдову? Потому что Молдова – оплот национал-фашизма, государственного терроризма, государственного грабежа – форпост американского глобализма, хозяина Молдовы, ее благодетеля. Потому что Молдова выполняет всю грязную работу за своих хозяев.

В последнее время я стал получать замечания за использование слова «румыны» при обозначении разрушителей Молдавской ССР. Некоторым читателям больше импонирует выражение «молдавский национализм». Я с этим согласиться не могу. И не в силу строптивости характера, а принципиально, потому что мне пришлось добраться до истины. А истина такова: Молдавская ССР ликвидирована румынами в румынских интересах – превратить ее опять в Бессарабию, румынскую рабыню. На переходный период, чтоб не «светиться», румыны назвали ее «Республика Молдова».

Некоторые читатели никак не могут понять: откуда в МССР взялись румыны? Поясняю: это остатки румынской оккупационной администрации, а также их дети и внуки, воспитанные в националистическом румынском духе. А румынская суть заключается именно в нем.

Я могу согласиться со своими оппонентами в том, что далеко не все румыны агрессивны, но и мои оппоненты должны согласиться с тем, что румыны миролюбивые остались дома, в Румынии. В Бессарабию же для службы в оккупационной администрации ринулись «искатели счастья и приключений». Ехали самые злобные и агрессивные.

Да и отбирали по тем же признакам. Эту злобность и агрессивность по отношению к бессарабцам колонисты-румыны передали своим детям и внукам. Что мы и видим на протяжении последних полутора десятков лет.

В помощь себе, своим интересам эти румыны воспитали в румынском духе молодых молдаван (и не только молдаван, но всех, кто поддавался прорумынской идеологической обработке). Но теперь и они стали румынами – по духу.

Не поддающихся этой обработке, я считаю, мы должны называть по-прежнему молдаванами. И между ними и румынами-захватчиками нужно установить четкую грань, как и вообще во всех основополагающих понятиях четко разграничить «молдавский» –

«румынский». Румынский или молдавский язык, румынские или молдавские школы и т.д.

Сколько еще мы будем «сюсюкать» в противостоянии с националистами- румынами? Почему мы так тщательно фильтруем тексты наших статей, чтоб не оскорбить их слух грубой правдой? Ведь постоянные читатели наших газет уже не понимают сути происходящего у нас. А румыны ликуют, читая наши газетные материалы о румынской подлости, где все приглажено и румыны выглядят чуть ли не ангелами.

Пора, давно пора сказать грубую правду о румынской оккупационной сущности правящего кишиневского режима, а не повторять на все лады фальшивое определение «молдавские националисты».

Пора называть вещи своими именами. Пора кошку называть кошкой, а суку – сукой, а не «собачкой-девочкой», как говорят субтильные дамочки о своих болонках.

Сегодня принципиально важно отделить жертву от агрессора.

Сегодня нужно твердо и принципиально заявить: Молдавия (Молдавская ССР) – цель румынской агрессии; молдавский народ – жертва румынской агрессии. Из этого и надо исходить.

Националисты-румыны всячески втягивают молдаван в провокации против русских, чтоб делать грязные дела руками молдаван, а самим оставаться в стороне. С этой же целью они подбросили выражение «молдавский национализм». Поэтому самих себя они называют попеременно то – румынами, то – молдаванами. Именно в этом их подлость и коварство. Именно поэтому мы должны провести четкую грань между понятиями «молдавский» – «румынский».

Ни в коем случае мы не должны позволять румынам смешивать и запутывать эти понятия, чтоб не могли уходить от ответа за свои грязные дела.

Когда мы установим четкую грань между понятиями «молдавский» – «румынский» и перестанем их смешивать, сразу поймем, что политическая «смута» в Молдавской ССР затевалась никак не в интересах молдаван, а исключительно в румынских интересах. И потому, если нам уж так хочется обозначить эту смуту как «национализм», давайте называть его «румынским национализмом». Это будет ближе к истине. Вот конкретный пример результата запутанности понятий «молдавский» – «румынский». В разгар сражения по поводу внедрения в Приднестровье румынских школ, причем школ именно румынских, а не молдавских, по НТВ прошло сообщение: «В Приднестровье закрыли молдавские школы, а Молдова в знак протеста объявила экономическую блокаду Приднестровью».

Я не знаю, какую цель преследовала телекомпания НТВ – помочь Приднестровью или навредить, но результат был таким же, как в басне о дружбе мужика и медведя, где медведь, желая согнать муху со лба спящего мужика, огрел его булыжником и убил.

Из лучших побуждений. А мужика-то нет. С тех пор появилась пословица «медвежья услуга».

Примерно такой же «медвежьей услугой» Приднестровью явилось сообщение НТВ. Само собою разумеется, что российские телезрители НТВ поняли: в Приднестровье варварски ущемляются права молдавских детей. Нужно ли после этого России помогать Приднестровью? Ответ напрашивается сам собою: помогать нужно жертвам приднестровского произвола, т.е. Молдове.

Я не обвиняю телекомпанию НТВ в умышленном искажении ин формации. Скорее всего, они сами стали жертвой дезинформации.

Как же такое могло произойти? А очень просто. Дело в том, что в самом Приднестровье до сих пор нет четкого определения и размежевания в понятиях «молдавский» – «румынский». И выгодно это прежде всего правящему в Кишиневе прорумынскому режиму.

Естественно, что служители этого режима умышленно запутывают читателя в своих СМИ.

Мы уже говорили о смысле внедрения румынского языка и «румынского духа» в сознание местного населения. На этом зиждется основа румынской политики в подавлении сознания местного населения оккупационными властями. Румынский язык и по сей день служит мерой конспирации «метастазов» румынизма в Приднестровье.

Именно поэтому так настойчиво кишиневский режим внедряет в Приднестровье румынские школы. Причем школы именно румынские, а не молдавские, как их весьма успешно камуфлируют прорумынские правители кишиневского режима. На эту обманку, что школы «молдавские», очень легко и просто попадаются даже приднестровцы, занимающиеся вопросами идеологии.

Повсеместно в СМИ Приднестровья встречаются эти политические «ляпы» – «молдавские школы», «школы с молдавским языком обучения» и т.п.

Мы должны были бы рассчитывать на квалифицированные идеологические материалы с четкими конкретными определениями о различии понятий «молдавский» – «румынский». И материалы эти должны были бы рождаться в системе минпросвещения, где есть такие мощные идеологические подразделения, как ГИПК (ПИНО), институт истории, государства и права. Мог бы принять в этом участие и Союз молдаван. Пока же такой четкости нет, а есть нечто бесформенное и размазанное. Наши идеологические противники (и не только) могут чувствовать себя спокойно. При этой размазанности, нечеткости понятий даже приднестровцам трудно ориентироваться, кто есть кто. Что уж говорить о гражданах России, от которых мы ждем помощи, но которые тем более не могут разобраться, кому помогать?

По сей день нет четкости и в обозначении сил. Мы можем услышать или прочитать такие «перлы»: «молдавское правительство», «молдавская армия», «молдавские карабинеры». И это при том, что ПМР расшифровывается как Приднестровская Молдавская Республика, населенная на одну треть молдавским населением. Не удивительно, что путается Россия, если нет четкости и у приднестровцев.

А такое ходкое выражение, как «молдавский национализм», вообще оскорбляет слух приднестровского молдаванина, автоматически отделяя его от прочих граждан республики, проводя невидимую, но хорошо ощутимую грань отчуждения.

И вся эта галиматья существует у нас, в Приднестровье, где фронт и тыл неразделимы, где фронт всюду. Идеологический фронт, не имеющий границ. Тот, кто сегодня оплошает на этом фронте, завтра потерпит сокрушительное поражение и на всех других фронтах.

Сегодня идет смертельная битва, пока идеологическая (как и вся третья мировая идеологическая война). Битва не на жизнь, а на смерть. В смертельном бою результат непредсказуем. Но мы не ищем выгоды, не молим о пощаде, не перебрасываем мостики. Мы будем стоять до конца. Насмерть. Другого пути для нас нет.

Нас сюда поставил Александр Суворов. И мы просто не имеем права предать суворовские заповеди, сдать суворовский бастион.

Приднестровский бастион России.


О ФОРМУЛИРОВКАХ

Организаторы смуты, происходящей в нашем регионе на протяжении последних полутора десятков лет, подбросили нам, а мы подхватили и жуем на все лады такое ходкое выражение, как «молдавский национализм». Помню, еще в 1989 году лидеры «движения сопротивления» в МССР — Яковлев, Лисецкий, Солонарь и иже с ними — всю мерзость и предательство объясняли понятием «молдавский национализм».

Лидеры смуты дали еще и свое этому объяснение: «Рост национального самосознания молдавского народа». Как видим, они пытались развалить нашу государственность, чтобы увести Бессарабию вместе с ее оболваненным народом в свое стойло.

Пора, наконец, разобраться в истинных причинах происходящего и установить правильный «диагноз», иначе мы никогда не вылечим «больного».

Начнем с начала. В чьих интересах происходит смута? Организаторы говорят: в интересах освобождения молдавского народа от русской оккупации. Даже если согласиться с клеймом «оккупация», давайте посмотрим, счастлив ли стал народ Бессарабии, «освободившийся от русских оккупантов»? Если считать «молдавским народом » правящую в Бессарабии клику, то – да, им стало хорошо и свободно воровать и грабить. Кого? Да этот самый народ Бессарабии.

О самом народе говорить не нужно. Старшее поколение бессарабцев сравнивает нынешнее положение бессарабского народа с периодами румынской оккупации 1918-40-го и 1941-1944 годов.

Но это еще не предел несчастья. Конечная цель смуты – втащить народ Бессарабии в «братскую Румынию». И чем громче и чаще кричат об этом, тем яснее становится смысл происходящего: смута была организована в румынских интересах. А еще точнее – в интересах «великой Румынии». Той самой «великой Румынии», которая уже целое столетие (а может, больше) пыжится, как легендарная лягушка, желающая сравниться с волом.

И тут вспоминаются лозунги: «Великая Румыния от Сирета до Буга», «Великая Румыния – от гор и до моря». Лозунги эти, может, и забылись бы, но нам периодически напоминают их митингующие на главной площади Кишинева апологеты «великой Румынии».

Вот теперь становится ясно, что никакого «молдавского национализма » в природе просто не существует. Есть воинствующий, агрессивный румынизм, родственный германскому национал-фашизму тридцатых годов. И чем скорее мы это поймем, тем лучше.

Необходимо также вспомнить, что самым активным союзником германского фашизма была Румыния. Их векторы совпали по направлению.

Во время второй мировой войны румыны под водительством своего идейного вождя генерала Антонеску вместе с гитлеровскими войсками шли на восток. Целью их было создание так называемой «Транснистрии» – новой румынской территории, куда должны были войти Приднестровье и южные области Украины. Сейчас планы румынизма не изменились. Это мы видим на митингах ХДНП в Кишиневе, где все так же звучат лозунги о «румынских землях», о «Транснистрии». Давно нет Антонеску, но были его преемники Снегур, Друк, Мошану, Косташ и прочие хадырки. Сегодня – это тандем Воронин-Рошка. Рошка озвучивает идеи румынизма, Воронин молча претворяет их в жизнь.

Вот где главный враг сегодня – воинствующий румынизм. А «молдавский национализм» – маскировка истинных целей.

Почему народ Бессарабии пошел за Ворониным? Ностальгия по прошлой жизни в Молдавской Советской Социалистической Республике не дает покоя. Очень хотелось вернуть прошлое. Старый матерый прорумынский волчище прикинулся доброй овечкой и в очередной раз обманул народ Бессарабии. Обманутые толпами шли голосовать за «коммунистов Воронина». Маскировка «под коммуниста » ввела в заблуждение не только народ Бессарабии.

Но речь сегодня не об этом. Речь о коварном воинствующем румынизме. Первой целью его было – вернуть Бессарабию в качестве колонии. Сегодня его цель – поглотить Приднестровье. Но это лишь очередной этап в его планах. Следующая цель – Южная Бессарабия и Северная Буковина. Поэтому государственные и общественно- политические деятели Украины должны это четко уяснить и сделать выводы.

Возвращаясь к штампу «молдавский национализм», давайте подумаем вместе: а почему его нет на территории Приднестровской Молдавской Республики? Да потому, что народ Приднестровья ценой большой крови не пустил на свою землю кровавый румынизм и его идеологию, чуждую людям всех национальностей, проживающих в Приднестровье, в том числе и молдаван.

Так что с ложным определением «молдавский национализм», подброшенным нам румынизаторами, надо кончать. Только верхогляды - аналитики до сих пор не понимают всю вредность фальшивых формулировок, дезориентирующих широкие массы нашего народа и оскорбляющих слух приднестровских граждан молдавской национальности.

Еще раз напоминаю: сегодня главный враг народов Бессарабии, Приднестровья и Украины – агрессивный неутомимый румынизм с его лозунгом «Трэяскэ Ромыния Маре!» («Да здравствует Великая Румыния!»).


КОМУ ВЫГОДНА ТЕОРИЯ «МОЛДАВСКОГО НАЦИОНАЛИЗМА»

В 1989 году в Молдавии резко обозначилось противостояние двух разнонаправленных сил – традиционалистов, боровшихся за продолжение курса на дальнейшее развитие и укрепление государственности Молдавской ССР, и неких разрушителей, вбивающих клин в государственное развитие и уводящих трудящиеся массы республики на путь разрушения государства — МССР.

По прошествии длительного периода времени и многих трагических событий стало ясно, что это не просто стихийное противостояние народа и руководства республики. Этому враждебному, разрушительному противостоянию его организаторы искусственно придали национальную окраску, оттенок противостояния на национальной основе, убеждая, что это — противостояние молдаван и всех остальных – немолдаван, которых обозначили как «русофонов » («русскоговорящих», «русскоязычных»).

Каюсь, грешен, я тогда и потом еще долгие годы, поддавшись общему течению, называл все это, как и все вокруг меня, «молдавским национализмом».

В сознание широких масс людей была вброшена теория этого самого «молдавского национализма», т.е. теория межнациональной вражды населения Молдавской ССР. Объявилось и огромное количество теоретиков, апологетов (ярых приверженцев) теории «естественной враждебности», «несовместимости» молдавской, «коренной», части населения края и всех остальных – «пришлых» и «нетитульных».

«Теоретики», организаторы этого противостояния, объясняли эту искусственно созданную враждебность, это противостояние «ростом национального самосознания молдавского народа, угнетенного «пришельцами». В категорию «пришельцев» зачисляли всех остальных, коих по национальному признаку насчитывалось огромное количество, поскольку население края испокон веков было многонациональным. Это объясняется историей края, является вполне закономерным и никогда не вызывало ни удивления, ни противостояния.

Но так было раньше. Теперь же потребовалось создать именно противостояние, раздрай между различными слоями населения, чтобы «разделять и властвовать».

Прошло время, когда противостояние организовывалось по «классовому » принципу. Почему же в этот раз нужно было организовать противостояние именно по национальному признаку? Чтобы разобраться в этом, мы должны применить древний и единственно правильный способ: понять, кому это выгодно.

С первого же взгляда становится ясным, что противостояние в Молдавии по национальному признаку между молдаванами и всеми остальными населяющими этот край национальностями, коим присвоено клеймо «русофоны», было выгодно румынам. За это говорили многочисленные факты активности именно румынской.

Доказать румынскую заинтересованность и румынское участие в процессе разрушения Молдавского советского социалистического государства нетрудно. Труднее объяснить «русскоговорящим» участникам противостояния, что термин «молдавский национализм» крайне вреден. Он был вброшен организаторами противостояния именно для усиления раскола между различными слоями некогда единого многонационального населения Молдавской ССР.

Количество организаторов раскола, противостояния было невелико.

Они могли служить только детонатором взрыва общества и государства. Эти люди представляли собою в основном потомков румынской оккупационной администрации Бессарабии периода 1918- 1944 годов.

Особое остервенение в разрушительной деятельности проявляли потомки той части румын, которые были советской властью привлечены к уголовной ответственности и отбывали наказание. Они шли по категории «жертв сталинских политических репрессий» и в деле организации «смуты» числились как золотой фонд, элита, особо ценные агенты Народного фронта.

Для организации взрыва государственности была нужна «взрывчатая масса» («динамит»). В качестве «взрывчатой массы» «советники » предложили использовать молдавское население страны. Но тут было одно «но», препятствовавшее исполнению этой, казалось бы, ценной идеи.

Дело в том, что в период румынской оккупации образовалось непреодолимое противостояние между румынами-оккупантами и бессарабскими молдаванами, которых эти оккупанты жестоко эксплуатировали, да еще вдобавок и презирали, как низшую расу. Этого сравнительно короткого по времени знакомства хватило бессарабским молдаванам, особенно крестьянам, до конца жизни. Поэтому они хорошо относились к советской власти и к русским людям, принесшим им освобождение от румынского гнета. В качестве «динамита» они не годились.

Но это – старшее поколение бессарабских молдаван. Зная бесперспективность использования их в противостоянии с «русофона ми», людей старшего поколения не трогали. В качестве «динамита» решено было использовать молодое поколение бессарабских молдаван.

Для этого тактику обращения с молдавской молодежью сменили на прямо противоположную. Если раньше, даже при советской власти, на бытовом уровне можно было услышать презрительное обращение к представителям «низшей расы» со стороны румыноподобных, то теперь молодые молдаване стали им родными братьями.

Мало того, молодым молдаванам на всех уровнях – от учебных заведений до бытовых отношений – стали внушать, что они и есть настоящие румыны. Дошло до того, что молодые молдаване толпами ходили по улицам и скандировали: «Мы – румыны». Это было бы смешно, когда бы не было так грустно. Молдавскую молодежь румынские «фронтисты» превратили в мощный таран для разрушения собственного дома – Молдавской ССР. Невозможно было смотреть без ужаса на это зрелище, но сделать уже ничего было нельзя.

В сороковых годах XX века мне пришлось очень много ездить по бессарабской части МССР и очень часто контактировать с простыми бессарабцами. Очень многое пришлось услышать от людей старшего поколения, живших в Бессарабии, когда румынами там еще и не пахло. Когда Бессарабия была частью Российской империи, освободившей ее от трехвекового османского ига. Это были представители разных национальностей и социального положения, но очень правдивые и порядочные люди: Павел Константинович Болтага, молдаванин, русский богатырь, борец, авиатор (в далеком прошлом) Иван Михайлович Заикин, поляк Людвиг Антонович Касарский, молдаванин Петря Ботезат и многие другие.

Однако мы должны продолжить анализ происходящего до сего времени противостояния, принимающего со временем все новые формы, и, наконец, доискаться до первопричин этого противостояния и его организаторов. Принцип поиска остается прежним: «Кому это выгодно?».

Итак, делаем первый вывод: румынский фактор в организации противостояния и разрушения государственности МССР был основополагающим.

Однако все-таки не главным. Главной силой в организации противостояния и разрушении государственности всех республик Советского Союза, включая и «становой хребет» его –

РСФСР, и всего советского социалистического государства, были Соединенные Штаты Америки, совершенно не терпящие конкуренции ни в чем, ни с кем и никогда. Это – основная причина противостояния США и СССР уже в середине второй мировой войны. Было время, когда США и СССР являлись союзниками по антигитлеровской коалиции и довольно активно сотрудничали. Пока на первом этапе войны Советский Союз терпел военные поражения, Штаты постепенно включались в дело оказания военной и материальной помощи СССР в войне.

Резкий скачок в противостоянии США и СССР произошел во второй половине 1943 года. Насторожились правящие круги США вскоре после Сталинградской битвы и победоносного сражения на Курской дуге.

Вот что говорится по этому поводу в книге «ЦРУ против СССР»: «…Что касается высшего командования американских вооруженных сил, то оно определило Советский Союз «врагом» задолго до окончания второй мировой войны. Уже в 1943 году заместитель военно-морского министра Д. Форрестол публично учил: «Понятия «безопасность » больше не существует, и вычеркнем это слово из нашего лексикона. Запишем в школьные учебники аксиому – мощь подобна богатству: либо используют ее, либо утрачивают».

Исследовалось соотношение сил между США и СССР. Перед лицом побед Советских вооруженных сил комитет начальников штабов США пришел к выводу относительно последствий в случае вооруженного конфликта между нашими странами. Они были сформулированы в серии рекомендаций, представленных комитетом правительству, начиная со второй половины 1943 года, т.е. после Сталинграда и Курска. «Успешное завершение войны против наших нынешних врагов приведет к глубоким изменениям соответственной военной мощи в мире, которые можно сравнить за последние 1500 лет только с падением Рима».

«После поражения Германии и Японии первоклассными военными державами останутся только Соединенные Штаты и Советский Союз».

«…Исполинские победы Советского Союза привели к созданию военного равновесия в силах между СССР и США, а в широком плане – между социализмом и капитализмом. Здесь коренятся истоки всего послевоенного развития международных отношений» («ЦРУ против СССР», стр. 27-29).

Но это отдельная большая тема, и трогать мы пока не будем.

Сейчас ясно одно: после многочисленных планов атомного уничтожения СССР руководство США перешло на стезю «холодной войны», «идеологической войны». Что и происходит уже в течение многих лет. Для разрушения каждой из бывших советских республик, как и СССР в целом, США организовали и продолжают организовывать противостояние местных сил, используя местные напряженности, а если их нет — создавая искусственно. Это и есть «холодная война», идеологами и организаторами которой были и остаются Соединенные Штаты Америки. Война, пришедшая на смену многочисленным планам атомной разрушительной войны, которые разрабатывались в свое время комитетом начальников штабов США.

Руководство СССР готовило страну к войне атомной, а потерпело поражение в почти бесшумной «холодной». По достигнутым результатам «холодную войну», очевидно, и следует считать третьей мировой войной, конца которой пока еще нет. Война продолжается.

Что мы и видим в непрекращающемся противостоянии.

Повсеместно. Во всех бывших союзных республиках разрушенного СССР.

В этой войне победит тот, кто раньше поймет суть происходящего и сумеет организовать свои силы и возможности, монолитное единство своего народа обернет для умелой защиты своей страны от врага не только внешнего, но и внутреннего. А внутренний враг в условиях «холодной войны», «идеологической войны» страшнее врага внешнего. И победит в ней только тот, кто никогда об этом не забывает.


МИНА ЗАМЕДЛЕННОГО ДЕЙСТВИЯ

Митингующие на главной площади Кишинева в один голос заявляют, что они – румыны. При этом государство свое называют «Молдова». Жители запрутской Молдовы давно уже определились и тоже именуют себя румынами, а не молдаванами. Но страну свою переименовали в «Румынию». И даже так – «великую Румынию».

Очевидно, создатели государства, стоявшие у его колыбели, возлагали какие-то большие надежды на этого вундеркинда. Вот и присвоили ему такое претенциозное название. Что-то от Ромула. А оно обязывает совершать подвиги. Это становится более-менее ясно, если заглянуть в историю румын.

В возгласах же кишиневских новорумын не до конца понятна их декларация: «Мы – румыны». Их что, тоже, как Наполеона, «ждут великие дела»? Почему они так стремятся стать румынами, что даже государственные мужи с парламентской трибуны заявляли о том, что они не молдаване, а именно румыны?

Какой глубокий смысл заложен в это понятие — «румыны»? И почему такая чехарда, почему румыны — переселенцы из Румынии в Бессарабию начала двадцатых годов — уже в 1940 году, при получении советских паспортов, продекларировали себя молдаванами и были ими полвека, а потом вдруг возжелали стать румынами?

Так они все же молдаване или румыны?

И пока нет четкости в этом вопросе, я называю их вполне обоснованно – молдорумынами. Да, новая для Бессарабии популяция, но как же прикажете иначе? Никак. Только – молдорумыны.

Но остается все же вопрос: а что такого в этом румынском «звании » заложено привлекательного, если все митингующие вдруг потеряли покой? Давайте попробуем и мы разобраться. Наверное, когда-то это действительно нужно сделать. Ведь не зря возникла такая привязанность между старорумынами и новорумынами, переходящая в неестественную однополую любовь.

А может, все проще? Может, это «любовь» удава к кролику?

Впрочем, пусть разбираются сами бессарабцы.

НАГЛЯДНОЕ ПОСОБИЕ БЕССАРАБЦАМ

О старорумынах мы знаем очень мало. Наверное, потому, что просто не интересуемся, а вернее – не хотим знать. Мы не придаем серьезного значения ни Румынии, ни румынам. А зря. Потому что личные качества запрутских молдаван – агрессивность, нежелание трудиться, стремление «пожить красиво» за чужой счет, жестокость – были использованы при формировании «Румынии». Не зря вскоре буквально в воздухе стала носиться идея «великой Румынии».

Уже в первой мировой войне Румыния участвовала в составе стран Антанты. Причем, воинственность румын проявлялась главным образом по части ограбления мирных жителей.

Воспользовавшись ослаблением России, связанным с революцией в этой стране, румыны отхватили от нее, своей союзницы в войне, законную ее часть – Бессарабскую губернию.

В сознании ныне живущих людей Бессарабия как-то связана с Румынией, многие даже считают, что она вроде как ее часть. Этим и пользуются сегодняшние румынизаторы. Но мы должны четко разграничить понятия. Бессарабия – законная часть России. Она вошла в состав Российской империи навечно по Бухарестскому мирному договору между Российской и Османской империями в 1812 году в результате победы русского оружия.

Два маленьких пояснения: первое – Бухарест не был тогда столицей Румынии; второе – государства «Румыния» тогда еще не существовало в природе. Оно было образовано полвека спустя – в 1862 году.

Но хватательные способности у румын были заложены от природы, как у новорожденного крокодильчика. Или удава. Уже при захвате Бессарабии жестокость и агрессивность румын проявились сполна. Можно приводить тысячи примеров их жестокости в отношении бессарабцев. Но, я думаю, проще будет дать слово самим бессарабцам. Вот выдержки из архивного документа – Декларации Союза освобождения Бессарабии – об условиях, в которых проходило голосование Сфатул Цэрий (Совета страны) о присоединении Бессарабии к Румынии: «… по приказу командующего румынскими войсками в Бессарабии генерала Броштяну были расстреляны депутаты Сфатул Цэрий, принадлежавшие к противникам присоединения Бессарабии к Румынии. Фамилии этих депутатов: Каторос (лидер крестьянской группы в Сфатул Цэрий и видный член Центрального молдавского военного комитета), Чумаченко (товарищ министра земледелия), Прахницкий (товарищ военного министра), Панцырь (член крестьянской группы), Рудьев (депутат, уездный комиссар в Бельцах).

Все казненные, за исключением Чумаченко, – молдаване. Опасаясь немедленной расправы, вынуждены были эмигрировать из Бессарабии, за малыми исключениями, все депутаты, принадлежащие к социалистическим партиям.

Таким образом, в заседании 27 марта 1918 года совершенно отсутствовали все видные депутаты – противники присоединения Бессарабии к Румынии.

В помещение Сфатул Цэрий 27 марта 1918 года к началу заседания были введены вооруженные румынские солдаты.

Голосование было открытое и поименное, вопреки протестам крестьянской фракции и других групп. Имеются документы и неоспоримые доказательства, что значительная часть депутатов Сфатул Цэрий была подкуплена румынским правительством. Печать, не знавшая цензуры до прихода румын, получила приказ не печатать ничего, что выражало бы отрицательное отношение к предполагаемой оккупации Бессарабии.

Из всего вышеизложенного явствует, что ни о каком «свободном изъявлении» народных представителей не может быть и речи. Большинство голосов составилось из подкупленных депутатов, частью из тех, кого в решительный момент заставили затрепетать судьба казненных сотоварищей и наведенные на собрание «народных представителей» румынские винтовки и пулеметы » (декабрь 1918 года).

Вот такая «демократия по-румынски». Штефан Урыту, где ты?

Крокодильчик (удавчик) проявил свой нрав в полную силу с момента захвата Бессарабии. Вот выдержка из еще одного архивного документа, письма бессарабского депутата А. Мыцэ премьер-министру Румынии А. Войда Воеводу: «Господин премьер-министр! Я, нижеподписавшийся Александру Мыцэ, депутат от Бэлць, имею честь сообщить Вам следующее.

После прибытия румынских войск Бессарабия подвергнута режиму чрезвычайного произвола, который, по моему мнению, не поддается никакому сравнению. Думаю, что лишь в каком-либо уголке Африки может случиться что-либо подобное. Я нисколько не преувеличиваю, и Вы сами это увидите из приведенного ниже.

Без сомнения, во время русского абсолютизма бессарабский народ не мог себе представить что-либо подобное… Приступим с самого начала».

Текст письма очень большой (полностью приводится в приложении к данной книге). Перечислим его разделы: «Убийства, избиения, аресты, грабежи, гужевая повинность».

Вот еще характерные отрывки из письма: «Я говорил выше о злоупотреблениях общего порядка: об убийствах, избиениях, арестах, ограблениях, гужевой повинности.

Приведу теперь несколько случаев, которые образуют группу множества самых разнообразных фактов, носящих случайный характер.

1. Капитан Димитриу, комендант Единецкого сектора Хотинского уезда, издал приказ, в котором предписывалось, чтобы каждый гражданин, встретив румынского офицера, остановился, повернулся лицом к нему, снял головной убор и с улыбкой поклонился до земли. А чтобы граждане научились такому приветствию, он распорядился, чтобы ежедневно, в определенное время, солдаты, надев на палку офицерскую фуражку, носили ее по улицам местечка. При встрече этой фуражки, надетой на палку, каждый гражданин обязан с улыбкой на лице выполнять указанное выше.

Рассказывают, что один румынский крестьянин, обратив внимание на эту процессию солдат, спросил у них, можно ли купить фуражку. Румын был тут же избит. Оценивая это, как вы думаете, господин Премьер-министр, у большевиков или в Африке могло подобное случиться? Каждый из нас был бы доволен, если бы этот офицер попал в больницу для умалишенных. Он, однако, по сей день служит в румынской армии и, может быть, даже повышен в звании…».

«… узнав о том, что прибывают румынские войска, я радовался вместе с товарищем по училищу Петром Лунгу, офицером I-го Молдавского полка. Мы говорили о том, что выйдем им навстречу с моей батареей и его ротой. Наивность: он был арестован по прибытии румынских войск в Бэлць, а я – несколько позже.

Короче, большевик я или нет – решайте сами, но случаи беззакония полностью пресеките.

Депутат А. Мыцэ, Бухарест, 25 дек. 1919 г.».

ВОТ ТАКАЯ «БЕЛАЯ ВОРОНА» СРЕДИ РУМЫН.

В ответ на жестокость оккупантов в Бессарабии стихийно вспыхивали крестьянские восстания. Жестокость при подавлении не помогала. Румыны не успевали подавлять восстания. Но потом старые опытные колонизаторы, стоявшие у колыбели государства «Румыния», дали радикальный совет, как справиться с населением новой колонии. По совету «ветеранов» подавления колониальных волнений румыны переселили в Бессарабию многие тысячи семей румын, расставили их на все ключевые посты в каждом молдавском селе. Полицай и почтарь, примарь и жандарм – все были румынами. Все учителя сельских школ были румынами.

Так была заложена мина замедленного действия под Бессарабию, которая рванула в 1989-1990-м годах.


ПРОРУМЫНСКАЯ ЭКВИЛИБРИСТИКА

В период создания и становления Молдавской ССР всемерную помощь ей оказывало население бывшей МАССР. Переезжать в незнакомый Кишинев не очень-то приятно, но нужно было помочь бессарабцам создать свою государственность. Таков был уровень мышления советских людей, таков был их менталитет – помогать слабым и обиженным судьбою. Помогать им встать на ноги и окрепнуть.

И все это со временем было претворено в жизнь. Вчерашняя колониальная Бессарабия из Богом забытого края рабства, унижений и издевательств румын над бессарабским народом быстрыми темпами превращалась в цветущий сад. Жизнь в молодой республике становилась все лучше, сама республика становилась все краше. Образно говоря, за полвека она стала похожа на румяное яблоко. Гости любовались прекрасной Молдавской республикой.

Но внешнее впечатление было обманчиво. Румяное снаружи яблоко внутри было изъедено червями. Подобно червям, внутри Бессарабии свили себе гнездо румыны-националисты, почти беспрепятственно организовав заговор против этой самой Молдавской республики, за возврат Бессарабии в лоно Румынии. И в качестве главного орудия, способствующего успешному проведению заговора, использовался румынский язык. Тот самый румынский язык, который внедрялся в Бессарабию в период румынской оккупации взамен вытесняемого молдавского языка бессарабских молдаван.

Мои напоминания читателю, что основу правящей кишиневской клики составляют румыны в пятом колене, потомки служащих румынской оккупационной администрации в Бессарабии, наверное, уже надоели. Но дело в том, что есть люди, еще не читавшие моих статей на темы румынизма в МССР, и они до сих пор считают, что Молдавскую Советскую Социалистическую Республику разрушили некие непонятные «молдавские националисты», основу которых составляют бессарабские молдаване, разрушившие свой собственный надежный, стабильный дом назло русским по принципу: «Возьму и выколю себе глаз. Пускай у моей тещи зять кривой будет». А ведь именно эту теорию нам навязали еще в начале смуты в Молдавии.

И мы послушно жуем эту жвачку на радость румынам вот уж семнадцать лет. И навязываем читателям именно эту теорию, не желая «поступаться принципами». Теорию, выгодную оккупантамрумынам, и только им. Ну и еще их западным советникам-хозяевам, «большим кредиторам».

Однако вернемся к вопросу внедрения «государственного румынского языка» в сознание жителей Молдавской ССР. Начнем с того, что сам факт внедрения румынского языка в качестве «государственного » преследовал преднамеренный раскол многонационального общества МССР, т.е. использовался принцип колонизаторов – «разделяй и властвуй».

Итак, весной 1989 г. было объявлено о предстоящем введении «государственного» языка. Разумеется, румынского. Но… по-иезуитски националисты-румыны объявили о признании «государственным » языком… молдавского. Но только одного. А как же быть с общесоюзным языком межнационального общения? На этом вопросе и отвлекли внимание всех граждан от сути происходящего.

Главный метод националистского захвата власти – ложь и провокации.

Ни слова правды. Никакой порядочности ни в чем.

Так как же быть с общесоюзным языком межнационального общения на всей территории Союза ССР? Ведь это было в 1989 г., когда еще существовал СССР. Само собою сложилось, что в многонациональном государстве люди всех наций и народностей выбрали для межнационального общения один язык – русский.

Но потомки оккупантов молча отвергли русский язык, изъяли его из обращения. Почему? Потому что им нужно увести все население Молдавской ССР из сферы общения бессарабцев с русскими людьми, с советскими людьми. Перетащить их в сферу Румынии.

Этим проектом закона население республики было повергнуто в шок. Постепенно выходя из шока, люди начинают задавать вопросы: а почему, а как жить дальше, не имея языка общения? Вы что же, хотите довести нас до бессловесного животного состояния? Пока люди сосредоточивали свое внимание на том, что им предлагается один язык, им в это время подбрасывают еще одну загадку: государственный язык будет молдавский, но на латинской графике, т.е. государственный язык будет румынский.

Эта политическая эквилибристика стала возможной лишь в условиях фактического захвата власти оборотнями – что в Молдавии, что в Союзе. По всему видно, у них был сговор за спиной народа о сдаче республики в ведение Румынии. А мы все не могли понять, как, что и почему.

Почему же такая чехарда с «госязыком», почему его называют то «румынским», то «молдавским»?

По-моему, я понял причину. Румынам-оккупантам нужна была поддержка в вопросе введения государственного языка. И если бы с самого начала было заявлено четко и ясно, что вводится один государственный язык – румынский, как это было еще во время оккупации, то против этого выступило бы подавляющее большинство населения Молдавской ССР, включая молдаван. Молдаване, особенно старшее поколение, пережившие румынскую оккупацию, выступили бы против введения румынского языка. И тут румыны нашли выход. В советские времена румынские отпрыски, «косившие » под молдаван, пробравшиеся в комсомол (как и сейчас при Воронине) и делавшие там карьеру «молодых молдавских патриотов», всячески изощрялись в выдумках – «чего бы еще такого придумать яркого, необычного, чтоб всех поразить, чтоб все сразу ахнули: «Ах, какой он талантливый, он далеко пойдет! Он пойдет по партийной линии и дорастет до больших чинов».

Действительно, они росли, как грибы. Так вот это они придумали комсомольскую формулу – «триединая задача партии». А теперь, в период активной румынизации, они ставили «триединую задачу» в связи с внедрением румынского языка: 1) шокировать «русофонов»; 2) противопоставить молдаван и русских; 3) привлечь бессарабских молдаван на помощь в поддержку румынского языка.

И румыны объявили о введении «госязыка» – молдавского. Ну какой же молдаванин выступит против? Естественно, все молдаване поддержали решение Верховного Совета МССР. Как же – «они стараются для молдавского народа».

Мало того, молдаван втянули и в пропагандистскую поддержку решения о принятии молдавского языка в качестве государственного.

И когда русские стали протестовать, это было выдано за противодействие молдавскому языку.

Румыны тут же повернули молдаван против русских: «Они против вашего языка. Теперь вы можете убедиться, что только румыны вам братья, а русские – ваши враги».

Молдаване дружно повернули против русских: «А почему вы не хотите изучать наш язык? Мы же изучаем ваш язык много лет, теперь вы изучайте наш язык».

Невероятно, но факт. В сознании бессарабских молдаван произошла смена полюсов, смена понятий. Они стали верными союзниками своих вечных врагов и готовы на смертный бой против своих преданных друзей – русских, украинцев, белорусов, в общем, «русофонов», как называют их националисты-румыны. Они сумели ввести в сознание молдаван некий сказочный «озверин», который начал работать в 1989-м, прорезался в 1990-1992-м, и по сей день его действие все усиливается. Если раньше, в 60-80-х годах, они исподволь воспитывали в молдавской молодежи сторонников румынизма, то теперь все приняло тяжелые, неизлечимые формы болезни.

Для удержания своей власти в Бессарабии румыны вынуждены вовлекать в свои дела молдаван: правящая в Бессарабии румынская «элита» малочисленна («элитой» называть правящую клику можно только с сарказмом).

Молодых молдаван кишиневские руководители называют румынами, «титульной нацией», и от этого у них бывает головокружение.

Националистам удалось оболванить значительную часть молдавской молодежи, втянуть ее в антинародный «народный фронт», втянуть в дело уничтожения собственного дома, втянуть в бандитские действия против гагаузов, против приднестровского народа. Им удалось «орумынить» молдаван.

И этого оказалось достаточно.

В Приднестровье до сих пор процветает бесхребетная «маниловщина». Только и слышишь от наших людей: «Там, в Молдове, живет такой же простой народ, как и мы. Они не виноваты в том, что у них такое правительство». Только тогда непонятно, кто пришел с войной на приднестровскую землю, кто убивал, грабил, насиловал граждан ПМР. Может, какие-то инопланетяне? Поясняю в сотый раз: это те же молдаване (и не только молдаване), прошедшие прорумынскую идеологическую обработку. Орумыненные молдаване. И сделали все это румыны-националисты, подстрекаемые и управляемые западными спецслужбами. Это и есть результаты идеологической обработки. Это и есть идеологическая война, «холодная война», в нужный момент переходящая в «горячую» стадию, в кровопролитную войну, направленную против приднестровского народа, против приднестровской государственности, в интересах Запада.

И в этом «орумынивании» молдаван, втягивании молдавской молодежи в войну, в бандитские действия и состоит главное преступление румын, потомков и продолжателей преступных деяний румынской оккупационной администрации в Бессарабии. Они превратили Бессарабию в бандитский анклав, где правит особый режим, агрессивный, как Румыния 1940-1941 гг. Сегодняшний диктатор Воронин подобен Антонеску. Такой же агрессивный.

Глядя на происходящее в Кишиневе сегодня, не могу поверить даже сам себе, своим воспоминаниям, всему, что видел своими глазами. Неужели когда-то было иначе?

А была нормальная жизнь, были нормальные взаимоотношения между всеми людьми, независимо от нации. Лично мне пришлось многие десятки лет работать бок о бок с молдаванами, и никогда никакой враждебности, никакой напряженности во взаимоотношениях не было. Мы даже толком не знали, кто какой национальности.

Это уже потом выяснилось, что кто-то румын, кто-то молдаванин, кто-то гагауз, болгарин или немец. И это, как оказалось, самое страшное, когда люди стали уточнять, кто к какой нации принадлежит.

Но вот недавно вспомнилось, как в 1944 г. мне пришлось ехать по делам из Кишинева в Тирасполь. Поездом. Это было в конце октября 1944 г. в Кишиневе на ж/д вокзале. Собственно, вокзала как такового не было. Была груда развалин. И был перрон. А рядом на путях стоял товарный состав, весь облепленный бессарабскими крестьянами.

Кругом стоит веселый галдеж, крики, какие-то петушиные веселые перекликания. Открывают бочонки, пьют вино, угощают своих друзей и знакомых. И все это весело, как на празднике. Угощали и меня, совершенно незнакомого молодого человека, который к тому же почти не понимал по-молдавски (хотя еще до войны изучал молдавский язык).

Я спросил у железнодорожного сцепщика вагонов, что здесь происходит. Он мне охотно объяснил, что «это цэране едут в армию по призыву».

– А чему же они так радуются, ведь им скоро на фронт? – спросил я.

Железнодорожник, из местных бессарабцев, объяснил, что при румынах эти цэране столько от них настрадались, что теперь фронт для них – праздник. Тем более – против румын, которых они люто ненавидят.

Ехать на крыше товарного поезда пришлось почти всю ночь. И почти всю ночь не прекращались галдеж и веселье. Как девиз они выкрикивали: «Ла Армата Советиче!». Какой контраст с нынешними молодыми бессарабцами, прошедшими румынскую идеологическую обработку, ненавидящими все русское и советское!

Правители «Молдовы» не просто за этнически чистое молдавское общество. Они делят население на сорта и касты. Высшая каста – этнические румыны, потом «новорумыны» – новообращенные, впитавшие в себя националистический румынский дух, румынскую оккупационную идеологию. Примерно так же было в Бессарабии в период первой румынской оккупации, когда правящие классы делились на сорта, но даже самый низший сорт относился к правящему классу. В самом низу – «цэране», не входившие ни в какие сорта и ни в какой класс. Просто рабочий скот. Единственно, чему румыны учили молдаван, – румынскому языку и поклонению «домнуле румыну». Словом «молдаван» обозначалась не нация, а каста, принадлежность к низшей расе. Так было при румынской оккупации. О возврате этих порядков мечтали румыны. Для них было важно не только ограбить молдаванина беспредельно, но и беспредельно унизить морально.

И только необходимость использования бессарабских молдаван в качестве взрывчатой массы для уничтожения Молдавского советского социалистического государства вынудила румын идти на сближение с молдаванами, заигрывать с ними, изображать из себя благодетелей молдавского народа. На практике это обернулось разрушением государства МССР, разрушением экономики, обнищанием, выдавливаем молдаван за пределы Бессарабии.



МОЛДОВСКИЕ МЕТАМОРФОЗЫ

Наглость правителей кишиневского режима поразительна. Просто нет ей предела. Они диктуют нам, как мы должны себя вести, как должны жить. Мало того – они диктуют чуть ли не всему мировому сообществу, как оно, сообщество, должно относиться к нам, к независимому государству ПМР.

Они обращаются к нам, как южноамериканские плантаторы обращались к своим рабам – неграм или мулатам. Последний яркий пример психической ненормальности кишиневских правителей –

Закон «Об основных положениях особого правового статуса…». Это они нам определяют статус. А они сами кто такие, чтобы указывать кому-то, как жить? Они сами имеют ли статус государства? Что у них есть, кроме нахальства? И еще – кроме поддержки со стороны им же подобных нахалов и наглецов?

Тут одна простая гражданка ПМР, женщина почтенного возраста, на вопрос, как нужно реагировать на подобные выпады прорумынского режима, ответила лаконично: «Игнорировать». Совершенно согласен.

Люди более молодые, даже пятидесятилетние, не знающие исторических корней вышеназванных «правителей», удивляются их поведению. В возмущении называют их «молдавскими националистами», думают, что таким образом доберутся до их совести. Как же! Совесть у них, как говорит крестьянская пословица, «як у той кобылы, що воза пэрэкынула».

Кто же они? Инопланетяне, определения которым нет? Открыто они вышли на поверхность, так сказать, легализовались, и объявили о своем приходе к власти примерно пятнадцать лет назад. А до этого были в глубоком подполье и одновременно находились у власти, изображая из себя пламенных советских патриотов и принципиальных коммунистов. Они были штирлицами, только от националистов из соседнего государства Румыния.

Они так же, как и сегодня, находились у власти, но под другими знаменами, «под другой вывеской». И власть называлась по-другому, но была все в тех же руках. Периодически происходит смена поколений, но суть режима в принципе не меняется, только ужесточается.

Так они что же, оборотни? Пожалуй, это самое подходящее для них название. Но можно назвать их еще проще и точнее. Они – потомки остатков румынской оккупационной администрации в Бессарабии.

Хотя и называли себя полвека молдаванами. Да и сейчас, временами, когда им это выгодно, камуфлируются под молдаван.

Так оно и идет уже полтора десятка лет – они называют себя то румынами, то молдаванами. Когда как выгодно. И даже язык свой «государственный» называют когда молдавским, когда румынским.

И школы свои в Приднестровье тоже называют когда молдавскими, когда румынскими.

Также и в интервью российским СМИ идет непонятная свистопляска: то «молдавские школы», то «румынские». И от этой свистопляски не только российские, но даже наши приднестровские СМИ сбиваются с толку. А националистам-румынам как раз это и нужно. Сплошной камуфляж и разоблачить трудно. Их задача – запутать окружающих, особенно приезжих, несведущих в этих тонкостях.

Ради чего же так изворачиваются господа оборотни? Что их так привлекает в этом крае, почему не стремятся они на свою историческую родину – в Валахию или в Молдову (Запрутскую) или на худой конец – в Мунтению? Ведь подумать только, сколько «неприятностей » им здесь приходится преодолевать!

А главная причина их терпеливости – «любовь» к Бессарабии, которую они полюбили, как волк овечку. Прочно. Навсегда. «Любят » румыны Бессарабию и ее жителей за трудолюбие и мирный нрав. Это им очень даже подходит. А что? Нормальная колония.

Тем более, что уже столько трудов потрачено на обработку участка, столько удобрений внесено. Не уходить же…

Что же представляла собою Румыния на заре своего зарождения?

Из справочника мы видим, что государство Румыния образовано из двух феодальных княжеств – Валахии и Молдовы, добившихся с помощью России в 1829 г. автономии в составе Османской империи. С 1862 г. это уже Румынское княжество в вассальной зависимости от Османской империи. В результате войны 1877-1878 гг. России с Турцией Румыния стала независимой.

Довольно скоро (в 1918 г.) Румынии представилась возможность «отблагодарить» Россию за оказанную ей в свое время помощь.

Она захватила законную российскую территорию – Бессарабскую губернию, которую удерживала 22 года, нещадно эксплуатируя местное население.

Румын-националистов, исполнителей чужой воли, чужих планов, не зря опекают уже второе столетие европейские «няньки-мамки».

Воспитывают, совершенствуют их хватательные способности. А другого от них и не требуется.

Изначально государство «Великая Румыния» проектировалось как «замок на балканских воротах» против российского влияния.

Против объединения славян.

Ну, подумаешь, кому вдруг понадобились эти захолустья – княжества Валахия, Молдова и еще какая-то Мунтения? Захолустье оно и есть захолустье. Даже османы (турки) его забросили. А вот Европейскому сообществу сгодилось. Быстренько оприходовали, «прихватизировали» и к делу пристроили. Создали государство, да не просто государство, а стратегический центр напряженности в Юго-Восточной Европе. Замок на балканских воротах! Соответственно и название «со смыслом» – «Ромыния». Знай наших! Мы уже стражи европейских стратегических окраин, «Великая Ромыния».

Стражам не пристало работать, чтоб зарабатывать хлеб свой насущный тяжким трудом. Стражи должны охранять господское добро, а между делом – захватывать то, что плохо лежит. Или – что приказал хозяин. Значит, развивать хватательные способности.

Кстати, мы уже отмечали хватательные способности новорожденного государства, проявившиеся вскоре после рождения, как у новорожденного крокодильчика, проклюнувшегося из оболочки. Вот это врожденное свойство и стало основным у правителей государства «Ромыния».

В политике хватательные способности получили название «экспансия». Этих хватающих выродков следует теперь называть непонятным иностранным словом «экспансионисты». Или еще в моду вошло в последнее время – «реинтеграторы». Теперь уже звучит элегантно, по-европейски.

Само название «Ромыния» базируется на «романо», «романизм» (от латинского «римский»). Намек на происхождение вчерашних запрутских волохов и молдаван – от древних римлян. От римских патрициев. Так вот откуда такая амбициозность у нынешних кишиневских правителей: они в кильватер пристроились к румынам – «потомкам римских цезарей».

Высший орган власти в Румынии – «Великое национальное собрание». Кишинев, как продолжение Румынии, как ее филиал, тоже судьбы народа и государства МССР решал на площади «Великого национального собрания».

После захвата Бессарабии оккупанты-румыны установили такой режим, что даже добродушные покладистые молдаване стали выступать против ограбления и издевательств.

Вот что писал об оккупации прогрессивный румынский журналист Скарлат Каллимаки в 1935 г.: «…с момента вооруженной оккупации и до сегодняшнего дня Бессарабия рассматривается в качестве колонии с местным населением низшей расы, а отсюда и применение специфических колониальных методов правления.

Особой жестокостью и всевозможными злоупотреблениями отличался аппарат бессарабской администрации, состоявший из выходцев из «Старого королевства». Об этом свидетельствуют многие документы. Режим, установленный королевской Румынией в Бессарабии, создавал тяжелый морально-политический климат для основной массы ее населения. Политические организации трудового народа были объявлены вне закона, сурово преследовались те, кто выступал против установленного режима. Аресты, облавы, крупные судебные процессы стали системой. Сотни бессарабских политических узников, боровшихся за свободу края, томились в румынских тюрьмах».

За долгие годы оккупации выходцы из «Старого королевства» капитально обосновались в Бессарабии, пустили корни, обзавелись недвижимостью и при освобождении Бессарабии Красной Армией просто не успели сбежать.

Особую роль в деятельности оккупационной администрации играли работники системы народного образования. Уже в начале оккупации националисты поняли, что воспитывать с детства своих сторонников в своем духе – надежнее, нежели потом силой заставлять служить румынским интересам. На этом они уже обожглись. Поэтому взялись за «воспитание» молодого поколения еще во время оккупации.

Инакомыслия они не терпели. Режим был жестким и жестоким.

Послаблений не делалось никому. Главным предметом был румынский язык, который внедрялся в Бессарабии в период румынской оккупации как единственный государственный язык, дозволенный к употреблению. Молдавский язык бессарабцев просто вытеснялся.

Румынский язык являлся главным рычагом подавления воли всех жителей Бессарабии, в том числе и молдаван. Румынский язык внедрялся в приказном порядке. Приказы о пользовании исключительно румынским языком были развешаны повсеместно на всей территории Бессарабии. За применение иного, нерумынского, языка строго наказывали. Простолюдинов наказывали на месте штрафом или «гичем» (плетью). Чиновников наказывали в административном порядке.

Мне самому пришлось видеть в Кишиневе в 1940 г. повсеместно, во всех людных местах, вплоть до трамваев, металлические эмалированные таблички с надписью «Ворбиць нумай ромынешть» (говорить только по-румынски). Если бы я до этого не изучал французский язык, то не смог бы даже прочитать текст.

В смысл происходившего внедрения румынского языка в жизнь, в сознание всего населения я тогда не вникал, да и не мог бы его в то время понять. Смысл внедрения румынского языка в сознание местного населения очень глубок. На этом зиждется основа политики подавления сознания местного населения оккупационными властями.

Правительство Союза ССР (правопреемника Российской империи) никогда не забывало о своей законной территории – Бессарабии.

По мере укрепления экономической, политической и военной мощи руководство Советского Союза ультимативно потребовало от Румынии вернуть свою законную территорию. Причем немедленно, в течение четырех дней. Так и произошло. Румыния даже не тявкнула в ответ. Это уже перед выходом из подполья «академики» кишиневской клики «обосновали» возвращение Бессарабии пактом Молотова-Риббентропа.

Волею судьбы было определено так, что мне пришлось видеть своими глазами, как по пыльной загородной дороге мимо школы, где располагался наш пионерлагерь (если мне не изменяет память, это была школа №4, где-то в районе водолечебницы), бесконечной лентой два или три дня с утра до вечера тянулись колонны пехотинцев с коричневыми от пыли и пота лицами, в ботинках с обмотками, навьюченных вещмешками, скатками шинелей, с притороченными касками, лопатками и флягами, с противогазом через плечо и винтовкой на ремне. Кроме того, шла кавалерия, проезжали тачанки, различная бронетехника.

Но в память врезались на всю жизнь пехотинцы, их внешний вид.

Вскоре пошли разговоры о переезде правительства МАССР из Тирасполя в Кишинев. Сначала это неприятно было даже слышать.

Причем не только сам факт переезда, но все, связанное с Бессарабией, и даже само название города «Кишинев» было неприятно на слух.

Тогда многие знакомые нашей большой семьи приходили к нам и обсуждали, что это будет, почему и для чего. Я хорошо помню до сих пор эти обсуждения. В основном сходились на том, что это делается правильно. Нужно помочь бессарабцам создать свою государственность.

А после жестокой румынской оккупации они просто не смогут создать свою республику сами. Мы обязательно должны им помочь. Других мнений не было.

Круг знакомых нашей семьи состоял из советских и партийных работников, участников революции и гражданской войны, установления советской власти на Украине.

Деда моего, Бориса Васильевича Раденко, Пересыпьская партийная организация г. Одессы направила в свое время в Балту начальником уездной милиции. Он уехал туда на тачанке во главе отряда красногвардейцев. Воевал против петлюровцев. А еще раньше, в 1919 г., при Петлюре, сидел в тюрьме за агитацию.

Со временем семья очутилась в Тирасполе. Здесь я, волею судьбы, и родился. И рос в семье деда. В 1940 г. деда уже не было. Он умер раньше, после того, как его посадили как врага народа, а потом выпустили как оклеветанного.

Вскоре и наша неполная семья (мы вдвоем с матерью) переехала вместе с наркомземом (народный комиссариат земледелия) в Кишинев, где образовывалось новое правительство вновь организованной республики МССР.

Ввиду того, что жили мы на частной квартире у незнакомых людей, а знакомых по месту жительства не было, знакомства поддерживались по месту работы моей матери в наркомземе и контрольносеменной лаборатории (КСЛ), а также с братьями матери, работавшими в других республиканских наркоматах. Поэтому мне все время приходилось присутствовать во взрослых сообществах и слушать взрослые суждения по всем государственным вопросам. Так что я могу быть свидетелем. И как живой свидетель тех событий утверждаю: отношение вчерашних приднестровцев из МАССР к вновь созданной республике МССР было очень доброжелательное.

Такое же серьезное отношение к Молдавской ССР было и со стороны союзного правительства.

И сегодня, когда приходится читать в статьях некоторых незрелых «новополитиков» высказывания в адрес Молдавской ССР резко отрицательные, да еще и оскорбительные, я невольно перестаю уважать этих скороспелых «политиков»-карьеристов. Молдавская ССР была на полном серьезе. И это было истинно народное государство.

... В июне-июле 1940 г. румын выгнали из Бессарабии, а уже в сентябре, т.е. через два месяца, в Румынии была установлена военно-фашистская диктатура. Она присоединилась к Берлинскому пакту 1940 г. фашистских держав и 22 июня 1941 г. вместе с фашистской Германией вступила в войну против СССР.

Уже в июле 1941 г. начался второй захват Бессарабии Румынией.

Вот когда пригодилась оставшаяся в Бессарабии румынская оккупационная администрация, которая при этом захвате свирепствовала пуще прежнего.

Второй захват Бессарабии румынами продолжался три года и закончился изгнанием румынских войск с территории Бессарабии в августе 1944 г. Но румынская оккупационная администрация опять осталась в Бессарабии почти в полном составе. Румыны-националисты уже сроднились с мыслью, что Бессарабия принадлежит им навечно. В первые 10-12 лет, пока советская власть была крепка, они вели себя тихо, старались быть незаметными. Все получили советские паспорта с записью в графе «национальность» – молдаванин.

Румыны растворились в массе молдаван и тихо как бы ассимилировались.

Но они никогда не забывали о своей миссии – захвате власти в Бессарабии и о своем превосходстве над бессарабцами, особенно над бессарабскими крестьянами, которых они презирали, как низшую расу.

С годами эти румыны и их дети и внуки, их потомки и идейные наследники, тихо вползали во все структуры госучреждений, пробирались на руководящую работу младшего и среднего звена, закреплялись в системе народного образования и т.п. Это была основа воссозданной со временем национал-фашистской системы управления Бессарабией, называемой ныне «Республика Молдова».

Я не зря назвал статью «Молдавские метаморфозы». История Бессарабии, начиная с первой румынской оккупации – с первого захвата 1918 г., – сплошные метаморфозы (превращения, преобразования).

Система народного образования была напичкана румынами. А где было взять других, знающих молдавский язык, чтобы проводить занятия с молдавскими детьми?

После ХХ съезда КПСС и наступления «хрущевской оттепели» румыны-националисты полезли во все структуры партийной и государственной власти. Со временем вся власть в Бессарабии (Молдавской ССР) опять оказалась в их руках и их наследников, а также их воспитанников, прошедших через прорумынскую систему образования и воспитания.

Это был третий захват Бессарабии румынами-оккупантами. Разрушение Молдавской ССР проходило синхронно с разрушением других национальных республик и всего Советского Союза. Все управлялось из одного центра.

Государственный переворот в Молдавской ССР проходил поэтапно, не спеша. И параллельно. Мы думали, что строим республику для себя, и старались изо всех сил. А они, румынские заговорщики, поощряли наши старания и хвалили нас за усердие, да еще и награждали за труд. Они уже давно знали, что мы строим все для них. Вот придет время, и они создадут нам невыносимую обстановку.

И мы сами побежим – кто куда, лишь бы подальше от националистов.

Теперь, по прошествии многих лет, начинаешь понимать, что подпольная румынская организация в Молдавской ССР (в Бессарабии) была очень хорошо организована. И все же не они авторы такой сложной организации повсеместного подпольного заговора, не они авторы заранее подготовленных документов по юридическому обоснованию разрушения молдавской советской государственности и провозглашения на ее месте некоего другого государства, периодически меняющего курс, название, принадлежность.

И даже при всей филигранности отработки юридических документов, все равно торчат «ослиные уши», нестыковки, несообразности их юридического обоснования упразднения законного Молдавского советского социалистического государства и создания вместо него ныне провозглашенного псевдогосударства «Республика Молдова». Грамотному юристу, да еще заинтересованному в разоблачении всех сфальсифицированных националистами доводов, приводимых ими, ничего не стоило бы в течение буквально нескольких часов разоблачить все нагромождение фальшивок, использованных румынами для обоснования создания псевдогосударства «Республика Молдова».

Почему же за 15 лет противостояния мы ни разу не увидели этого разоблачения фальсификаций? Одно из двух: либо нет грамотных юристов, либо нет желания разоблачать грубые фальшивки.

Третьего не дано.

Наши юристы, наши политики буквально топчутся на месте вокруг одной фальшивой формулировки «молдавский национализм», в насаждении которой как раз и заинтересованы румыны, захватившие власть над умами молдавской молодежи и с ее помощью захватившие власть в Бессарабии.

Румыны-националисты использовали молдаван как ракету-носитель для выхода на орбиту. В результате румыны сегодня правят родиной бессарабских молдаван как «малой планетой Молдова», а молдаване, оставшиеся без родины, подобно отработанной ракетеносителю, превратились в космический мусор.

Румыны, будущие оккупанты, сидели тихо и не высовывались, а на работе даже суетились, пока власть в центре (союзная власть) была крепка. Однако со временем власть в центре деградировала и развалилась. Получив от западных советников команду «пора», румыны быстро вышли из подполья и стали менять лозунги и вывески.

Но связь с родным ЦК КПМ не теряли. Наоборот, КПМ сомкнулась с НФМ и стройными рядами ринулась во власть.

Весной-летом 1989 г. сработал «архимедов рычаг» – «государственный язык», резко сдвинувший многонациональное общество Молдавской ССР в хаос и неразбериху. Именно это и нужно было румынам – дестабилизировать обстановку в республике. Как вы уже, конечно, догадались, это был беспроигрышный вариант дестабилизации.


ВОССОЕДИНЕНИЕ

Недавно мне пришлось увидеть «Историю Республики Молдова с древнейших времен до наших дней» (Кишинев, 2002 г.). Видение у авторов свое, специфическое. Описывая историю Молдовы, они почему-то прихватывают и Приднестровье как ее составную часть.

Ну да Бог им судья, авось, прозреют со временем.

Однако там есть любопытные факты. Например, депутаты Сфатул Цэрий Инкулец, Чугурян, Халиппа неоднократно ездили в Яссы на переговоры с румынским правительством, буквально навязывая свою Бессарабию Румынии.

Несмотря на возражения крестьянской фракции, представителей немецкого и гагаузско-болгарского меньшинств, а также Русской культурной лиги и представителей рабочего класса, инициаторы «восоединения» навязали не тайное, а поименное голосование, при котором большинство депутатов сдалось и проголосовало за присоединение к Румынии.

Вскоре после принятия решения о сдаче Бессарабии Румынии Сфатул Цэрий был распущен. Однако он оставил о себе память в истории как парламент предателей, оторвавших бессарабский народ от России. Пройдут десятилетия, и предательство повторится.

В молдовском парламенте снова собрались предатели бессарабского народа, оторвавшие Бессарабию от России и перетягивающие ее в Румынию. Предательство стало диагнозом парламента Бессарабии.

Вот еще строки из «Истории Республики Молдова...»: «Королевским декретом от 22 апреля 1918 года был объявлен закон об администрации Бессарабии… В крае были созданы военный трибунал, органы полиции и сигуранцы, жандармерии, суда и прокуратуры…

Королевская Румыния установила в Бессарабии свои институты буржуазно-помещичьей власти со всеми атрибутами оккупационного режима…».

По этому поводу прогрессивный румынский публицист Скарлат Каллимаки писал в 1935 году, что «…с момента вооруженной оккупации и до сегодняшнего дня Бессарабия рассматривается в качестве колонии с местным населением низшей расы, а отсюда и применение специфических колониальных методов правления». «Особой жестокостью и всевозможными злоупотреблениями отличался аппарат бессарабской администрации, состоявший из выходцев из Старого королевства. Об этом свидетельствуют многие документы» (стр. 189-190). «Режим, установленный королевской Румынией в Бессарабии, в целом создавал тяжелый морально-политический климат для основной массы ее населения. Политические организации трудового народа были объявлены вне закона, сурово преследовались те, кто выступал против установленного режима. Аресты, облавы, крупные судебные процессы «108-ми», «48-ми», «500», «113-ти и др. стали системой. Сотни бессарабских политических узников, боровшихся за свободу края, томились в румынских тюрьмах» (там же, стр. 190).

Однако ничто не вечно. Пришел конец и румынской оккупации Бессарабии. 26 июня 1940 года была объявлена ультимативная нота советского правительства румынскому правительству с требованием о немедленном освобождении Бессарабии как исконной российской территории, а заодно, в порядке компенсации за ущерб, нанесенный России в течение многих лет, передать северную часть Буковины.

28 июня была передана следующая нота об освобождении всех указанных территорий в течение четырех дней. Советским войскам за этот же период предписывалось занять указанные территории.

Наконец-то справедливость восторжествовала. Румыны покидали Бессарабию так стремительно, что почти все пособники оккупационного режима не успели удрать с ними.

Естественно, цараны были рады и счастливы освобождению из «братских объятий» румын. Люди старшего поколения бессарабцев, которых, к сожалению, осталось совсем немного, и по сей день благодарны советской власти и русским людям за свое освобождение.

Мне самому не пришлось видеть встречи Красной Армии жителями Бессарабии. Я попал в Кишинев лишь в конце июля 1940 года.

Однако все участники и очевидцы этой встречи подтверждали, что встречали воинов-освободителей именно так – цветами и слезами радости. Я в это верю, потому что впоследствии мне много пришлось ездить по бессарабским селам, много лет работать бок о бок с бессарабскими молдаванами и людьми других национальностей, которых в Бессарабии было много. Отношение к русским всегда оставалось благожелательным.

Особое место занимали румыны-переселенцы, пособники оккупационного режима Румынии. Сейчас «старые румыны» на площади «Великого национального собрания» в Кишиневе выступают как «жертвы сталинских репрессий». Они всячески подогревают страсти среди молодежи, выплескивая ненависть ко всему русскому. Еще бы, русские в 1940 году прекратили их издевательства над бессарабскими молдаванами, русские привлекли к уголовной ответственности пособников румынского оккупационного режима, а также некоторых из них по заявлениям потерпевших от них крестьян. После отбытия наказания они вернулись в города и села Молдавской ССР, где вы нуждены были долгое время скрывать свою ненависть к русским, к советским людям.

О «сталинских репрессиях» много говорили и писали во время «перестройки». Собственно, на этой волне «перестройщики-демократы» и пришли к власти. Естественно, что советская власть, как любая другая, в первые же годы своего существования установила свои порядки. А какая власть потерпит у себя врагов? Это только у нас, в ПМР, «пятая колонна» чувствует себя как рыба в воде.

Попробовал бы я на площади «Маре Адунаре» («Великого национального собрания») начать высказывать критику в адрес властей.

Думаю, что живым до Прункула (тюрьмы) меня бы не довезли.

Дима Матюшин, студент техникума, по сути подросток, еще в мае 1990 года в центре Кишинева высказался на русском в адрес румын. Я был на его похоронах 22 мая, стоял у самого гроба. Видел его изуродованное лицо. Руками, даже кулаками, так не бьют.

В Молдове нельзя высказываться. В Приднестровье – можно. У нас – демократия и «права человека превыше всего». Антиприднестровские высказывания можно услышать на работе, в троллейбусе, на «патриотических» митингах и даже прочитать в некоторых газетах.

Но тогда, в 1940-м и в 1944-м годах, у нас была настоящая советская власть. Она привлекала к уголовной ответственности пособников оккупационного румынского режима, а также по заявлениям и жалобам потерпевших крестьян-царанов. Мне самому пришлось некоторое время жить в начале 1941 года в национализированной части дома бывшего румынского прокурора города Кишинева (особняк на улице Островского, 18). Он жил дома, хотя от работы был отстранен. В течение длительного периода (несколько месяцев) он ходил к следователю. Потом, по решению суда, был выслан из Молдавии. Увидел я его уже после 1944 года. Впоследствии он с семьей уехал в Румынию.

Во всем мире против преступников власти применяют репрессии.

Самим репрессированным это, естественно, не нравится. Но тогда они молчали, потому что «знала кошка, чье мясо съела».

Это уже когда наступил «разгул демократии», вытащили старых румынов-преступников, отбывших наказание за свои преступления, и стали их возводить в ранг пострадавших от «советов» народных героев. Им сейчас на площади первым суют микрофон.

Еще бы! Герои, пострадавшие от «тоталитарного сталинского режима »! А они – заурядные уголовники. Сколько зла они принесли людям, знают только они сами да пострадавшие от них бессарабские молдаване.

Сегодня «поднимают на щит» убийц из банды Илашку, превращают в страдальцев. Глава миссии ОБСЕ в Молдове Уильям Хилл требует освободить их от уголовной ответственности. Что, еще мало преступников ходит по главной площади Кишинева и призывает к очередным преступлениям?

Самим своим присутствием они оскорбляют эту площадь. С начала XIX века она называлась площадью Победы. Победы русского оружия и русского духа, одержанной при освобождении молдавского народа Бессарабии от османского ига в XIX веке и от немецкорумынской оккупации во Второй мировой войне. Там была воздвигнута Арка Победы, на которой на мраморных досках были перечислены все победы и все герои освобождения Бессарабии от турецкого ига.

Белым днем, при попустительстве воронинского МВД, фронтистские бандиты Тутунару железными ломами изуродовали, а потом и вовсе уничтожили исторические надписи. Святые надписи. Святые для молдавского народа.

При нынешнем оккупационном режиме в Молдове все святое втоптано в грязь. В честь освобождения Бессарабии улица Синодиновская была переименована в улицу 28 Июня (дня освобождения Бессарабии). Румыны переименовали ее на свой, румынский, лад.

В честь воссоединения Бессарабии с Россией одна из новых улиц в микрорайоне Ботаника была названа, естественно, «улицей Воссоединения». Новорумыны, конечно же, изменили бы себе, если бы оставили историческое название. Они переименовали ее. И назвали «Индепенденций». Сразу и не выговоришь. Оказывается, в переводе с английского – «независимость».

Долгие годы румыны вынуждены были вести себя тихо: в памяти еще сохранялось воспоминание о близком знакомстве с НКВД СССР. Молча смотрели они, как молдаване строят свою жизнь по-новому. Без их «руководства» плеткой. И скрежетали зубами, но молчали из последних сил, чтобы не навлечь на себя неприятностей.

Здесь нужно обязательно осветить один вопрос, которому никто из историков и политиков не уделяет внимания (может, в силу его незнания). При выдаче бессарабцам советских паспортов национальность румынам была записана «молдаванин». И все. Румыны исчезли, как будто их никогда и не было. Они растворились среди молдавского населения. Идентичность языка дала им неограниченные возможности для проведения в дальнейшем агитационное- пропагандистской работы среди молдавской неискушенной молодежи.

В Кишинев я приехал в июле 1940 года. Он тогда был небольшой, но очень чистенький (в центре). Город в основном одноэтажный, хотя были двух - и даже трехэтажные дома. Расположение улиц (центр) — в шахматном порядке, поэтому легко ориентироваться.

Названия – русские: здесь и Армянская с Купеческой, и Мещанская, а рядом – улица генерала Инзова, бывшего российского губернатора Бессарабии.

Совершенно не было видно крестьян – ни одного. В городе 3-4 трамвайных маршрута и еще – извозчики. Трамваи – Бельгийского акционерного общества, еще с 1903 года. Строгий кондуктор с сумкой на шее продает билеты. Еще более строгий контролер с усами проверяет билеты и обязательно прощелкивает компостером. Двухколейная линия только на ул. Александровской (центральной), здесь трамваи ходят с летними, открытого типа, прицепами. Подножки – во всю длину прицепа. По ул. Пушкина и ул. Армянской ходят трамваи без прицепов, вагон маленький. Одна колея. Через каждые три квартала устроены разъезды. Подолгу приходится ждать встречного.

Пешком быстрее. В трамваях металлические эмалированные таблички с надписью на латинице «Ворбиць нумай романешты» («говорить только по-румынски»). Если бы не надписи на румынском, даже не подумал бы, что еще три недели назад город был под румынской оккупацией. Целых 22 года. Жители говорят, что эти годы тянулись бесконечно долго, казалось, навсегда. Редко кто говорит с небольшим акцентом. Рассказывают, что, несмотря на запрет, говорили по-русски (если рядом не было жандарма).

Много маленьких магазинчиков (все частные). Продукты – на любой вкус. Питаемся в ресторане – ул. Александровская, угол Гоголя (как раз напротив нынешнего Штефана чел Маре). В восьмидесятых там были книжный магазин и аптека. Здание в 1940 году было двухэтажным. Третий достроили после войны. На втором этаже была гостиница. За соседними столиками – офицеры вермахта в форме: оформляют выезд в Германию желающих граждан немецкой национальности.

Их автомобили стояли на мостовой за трамвайными путями. Уточняю – на булыжной мостовой. Асфальтированные были только кварталы от Армянской до Гоголя. Дальше – булыжник. Ширина проезжей части — метров шесть-семь.

Немецкие офицеры жили на втором этаже в гостинице.

Прямо напротив ресторана – прекрасный парк Пушкина. Напротив него по диагонали – Соборный парк.

Живем на частной квартире – ул. Армянская, 47 (угол Александровской).

С непривычки по ночам не уснуть: мешает спать скрип тележных колес и приглушенные крики погонщиков волов. Выяснилось, что еще при румынах было введено правило: царанам (крестьянам) вход в город днем воспрещен. Только ночью, в темноте, им разрешалось проехать на каруце (телеге) на базар или выехать с базара за город. Базар огорожен высоким каменным забором. До утра дворники убирали улицы до блеска.

И опять город имеет респектабельный вид. А царанами и не пахнет.

Вот такое братство было между молдаванами и румынами.

Вот пишу о «братстве» молдаван и румын, и вспомнился 1992 год. Какое-то время нашему взводу народного ополчения пришлось стоять на Днестре напротив Криулян. Всю ночь в Криулянах на улицах горит свет. Ходят жители. Допоздна слышна музыка. Кое-где поют. А в это время справа от нас слышны частые гулкие разрывы снарядов и мин. Там, в полной темноте находятся Дубоссары. Это их, дубоссарцев, постоянно обстреливают «братья». И ни у кого из них не проснулась совесть. Никто не выступил с призывом прекратить братоубийство. И только через несколько лет, когда румынским стратегам понадобились все мосты для молниеносного наведения «конституционного порядка», началась кампания «мостостроительства». В числе «мостостроителей» по телевидению выступал и зам. председателя Криулянского райисполкома (фамилию его я забыл, хотя где-то она и записана). Так вот, он призывал вспомнить о братских узах между приднестровцами и бессарабцами. Где он был, когда «братья» обрушивали на головы дубоссарцев «гостинцы»?

Однако вернемся к воспоминаниям о Кишиневе 1940-41 годов.

В городе проживали люди разных национальностей, но отношение к царанам у всех, даже у городских молдаван, такое же, как и у румын, – как к первобытным людям. Называют их не иначе как «царанами».

Первое полугодие я учился в школе №13 (раньше там была румынская гимназия) — ул. Киевская, угол Гоголя (там сейчас румыны установили памятник римской волчице). У нас классы были чисто «советские», но имелись параллельные классы «румынские». Румынские отпрыски – «стрижеры» — очень агрессивные. Постоянные драки с ними на переменах. Они входили в молодежную военизированную организацию «Стража Цэрий» («Охрана страны»), такая надпись на бляхе ремня.

Кончилось тем, что наши классы перевели во вновь открытую школу №14 в Полицейском переулке (старое российское название), угол Александровской. Здесь учились только наши, советские. Все привычно, мирно.

Вскоре после окончания учебного года началась война. Мы были настроены бодро, в панику не впадали. Конечно, тогда даже представить себе не могли масштабов войны и предстоящих испытаний.

А им конца не было.

На работе у матери – в наркомате земледелия – введены дежурства по охране здания от бомбежек. Налеты немецких самолетов начались уже в первый день в четыре утра, а потом — на заходе солнца. И так каждый день. На третьи-четвертые сутки день налеты не кончились. С замиранием сердца смотрел на воздушные бои между «мессерами» и нашими «И-16», или «ишачками». Подбивали периодически и те, и другие.

Когда бомбили, особенно много сыпалось «зажигалок». Во дворе и на чердаке стояли железные бочки с водой. На щите висели клещи вроде кузнечных – для захвата «зажигалок» и тушения их в бочке или сбрасывания вниз.

Мать недавно перенесла тяжелую операцию и еле двигалась.

Вместо нее на крыше дежурил я. 5-го июля меня отправили на попутной машине в Тирасполь – переждать, когда кончится война, и через недельку – обратно… Поезд, на котором на следующий день выехала моя мать, на станции Бульбоки разбомбили. Много погибших и раненых. Мать спасло ее плохое состояние: от рванувшей рядом бомбы она потеряла сознание и сползла на пол. Очнулась заваленная телами погибших. Она изменилась за сутки так, что на улице (в районе медфакультета ПГУ) я разминулся с нею: не узнал.

Долго и мучительно двигались на восток. Остановились в Саратовской области, где уже на другой день после приезда я начал работать на взрослой норме. Скидок на возраст, усталость, голод, мороз (а в первую военную зиму морозы были редко когда 30-35°, чаще все 40-50°) не было никаких.

...Война. Три года был «тружеником тыла». В сентябре 1944 года Саратовским облземотделом был откомандирован на основании постановления Совнаркома СССР от 20 марта 1944 года на восстановление народного хозяйства, разрушенного войной, в г. Кишинев.

Ехали недели две или три. Сначала на пассажирском поезде, потом на товарняках, в лучшем случае в теплушке, а больше на тормозных площадках или на крышах, а то и на буферах. Никогда не забуду, как я втаскивал на крышу товарняка свою больную мать.

Ехали налегке, без багажа.

Еще по пути насмотрелись на сплошные развалины, как на российской, так и на украинской территории…


ЧТО ЭТО ЗА ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ НОВОСТИ?

Господин-товарищ Воронин не признает ПМР и артистично перед телекамерами недоумевает: что это за аббревиатура «пемере »? Поневоле пришли на память стихи: «…на польский (паспорт — Г.К.) глядят, как в афишу коза, на польский – выпяливают глаза в тугой полицейской слоновости – откуда, мол, и что это за географические новости?» (В. Маяковский). (Это отнюдь не намек на полицейское прошлое Воронина и его суть.) Поясняю специально для г-на Воронина и его соучастников —

прорумынских сепаратистов-ренегатов, бывших высокопоставленных и прикормленных партийных и советских чиновников, организовавших и осуществивших государственный переворот в целях разрушения Молдавского советского социалистического государства и создания на его месте – уже по второму разу – румынской колонии Бессарабии. Поскольку у господ румыноподобных память коротка, придется напомнить, что же конкретно вынудило приднестровский народ не ждать румынского ярма, а позаботиться об упрочении своего положения.

В обстановке организованного разрушения великой страны, одновременного создания вместо нее на осколке ее территории чуждого прорумынского государства и параллельно организованного теми же прорумынскими сепаратистскими силами массового психоза огромных толп оболваненных прорумынской пропагандой маргиналов – приднестровцы просто обязаны были обсудить сложившееся положение и принять решение о своем спасении от коричневой национал-фашистской чумы агрессивного воинствующего румынизма.

Это решение было принято II съездом депутатов всех уровней Приднестровского региона Молдавской Советской Социалистической Республики второго сентября 1990 года.

Что же произошло до этой даты, разделяющей время на "до" и "после"?

Первым ударом в спину Молдавской ССР было принятие ее Верховным Советом 31 августа 1989 года Законов «О статусе государственного языка МССР», «О возврате молдавскому языку латинской графики» и «О функционировании языков на территории МССР». В ознаменование этого судьбоносного решения был установлен даже праздник «Лимба ноастрэ чеа ромыне» (Язык наш румынский).

Истинные авторы данной идеологической диверсии крупного масштаба прячутся за спинами членов парламента и «творческой интеллигенции».

Законы о языках – первый крупный шаг в разобщении людей, в разрушении многонационального общества Молдавской ССР по национальному признаку. В основе его лежит древняя библейская легенда о крушении Вавилонской башни, строители которой заговорили на разных языках. Язык (разговорная речь), служивший ранее для взаимопонимания между людьми, призван, в данном случае, стать средством разобщения и претворения в жизнь основного разрушительного принципа – «разделяй и властвуй».

Грамотность молдавский народ получил через Православную Церковь, где испокон веков применялась кириллическая графика, на протяжении многих сотен лет служившая средством познания науки и культуры. Молдаване веками тесно общались со славянскими народами, взаимообогащая друг друга, оказывая взаимопомощь, как при защите своей земли, так и в мирном труде. Вот это как раз и не устраивает румынистов. Им нужно разобщить братские народы, посеять между ними рознь и, воспользовавшись этим, утащить Бессарабию и ее народ в Румынию.

Законы о языках были приняты в августе 1989 года, т.е. при старом составе Верховного Совета МССР, когда явные фронтисты еще не прорвались в ВС МССР в массовом порядке. Предыдущие выборы были за четыре года до этого, т.е. в 1985 году. Для того, чтобы провести в Верховный Совет тайных тогда еще фронтистов, нужны были «свои люди» во всех партийных и советских органах. Значит, они были внедрены задолго до 1985 года.

Люди с двойной моралью, лживые, лицемерные, говорили одно, думали – другое. Они были на всех постах в партийных и государственных органах, именовались «партгосноменклатура». Как бы они ни маскировались, народ чувствовал их фальшивость. И, судя по ним, считал, что коммунисты – люди фальшивые, верить им нельзя.

Такое отношение складывалось из-за этих оборотней.

«Перестройку» народ принял за «чистую монету», поверив, что партия и государство очистятся ото лжи и фальши. Однако оказалось, что «перестройка» — лишь следующий этап захвата власти фальшивыми людьми, «паргосноменклатурой». Они только поменяли маски – с «коммунистов» на «демократов». (Возможно, Воронин тоже скоро сменит маску «коммуниста» на маску «полицая».) Следующий морально-психологический удар был нанесен 27 апреля 1990 года, вскоре после прихода в Верховный Совет нового состава депутатов. В этот день был предан Государственный флаг, символ советской власти, и заменен на флаг чужого и чуждого государства – румынский триколор. Это был тот же румынский триколор с неким дополнением в виде, как говорили наши ополченцы, «дохлой вороны» (это не намек на Воронина, избави Бог).

Итак, вновь избранный состав Верховного Совета Молдавской ССР почти сразу же сменил Государственный флаг, т.е. государственную принадлежность. И это еще до принятия Декларации о суверенитете от 23 июня 1990 года и Декларации о независимости РМ от 27 августа 1991 года. Интересно, на каком же основании произошла подмена? А какие нужны основания для предательства?

Просто господа румыны ощутили себя прямыми потомками гетодаков.

А это вам не баран начихал!

В жизни, обыденной довоенной (доперестроечной), отношение к Государственному флагу было прохладно-отстраненное. Впервые я инстинктивно почувствовал его значение, когда бросился спасать флаг МССР (нынешний флаг ПМР) от народнофронтовцев в Кишиневе, в парке им. С. Лазо, где мы, группа участников Интердвижения, проводили беседы с людьми. Была свалка, была драка. Флаг спасти не удалось. С тех пор горечь в душе осталась на всю жизнь.

Второе столкновение с флагом, потрясшее меня, было, когда я вдруг увидел в центре Кишинева на здании Дома Правительства вместо привычного флага СССР огромный румынский триколор.

Ощущение было такое, как будто подо мною провалился асфальт, и я постепенно погружаюсь куда-то. Не могу сейчас, по прошествии стольких лет, передать чувства, меня охватившие. Помню только – страшное горе навалилось. Я вдруг реально увидел смерть своей страны, своей Родины. Впервые в жизни я испытал такой ужас, безысходность.

Жизнь утратила для меня смысл. Я не мог думать.

Мозг был парализован.

Постепенно душевная опустошенность перешла в ненависть, ненависть к молдо-румынским оккупантам, осмелившимся поднять вражеский флаг над городом, который мы считали своим, который возродили из руин в сороковые, отстроили в шестидесятые, взметнули ввысь в семидесятые. Это был НАШ город, захваченный оккупантами под румынским триколором.

Жить под вражеским флагом невозможно. Бороться против румынизма имеет смысл, когда большинство народа на твоей стороне, когда им это нужно. Когда же большинство народа охвачено безумием, вызванным страшным вирусным необратимым заболеванием, бороться бесполезно. Да, они оболванены прорумынской пропагандой. Да, когда-то это пройдет. Но это будет очень не скоро.

А сегодня твоя борьба никому не нужна. Сегодня нужно бросить все и уйти.

Это было тем более обидно, что в Кишинев на восстановление разрушенного войной народного хозяйства меня, тракториста Красноярской МТС, направил Саратовский облземотдел в сентябре 1944 года, и с тех пор я более сорока лет работал сначала на восстановлении, а потом на строительстве этого города. И теперь – «оккупант, иди домой!».

Я не жил в Тирасполе с 1940-го до 1990 года, т. е. 50 лет. Ни родных, ни знакомых. Пришлось на седьмом десятке лет хлебнуть лиха под завязку, прошел школу жизни в общежитии. Все неурядицы компенсировались главным, ради чего я сюда приехал: судьба дала мне реванш в борьбе с молдорумынами. Я смотрел на них через прицел автомата и говорил с ними на языке моего верного друга Калашникова. Этот язык до них доходит даже лучше, чем румынский. Спасибо судьбе за это.

Мы воевали под флагом ПМР. Это был тот же флаг Молдавской Советской Социалистической Республики, который предали прорумынские сепаратисты. Флаг, которому остались верны приднестровцы.

Под этим выцветшим, иссеченным пулями флагом ПМР прошли вчерашние бойцы третьей роты 103-го батальона народного ополчения по центру Тирасполя 8 августа 1992 года. Это было наше прощание с оружием.

Я был уже довольно пожилым человеком (64 лет), мне не до сантиментов, но гордость распирала меня при виде нашего флага.

Так, когда-то в молодости, я испытывал гордость при ежедневном подъеме военно-морского флага на военном корабле. В моем сознании флаг ПМР ничуть не ниже военно-морского флага СССР.

Вот что значит флаг в жизни человека. Мне понятны чувства патриотов при виде своего флага. Мне непонятны чувства молдорумын, отказавшихся от своего родного молдавского языка, от своей молдавской национальности, от своей матери-молдаванки, от своего флага Молдавской Советской Социалистической Республики, предавших все святое, с чем они родились.

В сознании людей старшего поколения румынский триколор остался как символ жестокости, ограбления, геноцида народов, в том числе и молдавского, проживающих на территории Бессарабии, Приднестровья и южных областей Украины. Ненависть ко всему румынскому передавалась из поколения в поколение. Недобрую память оставили по себе румыны, особенно в Приднестровье в период 1941-1944 годов.

Следующим этапом государственного переворота в республике было принятие на первой сессии Верховного Совета двенадцатого созыва Декларации о суверенитете ССР Молдова. Для начала – что это за ССР Молдова? Это что за государство? Говорят, это МССР, но только в переводе на молдавский. Неправда. МССР в переводе на молдавский будет Република Советикэ Сочиалистэ Молдовеняскэ. Аббревиатура – РССМ. Это взято из официальных документов.

Так откуда все-таки «ССРМ»? Переименовали? Кто, на каком основании? Я не зря выделил в тексте, что сессия Верховного Совета — первая. Когда, кто и на каком основании переименовал государство? И откуда взялось вдруг слово «Молдова» в названии государства? Вот вокруг этого слова «Молдова», наверное, и вертится все остальное.

Слово «Молдова» было запущено в обиход на бытовом уровне за 10-15 лет до начала «смуты». Думаю, что уже тогда прорумынские «партайгеноссе» внедряли в сознание молдавской молодежи, что территория Бессарабии – единое целое с запрутской Молдовой, входящей с 1862 года в состав государства «Румыния». Вот и все объяснение. Другого просто нет.

Таким образом, слово «Молдова» несет на себе основную смысловую нагрузку в новом названии Молдавской ССР, упраздненной неизвестно кем, когда и на каком основании. На первых порах в названии государства еще были сохранены определения «советская» и «социалистическая». Но это – ненадолго. Уже «подсобное предприятие» Верховного Совета – Народный фронт — на своем съезде требует переименовать государство в «Румынскую Республику Молдова». Аббревиатура «РРМ». К тому шло. Вопрос в парламенте обсуждался, но переименование было признано несколько преждевременным. То есть еще не пришло время. Как мы знаем, весьма скоро «сов» и «соц» были отброшены за ненадобностью, как защитный колпак с ракеты, и дальше уже государство называлось «Республика Молдова». Аббревиатура «РМ».

Ну и пусть бы себе называли свое государство, как хочется. Но свое, а не общее. Однако на сессии была принята Декларация о суверенитете. Юридическое его понятие предполагает «верховную власть». Практически объявление о суверенитете было — «о выходе из Союза ССР». Это означало: мы получили от вас столько, сколько смогли утащить, больше вы нам не нужны. С этого дня вы – оккупанты.

Прорумынские сепаратисты очень хорошо уловили момент «развода и раздела имущества». Ну что бы лет на пятьдесят раньше!

Да мы бы не знали, куда вас целовать, только уйдите!

Все это – только действия официальных органов: Верховного Совета бывшей Молдавской ССР, а теперь неизвестно откуда взявшегося государственного образования «ССРМ».

Для проталкивания неприемлемых народом постановлений было создано «лобби» под названием «Народный фронт Молдовы» (НФМ), которое представляло собою верхушку айсберга. О его подводной части нужно много и подробно говорить отдельно. Видимая часть айсберга «НФМ» представляла собою на первый взгляд неуправляемую толпу, «охлократию». Но это – не тот случай. Не нужна им неуправляемая толпа…

Анализ показывает, что «толпа» была очень хорошо организована и управляема. Причем, не по местным меркам. Она очень напоминала, как проходили государственные перевороты, например, в Латинской Америке. За всем этим стояли силы, пока невидимые.

Ясно одно: НФМ – только видимая часть айсберга, боевой отряд, как когда-то у эсэров. И не просто боевой, но и отвлекающий отряд, чтобы не были видны голова и туловище спрута. Вся же подпольная прорумынская организация, созданная и усовершенствования со временем, и есть спрут. И, как всякий спрут, он имеет «щупальца » во всех структурах власти.

Интересно, где же голова спрута, его мозг? Кто он, тот единственный, куда стекается вся информация, и кто отдает команды «штабу» для разработки операций?

Один из отвлекающих маневров – шумные митинги на площади.

Пока они акцентируют на себе внимание СМИ, общественных организаций, спецслужб, в это время за сценой происходит главное действие. По прошествии времени мы констатируем итог: виновные не задержаны, потому что не обнаружены. Нет виновных потому, что нет вины.

Митинги – просто бутафорский шум. Ничего конкретного, противозаконного не сделано. Выражаясь боксерскими терминами, наносились не удары, которые можно зафиксировать по их физическому воздействию, а финты – видимость ударов. Очевидно, организаторов митингов и боевиков строжайше предупреждают: создавайте как можно больше отвлекающего шума и внешнего эффекта, но следов не оставляйте, чтобы не было причин для конкретных обвинений.

И так при любом явлении, в любом случае. Везде одни финты. И непонятно, какие силы разрушают нашу страну, нашу жизнь, нашу стабильность. Очевидно, здесь, как и при любом расследовании, нужно задать старый и единственно правильный вопрос: «Кому выгодно?». Кому выгодно было разрушить систему государственной, общенародной собственности с тем, чтобы все «прихватизировать», т. е. украсть у народа и присвоить? Кто скрывается сегодня за вывесками различных непонятных фирм-владельцев? А главное: на чьих счетах находятся деньги, получаемые от разграбленного общенародного достояния? Если следовать кавказскому выражению: «Кто девушку ужинает, тот ее и танцует». Вот здесь и надо искать организаторов «смуты». А всякие «союзы писателей», «общества Матеевича», «народные фронты», рошки-нантои, воронины-снегуры и прочие хадырки – это хлам. И всякие карнавалы с рошками и «старыми румынами», студентами, размахивающими триколорами – это все финты для отвлечения нашего внимания от главного.

Анализируя нагромождение событий, прошедших за 15 лет, поневоле прихожу к выводу, что все эти выдумки и провокации не по плечу или, вернее сказать, не по уму местным руководителям «смуты», даже если они будут величать себя не просто «румынами», но даже «суперрумынами». За всеми этими всплесками чувствуется масштаб. Чувствуется мощная организация, работающая десятилетиями.

Чувствуется рука мастера — профессионала высокого класса по организации провокаций международного масштаба. А все эти румыны – просто пигмеи.

Задачи НФМ (ХДНП) – выражать восторг по поводу принятия законов; выражать моральную поддержку парламенту (а за кулисами – и президенту); оказывать моральное угнетающее давление на «русофонов», нагонять страх и главное – изображать «народ» для телевидеосъемок и заезжих дипломатов, «сгуртовывать» народ на площади для принятия кардинальных решений, какие в нормальных государствах принимаются на референдумах (всенародным голосованием), выражать всеобщее одобрение и готовность поддержать.

По старому принципу Козьмы Пруткова «если нельзя, но очень хочется, то можно», они протащат любое нужное им решение здесь же, на площади «Маре Адунаре» («Великого национального собрания »). На площади, в обстановке общего массового психоза, они дружно прогорланят о вхождении Бессарабии в Румынию (или любое другое нужное решение). И посчитают это «законным решением всего молдавского народа». Другое у них просто не получится.

А другого для «мирового сообщества» и не нужно. Им нужен факт: «Народ Молдовы избрал свой путь». И все. Все документы уже заготовлены. Останется только поставить даты.

Вот краткое изложение событий, происшедших в период до 2 сентября 1990 года. Вот что заставило приднестровцев серьезно задуматься о своей судьбе. Решение было однозначное: произошел государственный переворот, большая часть республики уничтожена, как государство МССР, а на его месте образуется прорумынское государство, с которым нам не по пути. Мы продолжаем двигаться прежним курсом, сохраняя государственность, традиционный молдавский язык на кириллической графике, прежние символы государства – герб, гимн, флаг, денежную единицу, межгосударственные связи. Название государства прежнее – МССР. Учитывая географическое расположение – к названию добавляется слово «Приднестровская». Вместе это звучит как «Приднестровская Молдавская Советская Социалистическая Республика». Аббревиатура «ПМССР». Такова история, и ее невозможно переписать.

Думаю, теперь все будет ясно даже Воронину и его подельникам.


АРХИМЕДОВ РЫЧАГ

В рассекреченных документах Конгресса США и его «главного исполнительного органа» – Центрального разведывательного управления – просматриваются методы разрушительной работы и подрывной деятельности по уничтожению неугодных США государств и правительств. В частности, к разрушению Молдавского советского социалистического государства был применен метод (принцип) – национальный и языковый барьер.

Сами румыны тоже очень хорошо прочувствовали и убедились в надежности языкового барьера, когда находились в Молдавской ССР в подпольной организации (от послевоенного периода до 1989 года). Языковый барьер надежно защищал их от проникновения к ним оперативников госбезопасности МССР: специфика румынского языка, его отличие от молдавского левобережного (заднестровского) позволяла румынам отсечь левобережного молдаванина – оперработника КГБ МССР — и предотвратить его проникновение в подполье. Языковый барьер позволял им не применять особых мер конспирации. Это было очень удобно.

Оправдавший себя на практике языковый барьер было решено воздвигнуть между румынами – властителями на земле Бессарабии — и всеми остальными жителями, куда были отнесены этнические представители других национальностей и молдаване нерумынского происхождения, не разделявшие румынскую идеологию и потому называемые «манкуртами».

Эта сортировка, этот отсев происходили естественно и закономерно с введением языкового принципа разделения общества на «коренных» и «пришлых» или, еще иначе, на «титульных» и «нетитульных».

Проекты были хорошо отработаны в лингвистических и психологических лабораториях ЦРУ и одобрены Конгрессом США.

Оставалась техника – озвучить проект Закона о государственном языке. Здесь «некоренных», «нетитульных» ждала ловушка: разговоры о предстоящем принятии Закона о государственном языке тоже имели «двойное дно», двоякое наименование.

Предварительно в сознание граждан вбрасывалось выражение «молдавский государственный язык», затем к нему добавлялось как бы незначительное дополнение – «на латинской графике».

Этот тонкий психологический момент большинством не улавливался.

И потому в первом восприятии в сознании людей отложилось, что будет принят Закон о государственном языке молдавском.

Это не вызывало антипатии, потому что большинство окружающих людей, с которыми жили и работали вместе, были молдаване.

Но в подсознании людей также появилось ощущение какой-то незаконченности проекта закона. Не хватало еще чего-то. А именно, второго государственного языка – русского. Это несовершенство, незаконченность вызывали недоумение в сознании людей и протест. На всех уровнях – от собраний до бытовых разговоров – бсуждалась невозможность принятия в качестве государственного только одного языка, которым к тому же не владело совсем или владело слабо почти все городское население, включая городских молдаван.

Подобное положение в Бессарабии уже было в период румынской оккупации 1918-1940 годов, когда румынский язык вбивался в сознание людей «гичем» (гич – плетка). Когда повсеместно висели таблички-директивы: «Ворбиць нумай романешты» («говорить только по-румынски»). Но тогда была румынская оккупация, а в 1989 году людям даже не приходила в голову столь дикая мысль, что опять возвращается румынский оккупационный режим, на этот раз тихим, ползучим методом. В голову не приходило, что это – смена государственной принадлежности.

А пока людей волновало только несовершенство проекта закона.

Официальные власти успокаивали население такими доводами: «Ничего страшного в этом нет, мы никого не будем торопить, будет отпущено время на изучение всеми гражданами молдавского языка, а потом все привыкнут».

Приводился еще такой довод: «Если русский язык будет вторым государственным, никто не станет пользоваться молдавским языком, и он совсем отомрет. А так молдавский как государственный получит развитие, а русский, великий и могучий, будет по-прежнему в силе».

Но вскоре последовал второй удар – «под дых»: о государственном языке стали говорить, что «это будет румынский язык, но это не дает повода для опасений, потому что «румынский язык – это тот же молдавский, но на латинской графике. Гражданам МССР, изучавшим в школе иностранные языки, это не страшно».

Так усыпляли бдительность населения республики. Примерно так же сегодня камуфлируют румынские школы в Приднестровье под «молдавские школы с применением латинской графики». А НТВ на все СНГ передает, что ничего не случилось, просто приднестровцы закрыли молдавские школы, а Молдова в знак протеста объявила блокаду: должна же она как-то отстаивать интересы молдавских детей. А на самом деле это румынские школы, существующие в нарушение не только приднестровских, но и международных законов.

Там готовят прорумынски настроенных идеологических врагов Приднестровья, готовых по первому зову выступить против Приднестровья.

Такие дела.

Принятие Верховным Советом МССР Закона о государственном языке румынском повергло в шок все население, кроме румынов, которые торжествовали и объявили о введении государственного праздника в честь победы над многонациональным населением МССР — праздника «Лимба ноастрэ чеа ромыне» («язык наш румынский »). Они были в курсе предстоящего государственного переворота и захвата власти. Собственно, они и так уже долгие годы были у власти, она была в их руках. Теперь это только провозглашалось на государственном уровне, что и повергло в шок почти все население МССР. Кроме румын и «новорумын» – «новообращенных», детей молдавского народа, подлыми обманными методами втянутых в участие в госперевороте в качестве тарана для разрушения собственного дома.

Всему миру известно выражение Архимеда: «Дайте мне точку опоры, и я переверну мир». Подобным «архимедовым рычагом» для румынов стал румынский язык, с помощью которого было расколото общество Молдавской ССР и Бессарабия сдвинута в румынском направлении.

Этот «положительный», с точки зрения румынистов, опыт решено было использовать и в Приднестровье, не признавшем Закона о государственном языке румынском. В обстановке румынской вакханалии приднестровцам ничего другого не оставалось, как создать независимое государство, в котором были приняты к обращению три государственных языка: молдавский, русский, украинский. Румынский язык был отвергнут вместе с румынской идеологией (а это – понятия неразрывные).

Но это на уровне государственном, официальном. Неофициально же румынские школы в Приднестровье продолжали существовать полуподпольно, но в полной мере выполняли задание Молдовы по румынизации приднестровских детей. Здесь, очевидно, сказывалось несовершенство нашего государственного аппарата, равнодушие чиновников. Ведь чем можно объяснить тот факт, что при подготовке учебников для молдавских школ Приднестровья они были просто скопированы с кишиневских учебников?

Мы все боимся обвинения ПМР со стороны европейских и международных правозащитных организаций в проведении в нашей республике «этнических чисток». А то, что всех нас «вычистили» с помощью румынского государственного языка, это не в счет? Мы все стараемся быть лояльными к господам европейцам и американцам и из боязни обвинения запустили свой дом, развели тараканов. Вдруг увидели, что тараканы так и кишат, т.е. румынские школы благополучно здравствуют под флагом ПМР, работают на полную мощность и регулярно выдают антиприднестровскую продукцию – сторонников и патриотов Молдовы, этого орудия румынской экспансии. И может наступить такой день, когда эта «продукция», эти идеологизированные румынисты повторят государственный переворот уже в Приднестровье.

Вот к чему может привести безответственность госслужащих, облеченных доверием и высокими рангами и относящихся к важнейшему государственному делу совершенно наплевательски.


МОЛДОВА – ОРУДИЕ РУМЫНСКОЙ ЭКСПАНСИИ

Переговоры Приднестровской Молдавской Республики с Республикой Молдова о нормализации взаимоотношений тянутся безрезультатно уже много лет. Выдержка у нашего народа – титаническая.

Так рыба идет на нерест против течения, увлекаемая природным инстинктом, но натыкается на глухую плотину, через которую просто никогда не перепрыгнет, сколько бы ни пыталась. Но рыба этого не понимает и в сотый, тысячный раз пытается преодолеть преграду. Наконец, умирающая, обессилевшая, она плывет по течению брюхом кверху и уже даже не шевелит плавниками. Все.

Рыба кончилась.

Мы что, хотим уподобиться глупой рыбе? Сколько можно?! Неужели до сих пор непонятно, что перед нами воздвигнута искусственная плотина с целью обессилить нас, чтобы мы перестали «шевелить плавниками»? Я еще мог бы понять, если бы мы создавали имитацию, видимость участия в переговорах с целью оттяжки времени.

Но ведь все – на полном серьезе.

Пора уже понять, наконец, что собою представляет это псевдогосударство под названием «Республика Молдова». Мы должны осознать, что никакого «государства Молдова» нет, а есть некая временная субстанция, созданная в интересах завершения националисти ческой румынской экспансии по очередному захвату чужой территории. На этот раз – территории Приднестровской Молдавской Республики. Если в период с 1918 по 1944 годы румынская экспансия была ярко выражена в форме военных захватов чужих территорий или подготовки к ним, то после тяжкого поражения в войне она приняла другие формы, мимикрируя под «побитую собаку».

Здесь мы должны сделать небольшое отступление и вспомнить еще раз о понятии экспансии. В энциклопедическом словаре дается довольно сложное и долгое толкование, поэтому применим в нашем конкретном случае сокращенный вариант. Итак, экспансия – стремление к захвату любыми способами чужого, не принадлежащего захватчику (имущества, территории).

Так вот, когда союзница фашистской Германии Румыния уползла в свое логово, как побитая собака, она на некоторое время прекратила поползновения к захвату чужого добра.

Но румыны были бы не румынами, если бы навсегда отказались от захвата чужого добра. Бессарабия не давала им покоя. Правда, это была уже не Бессарабия, а Молдавское советское социалистическое государство, восстановившее свое народное хозяйство, разрушенное войной, и быстрыми невиданными темпами строившее новую жизнь. Но теперь зависть съедала оставшихся в Молдавии бывших переселенцев из метрополии, пособников румынского оккупационного режима. В первые послевоенные годы это никак не проявлялось внешне. Слишком свежо в памяти было их знакомство с НКВД. Но на бытовом уровне они поддерживали контакты с подельниками, единомышленниками.

На первом этапе была использована система народного образования.

В 1940 году, в момент присоединения Бессарабии к Советскому Союзу, она была буквально нашпигована румынскими националистами.

Еще в первые годы оккупации им посоветовали, что надежнее воспитывать с детства своих сторонников, чем силой заставлять молдаван служить румынским интересам. Прорумынская система народного образования и досталась в наследство молодому государству МССР.

Подготовкой преподавательских кадров занимался в основном КПИ (Кишиневский пединститут). Мне пришлось познакомиться с кадровым составом КПИ в 1947 году. Уже тогда это было гнездо румынизма. Мои знакомые, «русскоязычные», как сейчас говорят, рассказывали, что три четверти студентов и преподавателей – «нацкадры». Держались они обособленно, в контакты с нашими не вступали.

Вели себя отчужденного. Настороженно.

Позже, в пятидесятых-шестидесятых годах, пришлось столкнуться с фактами прорумынской пропаганды в КСХИ. Об этих фактах знали в ЦК КПМ и лично Бодюл, но мер не принимали никаких.

Уже в пятидесятых годах в научных кругах Молдавской ССР румынисты стали проявляться и навязчиво выдвигать свои шовинистские идеи. Стали отказывать молдаванам в праве на свой – молдавский – язык, навязывая взамен румынский. В середине пятидесятых годов румынисты обращались к руководству МССР с претензией на более весомое участие в управлении партией, государством и даже профсоюзами. Румынисты находили поддержку у первого секретаря ЦК КПМ Бодюла. (Сомневающихся приглашаю почитать «Историю ПМР», т. 2, ч. 2, §I, гл. XV.) Ползучая тихая экспансия румынистов по захвату власти в республике со временем росла и развивалась. Постепенно вся реальная власть в Молдавской ССР оказалась у них в руках. Что они и продемонстрировали в 1989-1991 годах, когда чудовище экспансии вышло из подполья и заявило о переходе власти в руки румынистов, о выходе из состава Союза Советских Социалистических Республик.

Это была тихая ползучая победа румынской экспансии.

Это был государственный переворот со сменой государственной принадлежности – от СССР к Румынии. А это – тяжкое государственное преступление. Но некому было обращаться в суд: в Центре сидели свои предатели; международное сообщество, вершившее суд, САМО содействовало румынской экспансии.

Но это – не первое и не последнее преступление румынского экспансионизма. В 1918 году румынские захватчики (экспансионисты) захватили территорию чужого государства, Российской империи, – Бессарабскую губернию. 22 года румыны буквально пили кровь как из Бессарабии, так и из ее народа. Для укрепления своего оккупационного режима они завезли огромное количество чиновников, жандармов, судей, учителей, просто пособников режима. Почти все они остались в Бессарабии при передаче этой территории Советскому Союзу. В дальнейшем все они явились орудием экспансии на оккупированной территории Молдавской ССР в период Второй мировой войны.

В этот период особую жестокость румынских захватчиков ощутили на себе жители Приднестровья. Недобрую память оставили по себе румыны на территории Приднестровья и украинских областей.

Из поколения в поколение передают приднестровцы рассказы об ужасах румынской оккупации.

Об отношении румынских властей к населению можно сделать вывод уже из выступления И. Антонеску на заседании румынского правительства (8 июля 1941 года): «… меня не волнует, войдем ли мы в историю как варвары.

Римская империя совершила целую серию варварских актов по отношению к современникам, и все же она была самым величественным политическим устройством. Если нужно, стреляйте из пулеметов».

Или еще – из указаний генерала Антонеску оккупационной администрации Бельцкого уезда об отношении к местному населению (17 июля 1941 года): «… дороги восстановить с помощью населения. Трудовую повинность ввести и на завоеванных территориях. При самом незначительном сопротивлении со стороны населения – расстреливать на месте. Фамилии казненных опубликовать».

Из приказа губернаторства «Бессарабия» о запрещении разговаривать в публичных местах на нерумынском языке (15 ноября 1941 года): «…Ст. 2. Нарушение предписаний, предусмотренных предыдущей статьей, карается тюремным заключением сроком от одного месяца до двух лет. Одновременно с тюремным заключением суд может приговорить к штрафу от двух до двадцати тысяч леев и лишению прав занимать государственную должность на шесть лет».

В сентябре 1940 года в Румынии была установлена военно-фашистская диктатура. Страна присоединилась к Берлинскому пакту фашистских держав и 22 июня 1941 года вместе с фашистской Германией вступила в войну против СССР.

Захватив территорию Молдавской ССР, румынские солдаты двинулись дальше на Восток, захватив южные области Украины, значительные территории России.

Война против СССР для Румынии закончилась полным поражением.

Но неугомонный дух экспансии (захвата) не давал покоя. Под неусыпным руководством и контролем «мирового сообщества» прорумынские силы в виде бывших пособников румынского оккупационного режима, оставшихся на территории Молдавской ССР (бывшей Бессарабии), возродили свою деятельность по организации заговора по подготовке захвата власти в республике. Румынская диаспора видела главного врага в лице России, в русских людях.

В антисоветскую, антирусскую пропаганду втягивались все остатки румын и их потомки – молодая поросль румынистов. Использовалась старая бессарабская система народного образования, нашпигованная румынами, а также вновь созданные советские учебные заведения (школы, вузы, система профтехобразования). Главное было – внедрить туда преподавателей старой румынской школы, сторонников румынской идеологии.

Та же линия на внедрение националистов в госструктуры выдерживалась и все усиливалась. Использовалась ленинская национальная политика выдвижения национальных кадров. После наступления «хрущевской оттепели», принесшей стране вреда больше, чем пользы, в массовом порядке в партгосаппарат ринулись «старые румыны», отбывшие наказание за участие в работе оккупационного румынского режима, и их дети, их потомки. Они шли по графе «жертвы сталинских политических репрессий». Для них была открыта «зеленая улица».

Вот эта категория румынов-переселенцев и их потомков, внедренных в парторганы и госструктуры, главным образом в силовые, и составляла основу для взрыва «мины замедленного действия», ее детонатор.

Но для полноценного эффективного взрыва этого было мало. Нужна была взрывная масса (динамит, тротил). В качестве «тротила» было предложено использовать основное население республики – молдаван. Но молдаване старшего поколения на дух не переносили румын. Да и не собирались выступать против советской власти, при которой только и свет увидели. Молдаване старшего поколения слишком хорошо помнили, что такое румын. Молдаване старшего поколения очень хорошо были расположены к советской власти, к русским людям. Такими они и остались по настоящее время. Беда только в том, что их сейчас уже мало, да и молодежь к ним не прислушивается. Молодежи обязательно нужен свой горький опыт знакомства с румынами. Вот эту психологическую особенность человеческой натуры и использовали румыны (или их советчики).

Главное преступление румын-националистов в Молдавской ССР – вовлечение молодого поколения молдаван в подлое дело разрушения собственного государства – Молдавской Советской Социалистической Республики. Своего собственного дома. Дома, где всем было место и никому не было тесно. Где всем была работа, где все желающие могли учиться, приобретать специальность, приобретать самое главное богатство в жизни человека – знания. Где была гарантированная работа и гарантированная зарплата, где не нужно было в поисках куска хлеба ехать в дальние страны, бросая своих детей на произвол судьбы.

Преступление румын состоит еще и в моральном разложении молдавской молодежи, превращении ее в слепое орудие своих экспансионистских (захватнических) целей. Румыны-националисты несут народам не просто дестабилизацию, как стыдливо говорят политики, они несут войну и горе.

Что я еще просто обязан добавить к сказанному о румынизме?

Это – страшное явление, не имеющее права на существование.

Даже само по себе противостояние румынизма и славянизма, обозначившееся сегодня, чревато тяжелыми последствиями.

Конечная цель румынизма – распространение на Восток без предела.

Образно говоря, вчера их цель была – Бессарабия, сегодня –

Приднестровье, но завтра – Украина и далее – на Восток. Идеологи румынизма уже провозглашают такие цели и задачи. Просто до нас, не знающих румынского языка, это доходит не сразу. Но мы должны твердо знать: румынская экспансия не имеет границ и для нас непредсказуема. Идеологи румынизма рассчитывают на обывателя, причем, чем он примитивнее, тем больше подходит для исполнения целей румынизма.

Мы должны, наконец, понять, что румынизм ничуть не безобиднее германского национал-фашизма тридцатых годов. Гитлеровские национал-фашисты на первых порах тоже не вызывали беспокойства у широких масс как в Германии, так и во всем мире. Мало того, широкие слои германского населения даже находили что-то привлекательное в национал-социалистском движении и примыкали к нему, стремясь извлечь какую-то выгоду для себя.

Всю глубину падения германский народ ощутил только тогда, когда на голову посыпались бомбы, и Германию залила кровь. Но прежде кровь залила Европу и, главным образом, Советский Союз, нас с вами. Мы должны вспомнить, что самым активным союзником германского фашизма была Румыния. Что, вернув Советскому Союзу незаконно захваченную чужую территорию под названием Бессарабия, Румыния не отказалась от методов экспансионизма, а тут же, буквально через месяц, вступила в пакт фашистских государств с намерением перейти к захватам (экспансии) в еще более крупных масштабах. Их векторы сошлись по целям и направлению – на Восток!

Наиболее ярким представителем идеологии румынизма был генерал Антонеску – румынский диктатор. Сегодня лозунги Антонеску – опять в действии. Мы просто не имеем права быть пассивными.

Наша сегодняшняя пассивность дорого обойдется завтра. Никто не придет к нам на помощь, кроме нас самих. Ни на кого не должны мы рассчитывать.

Так называемый «приднестровский конфликт», раздуваемый из ничего, – верный и первый признак того, что румынизм вышел на тропу войны, и предчувствие крови раззадоривает его аппетиты, поощряет к практическим действиям, которые не за горами.

Из опыта войны 1992 года мы знаем, что в рядах румынистов есть большое число тупых и жестоких убийц и грабителей. Надеяться на сознательность вражеских солдат не приходится. Я помню начало Отечественной войны, когда у нас ходили упорные слухи о пролетарской солидарности немецкого народа, о пустых снарядах и авиабомбах с вложенными записками типа «чем сможем, тем поможем » или «рот-фронт». Все это были байки. Надеяться на «пролетарскую солидарность» сегодня не приходится. Народ Бессарабии любых национальностей морально задавлен и ничем нам не поможет. Никаких реальных телодвижений по оказанию нам помощи пока не видно и со стороны наших стран-гарантов. Остается последняя надежда на ОБСЕ во главе с нашим «заклятым другом » Уильямом Хиллом. Но о нем я говорить не буду. Вы сами знаете все лучше меня.

Сегодня Приднестровье должно сплотиться в единую силу, как город-крепость Троя. Но следует учесть печальный опыт троянцев и не допустить в свои ворота «троянского коня». Я знаю, о чем говорю.

За долгие годы проведения в жизнь тактики румынистов по проникновению во все структуры агентов и носителей идеологии румынизма довольно много их проникло и в Приднестровье. Некоторые из них «засветились» в период открытого выхода на поверхность прорумынского подполья. Кто-то уехал. Кто-то просто притих и ждет - не дождется прихода румын. Террористы «Бужора» находили сочувствие и пристанище. Множество сторонников Молдовы выявилось при обмене паспортов. Но это, конечно, не все. Есть, конечно, и «консервы».

Мы сегодня должны знать поименно всех агентов «пятой колонны » у нас за спиной, чтобы нейтрализовать их действия. В единстве – наша сила. Объединившись – победим.

Сегодня все «мировое сообщество» столпилось вокруг маленького Приднестровья, но не с целью поздравить младенца с рождением, а, наоборот, с целью его тихого удушения. Шумный вариант удушения оставляют на крайний случай. При этом надевают маски добродушных тетушек и дядюшек, сквозь фальшивые улыбки которых просматривается звериный оскал.

Последний «привет» от «мирового сообщества» – создание в Молдове «министерства реинтеграции». Это, безусловно, продукт не местного изобретения. Потому что в этом случае оно называлось бы прямо и грубо, по-румынски: «министерство захвата» или, в лучшем случае, «министерство экспансий», каковой смысл и заложен при создании этой конторы.

Старые европейские дипломаты не чета грубым скотоводам. Они завуалировали министерство захвата в «министерство реинтеграции». В новом, закамуфлированном виде оно звучит элегантно, как все, что делает «старая школа» европейской дипломатии.

Но суть и цель остаются прежними: ЗАХВАТ.

P.S. Я упустил еще один незначительный на первый взгляд, но очень важный по существу фактор, а именно: прорумынское лобби в гос- и прочих структурах России и, в частности, в Москве.

Доказательств этому можно привести множество. Вот только один факт: Воронин, нынешний президент «государства Молдова», долгое время работал в МВД и еще каких-то структурах России. Связи, конечно, остались. И мы в Приднестровье очень сильно это чувствуем.




ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕРЕВОРОТ

1. «ДЕСТРУКТИВНЫЕ СИЛЫ» Политическая ситуация в соседней Молдове впрямую отражается и на жизни народа Приднестровской Молдавской Республики.

Собственно, ради дестабилизации обстановки в ПМР и подогреваются общественные страсти в Молдове. По всему видно, что эскалация будет и дальше наращиваться. Определенные силы в РМ, которые мы называем «деструктивными», всячески нагнетают обстановку.

Для того, чтобы понять чего ожидать нам завтра, мы должны основательно разобраться, что собою представляют эти «деструктивные силы», откуда они вдруг взялись и почему на протяжении полутора десятков лет не исчезают, каковы их цели и задачи, в чьих интересах они действуют («кому выгодно»)?

Происшедшее в Молдавии мэтры политологии квалифицируют примерно так: «В 1989-1991 годах в МССР к власти пришли националистические силы, пожелавшие отделить Молдавию от Советского Союза и переориентировать ее на соединение с Румынией.

А поскольку отделение чего-то одного от чего-то другого называется сепарацией или, в политике, «сепаратизмом», то и политических деятелей следует именовать «сепаратистами». Отсюда вывод: в Молдавии к власти пришли деструктивные сепаратистские силы, сменившие государственную принадлежность Молдавии».

Но это будет часть правды, потому что непонятно, откуда «деструктивные силы» вдруг взялись в стабильном советском социалистическом государстве, каковы их методы, кому они служат, встретили ли они какое-нибудь сопротивление со стороны народа или со стороны властей? И вообще, как может быть, чтобы в государстве со стабильным, надежным режимом вдруг – откуда ни возьмись – какие-то «деструктивные силы» меняют курс и принадлежность государства, меняют режим. Так не бывает. Поэтому нужно разобраться досконально, что же все-таки произошло в Молдавии в указанный период, и что мы имеем в результате этих событий на сегодняшний день.

Для того, чтобы тщательно проанализировать эти вопросы, нам с вами придется заглянуть в историю Молдавии за последние примерно 80 лет. Используя исторические и архивные материалы и свидетельства жителей Бессарабии, с которыми мне лично пришлось беседовать в сороковые годы ХХ века, а также личные наблюдения событий, свидетелем и участником которых я был в сороковые-девяностые годы, я уже кратко написал об этом.

Но предыдущие статьи были лишь прелюдией к главной теме – анализу возникновения так называемых «деструктивных сил», разрушивших Молдавскую Советскую Социалистическую Республику. Мы должны выяснить это обязательно, потому что так называемые «деструктивные силы» не исчезли, а, наоборот, укрепились, создали временное агрессивное государственное образование под названием «Республика Молдова» и сегодня делают все возможное для поглощения нашего государства – ПМР.

Я не зря уделил много внимания образованию и построению оккупационного румынского режима в Бессарабии в период 1918-1940 годов, подробно описал участие в оккупационной румынской администрации румын – переселенцев из «Старого Королевства». Как мы знаем, воссоединение Бессарабии с Советским Союзом в 1940 году произошло очень быстро (в течение четырех дней), и пособники румынского оккупационного режима просто не успели сбежать.

Они и явились впоследствии взрывателем (детонатором) мины замедленного действия, заложенной под Бессарабию в двадцатых годах ХХ века.

Следствием взрыва этой «мины» и был произошедший в Молдавии в период 1989-1991 годов переворот с изменением государственной принадлежности, с захватом вчерашней партгосноменклатурой всей общенародной собственности, ограблением народа разрушенного Молдавского советского социалистического государства.

А это – тяжкое государственное преступление, в котором участвовали партийный и государственный аппараты, куда входили руководство КПМ, совмина, силовых республиканских министерств и административных органов. К этому приложили руку западные спецслужбы, наспециализировавшиеся на организации и проведении государственных переворотов в странах Азии, Африки и Латинской Америки.

Руководила государственным переворотом на месте националистическая прорумынская партия – «КПМ». Его безопасность обеспечивали МВД и «Национальная госбезопасность» вновь созданного гособразования под названием «ССР Молдова». Специфика молдавского государственного переворота заключалась в растянутости по времени, в поэтапном проведении. Он синхронизировался его разработчиками (западными спецслужбами) с госпереворотами в других республиках и общесоюзным государственным переворотом.

«Нацкульбит» в Молдавии отличался от «банановых революций» в Латинской Америке: на начальной стадии он был не резким, шумным и кровавым, как там (все это случилось потом), а «ползучим».

Организаторы не спешили: им не нужно было захватывать власть, она и так находилась в их руках. Просто им нужно было подвести под незаконные действия правовую и идеологическую базу, сменить вывески на новые, уже румынские, названия департаментов и кабинетов, отменить старые советские законы, стеснявшие свободу действий, да еще морально задавить всех инакомыслящих, сопротивляющихся «демократическому» режиму.

Государственный переворот готовился десятки лет заговорщиками, ядро которых составляли потомки румын-переселенцев, потомки «жертв сталинских политических репрессий», а по сути потомки уголовных преступников – пособников оккупационного румынского режима.

Вы зададите резонный вопрос: а как такое стало возможным в стране, где руководила коммунистическая партия – «ум, честь и совесть нашей эпохи»? Отвечаю: элементарно, используя ленинскую национальную политику выращивания национальных руководящих кадров. Хорошая в основе своей теория на практике сыграла с нами злую шутку. Для этого на первом, подготовительном, этапе во всю мощь была задействована система народного образования МССР.

2. НАРОДНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ НА СЛУЖБЕ РУМЫНИЗМА В 1940 году, в момент присоединения Бессарабии к Советскому Союзу, ее система народного образования была буквально нашпигована румынами. Еще в первые годы оккупации они поняли, что воспитывать своих сторонников в духе румынизма надежнее с детства, чем потом силой заставлять молдаван служить румынским интересам. На этом националисты уже обожглись. Поэтому они взялись за «воспитание» молодого поколения еще во время оккупации.

Инакомыслия не терпели. Доверие оккупационной власти оправдывали.

Режим был жестким и жестоким. Послаблений не было никому.

Эта прорумынская система народного образования и досталась в наследство молодому государству МССР при передаче Бессарабии от Румынии. Единственным местом, свободным от румынского влияния, была территория МАССР. Но с годами и сюда румыны зарыли свои «саженцы». И не только в систему народного образования, но и в строительство, и в промышленность, и в партгосаппарат.

Подготовкой преподавательских кадров занимался в основном КПИ (Кишиневский пединститут), эта «кузница национальных прорумынских кадров», а позже такой же «кузницей» стал КСХИ (Кишиневский сельхозинститут).

С наступлением «хрущевской оттепели» оживилась румынская диаспора, зашевелилась. Дети румын, так называемые «потомки», заполонили систему народного образования в различном качестве: и учащиеся, и студенты, и преподаватели, и инспектора РОНО. Как и при румынах, особенно много было учителей сельских школ. Немало со временем стало и преподавателей вузов. Среди студентов периодически бывали всплески прорумынского национализма. Но пока советская власть была крепка, всплески кончались ничем.

Постепенно нарыв назревал, ждал своего часа. Аккуратненько «нацкадрами» заполнилась и Академия наук МССР.

Обо всех этих фактах знали в ЦК КПМ и лично Бодюл, но мер никаких не принимали, наоборот, насаждался принцип продвижения и выращивания «национальных кадров».

В системе минстроя мы столкнулись с фактами прорумынского оболванивания малоразвитой сельской молодежи в системе профтехобразования.

Конкретно – Оргеевское ГПТУ-12. Оттуда к нам, в систему трестов «Спецстроймеханизации», поступали – сначала на производственную практику, а впоследствии на постоянную работу – машинисты бульдозеров, экскаваторов, кранов и др. Качество их подготовки было слабенькое, видно, сами преподаватели плохо владели предметом. Зато амбиций – хоть отбавляй. Высокомерные, агрессивные пареньки неважно знали технику, не умели, да и не старались уметь работать на ней, что проявлялось уже во время прохождения практики. На замечания старших товарищей отвечали грубостью. Когда пришли после окончания ГПТУ по распределению на постоянную работу, все имели только высшие разряды, которых, безусловно, не заслуживали. Им устанавливали на производстве разряд, соответствующий знаниям и умению. Сразу начинался скандал. Они тут же уезжали в Оргеев, оттуда в срочном порядке приезжала целая делегация преподавателей во главе с завучем или директором и в присутствии курсантов устраивала «мини-митинг в защиту курсантов». Таких случаев было много. Эти выпускники халатно относились к работе. На справедливые замечания выставляли требования – дать им открепление, «а работу они себе найдут». Во взаимоотношениях присутствовали враждебность и напряженность. Все заполонял особый «румынский» дух – чувствовалась прорумынская идеологическая обработка преподавателей в ГПТУ.

Такими «специалистами» были заполнены все управления механизации строительных работ. Главное же было в том, что эти молдавские пареньки прошли в системе профтехобразования антисоветскую, антирусскую обработку, а это – на всю жизнь. На примере обработки в ГПТУ-12 можно проследить подготовку молодежи и в других учебных заведениях, независимо от их уровня. Так же было и на автотранспортных предприятиях. Так же было и в других учебных заведениях.

Особенно много пришлось мне сталкиваться с подобными «нацкадрами » в период выборов в Верховный Совет и местные Советы в конце 1989-1990-м годах. Я был наблюдателем «Интердвижения» на избирательных участках в КПИ (Кишиневском пединституте) и в Академии наук (30-й и 31-й избирательные участки). Несмотря на различный образовательный уровень бульдозеристы треста «Строймеханизация» и мэнээсы (младшие научные сотрудники) Академии наук были похожи по поведению, как близнецы.

Мне пришлось убедиться в правдивости сведений о существовавшей в прежние годы в сельхозинституте прорумынской националисти ческой организации. Я бывал на заседаниях комиссии округа №19: русских только трое – секретарь окружной комиссии и двое нас, председателей участковых комиссий. Кроме меня был еще один, офицер-пограничник. Остальные все румыны, что они всячески подчеркивали. Общались только между собою, нас просто не замечали. Говорили исключительно по-румынски. Даже на наши вопросы не отвечали. У всех в руках газеты «Литература ши арта» в развернутом виде. У каждого значок НФМ с «триколором».

Тут же выяснилось, что председатель окружной избирательной комиссии Виктор Сергеевич Стародуб является заместителем председателя НФМ сельхозинститута, а зам. председателя окружной избирательной комиссии Штефан Андреевич Кердиваре – председателем НФМ сельхозинститута.

Предвыборные собрания округа по выдвижению кандидатов в депутаты проводились прямо в аудиториях во время занятий, посторонним туда просто невозможно было проникнуть. Боевики стояли у дверей и никого не пропускали. Какое барское высокомерие сквозило в поведении этих так называемых господ румын!

Остался в памяти такой неприятный факт из личной биографии: после окончания вечерней школы (после огромного перерыва) в 1957 году я сдавал экзамены для поступления в КМИ (мединститут). На втором экзамене (по немецкому языку) экзаменатор, ярко выраженный румын, сказал мне, что они принимают «только местные кадры». На мое замечание, что я местный, тираспольский, он ответил: «Тираспольские – это не наши». Получив незаслуженную «двойку», я отбыл туда, где и было мое место… Может, это и к лучшему.

Мелочь, конечно, но весьма характерная.

В 1989-1990 годах я знал много случаев, когда преподаватели учебных заведений и мэнээсы ходили вечерами по рабочим общежитиям, проводили «душеспасительные» беседы на темы о «русских оккупантах» и о величии румынского духа. В начале 1971 года в одном из наших строительных общежитий была раскрыта подпольная прорумынская организация. Участники были разбиты по пятеркам, каждая из которых имела свои обязанности. Дело закончилась простой беседой. Но, очевидно, она впрок не пошла. В 1991 году здесь стала функционировать очень сильная организация НФМ.

Как показало время, система народного образования в Молдавии сыграла резко негативную роль в прорумынском национал-фашистском движении.

3. ПАРТИЯ – «НАШ РУЛЕВОЙ» И здесь возникает вопрос: а куда же смотрела партия, «наш рулевой»? А она смотрела туда, куда считала нужным. Прорумынская нациокоммунистическая партия управляла всем – подготовкой руководящих кадров, расстановкой сил по самым важнейшим направлениям, координацией действий всех «деструктивных сил», которыми мы с вами так интересовались.

Под гипнозом «партийной дисциплины» даже «нетитульные» «рыли землю копытами» при выполнении партийных заданий. Коммунисты- руководители, даже «нетитульные», запрещали создание ячеек Интердвижения или даже участие в них. Это считалось крамолой.

Организации НФМ поощрялись. Мы испытывали какой-то моральный гнет, давление со стороны партийных организаций за наше участие в Интердвижении. Между собою решили, что если партия выступает на стороне НФМ, то в этой партии нам делать просто нечего.

Осенью 1990 года я стал на учет в парткоме ПШО («Одема»), временно. Когда пришел становиться на постоянный партучет в стройуправлении по месту работы, там уже партия умерла. Осуждать коммунистов этой организации язык не поворачивается. «Совесть » оказалась гнилой изнутри. Что мы и увидели со временем повсеместно. Очевидно, партия по сути своей оказалась несовершенна, какие-то важные моменты функционерами были недодуманы, недоработаны. А в таком виде она стала нежизнеспособной и небоеспособной.

Наверное, все дело в том, в чьих руках находится оружие. Так и партия. Как видим, и сегодня еще отдельные карьеристы пытаются использовать эту самую партию в своих корыстных интересах. Примеров вокруг сколько угодно. Взять хотя бы того же Воронина, а еще Ельцина, Горбачева и прочих семыгиных. Позор коммунистической партии и коммунистической идее, если около нее уютно пристраиваются такие члены партии.

Однако нам придется еще вернуться к вопросу о коммунистической партии. Потому что без нее в стране ничего не делалось.

Вот и вопрос охраны государства не обошелся без вмешательства партии. Она и сама не сохранила Молдавское советское социалистическое государство и госбезопасность привела в небоеспособное состояние. Причем, не только в Молдавии.

Люди сегодня справедливо задают вопрос: а куда смотрела госбезопасность?

Думаю, что госбезопасность «смотрела в корень», пока в стране была нормальная советская власть. И пока это было НКВД, а позже МГБ. Но в стране наступила «хрущевская оттепель», на все лады восхваляемая безродными космополитами, проживающими сегодня в США или Израиле, и очень многое изменилось. В основном – к худшему. «Хрущевская оттепель» принесла стране и народу, на мой взгляд, один только вред. Главный удар, моральный, был нанесен XX съездом КПСС. Не зря возрождающаяся ныне КПСС отменила решения XX съезда как вредные для страны и народа.

Хрущеву во что бы то ни стало нужен был авторитет: своего не было. Что в таком случае делают бездари? Правильно, льют грязь на предшественника. Который, к тому же, ушел из жизни и не может ничего опровергнуть.

Что нужно сделать, чтобы граждане перестали защищать свое государство? Нужно, чтобы они потеряли веру в правоту, в святость своего государства. Государство – форма существования человеческого общества. Морально больное общество не может сохранить крепкое государство. Государственник Сталин это понимал.

Волюнтарист Хрущев своими «сенсационными разоблачениями » нанес непоправимый вред советскому обществу. Граждане утратили веру в правоту своего государства. Дальше все покатилось под откос. Да, мы живем в «хрущевских» домах. И это хорошо.

Только это мало радует, потому что государства нет и жизни нет.

Основоположник разрушения государства – Хрущев. Он боялся, что со временем будет привлечен к ответственности органами госбезопасности как враг народа и государства, каковым он и был, по сути. И принял встречные меры. Была поднята шумная грязная кампания за разрушение органов госбезопасности. И опять первый удар – по сознанию людей. Со всех трибун, на всех уровнях, брызгая слюной и тряся жирным подбородком, Хрущев стал поливать грязью органы госбезопасности. Главное обвинения: «Органы госбезопасности хотели поставить себя над партией, над государством» (государство – это Хрущев).

Отсюда вывод: госбезопасность должна быть, как сторожевая собака, пристегнута «к ноге хозяина». Хозяин – Хрущев. Госбезопасность – у его ноги. Обеспечивать не безопасность государства, а личную безопасность Хрущева и его дел. Так министерство безопасности государства превратили в КГБ, куда натолкали дилетантов – приспешников Хрущева, приближенных и родственников этих приближенных.

В Молдавии служба госбезопасности имела свой «румынский дух». КПМ, подмявшая под себя все, в румынских интересах провела кадровую чистку и смену вектора. Вместо ненавистных «русофонов » госбезопасность была укомплектована со временем «нацкадрами», прошедшими прорумынскую идеологическую обработку.

Последние честные и порядочные профессионалы-чекисты ушли, не желая служить под триколором. Они пригодились впоследствии для защиты вновь созданного народного государства – ПМР.

Мне пришлось видеть их в действии при защите молодой республики от гнусного прорумынского национал-фашизма Молдовы.

Поневоле проникся уважением к ним. Я знаю их по 1991 году по ТСО, где они, безоружные, грудью заслонили республику.

Вечная память погибшим. Вечная слава живым.




ДЕСТРУКТИВНЫЕ СИЛЫ

В статье «Государственный переворот» мы говорили о «деструктивных силах», сыгравших главную роль в деле разрушения государственности МССР. Выявилось, что это были: – основоположники румынизма – переселенцы из «Старого Королевства», опора румынской оккупационной администрации, а также их потомки, «мстители» за своих наказанных за преступления предков («жертв сталинских репрессий»); – учителя сельских и городских школ, инспектора РОНО, инструкторы профтехучилищ, преподаватели всех рангов – от ПТУ до вузов, работавшие по моральному разложению молдавской молодежи и превращению ее в «мамлюков» – боевиков НФМ, а впоследствии «волонтеров-комбатантов», способных убивать и грабить всех инакомыслящих – «русофонов», «пришельцев», «манкуртов»; – прорумынские партаппаратчики, взявшие на себя самую трудную работу – по подготовке и расстановке национальных кадров (А что? Звучит вполне лояльно, не подкопаешься), продвижению в депутаты всех уровней «законодательной власти» надежных, верных румынистов, по созданию и руководству «неформалами» (шумовое и боевое обеспечение проталкивания через площадь «Маре Адунаре» всех законов); – прорумынские административные органы – суды, прокуратура и проч.; – силовые прорумынские структуры, обеспечивавшие безопасное исполнение планов и мероприятий; – «творческая интеллигенция» (прорумынские подголоски), обеспечившая идеологическую часть подрывной работы; – ну и, наконец, непосредственные исполнители прорумынских планов – «мамлюки». По молодости лет они не разобрались, кто прав. Но время шло, они взрослели и сегодня обязаны были бы уже переосмыслить происходящее. Пока незаметно.

Вот краткий перечень «деструктивных сил местного розлива». О воздействии сил «со стороны» поговорим позже, отдельно.

Мы уже внесли ясность в то, что «деструкция» (лат. «destruction») – нарушение, разрушения, разрушение нормальной структуры (напр. д. государства). Но есть еще одна сила, действующая против нас, – это наша инерция мышления. Мы, вопреки очевидным резким переменам в ситуации, методах развала нашего государства, поведении наших противников, продолжаем мыслить прежними категориями.

Мы привыкли думать, что наше государство СССР стабильно и несокрушимо, что обществом руководит коммунистическая партия – надежный оплот и гарантия стабильности и безопасности, что все будет хорошо, все отрегулируется и стабилизируется, что в нужный момент партия даст указания соответствующим государственным органам, а уж они наведут надлежащий порядок. И исчезнут толпы митингующих, орущих «фронтистов», и кончится это ужасное противостояние народов, и опять по-прежнему будет светить ласковое солнышко, и люди будут вновь взаимно вежливы и предупредительны, и жизнь потечет по прежним канонам.

Нам в голову не приходит, что уже многие годы рядом, параллельно с нами, находятся враждебно настроенные люди, которые до поры до времени просто скрывали свои истинные мысли, планы и намерения, отношение к нам, к нашему обществу, государству.

Нам в голову не приходит, что можно вот так, долгие годы, жить двойной жизнью – говорить не то, что думаешь, скрывать то, что думаешь, что собираешься делать против окружающих людей, против общества, против государства, в котором живешь. Что уже давно в государстве существует антигосударственный ЗАГОВОР.

Что уже давно существует государство в государстве. А мы все еще мыслим прежними категориями. Мы все еще прекраснодушны, как Манилов. Мы все еще не видим врагов и целенаправленного разрушения государства.

Мы все еще не можем себе представить, что существуют где-то силы, которые уже давно объединились для переустройства мира, что уже давно сформировалось мировое правительство, представляющее собою крупнейший капитал, что интересы этих людей не просто противоположны нашим, но интересы ИХ заключаются в уничтожении нашего государства, нашего общества. Что подчиненные им военные уже более полувека разрабатывают планы уничтожения нашего государства, нашего общества. Что для этого существует огромная государственная машина уничтожения, включающая в себя не только военные силы, но и тайные подрывные силы.

И все эти сообщения о готовящемся нападении на наше государство с целью его уничтожения – это не просто слова, это жуткая реальность.

Мы же все никак не можем поверить в эту реальность. Нам все кажется, что это просто «страшилки». А способствуют нашему мышлению разговоры, которые целенаправленно ведут вокруг нас «говоруны», как раз и выполняющие задание по убаюкиванию нашего сознания. Им нужно, чтоб мы спали и не пробуждались от своих радужных снов. Чтоб не проснулись и не подняли тревоги, не подали команду «К БОЮ»! Чтоб мы не были готовы к бою. Чтоб нас, так сладко спящих, и уничтожить.

Уже и нашего государства СССР нет. Разрушено государство.

Уже и советских социалистических республик нет. Разрушено все.

А мы все ждем чего-то, надеемся на что-то сверхъестественное.

«Вот приедет БАРИН, барин всех рассудит..». А БАРИН уже давно приехал. И кромсает нашу страну, нашу Родину, как ему заблагорассудится. А мы все ждем. И надеемся на чудо.

Сегодня мы ждем чуда от наших «гарантов». И сегодня мы молимся на Россию: «Вот Россия нам поможет». А сегодня России самой кто-то должен помочь. Сегодня Россия не та, какой мы привыкли ее себе представлять. И это опять – инерция мышления. Правящим в России силам не до нас и не до помощи нам. Они сегодня между собою Россию поделить никак не могут. Очень уж много в России противодействующих друг другу сил. И все стараются захватить власть и богатство. Мы же все ждем помощи.

А тем временем силы, которые мы упорно не хотим замечать, разрушают наше маленькое государство, наш островок, где собрались жертвы кораблекрушения.

Сегодня мы должны понять, что надежды на Большой Корабль, который приплывет из морских далей и спасет нас, – нет. Сегодня в нашу сторону плывет большой пиратский корабль, на борту которого название всего из трех букв – «США». А пока он на подходе, возле нас суетятся пиратские корабли поменьше рангом, которых очень много, целое Европейское сообщество (ЕС), и все они из эскадры Главного Пирата, все выполняют его указания. И находимся мы в окружении.

Поэтому нам сегодня для нашего спасения, нашего выживания нужно сплотиться воедино. Никакой паники, никакой расхлябанности.

Все силы – на борьбу за живучесть и непотопляемость нашего корабля.

Сегодня мы обязаны соблюдать даже не «готовность №1», а «боевую готовность». Сегодня мы обязаны быть единой, сплоченной командой. Трусам – не место. Паникеров – за борт.

Сегодня наш самый страшный враг – «румынская диаспора». В разное время, по разным причинам поселились в Приднестровье потомки румын, направленных сюда «для освоения восточных районов Республики Молдова». Правда, некоторые из них со временим переориентировались и сегодня это нормальные люди, приднестровцы.

Но далеко не все. Бывает часто, что вдруг как будто натыкаешься на острый кол – лицом к лицу встречаешься с клятым врагом. Прямо как в бою, только стрелять нельзя. А он и не скрывает своей ненависти к Приднестровью, не скрывает, что ждет - не дождется своих, румын. И приходится молча проглатывать горький ком и расходиться противоположными курсами.

Сегодня мы должны отрешиться от «маниловщины» и полностью подчинить себя, свои интересы, свои личные планы одной, главной цели: ЗАЩИТЕ РЕСПУБЛИКИ. Другой республики не будет, поэтому нужно беречь эту, которая есть, которую создал НАРОД и защитить обязан НАРОД.

Сегодня весь наш НАРОД до единого обязан стать, как гранитный утес. ЕДИНЫЙ. НЕПОБЕДИМЫЙ. Мы, потомки Александра Невского и Александра Суворова, обязаны выстоять и сохранить РЕСПУБЛИКУ.

Вы заметили, уважаемый читатель, что у нас появились новые действующие лица? Да, вы не ошиблись, речь идет о западных спецслужбах, а конкретно – об американских спецслужбах.

Раньше, когда был Советский Союз, американские спецслужбы были очень застенчивыми, не высовывались, не светились. Но вот теперь, когда Советский Союз разрушен при активном, надо сказать, участии этих самых американских спецслужб, они, эти спецслужбы, утратили былую застенчивость. И вот вам пример. Есть такая международная организация, выступающая под белым флагом, на котором начертаны голубые литеры OSCE. По-русски это звучит, как ОБСЕ, что означает следующее: Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе.

А поскольку наш Дом объявлен «горячей точкой», то и к нам пристроилась эта «пожарная команда». Но если функции обычной пожарной команды – тушить пожар, то миссия пожарной команды ОБСЕ, по моему наблюдению, – поддерживать огонь в топке на определенном, заранее заданном уровне. Так что они, скорее, кочегары, а не пожарные.

Главным брандмейстером в этой «пожарной команде» служит почему-то совсем даже не европеец, а какой-то гражданин довольно удаленной от Европы страны под названием «Соединенные Штаты Америки». Аббревиатура «США». Непонятно, каким боком безопасность в Европе касается этой заокеанской страны? Ну, имеют они свой материк, вот и занимались бы безопасностью на нем. Но их почему-то тянет в Европу. А еще в Азию, а еще в Африку и другие части явно не американского материка.

Есть такой сорт женщин, которым не сидится дома, которым до всего есть дело и которые действуют по принципу «чужую беду рукой разведу». А если ближе к истине, то это легендарная «кума», которой до всего есть дело, всех она перессорит, а то и до драки доведет. Вот такая «кума» в ранге генерала ЦРУ и руководит сегодня на первый взгляд мирной миссией под бело-голубым флагом «по безопасности и сотрудничеству в Европе» и конкретно в нашем Доме.

Вы спросите: а при чем же здесь американский генерал ЦРУ –

Центрального разведывательного управления? Что ему тут разведывать?

Какие наши секреты его так заинтересовали, что он оставил родной заокеанский дом и приехал в нашу «Тмутаракань»?

Может, его, по бедности, заинтересовали солидные командировочные? Есть и такой фактор. Как утверждают злые языки, на чужом материке, да еще в «горячей точке», где ненароком можно и самому малость «подшмалиться» (особенно когда «подшуровываешь» костер в чужом доме), командировочные в таких особо опасных условиях соответственно резко прыгают вверх, причем не на жалкие проценты, а в РАЗЫ. Но, разумеется, не это главное. Главное, что совесть чиста и спишь спокойно. Ты делаешь все, что можешь, и даже чуточку сверх того в этой особо опасной пожарной обстановке по поддержанию огня на заданном уровне. А все это зачтется.

Но если подойти с другой стороны, то какие же бессердечные люди посылают в такую заокеанскую даль сравнительно пожилого человека, да еще с такой особо опасной миссией – поддерживать огонь? Виноват, оговорился – поддерживать мир на пожаре. И есть ли у них душа и доброе сердце после этого?

Какая душа, какое сердце? Не до сантиментов, когда надо выполнять долг. Долг перед родным государством, долг перед звездно-полосатым флагом, долг перед народом Америки, особенно правящей его частью, «элитой». Это они, недремлющие, не зная ни сна, ни отдыха, держат под контролем весь земной шар. И не только.

Их интересы распространяются также на соседние планеты. На Луну, например, а еще на Марс. К Марсу у них особое какое-то притяжение. В самом слове «Марс» они чувствуют что-то родное, близкое. Марс. Бог войны. Это же родная стихия Америки. Недаром любая точка земного шара – «зона стратегических интересов Соединенных Штатов Америки».

Вот и наше маленькое приднестровское государство сподобилось попасть в эту «зону». Поэтому здесь и «обретается» генерал от ЦРУ (читай – «миротворец») с особой миссией брандмейстера (или кочегара?).

Кстати, о разведке и разведывательной миссии ЦРУ: концепция деятельности данной «миротворческой организации» заключается в обычной разведке только на 10%. Девяносто процентов деятельности ЦРУ – подрывная работа и психологическая война. Интеллектуальный, в общем, труд. Прошло время, когда Соединенные Штаты олицетворяли только грубые солдаты с атомной бомбой подмышкой, когда каждые полгода - год составлялись комитетом начальников штабов все новые планы по уничтожению СССР и его народа с применением ядерного оружия. Когда комитет представлял эти планы, а Конгресс (верховная, самая «миролюбивая» в мире власть в США) утверждал их. Когда предполагаемые цифры уничтоженных атомными ударами советских граждан исчислялись миллионами за каждый нанесенный такой удар.

Но потом что-то произошло, и Конгресс принял решение приостановить введение в действие этих планов. Но не подумайте, что из сострадания к уничтожаемым советским гражданам. Дело оказалось гораздо проще: поступили сведения о наличии у Советского Союза атомного оружия и о возможности ответного удара.

И тут присущее этой «богоизбранной» нации чувство самосохранения взяло вверх над желанием «уничтожить этих русских, посмевших подняться до уровня мощи Соединенных Штатов».

Появилось опасение получить ответный, не менее мощный, удар.

А это уже для «богоизбранной» нации совершенно неприемлемо, потому как больно.

И тогда изворотливый ум «богоизбранных» американцев подсказал другие методы уничтожения народов конкурирующих стран: подлость и «тихие», «ползучие» войны. Они эффективнее и безопаснее для Соединенных Штатов, т.е. как раз то, о чем всегда мечтали «богоизбранные».

Для ведения таких войн и были созданы специальные войска, «спецслужбы», «рыцари плаща и кинжала». В штаты центрального разведывательного управления введены десятки тысяч специалистов интеллектуальных профессий: физики и географы, химики и историки, социологи и врачи, психологи и даже агрономы. Сотрудничали с ЦРУ самые крупные интеллектуальные силы в лице виднейших ученых США – профессора, редакторы, ученые-атомщики с дипломами Гарвардского, Йельского, Колумбийского и Принстонского университетов.

Половина средств, ассигнованных на «тихие», «ползучие» войны, уходит на содержание «интеллектуалов психологической войны». И только тогда американцы почувствовали себя в безопасности, нанося сокрушительные удары, разрушая неугодные им государства и свергая неугодные им правительства, при этом, особенно не напрягаясь и не имея практически никаких потерь. Они использовали старый, как мир, принцип колонизаторов – «разделяй и властвуй». Они используют для разрушения государств существующие там внутренние напряжения. А если их там не было до этого – создают эти напряжения искусственно (чай, способностей в подлости не занимать). Они – как дым, как клопы, просачиваются в любую щель. А, просочившись, разлагают все внутри.

Любимый метод американских спецслужб – моральное разложение общества. Такое общество уже неспособно сохранять свою государственность. Вот и рушится очередное (или внеочередное) государство.

В последние несколько лет любимой игрой ЦРУ США стало обвинение неугодных народов и государств в терроризме. Давно было замечено, что вор громче всех кричит: «Держи вора!». Сегодня этот воровской клич трансформировался, в соответствии с духом времени, в подобный же клич: «Уничтожай террориста!». Под этим лозунгом уничтожаются целые народы, не вписывающиеся в американские стандарты, и целые государства, не желающие покоряться Соединенным Штатам. Сегодня это – американский стандарт.

Сегодня американцы ничего не боятся. Нет уже СССР, который американцы в своих документах именовали «Твердая цель», и все их мечты и планы были сопряжены с мыслью «размягчить твердую цель»! Размягчили до состояния мозга Горбачева.

Все делалось под лозунгами «демократия», «права человека».

А еще – «департизация» и совсем уже страшное – «деидеологизация». Слово, ничем на первый взгляд не примечательное, кроме того, что без тренировки не выговоришь. Но понятие – страшное своими последствиями.

Самый страшный метод разрушения государства – «деидеологизация». Это значит – удалить из человеческого общества моральные и нравственные устои. Деидеологизированное общество сродни стаду животных. Такое общество живет по телерекламному принципу: «Бери от жизни ВСЁ!». Предан анафеме и забыт прежний принцип советских людей: «Люди, жизнь коротка. Спешите делать добро!».

Деидеологизация общества – это все равно, что из человека выдернуть скелет. Останется бесформенная куча внутренностей и содержимое кишок. Так из нашего общества удалили идеологию.

Это сделали под руководством спецслужб идеологи ЦК КПСС типа А.Н. Яковлева.

Вот нам сегодня говорят наши вчерашние партийные идеологи, что во всем виноват Аллен Даллес и его известная доктрина о подмене наших истинных моральных ценностей на фальшивые, с помощью которых и будет морально разрушено наше общество.

Часть правды в этом постулате есть, но только часть. Дело в том, что Аллен Даллес, как всякий хищник, искал дыру в заборе, чтоб пробраться на наше подворье. Кроме Даллеса вокруг нас, нашего подворья бродили и бродят тысячи, миллионы хищников.

И что, все они виноваты в том, что можно пробраться на наше подворье?

Я думаю, что о безопасности подворья должен беспокоиться и думать, прежде всего, его Хозяин. У хорошего хозяина нет дырок в заборе. Во главе государства у нас была «руководящая и направляющая», которой подчинялось всё и которая должна держать ответ перед народом. Как получилось, что в заборе образовались дыры, сквозь которые проникли волки, а еще перед ними сумели проникнуть хитрые лисы?

Хозяин, вот кто за все в ответе. Как говорил в дни моей молодости один пожилой украинский дядька, «як що жинка б…., а стриха (крыша) тэчэ, а диты нэ слухають, то надивай рядно на голову тай гэть с хаты, бо нэма чого тоби там робыты». Думаю, что перевод не нужен. И так все понятно.

Когда и. о. Хозяина только надувает щеки от важности и воспевает себя, любимого, это не хозяин, а пустое место. Еще страшнее, если под видом хозяина выступает враг этого дома.

Как можно расценить выступление в Кишиневе на партактиве главного идеолога ЦК КПСС А.Н. Яковлева, в котором он сказал, что «мы всячески будем поддерживать народные фронты, чтобы с их помощью разрушить существующий тоталитарный государственный аппарат»? Спасибо, родимый, разрушили аппарат, а вместе с ним и государство. Мощную державу, которая одна только могла противостоять агрессивным США. Держава. «Твердая цель».

Тихими, подлыми методами, находя дыры в заборе, находя в нашей среде мерзавцев («в семье не без урода»), подкармливая и инструктируя их, сумели почти без выстрела (не считая гражданских войн) разрушить, «размягчить твердую цель». Развалили на черепки.

Самый большой «черепок», Российская Федерация, на которую напрасно сегодня возлагают надежды все обездоленные граждане Державы, находится в сфере «государственных стратегических интересов США» И даже косого взгляда этого политического пигмея под именем «Буш» боятся правители России и дрожат, как суслики в норке. Что уж говорить о защите интересов вчерашних советских граждан выброшенных за борт корабля, захваченного пиратами.

Каждый предоставлен сам себе.

Наша часть команды оказалась на маленьком островке, но мы не потеряли присутствия духа, не впали в панику, а стали обустраивать свой островок для долгого и стабильного житья здесь, на этой земле. Мастеровые люди, привыкшие своими руками, своим умом, своим усердием обустраивать свою жизнь, не растерялись.

Пятнадцать трудных лет, в условиях постоянной угрозы нападения соседских пиратов, что уже неоднократно пришлось испытать, в условиях многолетней экономической блокады, блокады информационной, когда по злой воле наших «заклятых друзей» – румынистов нет стабильной почтовой и телефонной связи, когда разорваны из-за этого родственные связи, в условиях постоянной информационной агрессии этих политических флибустьеров, поливающих Приднестровье ложью и клеветой (кстати, излюбленное оружие ЦРУ в «психологической войне»), эти пятнадцать трудных лет для нас не прошли даром. Мы закалились в постоянной борьбе за выживание.

Нам удалось сохранить минимально необходимые экономические возможности, оборонную мощь и твердость духа, решимость защищать свое маленькое, но такое родное государство, что за него не жалко и жизнь отдать.

Главное – твердость духа и вера в свою правоту. И победу.

Победу, несмотря на численное превосходство агрессивных румынистов и еще тех, кто пожалует вместе с ними. Несмотря на пристальное к нам внимание господина «миротворца» от США Уильяма Хилла.

Мы должны сегодня твердо заявить господину оператору – резиденту ЦРУ: господин генерал, умерьте Ваше усердие. Оно Вас ни к чему хорошему не приведет. Уймитесь, господин генерал. Вы пожилой человек, Вам ли так позорить свои седины? То, что годится для мальчишки Саакашвили, не пристало Вам. Своей неуемной деятельностью Вы и мне не даете покоя на старости лет. Мне уже за три четверти века перевалило, пора уже думать о Боге, а я все еще вынужден быть в постоянной боевой готовности к отражению подстрекаемых Вами румынистов. Я стоял на защите своей земли, когда мне было 64 года. С тех пор не изменился. Я просто не позволяю себе расслабляться, видя Вашу неугомонную деятельность в сколачивании всяких политических блоков в поддерживаемой Вами на плаву т.н. «Молдове», в сколачивании ее агрессивных военных сил, в организации постоянных провокаций на наших границах.

Подумайте, господин-мистер Хилл, на что направлена Ваша – весьма позорная! – деятельность? Ведь Вы здесь организуете обыкновенную, банальную войну. Причем, войну кровопролитную, потому что Вы, не теряя даром время, «накачиваете» румынистов «идеями » другого генерала – румынского генерала Антонеску и еще идеями фюрера Адольфа Гитлера «Дранг нах Остен»!

А приднестровцы – не те люди, которые сдаются. Это я Вам говорю. Я видел их в боях. Мы – не потомки американцев, не знающих, что такое война на своей земле, на своей территории. Мы – потомки Александра Невского и Александра Суворова. Так что завариваемая Вами сегодня битва будет страшной. С огромными потерями.

Причем Вы, господин американец, привыкли подставлять чужие жизни, расплачиваться чужой кровью. В данном случае Вы сталкиваете представителей романских и славянских народов. Вам это, конечно, «без разницы». А нам нет.

Если Вы это делаете ради денег, то остановитесь. Вы – пожилой человек. Сколько у Вас той жизни осталось? С собою в небытие ведь деньги не возьмете. А если и возьмете, они Вас не согреют.

Лучше уйти с чистой совестью.

Вот что я Вам предлагаю. Давайте мы решим наш спор вдвоем – Вы и я, в личном поединке. Вы, в течение всей жизни, проведенной в спецслужбах, обученный искусству убивать (с помощью различных единоборств), и я, боец народного ополчения, дед 77 лет от роду, не обученный даже уличным дракам. Давайте сойдемся в смертельном бою. А там уж как будет. И пусть на этом закончится война в нашем краю. И Ваше имя будет спасено от вечного позора (не забывайте неумолимую Историю).

Ну а если Вы не внемлете моему призыву, что ж, над нами есть Бог. Он и рассудит и воздаст каждому по делам его.

Аминь.


ЧТО МЫ ПОТЕРЯЛИ

ТОРЖЕСТВО ФРОНТИСТОВ-РУМЫНИСТОВ

Я долго, очень долго не мог подступиться к этой теме. Почти весь материал для статьи был готов. И не только заготовки – «кирпичи», но и целые блоки, причем в разных вариантах, были готовы.

А чего-то все-таки не хватало в самом начале. Не находилось главное, ключевое слово.

И вот сейчас, сию минуту, на грани сна и пробуждения, оно вдруг родилось. Причем, не просто слово, а целая мысль, целая фраза.

Вот она.

На главной площади Кишинева, которую раньше, в нормальные времена, нормальные люди справедливо называли площадью Победы, победы русского оружия при освобождении молдавского народа Бессарабии от османского ига, в последние полтора десятка лет фронтисты-румынисты празднуют свою победу.

Они демонстрируют свою победу по-балаганному фальшиво и шумно, символизируя победу сложенными в виде латинской буквы «V» пальцами. «Виктория», победа. Особенно усердствуют они перед телекамерами, желая показать величие своей победы как можно большему количеству зрителей.

Победы над кем? Победы над тем молдавским народом, который трижды освобождали русские люди: в XVIII веке от турок, а в ХХ дважды от румын – в 1940-м и в 1944 годах. Как видим, освободили не до конца, потому что румынизм живуч, как змей. Потому что румынизм – как дым: закрываешь дверь – он в окно. Закрываешь окно – он в щели пролазит. Вот и теперь румынизм пролез в щели, вырос, недодушенный до конца, разросся до небывалых размеров и опутал все, как дым, как чума. И вот сегодня воинствующий румынизм празднует свою победу. И не только над молдавским народом, но и над всем народом Советского Союза. Потому что Молдавию строил весь советский народ.

Сказанное мною выше для читателя будет неожиданным, непривычным и неприятным. Однако это так. И я готов подтвердить каждое сказанное мною слово. Правда чаще всего бывает неприятной.

Бывает горькой. Горькой настолько, что невозможно слушать.

В старину бывало, что вестнику горькой правды о поражении в бою просто отрубали язык. Вместе с головою.

Ну что ж, я готов. Но правду все же скажу. А правда такая.

Румынисты захватили в Молдавии все. Все, что было создано за долгие десятилетия, начиная с 1944 года, т. е. примерно за сорок пять лет.

Мне пришлось видеть все это, самому участвовать в строительстве и создании всего этого, и потому с полным правом заявляю: вместе с победой над Народом, над Правдой, над Справедливостью румынисты-фронтисты захватили богатейшие трофеи у побежденного народа. Наверное, за всю историю человечества ни один хан, ни один король не захватывали таких трофеев, как фронтисты-румынисты захватили в Молдавии, разрушив почти без выстрела советское социалистическое государство.

Здесь еще нужно отметить такой, на первый взгляд, незначительный, но очень важный факт: поддавшись «сладкоголосым сиренам», молдавский народ (его молодое поколение) сам помогал разрушать свой дом, свою стабильность, свое благополучие.

Я помню, как участники Интердвижения «Унитатя-Единство» пытались достучаться до сознания народа, призывали не слушать провокаторов – врагов молдавского народа, но все усилия были напрасны. Молдавская молодежь шла за Народным фронтом, как рыба на нерест.

И вот теперь народ Бессарабии – все: и молдаване («титульные ») и «пришельцы» («нетитульные») – остался ограбленным, обобранным, гонимым. Остался «ни при чем».

А фронтисты-румынисты торжествуют.

Здесь я обязательно должен внести одно очень важное уточнение.

Еще пятнадцать лет назад нам подбросили такую формулировку – «молдавский национализм». Она оказалась не просто живучей, она оказалась неистребима.

«Молдавский национализм» – это что?

Что-то такое в интересах молдавского народа Бессарабии?

Что получили в результате «молдавского национализма» бессарабские молдаване? Они что, получили власть, деньги, дворцы, дачи, самолеты, дорогие автомобили?

Бессарабские молдаване получили нищету, безработицу, разбитые семьи и поездки в «ближнее» и «дальнее» зарубежья на заработки, на рабский труд. Не говоря уже о продаже самих себя, своих жизненно важных органов, своих дочерей и невест на усладу мерзавцам всех национальностей.

И это – «молдавский национализм»?

Нет, ребята, весь трудовой народ Молдавской Советской Социалистической Республики получил самый обыкновенный государственный переворот в интересах фронтистов-румынистов. Переворот, какие уже давно вошли в моду для захвата общенародной собственности.

Все, что мы строили десятки лет, все это захватили оборотни, долгие годы морочившие нам голову, выдававшие себя за вождей и друзей народа. Элита. Партгосноменклатура. Чины. «Творческая интеллигенция».

Особенно она, «творческая интеллигенция», самая гнусная часть румынской нации, румынской «элиты».

Сбылась вековая мечта «великих румын». Они опять захватили Бессарабию в свое владение. Но на этот раз не ту Бессарабию, какой она была в 1918 году, – бедную, неразвитую аграрную страну, населенную безграмотными, темными крестьянами, умевшими только землю пахать и волами управлять. В этот раз румыны захватили страну, уже развитую во всех отраслях народного хозяйства, науки и культуры.

«Старым румынам» – от королей до маршала Антонеску – и не снилось, что с неба прямо в румынские когти может упасть такое богатство. А вот, поди ж ты. Сбылось.

Не хочу злоупотреблять вниманием читателей, но некоторые самые характерные цифры все же напомню. В результате социалистических преобразований Молдавия превратилась в индустриальную республику с развитым коллективным сельским хозяйством. Объем промышленной продукции увеличился в 48 раз по сравнению с 1940 годом. Молдавская ГРЭС, Дубоссарская ГЭС. Выработка электроэнергии – 14,2 млрд. кВт/час. Ведущая отрасль промышленности – пищевая. Развивается машиностроение, химическая, легкая промышленность, производство стройматериалов. Объем валовой продукции сельского хозяйства увеличился в 4 раза. В 1979 году было 336 совхозов (включая совхозы-заводы) и 417 колхозов.

В 1979 году на 1000 человек, занятых в народном хозяйстве, – 572 с высшим и средним образованием, вузы, техникумы, Академия наук, 7 театров и т.д.

Перечислить заводы и фабрики МССР практически невозможно.

Потому что это уже будет не статья, а многие тома уголовных дел по ограблению бессарабского народа разных национальностей, сорок пять лет строивших новую жизнь и оказавшихся отодвинутыми от своей собственности.

По формулировке наших журналистов и политиков это все – «молдавский национализм». Да эта фраза звучит примерно так же, как «непослушные, расшалившиеся дети, не знающие меры в своих шалостях». Я бы посоветовал этим политикам побывать в Бендерах, в музее народной трагедии 1992 года. И не только в Бендерах.

«Молдавские националисты» зверствовали, где только могли.

Думаю, что уж после этого такие «политики» пересмотрели бы свои формулировки. Мне стыдно за них. Я еще простил бы А. Сафонова – цена ему известна. Но когда эти выражения используют вроде бы наши приднестровские политики и серьезные журналисты, я просто перестаю их понимать. И вообще…

Однако фронтистам-румынистам (пока назовем их так) мало показалось захваченного в Бессарабии добра. Они еще точат зубы на соседнее независимое государство – ПМР, население которой не желает иметь ничего общего с бандитским агрессивным государством под названием «РМ».

Проходят долгие годы, многое в мире меняется, и только агрессивные планы румынистов остаются прежними: планы маршала Антонеску о захвате «Транснистрии» не дают им покоя. А что же имел в виду Антонеску под «Транснистрией»? «Территория, оккупированная между Днестром и Бугом, граничащая на севере по линии Могилев-Жмеринка, обозначенной на прилагаемой карте, входит в состав румынской администрации». (Из декрета Антонеску от 19.08.1941 г.) Эти лозунги и сегодня звучат в Кишиневе. Румынисты не унимаются.

ВОЗРОЖДЕНИЕ ИЗ ПЕПЛА И РАЗВАЛИН

Мы подошли к самой трудной главе нашего повествования.

Трудной потому, что советскому народу пришлось, еще не закончив войну, самую страшную, жестокую, кровопролитную войну за всю историю человечества, называемую Второй мировой, которая для советского народа была Великой Отечественной, приступить к восстановлению из руин, из пепла своего народного хозяйства, жить без которого было просто невозможно. К восстановлению городов и сел, электростанций и дорог, водопровода и угольных шахт, заводов и железных дорог, больниц и школ. И везде были нужны люди, а все мало-мальски трудоспособные еще воевали. И вся нагрузка опять, как и в первые годы войны, легла на плечи мальчишек и девчонок, а еще на женщин и инвалидов войны.

Была создана система оргнабора. Отрывали от производства и из сельского хозяйства, посылали на восстановление жизненно важных объектов многие тысячи людей. Возвращались на пепелища и беженцы.

Было принято постановление СНК (Совета народных комиссаров) СССР от 20 марта 1944 года «О мерах по восстановлению народного хозяйства в освобожденных районах СССР».

Тысячи людей переезжали из конца в конец страны по оргнабору на работу по восстановлению заводов и шахт, заготовке и вывозке леса, восстановлению и строительству жилых зданий, школ и больниц. Ехали в товарняках, в товарных вагонах-теплушках, на железнодорожных платформах, залезая под брезент перевозимого оборудования, на тормозных площадках вагонов-цистерн, на крышах товарных вагонов, даже на буферах – это было опаснее всего: сорвавшийся с буфера попадал прямо в мясорубку колес. Ничто не могло остановить людей, устремившихся на работу по возрождению жизни на родной земле.

Люди были изможденные, измученные войной. В рваных обносках, полуголодные. Но упорно двигались к цели, к возрождающейся жизни. Кормили их в пути по рейсовым карточкам в пристанционных буфетах или давали сухой паек. Главное – на каждой станции обязательно был кипяток. Он и спасал.

А вокруг царила разруха. Долгими неделями день за днем от Саратова до Кишинева тянулись вдоль железной дороги сплошные разрушения. Взорванные железнодорожные мосты и водокачки, станции и пристанционные поселки, остовы искореженных обгорелых вагонов и смятые цистерны, обгорелые паровозы и железнодорожные мастерские.

Панорама разрушенных сел и городов, сгоревшие автомобили и бронетранспортеры, взорванные или опрокинутые взрывом танки, оторванные танковые башни. И все это под серым осенним неприветливым небом. Все унылое и безжизненное.

А люди все ехали. Приехав на место, оформлялись на работу, для них определяли какое-нибудь жилье в полуразрушенных домах.

Они расчищали подступы, освобождали проход в сохранившуюся часть здания, закладывали камнями проломы в стенах. Забивали обгорелым кровельным железом пустые глазницы окон и поселялись в этих развалинах. И приступали к работе. Там людям сразу выдавали хлебные и продовольственные карточки для поддержания сил и жизни. По возможности выдавали талон на какую-нибудь одежду.

Самыми дефицитными специальностями были – плотник, каменщик, печник. Позже – стекольщик. В расчищенных развалинах организовывали мастерские по ремонту одежды и обуви.

Не было воды, электричества, транспорта. Воду носили ведрами из загородных колодцев. Вода – дефицит. Только для питья и приготовления пищи. Для умывания, стирки собирали дождевую воду.

Вот вкратце картина восстановления жизни на первом этапе. А ведь еще не кончилась война.

Это был 1944 год. Освобождение временно оккупированных территорий республик Советского Союза, когда все советские люди были едины в стремлении восстановить нормальную человеческую жизнь.

Сегодня некоторые чистоплюи заявляют: «Труженики тыла. Ну и что? Подумаешь, они работали! Мы сегодня тоже работаем». Мне просто нечего ответить таким людям. Есть работа и Работа. Больше сказать нечего.

Сразу по приезде меня поставили на военный учет в военкомате: мне уже исполнилось шестнадцать лет и даже еще три месяца.

По тем временам был взрослый, матерый мужик. Паспорта еще не было, а перед получением паспорта ставили на военный учет. И вскоре нас, шестнадцатилетних, собрали в военкомате на «Всевобуч» (Всеобщее военное обучение).

Почти все мои ровесники приехали из России на восстановление.

Кто с родственниками, кто – по оргнабору. Занимались в военкомате вечерами, после работы, а строевую и тактику проходили в воскресенье.

Еще мы, несколько человек, учились на курсах шоферов. Первая группа, созданная осенью 44-го. Стране было нужно много шоферов – водителей грузовых автомобилей для фронта и для народного хозяйства.

Из Саратова меня направляли на работу в качестве тракториста, но из-за отсутствия тракторов (все румыны украли) пришлось переквалифицироваться сначала на слесаря автомотоклуба (одновременно на «мастера на все руки»), а потом на шофера, механика, бульдозериста и т.п. Работал даже водолазом.

Нам для организации курсов шоферов выделили часть сохранившегося бесхозного дома (ул. Инзова, 5). На развалинах мы собирали все, пригодное для изготовления некоего подобия столов и скамеек. Мастерили, что получится, установили в двух классах.

Начальник клуба, Леонид Степанович Сазонов, бывший автомотогонщик из Московского центрального автомотоклуба, а ныне инвалид с пробитыми легкими, работал наравне с нами, двумя молодыми парнями. Он нашел преподавателей на организованном неподалеку авторемзаводе. И уже через пару недель начались теоретические занятия. А тем временем Сазонов рассказал мне, чем автомобиль отличается от трактора, обучил ездить на «полуторке» –

«ГАЗ-АА». Вскоре мы начали обучение вождению – сначала на городском стадионе (позже – стадион «Динамо») прямо по гаревой дорожке, потом по улицам вокруг стадиона, потом по загородной дороге (по дороге на Страшены).

Весною 1945 года наша машина «полуторка» уже зарабатывала себе бензин: мы, т.е. я, инструктор по вождению (у которого еще не было водительских прав) и курсанты работали на перевозке грузов с железнодорожной станции на базу Молдупрснаба. Возили лес длинномер на прицепе-роспуске, металл листовой и др. Все, что страна присылала, отрывая от себя для восстановления Молдавии и ее народного хозяйства.

Лес и уголь, бензин и дизтопливо шли потоком по восстановленным железнодорожным путям в освобожденные районы страны. И все это в то время, как война вошла в стадию особого накала. Зашевелились «союзники», всю войну оттягивавшие открытие «второго фронта»: они все «пришивали последнюю пуговицу на мундире последнего солдата», как объяснял У. Черчилль. Так они мотивировали затяжку в то время, когда русский солдат истекал кровью.

Теперь они, «пришив последнюю пуговицу», ринулись захватывать неохраняемые территории с заводами и шахтами, морскими портами и исследовательскими лабораториями. Стали вывозить за моря-океаны все самое ценное с территорий, куда получили почти беспрепятственный доступ благодаря советскому солдату. Пришлось нашим напрячь все силы, чтобы не допустить разграбления германской промышленности, не дать возможности захватить и восстановить против нашей страны германский вермахт. «Союзники» оказались ребята хваткие, рукастые. По части грабежа трофеев – большие специалисты.

Но эти строки истории уже написаны, причем профессионалами.

Не мне повторять. Я пишу только то, что видел сам, в чем пришлось принимать участие мне самому.

Почему же я, не журналист и не политик, а простой технарь, большую часть своей жизни отработавший рядовым рабочим и колхозником, взялся писать обо всем этом? Неужели испытываю писательский зуд или на старости лет захотел прославиться хоть чем-то?

Нет. Во-первых, писательство – не мое ремесло. Моя стихия – колеса, а также валы, шестерни, подшипники. И еще – земля (грунт), бетон, железо.

Но после всего увиденного и пережитого я просто не имею права молчать, тем более что мне уже перевалило за три четверти века и сколько осталось, никто не знает. Можно просто не успеть рассказать истину, от которой молодое поколение кто-то уводит в сторону. Молчать о происходящих сегодня на наших глазах мерзости и гнусности – преступление.

Неизмеримы усилия трудового народа, восстановившего из руин города и села, в том числе города и села Молдавии. Молдавского советского социалистического государства. Усилия всего советского народа, всей советской страны. Рядом с молдаванами работали русские и украинцы, чуваши и татары, немцы и азербайджанцы. Не перечтешь всех, кто строил новую жизнь в Молдавии, не перечислишь всего, что давала для ее восстановления наша огромная страна. Молдавия усилиями миллионов советских людей была превращена в цветущий сад, посреди которого высились белокаменные дворцы.

Жизнь в республике развивалась сказочными темпами. Сейчас невозможно перечислить, сколько и чего было создано. Проще сказать, что на почти пустом месте была создана сказочная страна со своими промышленностью, сельским хозяйством, наукой, культурой.

Особенно – город Кишинев.

Было специально принято совместное постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О мерах по развитию города Кишинева». Из республиканского бюджета было выделено 170 млн. руб., дополнительно из союзного бюджета – еще18 млн. руб. Строили город все строительные управления республики. Наше управление механизации строительных работ №7 (СУМ-7) обслуживало механизмами тресты «Кишиневстрой», «Промстрой», «Гражданстрой», Кишиневский межрайонный строительный трест и четыре цеха завода бетона и раствора. Стройобъектов в городе были сотни. Жилье строилось сразу целыми микрорайонами. Строились школы и детские сады, институты и техникумы, клубы, кинотеатры, Академия наук, театры, гостиницы и рестораны, всего не перечислишь.

И все это строил многомиллионный многонациональный народ всего Советского Союза. И все это было достоянием всего народа.

Так мы думали.

ОБОРОТНИ.

Так нам вещали с высоких партийных и правительственных трибун наши вожди. Вожди, которым мы верили. Вожди, вышедшие из народа. Вышедшие и захлопнувшие за собою дверь. Плотно. Навсегда.

Потому что лозунг «народ и партия – едины», был фальшивым, как люди, прикрывавшиеся им. Сегодняшние «демократы» – предприниматели, обросшие наворованным у народа богатством, а тогда – секретари ЦК партии, члены правительства, министры, начальники главков, партийные вожди – «ум, честь и совесть нашей эпохи».

Как они любили стихи Маяковского о партии, примеряя их к себе, превратив их в «Гимн партии»! Все ложь и фальшь.

«Коловращение жизни» О. Генри – бледный намек на то «коловращение», которое произошло у нас на глазах, которое произошло с нами. Метаморфозы, которые произошли с нашими «вождями» – «сынами трудового народа».

Люди, десятками лет строившие города и села, заводы и дороги, получили за свой труд дружный вопль оболваненной прорумынской молодежи: «Оккупант, иди домой, в Россию»!

В мозгу сразу же рождается обвинение: «Предатели»!

А предатели ли они? Может, они всегда таким были, такими и родились, и никогда и ничего не предавали? Может, они румыны от рождения и с раннего детства впитали в себя румынский дух? И в комсомол, а потом в коммунистическую партию вступали потому, что выгодно, благодаря этому легко пробраться во власть? Ведь называет же себя и по сей день коммунистом домнул Воронин, да еще коммунистом №1. И находятся еще простофили, которые верят ему, даже голосуют за него. Все эти «верующие» поневоле стали сообщниками Воронина по преступлениям.

Все мы были оглушены этим неожиданно свалившимся несчастьем – предательством.

Предали партийные вожди, предали руководители государства.

Предали защитники народа и государства – МВД и КГБ, прокуратура и юстиция, исполкомы и райкомы, директора и председатели…

Анализируя по прошествии времени все события, перебирая в памяти все факты, о которых знал, но не придавал серьезного значения, а вернее – считал, что все под контролем партии и госбезопасности, что они не допустят предательства, вспоминая беседы со старыми бессарабцами еще в сороковые годы, поневоле прихожу к выводу: мы сами во всем виноваты.

Когда я говорю «мы», это значит – все мы, весь наш трудовой народ. Мы с самого начала допустили немногочисленные, но роковые ошибки уже при создании МССР. Перечислю некоторые из них.

1. Слишком скоротечное занятие территории Бессарабии: румыны- переселенцы, пособники оккупационной власти не успели удрать и остались нам в «подарок». Из этих гнилых корней потом выросли «зубы дракона».

2. Определили неправомерно мягкое наказание для них. Они довольно скоро вернулись, причем не в Румынию, а в Молдавскую ССР, где в первые годы после знакомства с НКВД молча скрежетали зубами, а с наступлением «хрущевской оттепели», которая принесла стране вреда больше, чем пользы, включились активно в антигосударственный заговор по разрушению Молдавского советского социалистического государства.

3. При выдаче советских паспортов румынам записали национальность «молдаванин». Румын как бы и не было. Они растворились в массе молдаван. Идентичность языка дала им возможность беспрепятственно вести агитацию против советской власти, против всего русского.

4. Ни в коем случае нельзя было переносить столицу из Тирасполя, где был крепок русский дух, в Кишинев, где преобладал румынизм.

5. Глубоко ошибочна была линия на насыщение партийных органов и органов госбезопасности потомками румын.

Пока хватит для первого анализа.

Но и этого вполне было достаточно, чтобы спокойно, не спеша пробраться румынским потомкам во все руководящие и властные структуры, окружить себя верными, надежными помощниками и в назначенный из руководящего центра момент внедрить ключевые законы для официального изменения государственной принадлежности, отменить советские законы, стеснявшие их свободу по отстранению от власти неугодного элемента («русофонов»), ввести законы, позволявшие беспредельно «приобретать» то, к чему присмотрелись раньше. И все. Вот и весь государственный переворот.

На первых порах – бескровный и почти бесшумный.

Они и их вдохновители не учли только одного фактора: протеста народа Приднестровья. Вот это господам румынам было как гвоздь в сапоге, как зубная боль, не дающая покоя ни днем, ни ночью.

Здравый смысл подсказывал румынам, что нужно отступиться и бежать в Румынию с легкой добычей. Но жадность, упрямство да еще «указивка» – «не уступать» – держит их уже столько лет как на привязи.


ЧТО ЗА ЛОЗУНГАМИ

В июле 1991 года в газете «Советская Молдова» была опубликована «деза» – высказывания лидера НФМ (ХДНП) Ю. Рошки о том, что левобережная часть МССР, Приднестровье, Молдове не нужна, что единственная цель НФМ – объединение Бессарабии с Румынией.

Это было рассчитано на инфантильных дилетантов, которые поверили сами и навязывали другим мысль о мирных намерениях румын относительно Приднестровской Молдавской Республики. Они были бы не румыны, если бы в своей агрессивной деятельности не использовали ложь, дезинформацию, дезориентацию потенциального противника.

В сегодняшних лозунгах НФМ (ХДНП) с площади «Великого национального собрания» (Маре Адунаре) звучат четко и грубо требования «унитарного государства» – «Unirea» (единство, единообразие), «Нет федерализации», т.е. требование силового подчинения независимого суверенного государства ПМР, не считаясь с методами и жертвами. А для большей надежности проведения операции подчинения им необходимо убрать остатки российских солдат – «Российская Армия – вон!». И, наконец, следующий этап – «Хотим в НАТО». Ни больше, ни меньше.

Зная не понаслышке о методах и намерениях новорумын и их подстрекателей, у меня есть все основания полагать, что «слово и дело» согласованы в принципе, а может и в деталях, с большими кредиторами.

Большинство митингующих на площади – молодые люди: учащиеся старших классов школ, студенты, младшие научные сотрудники и др. О румынах они знают из учебника «История румын» и не имеют ни малейшего представления о румынах реальных. Примерно, как зайчонок из мультфильма знакомился с лисой по картинке.

Придет время – будут искать локоток.

Другая часть митингующих – ветераны митингового движения.

Это – «старые румыны». По времени они просто не могут быть румынами – переселенцами из Румынии в Бессарабию в начале двадцатых годов ХХ века. Те румыны активно сотрудничали с оккупационными румынскими властями, за что при установлении советской власти были репрессированы. Но их время давно ушло. Однако они успели передать «румынский дух» своим детям и внукам, своим идейным потомкам. Вот эти потомки как раз и являются «закваской» на митингах. Они передают сегодняшней молодежи всю свою злобу и ненависть к советской власти, ко всему русскому.

По национальному составу «старые румыны» – они и есть румыны.

А молодые молдаване? Румыны? Сегодня это уже все равно.

Фактически все они – сторонники румынизма и на этом основании совершенно справедливо называют себя румынами. Сегодня это уже не имеет существенного значения. Важно другое: все они – готовые оккупанты.

После прихода к власти в Германии национал-фашизм для исполнения своих планов воспитывал молодых немцев в «гитлерюгенде». И преуспел. Широкие слои населения Германии того времени поддерживали национал-фашизм и в миллионы глоток орали «Хайль Гитлер». В Румынии молодежь готовили в молодежных военизированных организациях «Стража Цэрий» («Защита страны»). В народе их называли просто «стрижеры».

В 1940 году мне пришлось учиться в Кишиневе в школе №13 в шестом классе (ул. Киевская, угол Гоголя, там, где сейчас румыны установили «Римскую волчицу»). Раньше, при румынах, там была гимназия, а в 1940 году в ней организовали еще и русские классы для приезжих. «Стрижеры» были еще более злобные и агрессивные, чем нынешние митингующие на площади «Маре Адунаре». У нас с теми румынами были бесконечные драки. Кончилось тем, что для нас организовали другую школу – №14 (в Полицейском переулке).

Прошло уже более 60 лет, а румыны-стрижеры все еще перед глазами. Они принципиально говорили только по-румынски, хотя прекрасно знали русский язык. А что с них спросишь? Так они были воспитаны. И вот я пришел к выводу: румын – это не национальность по крови. Румын – это воспитанный в румынском духе, прошедший длительную идеологическую обработку индивидуум.

Он может быть по происхождению и молдаванин, но по духу, по воспитанию – румын. Так когда-то турки отбирали у пленных женщин- славянок малолетних детей и воспитывали из них жестоких и беспощадных воинов – мамлюков, которых потом направляли воевать против своих же сородичей-славян. Так же поступали гитлеровцы с детьми своих политических противников: воспитывали из них жестоких и беспощадных солдат СС, СД и прочих палачей своего же народа. Румыны не отставали от турок и гитлеровцев.

Для претворения планов создания «Великой Румынии» они воспитывали стрижеров.

В июне 1940 года по требованию Советского Союза румыны отдали Бессарабию, а в сентябре того же года в Румынии была установлена военно-фашистская диктатура. Румыния присоединилась к Берлинскому пакту фашистских держав и уже 22 июня 1941 года вместе с Германией вступила в войну против СССР.

Ничего не могу рассказать об участии румын в войне, так как не видел этого. Три года я жил в Саратовской области (был «тружеником тыла Великой Отечественной войны»). Но в сентябре 1944 года меня, тракториста колесных и гусеничных тракторов, Саратовский облземотдел откомандировал в Кишинев на восстановление народного хозяйства.

В начале октября я прибыл в Кишинев. Но ни колесных, ни гусеничных тракторов не было. Румыны вывезли все, что можно и нельзя, а остальное взорвали. По рассказам людей, переживших оккупацию, это был румынский ад. Они были вынуждены даже обращаться к немцам за защитой от произвола и грабежа румын.

Должен сказать, что я ехал с явным предубеждением против бессарабцев. Но оказалось, что не все бессарабцы были одинаковы.

По прошествии многих лет прихожу к такому заключению: бессарабские крестьяне-царане и выходцы из деревни, а также очень многие простые труженики города – нормальные, доброжелательные трудолюбивые люди. Очень гостеприимные и приветливые. За несколько десятков лет совместной работы я не могу вспомнить ни одного грубого слова, ни одного косого взгляда. Но это – старшее поколение бессарабских молдаван, хлебнувших по ноздри румынских прелестей и на своих ребрах ощутивших «румынское братство». Я знал одного человека из села Крузешты. Его уже нет (умер от старости), но до конца жизни он ненавидел румын, от которых еще в молодости ему досталось столько тумаков и оскорблений, что не забыл до самой смерти. Однако это не помешало его сыну (пятидесяти с лишним лет) на вопрос, что надо румынам в Приднестровье, ответить спокойно и как бы оправдывающе: «Земля здесь хорошая. И много».

Основная масса митингующих антирусских новорумын – молдаване младшего поколения. Как они стали румынами, другой разговор.

Но сегодня они – румыны по духу. И эту их настроенность очень просто могут использовать в своих целях «вожди румынского народа». Сегодня от них можно ждать всего.

К сожалению, простодушные приднестровцы склонны все идеализировать.

Очень часто звучат высказывания о «простом народе Молдовы» с его «мирными намерениями». Никто не говорит, что миролюбивых граждан в Молдове нет. Но только они себя никак не проявляют. Бессарабские молдаване сегодня не имеют никакого влияния на происходящие события. Да у них никто ничего и не спрашивает.

Сегодня в Молдове все вопросы решают исключительно румыны (под диктовку Запада). Их давняя мечта, переходящая из поколения в поколение, – «Ромыния маре». А это предполагает захват соседних территорий.

12-14 лет назад миролюбиво настроенных граждан Молдовы было гораздо больше, нежели сегодня, однако это не помешало прорумынским политикам регулярно организовывать даже в самом центре Кишинева массовые беспорядки, граничившие с масштабными государственными преступлениями, многим из которых я был живым свидетелем.

«Миролюбие народа Молдовы» не помешало боевикам-экстремистам учинить нападение на колонну бронетехники, двигавшуюся в центр Кишинева для участия в традиционном октябрьском параде.

Боевики вытаскивали из люков молоденьких танкистов и бросали их в толпу на растерзание пьяным бабам. Не помешало хорошо организованному штурму МВД МССР. Я видел этот штурм своими глазами с расстояния нескольких метров. И после штурма достаточно хорошо разобрался в деталях его подготовки и организации.

Бывший в то время министром МВД МССР Воронин – не разобрался «ввиду сложности и запутанности дела». А народ Молдовы до сих пор не разобрался в происходящем у них под носом и в самом Воронине.

«Миролюбие народа Молдовы» не помешало национал-фашистскому отребью организовать при министерстве национальной безопасности террористические группы для проведения диверсий и убийств в соседнем государстве; организовывать периодические нападения на территорию ПМР, перешедшие в полномасштабную войну, которую международные правозащитники называют стыдливо «конфликтом».

За эти годы прорумынская пропаганда вытравила из «миролюбивого народа Молдовы» остатки миролюбия. Под воздействием прорумынской пропаганды люди, нормальные люди, на глазах превращаются в душевнобольных, как под воздействием какого-то незнакомого непонятного вируса. Вот только один пример. Начальник АК-2 первого филиала «Кишиневтранса» Николай Иванович Трифан, в то время (1990 год) человек лет 54-56, убежденный коммунист, производственник до мозга костей, относился с презрением к митингующим НФМовцам: «Это молодые бездельники. Если бы они работали, им некогда было бы митинговать».

Но вот однажды в понедельник наш «стойкий коммунист-интернационалист » пришел на работу темнее тучи. Ни с кем не здороваясь, ушел на территорию. Долго не отвечал на вопросы, но, наконец, его прорвало, и он «понес по кочкам всех русофонов»: «Слава Богу, я побывал на митинге Народного фронта, где мне, наконец, открыли глаза, как эти русские грабят нашу молдавскую землю».

Не один пример мгновенной переориентации молдаван и преобразования их в румын я знаю лично. И не перестаю думать: какие доводы они находят, какие волшебные слова для переделывания человека в зверя? Не могу понять! Механизма понять не могу, но твердо убежден: это – не только надолго, это – пожизненно, это – необратимый процесс, необратимое явление, подобное тяжелому вирусному заболеванию.

Когда-то, году в 1942-м, мне пришлось видеть умирающую менингитную лошадь. Она билась головой о землю так, что треск стоял.

Смотреть на это было выше человеческих сил. Мне приходит на память эта лошадь, когда смотрю на «новорумын». И жаль их, и понимаешь всю обреченность их на гибель. Они – готовые волонтеры завтрашней войны против Приднестровья. Роботы в человеческом обличье. Они сегодня способны и готовы повторить не только 1992 год, но и 1941-й.

Все зависит от того, какая команда им поступит.


КОЕ-ЧТО О ТЕРРОРИЗМЕ

По поводу освобождения из Тираспольской тюрьмы Илие Илашку у нас в Приднестровской Молдавской Республике высказываются всякие мнения – разнополюсные: от оправдательных до обвинительных в адрес Президента ПМР Смирнова Игоря Николаевича. (Мнение об Илашку одно – бандит и убийца, заслуживающий кары.) Меня как живого свидетеля событий тех лет, той ужасной напряженности, тоже поначалу возмутил поступок Смирнова. Как он мог выпустить на свободу тигра-людоеда? Тем более, что буквально за несколько дней до этого на могиле одной из жертв тергруппы «Бужор » он заверял мать убитого бандитами, что никогда не освободит главаря террористов. И вдруг... Непонятно. И потом, где гарантии, что не возрастет «аппетит во время еды», и следующим требованием со стороны правителей Молдовы не будет еще что-нибудь подобное?

Сколько же можно уступать?

Но через неделю меня озарило. Да ведь освобождение Илашку – это не просто умное, это ГЕНИАЛЬНОЕ решение!

Ну, что знали в мире о Приднестровье и его лидере, что знали об Илашку с подачи «свободной прессы»? Знали, что «в приднестровских застенках по злой воле лидера сепаратистов томится «узник совести и герой молдо-румынского многострадального народа» Илие Илашку».

Теперь весь мир узнал то, что просто нельзя спрятать. Воздух свободы, горячие встречи «мученика за права молдавского народа » руководителями Молдовы и Румынии вскружили голову «герою молдо-румынской нации», и он выболтал то, что так усердно прятали его руководители и покровители. Илашку заговорил откровенно. И откровения его потрясли мир.

Оказывается, Илашку никакой не герой, а ужасное порождение мутной волны национал-фашизма, задействованное министерством национальной безопасности Молдовы для того, чтобы взрывать важные объекты и убивать лидеров приднестровского народа, сеять ужас, деморализовывать волю защитников Приднестровья. Именно МНБ Молдовы создавались тергруппы, чтобы сломить сопротивление приднестровцев. А это уже квалифицируется во всем мире, как ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕРРОРИЗМ. Таким порождением госсистемы Молдовы была и группа «Бужор». Кстати, «бужор» в переводе с молдавского – «пион», прекрасный цветок цвета крови. Правду об этих «цветах» до сих пор тщательно скрывали, а теперь всё вылезло наружу. Вырисовывается истинное лицо не только вчерашних, но и сегодняшних руководителей Молдовы. Сегодня, когда весь мир озабочен ростом терроризма, не принимает, категорически осуждает его, лидер Молдовы Воронин, «коммунист №1», первым своим условием возобновления переговоров с Приднестровьем выставил требование об освобождении террориста №1! А потом принимал его, как родного брата. Может, они братья по духу? Ведь Чорой (Воронин, Чорой – его истинная фамилия, переводится – «Ворон») – бывший и оставшийся по духу «полицай №1».

Толпами ходили, как к «святым местам», в камеру к Илашку всякие «борцы за права человека» (в упор не видящие человеческих прав приднестровцев) от различных международных организаций типа ОБСЕ, Совета Европы, Конгресса США и многих, многих других. Табунами ходили они в персональную камеру, напоминавшую кабинет Президента ПМР.

Сколько можно с ними возиться? Лопнуло терпение! Пусть теперь его «родители» полюбуются на свое чадушко. А аппетиты и геройские амбиции у него ох как выросли!




ТИХИЙ ТЕРРОР

2 сентября 2001 года Приднестровская Молдавская Республика праздновала свой день рождения. 11 лет назад по воле приднестровского народа для спасения от чумы XX века – молдо-румынского национализма – была создана многонациональная республика, в которой несмотря на ее малые размеры всем есть место и никому не тесно. Все было бы хорошо, если бы не упорное непризнание независимости Приднестровья «мировым сообществом», у которого относительно нашей территории, наших производственных предприятий, наших сельхозугодий совсем другие планы. Они уже захватили и растерзали с помощью молдо-румынских националистов бессарабскую часть Молдавской Советской Социалистической Республики. Все, что было построено и создано за годы советской власти, – разграблено, распродано или уничтожено. А создано было очень много. Всего и не перечислишь.

Мне за годы работы в управлении механизации строительных работ пришлось участвовать в сооружении объектов жилищного, гражданского и промышленного строительства таких заводов, как КТЗ, «Виброприбор», «Сигнал», «Мезон», «Счетмаш», «Бытхолодильник», стеклотары и многих других; в строительстве жилых комплексов – микрорайонов Новые Боюканы, построенного на бывшем танкодроме, Рышкановка (на 80 тыс. жителей), Ботаника; животноводческих и зернокомплексов. Всего не перечислить. Достаточно сказать, что советская власть вытащила бессарабских крестьян из нужды, темноты и буквально из грязи, туберкулеза, трахомы и малярии к светлой, радостной жизни, к знаниям и созидательному труду НА СЕБЯ.

Заново были построены города и села, заводы и дороги, электростанции и больницы, институты и театры. От всего этого у молдавской интеллигенции – «элиты» (вчерашних царанов) – закружилась голова. «Ах, какие мы умные! Ах, какие богатые! И все-то у нас есть! Мы еще и Россию кормим! Надоело! Хватит ее кормить!

Все вы оккупанты! Убирайтесь домой, в Россию! Мы и сами хорошо все умеем!» Нельзя плевать людям в лицо и в душу за их доброе, хорошее!

Оставайтесь, вчерашние братья-молдаване, а сегодня молдорумыны, и дай вам Бог такого счастья и такой судьбы, которых вы заслужили.

За 10 лет вся общенародная собственность уничтожена, разграблена, распродана. Сегодня даже энергосистема Молдовы принадлежит испанской частной фирме, которая закупает у нашей Молдавской ГРЭС электроэнергию и перепродает ее Молдове.

Мало того, вельможные правители Молдовы набрали у «мирового сообщества» кровопийц кредитов чуть ли не на 2 млрд. долларов и все это распределили между собой. Хочется еще.

Но больше не дают. Вернее, дают, но с условием: помогите, братцы молдо-румыны, прихватить территорию ПМР со всеми ее заводами и пашнями. Мы тогда и вам долги, может, спишем, и сами попируем.

У должников выбора нет. Долги – это удавки. Давшие в долг (кредиторы) это очень хорошо знают. Для того и дают в долг. Удавка накинута прочно. Можно выдавливать и долги, и данные обязательства по захвату Приднестровья. У первых двух ставленников «мирового сообщества» – президентов Молдовы Снегура и Лучинского – не получилось. «Политбюро Глоб Циони » протолкнуло третьего – может, у этого получится. Третий президент Молдовы – В. Воронин – сочетает в себе худшие качества своих предшественников: тупое упрямство Снегура («Боу негру») с коварством и лживостью Лучинского. А также с агрессивностью и авантюризмом Мирчи Друка – первого премьера РМ. Он шел на выборы под коммунистическим знаменем и раздавал щедрые обещания как своему народу, за 10 лет обглоданному до ребер, ностальгирующему по коммунистической стабильности, так и правителям России, поверившим предвыборным обещаниям «коммуниста». Как предсказывали здравомыслящие люди, Воронин и не собирался выполнять обещания.

Мало ли чего парень девке обещает, пока не затащит ее на сеновал! А уж потом... «Какие обещания, Бог с вами. Я обещал второй государственный язык – русский? Не время, да и народ не поймет. Я обещал войти в Союз Белоруссии-России?

Так у меня долги перед Западом, который долгов не прощает.

А Россия привыкла давать без отдачи. Спишет и нам долги.

А вот на Западе ребята серьезные, с ними шутки плохи. Могут и горячий утюжок на животик».

Запад торопит – поскорее прибрать Приднестровье. А как? Войной – уже пробовали. Блокадой – не получилось...

«А вот мы вас научим. У нас специалистов по части хитрости и подлости пруд пруди. У нас целые институты и госслужбы разрабатывают удавки экономические, политические и пр.». И разработали удавку для Приднестровья. «Коммунисту» Воронину осталось только озвучить.

Он и озвучил. Преподнес «подарок» к празднованию 11-й годовщины ПМР: объявил тотальную блокаду – экономическую, политическую, дипломатическую, информационную.

С 1 сентября на таможенных границах остановлен транспорт с нашими экспортными и импортными грузами. Не имея импортного сырья и сбыта товаров, останавливаются только начавшие работать предприятия. Замирает жизнь. Нечем платить рабочим предприятий, бюджетникам, пенсионерам. Надвигается коллапс. По требованию Молдовы закрыты визы менеджерам нашей промышленности.

Прерваны с таким трудом налаженные международные экономические связи. И так далее и тому подобное...

Льются потоки лжи и клеветы по СМИ Молдовы в адрес нашей республики. Мы уже и «черная дыра» молдавской экономики, и рассадник контрабанды.

А теперь вот, «под боль струны» американской нации, ПМР – «гнездо терроризма». И вообще мы «мусульманское государство», которое американцы должны раздавить, и Воронин выражает готовность помочь в этом.

Для обливания грязью Запад денег не жалеет. Опыт тоже есть колоссальный по удушению неугодных малых государств. Для начала против ПМР запустили воронинскую камарилью лжецов и клеветников, а там и «мировое общественное мнение» подхватит ложь и клевету против Приднестровья.

Бороться против блокады Молдовы, поддержанной «мировой закулисой», нам не под силу. Могут и просто обязаны выразить свой протест против бандитских действий Молдовы руководители стран-гарантов России и Украины, поставившие свои подписи под договорами и согласованиями, а также ОБСЕ (международной Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе).

Но молчат наши страны-гаранты. Не слышно их решительного и твердого «НЕТ» обнаглевшему режиму «коммуниста» Воронина.

Очевидно, он заблаговременно согласовал с ними свои планы по тихому, без выстрела, удушению Приднестровья. Что же касается Уильяма Хилла – представителя ОБСЕ в Молдове, то он всегда держит за спиной баночку с бензином и поливает исподтишка малейший огонек раздора.

Нечего удивляться этому легальному резиденту ЦРУ. Для того его здесь и держат, чтоб соблюдал «государственные стратегические интересы США», которые у Штатов есть во всем мире. Удивляет поведение руководителей славянских государств – президентов России и Украины. Как потом будут в глаза смотреть братьям славянам?

Ведь явно сдают Приднестровье и его народ на поругание и уничтожение. Даже без войны. Без выстрела. Тихими паучьими иудейскими методами: БЛОКАДОЙ, ГОЛОДНОЙ СМЕРТЬЮ.

ПОМОГИТЕ, БРАТЬЯ-СЛАВЯНЕ!

(Газета «Дуэль», №40, 2001 год.)


ПЕРВЫЙ ШАГ – ОН ТРУДНЫЙ САМЫЙ

Всякое движение должно начинаться с первого шага. Не со второго или третьего, а именно с первого. Но почему-то в переговорном процессе об урегулировании взаимоотношений между ПМР и РМ на всех уровнях (пятистороннем формате, Совместной конституционной комиссии) наблюдается странная тенденция: если стороны не находят решения какого-либо вопроса, они уходят дальше. А по моему мнению, первым шагом должно быть решение первого вопроса: зачем вдруг понадобилось объединять два суверенных, независимых государства? И второй вопрос: кому и для чего это нужно? И третий: почему никто не ставит вопрос об объединении каких-либо других государств, например, Испании с Португалией или Англии с Францией и т.д. до бесконечности?

Эти вопросы, я считаю, должны задавать инициаторам объединения двух несоединимых государств – Приднестровской Молдавской Республики и Бессарабии – руководители соответствующих ветвей нашей власти, которым это положено по чину. Вот они и обязаны выполнять свою работу и докладывать народу, что сделали полезного.

Однако мне могут возразить, что на январской (1993 год) сессии Верховного Совета ПМР было принято постановление о «Молдавской конфедерации» и подписан Московский Меморандум (1997 год), где в статье 11 сказано, что «стороны строят свои отношения в рамках общего государства в границах МССР 1990 года». Но прошу обратить внимание на следующие «мелочи», которые наши «переговорщики » и «политологи» предпочитают не замечать: 1. Меморандум, подписанный в Москве 8 мая 1997 года президентами – ПМР Смирновым и РМ Лучинским, а также руководителями стран-гарантов Ельциным и Кучмой в присутствии действующего председателя ОБСЕ, состоял из десяти статей.

2. Статья 11 дописана уже в Кишиневе через два дня, т.е. 10 мая 1997 года. Подписей руководителя ОБСЕ и руководителей странгарантов Ельцина и Кучмы уже нет. Зато появилась подпись министра иностранных дел РФ Примакова.

Это о чем-то говорит. Во всяком случае, это не просто забывчивость.

Возможно, аналитики – разработчики текста находились где-то далеко от Москвы. Может, на другом конце планеты.

Но даже если мои оппоненты предпочтут пренебречь моими доводами, я задаю следующий вопрос: 3. Почему все внимание уделяется только 11-й статье Меморандума, в котором есть еще 10 статей, ее предваряющих? А ведь они грубо нарушаются в ущерб приднестровской стороне (как нас называют в Меморандуме). Причем, нарушаются не только молдовской стороной, как непосредственным нарушителем Меморандума, действия которой направлены на моральное и физическое удушение приднестровской стороны вместо «нормализации отношений».

Нарушаются они и представителями стран – гарантов этого договора и действующим председателем ОБСЕ, в упор не замечающими нарушений Меморандума молдовской стороной.

Чтобы не быть голословным, перечислю только грубейшие нарушения положений Меморандума.

Для сравнения процитирую из него статью 1: «Стороны подтверждают свои обязательства не прибегать во взаимных отношениях к применению силы или угрозы силой. Любые разногласия будут решаться исключительно мирными средствами, путем переговоров и консультаций при содействии и посредничестве Российской Федерации и Украины как стран-гарантов выполнения достигнутых договоренностей, ОБСЕ и при содействии СНГ».

Теперь перечисляю нарушения молдовской стороной этой статьи Меморандума: 1. Без предварительного предупреждения и без всяких на то оснований вопреки имеющейся узаконенной письменной договоренности РМ поменяла для своей таможенной службы таможенные печати с 1 сентября 2001 года, поставив об этом в известность приднестровскую сторону в конце дня 30 августа 2001 года. Таможенные печати для приднестровского ГТК без указания причины не были выданы, т.е. ГТК ПМР был поставлен в положение «вне закона».

Транспорт ПМР с импортными и экспортными грузами был остановлен на таможнях. Промышленность ПМР является перерабатывающей.

Не получая задержанного на таможнях сырья и не имея возможности отправки заказчикам продукции останавливались, замирала.

Зарубежные партнеры, не получая своевременно продукцию приднестровских предприятий, прерывали контакты, т.е. партнеров мы теряли.

Убытки приднестровской стороны от этой экономической диверсии огромны.

2. Молдовская сторона закрыла визы представителям зарубежных фирм, приглашенным в ПМР для заключения экономических договоров.

Последствия этой диверсии вообще не поддаются учету.

3. Молдовская сторона через свои дипломатические представительства обратилась к правительствам потенциальных стран – партнеров приднестровской стороны с требованием отказать в визах представителям приднестровской стороны. Эти убытки также огромны, но не поддаются учету.

4. Молдовская сторона начала информационную войну против приднестровской стороны. Используя все СМИ РМ и зарубежных стран, официальные органы Молдовы распространяли лживые и клеветнические сведения о Приднестровье как о «черной дыре», как о стране, ведущей контрабанду оружия и наркотиков и проч.

Использовались политические трибуны разных стран мира для распространения лжи и клеветы о приднестровской стороне. Нынче вообще развязали полномасштабную «радиоэлектронную» войну.

Это и многое другое делала непосредственно молдовская сторона.

Все эти действия, порочащие приднестровскую сторону, наносили и наносят огромный экономический и моральный ущерб Приднестровью.

5. Представители стран-гарантов и миссии ОБСЕ буквально закрывали глаза на эти безобразные факты, имевшие место на протяжении длительного периода – с 1 сентября 2001 г. по настоящее время.

Однако стоило Президенту Смирнову сделать только первый шаг в ответных действиях в адрес распоясавшейся Молдовы, как на другой же день примчался обеспокоенный руководитель миссии ОБСЕ Уильям Хилл и потребовал объяснений.

На фоне всех вышеперечисленных деструктивных действий молдовской стороны во вред приднестровской стороне и безразличия стран-гарантов и председателя миссии ОБСЕ к бедственному положению народа приднестровской стороны, статья 1 Меморандума звучит просто издевательски, а поведение стран-гарантов и миссии ОБСЕ в данной ситуации наводит на мысль о соучастии всех этих господ политических деятелей в удушении Приднестровской Молдавской Республики и геноциде приднестровского народа.

Вот что я могу сказать по первому – основополагающему – пункту Московского Меморандума.




ЕЩЕ РАЗ О МЕМОРАНДУМЕ

Сегодня много разговоров идет о Московском (1997 год) Меморандуме «Об основах нормализации отношений между РМ и Приднестровьем».

Мне хотелось бы проанализировать вместе с читателями статью 3 как основополагающую в отношениях между нашими государствами.

Абзац первый статьи 3 гласит: «Приднестровье принимает участие в осуществлении внешней политики Республики Молдова – субъекта международного права, по вопросам, затрагивающим его интересы. Решение по данным вопросам принимается по согласию сторон…».

Как же выполняются положения этой части статьи 3?

При подписании Меморандума Президентом РФ Б.Н. Ельциным было выставлено категорическое условие синхронности вывода остатков 14-й российской армии с территории Приднестровья с обязательным политическим урегулированием отношений РМ и Приднестровья путем переговоров. В том числе и о статусе Приднестровья.

Это принцип и был заложен в статью 3 Меморандума.

Как же осуществляется он на практике?

В 1999 году на Стамбульском саммите при решении вопроса о сроках вывода российских войск из Приднестровья не был увязан вопрос вывода войск с синхронным обязательным урегулированием отношений между РМ и Приднестровьем политическим путем с определением нашего статуса. Молдовская сторона не пригласила присутствовать на саммите представителей приднестровской стороны и сама не озвучила наших требований о синхронности вывода российских войск с политическим урегулированием отношений между РМ и ПМР и определением статуса Приднестровья. Это говорит о непорядочности молдовской стороны в выполнении требований Меморандума. Налицо факт невыполнения молдовской стороной основополагающей, жизненно важной для народа Приднестровья части Меморандума.

Удивляет поведение при подписании документов саммита в части вывода российских войск из Приднестровья представителей российской стороны. Президент России Б.Н. Ельцин еще недавно ставил во главу угла переговоров обязательную синхронность вывода войск с политическим урегулированием отношений сторон Меморандума.

На саммите не прозвучало ни слова о вышеупомянутой синхронности, о которой Б.Н. Ельцин обязательно повторял при любых переговорах в Москве между РМ и ПМР.

Невольно появляется сомнение – Ельцин ли это был при подписании документов Стамбульского саммита?

Однако рассмотрим второй абзац статьи 3-й Меморандума. Согласно ему Приднестровье имеет право самостоятельно устанавливать и поддерживать международные контакты в экономической и научно-технической областях, а это, так сказать, «альфа и омега» в вопросах обеспечения экономической безопасности нашей республики.

Промышленность ПМР является перерабатывающей и может стабильно работать только при условии наличия заказов на изготовление продукции, поставок необходимых сырья, комплектующих и энергоносителей и свободного вывоза готовой продукции.

Для рекламирования наших технических возможностей, для заключения договоров и установления партнерских связей в ПМР создано предприятие «Экспоцентр Приднестровья», где потенциальным партнерам могут демонстрировать образцы нашей продукции и наши технические возможности.

Но для этого нужен свободный въезд на территорию ПМР представителей зарубежных фирм, а также свободный выезд наших экономических представителей за рубеж.

С установлением РМ экономической и политической блокады ПМР дипслужба Молдовы отказала в выдаче въездных виз представителям зарубежных фирм-партнеров, а также обратилась к дипслужбам европейских стран с требованием не выдавать экономическим агентам Приднестровья въездные визы в их страны.

Таким образом, была ликвидирована возможность установления экономических и научно-технических связей ПМР с зарубежными странами.

Банальное и, на первый взгляд, безобидное слово «блокада» с его введением на практике нанесло огромные потери экономике республики, а тем самым – народу Приднестровья.

В связи с колоссальными финансовыми потерями бюджет республики отощал. Рост зарплат и пенсий заморожен, цены на рынке неуправляемы.

А наша «народная» оппозиция не дремлет и подогревает страсти, нагнетая антиреспубликанские настроения. В руководстве «оппозиции » люди политически и экономически грамотные и знают, за какую больную струнку нужно дернуть, чтоб вызвать возмущение обывателя, которому до лампочки все высокие материи и экономические понятия. Обывателю подай колбасу, иначе снесет государство.

Видели мы уже такое на примере разрушения СССР и демконтрреволюций.

И недостатка в советниках у «оппозиционеров» нет. Причем это профессиональные советники по совершенно разным вопросам – от организации «бунта пустых кастрюль» до культпаскудства.

Вот для чего, в конечном счете, нужна экономическая блокада.

Для предотвращения этих негативных последствий, для немедленного прекращения грубейших нарушений условий Меморандума и существуют страны-гаранты и миссия ОБСЕ в Молдове.



«ОППОЗИЦИЯ»?

Всем известно, что мною дрянь воспета молодостью ранней.

Но дрянь не переводится. Новый грянь стих о новой дряни.

(В. Маяковский.)

В условиях постоянной «холодной» войны Молдовы против ПМР для выживания нашей экономики, а, следовательно, и приднестровского народа руководителями всех отраслей и лично И.Н. Смирновым как главой Кабинета Министров проводится титаническая работа, благодаря чему республика удерживается на плаву. И это должны знать все граждане Приднестровья.

К сожалению, не все относятся к своему государству доброжелательно.

Есть категория людей, которых назвать гражданами просто язык не поворачивается. Я вообще не знаю, как называть людей, выискивающих только отрицательное, только все черное и грязное в своем родном Отечестве. Придумать им название я не могу.

Может, кто-нибудь из читателей поможет.

Мне непонятно, как можно жить в семье и постоянно говорить посторонним людям о ней только плохо. Если тебе здесь так плохо, уйди туда, где тебе будет хорошо. Если тебе не нравится Приднестровская Молдавская Республика, и ты всячески хаешь ее, и наоборот, тебе так нравится Республика Молдова, то почему бы тебе не поменять место жительства и не переехать в эту самую Республику Молдова? Выбор пока еще свободный.

Но нет, почему-то эти жители нашей республики продолжают жить здесь. Им мало говорить плохое о своем доме, они хотят еще и слышать, и читать плохое о своем доме. И они находят – к их услугам выпускаются такие издания, как «Новая газета» и еще «ЧиЕП» – «Человек и его права». Здесь эти любители грязи найдут всё на свой извращенный вкус. Вот хорошего о своем доме эти особи здесь не увидят ни одного слова. Только грязь и гадость. Они упиваются этой грязью.

Издатели и авторы этих, с позволения сказать, газет живут здесь, у нас, ходят по нашей земле, едят наш хлеб, дышат нашим воздухом и выискивают все только плохое, а если его нет – зачерпывают грязи из «НМ» («Независимой Молдовы») и перепечатывают эту грязь, чтоб влить в души неустойчивых жителей Приднестровья еще одну дозу яда.

Все они – издатели и их читатели – называют себя оппозицией.

Давайте разберемся, так ли это. Энциклопедический словарь так толкует слово «оппозиция»: «Оппозиция – противостояние; 1) противодействие, сопротивление какой-либо политике, чьим-либо действиям, взглядам; 2) партия или группа, выступающая вразрез с мнением большинства или с господствующим мнением, ведущая политику противодействия (напр., Парламентская оппозиция, Внутрипартийная оппозиция)».

Если исходить из здравого смысла, то оппозиция не должна стараться нанести вред своему государству, своему обществу. Наоборот, она старается сделать как лучше для своего общества, своего государства. Она просто не согласна с методами руководства и выступает против них, пропагандируя свои методы, которые, как она считает, принесут больше пользы своему государству, своему народу.

Понятие «парламентская оппозиция» предполагает, что члены парламента, имеющие свое, отличное от большинства мнение, будут вносить его на рассмотрение. Например, депутат ВС ПМР, лидер оппозиции Радченко будет вносить свое, отличное от большинства, предложение, высказывать свое мнение о проводимой экономической политике, будет отстаивать его и призывать депутатов голосовать за свое предложение.

Оппозиционеры-радикалы могут даже предложить показать на практике всему миру, как надо работать. Возглавить какое-то предприятие или даже целую отрасль экономики и на деле доказать правильность своей теории.

Но это все верно, если речь идет о нормальной, настоящей оппозиции, о людях, болеющих душой за производство, за ход всех дел в государстве, знающих производство и умеющих работать.

У нашей же «оппозиции» цель прямо противоположная. Их цель – не улучшить положение дел в республике, не облегчить жизнь народа, а наоборот, всячески, на каждом шагу, вносить элемент разрушения. Разрушения сознания граждан государства с неустойчивыми взглядами, неустойчивой психикой. Использовать в дальнейшем этих ущербных людей для разрушительной пропагандистской работы, направленной на разрушение сознания других граждан и, в конечном итоге, на разрушение государства. Государства, созданного самим народом.

Мне пришлось видеть своими глазами подобную разрушительную деятельность прорумынских национал-фашистов, взявших в свои руки воспитание молодого поколения молдавской молодежи и вырастивших разрушителей собственного дома – Молдавского советского социалистического государства.

И тут я задаю прямой вопрос: кому на пользу идет работа этой «оппозиции», если она деструктивная (разрушительная)?

Ответ напрашивается сам собою: эта разрушительная пропагандистская работа группы людей, называющих себя «друзьями приднестровского народа», идет на пользу только врагам нашего государства. А кого сегодня можно причислить к его врагам? Это, прежде всего, правящие круги Республики Молдова. Ну и еще их сторонники, их «советники», их кукловоды. Те, кто потирает ручки от удовольствия, когда нам плохо. А их сегодня уже и перечислять не надо. Они очень ярко засветились в политическом противостоянии.

Это силы, которым покоя не дают успехи приднестровского народа, укрепление экономических и политических позиций нашего государства. И не только как укрепление позиций ПМР, но и как укрепление позиций славянства на приднестровской земле.

А это как раз и не устраивает господ западников и их прислужников, куда входят и США, и ЕС (Европейский Союз), и их верная служанка – Молдова.

А проводником и глашатаем интересов всех этих сил и их целей и являются газетные издания, такие как «Независимая Молдова» и ее приднестровский филиал – «ЧиЕП».

Анализируя деятельность так называемой «оппозиции», приходим к выводу: эта группа проводит деструктивную деятельность, направленную на разрушение государственности ПМР. А разрушение государственности ПМР в чьих интересах? В первую очередь, в интересах Республики Молдова, причем не ее народа, а только правящих кланов. В интересах прорумынской правящей части РМ.

И еще – в интересах Запада. Не только Америка стремится вытеснить все русское, все славянское из Европы. Заинтересованы в этом и страны ЕС.

На наших глазах деструктивные силы, куда входили США и НАТО, растерзали славянское государство Югославию. На наших глазах эти же деструктивные силы уничтожили Молдавское советское социалистическое государство, превратив его в вотчину национал-фашистского режима. И теперь с помощью этого политического уродца – «РМ» – стремятся уничтожить последний оплот славянства на юго-востоке Европы, последний его бастион, Приднестровскую Молдавскую Республику, растоптать и уничтожить ее защитников – многонациональный народ Приднестровья. И в этом очень активно помогает деструктивным силам так называемая «оппозиция», а фактически их наймиты, их составная часть.

Мне просто непонятен псевдолиберализм руководства нашей республики по отношению к подлым разрушителям государства. А еще больше мне непонятно поведение сторонников разрушителей республики, присвоивших себе название «оппозиция», соучастников разрушения своего государства, своего дома.

Не знаю, можно ли назвать нормальными людей, «захлебывающихся от счастья», когда они читают эту мерзость, направленную против их собственного дома. И еще мне непонятны метаморфозы, происшедшие с бывшим патриотом ПМР Радченко. Если с Бучацким мне все давно ясно, то Радченко до сих пор не могу понять.

Даже если считать его добросовестно заблуждающимся, это все равно не оправдание для деструктивной деятельности. Он уже давно находится в том возрасте, когда за свои поступки человек обязан нести ответственность сам, а не находить оправдание в том, что он находился под влиянием более сильной личности, даже если это «Вельзевул» Бучацкий.

Я могу если не простить, то понять Бучацкого: он враг республики убежденный и давний. Мне пришлось достаточно много узнать (и довольно близко) о подрывной деятельности Бучацкого уже на протяжении десяти лет. О сколачивании им различных групп антиприднестровского толка, о втягивании в эту деятельность многих людей, в том числе деятелей из общественных организаций и политических партий. О его роли в первой «оппозиции» под руководством незабвенного Яковлева, о его влиянии на Яковлева, о разжигании у Яковлева вождистских амбиций, которые привели его к политическому краху. О создании Бучацким «Второго координационного совета политических партий и общественных движений», деятельность которого также не отличалась патриотизмом. О роли Бучацкого в реанимации реакционной «партии народовластия» и многое другое. Но пока оставим Бучацкого. Он – неисправим, так как открыто называет «нашей» республикой – Республику Молдова.

Я не могу ни понять, ни простить Радченко. Нет ему прощения, хотя побудительные мотивы у него другие. «Благими намерениями вымощена дорога в ад». В таком возрасте необдуманные поступки непростительны. Дорогой ценой за них расплачивается приднестровский народ. Это не просто личная беда Радченко. Конкретный и тяжкий вред наносится государственности ПМР, всему приднестровскому народу.


ПЕРЕГОВОРЫ НА РАВНЫХ?

«Официальный Кишинев предлагает свести все переговоры к разработке новой конституции Молдовы, в которой необходимо определить место Приднестровью…»

(«Ольвия-пресс».)

МОЙ КОММЕНТАРИЙ: Земляки, а вы чего хотели? Вы думали, с вами будут разговаривать на равных? Если бы они собирались говорить с вами на равных, то в переговорах с молдовской стороны участвовало бы министерство иностранных дел Молдовы. А «контора » под названием «министерство реинтеграции», участвующая в переговорах с ПМР, является всего лишь отделом министерства внутренних дел Молдовы. ПМР там рассматривают как свою заблудшую территорию, которую нужно вернуть в лоно единого унитарного государства Молдова.

И после этого планируется провести «разборки» с непокорными.

Сценарий «разборок» можно себе представить по уже имевшему место историческому факту оккупации Приднестровья в период второй мировой войны. Вот выдержки из исторических документов.

Декрет И. Антонеску от 19 августа 1941 года: «Мы, генерал Ион Антонеску, верховный главнокомандующий армией, постановляем: Ст. 1. Территория, оккупированная между Днестром и Бугом... входит в состав румынской администрации.

Ст. 2. Назначаем нашим представителем в Транснистрии с предоставлением ему всех полномочий господина профессора Георге Алексяну».

13 ноября 1941 года. Из выступления маршала Антонеску на заседании Совета министров Румынии: «Транснистрия должна обходиться своими средствами, она должна быть так организована, чтобы существовать за счет своих ресурсов, так как в румынском государстве нет необходимых запасов, чтобы снабжать ее ни по линии сельскохозяйственной, ни промышленной, ни торговой.

Во-вторых, эта область должна обеспечить нас продуктами питания и удовлетворять все потребности войск, находящихся там.

В-третьих, Транснистрия должна самым широким образом покрывать военные расходы, понесенные нами… Война обошлась нам в 170 миллиардов леев, и мы приложим все усилия, чтобы вырвать из Транснистрии 10-15-20 или 40 миллиардов леев. Если будем находиться там дольше и вывезем больше, тем лучше…».

16 декабря 1941 года. Маршал Антонеску на заседании Совета министров Румынии:

«– Господин Алексяну, каково положение в Транснистрии?

– Положение в Транснистрии очень хорошее. Полный порядок.

Мы, господин маршал, работаем там с мыслью, что владеем этой областью твердо и окончательно…

– Действуйте там так, будто власть Румынии установилась на этой территории на два миллиона лет.

– Мы оказались перед фактом, что должны выводить людей на работу насильно. Вывели их насильно, и теперь они начали выходить, ибо мы в этом нуждаемся. Я просил в одном из своих донесений, чтобы в отношении жандармерии нам разрешили перестроить систему администрирования в Транснистрии. Сегодня мы остро нуждаемся в жандармах, которые бы принуждали людей выходить на работу. Сейчас у нас достаточное количество войск в Транснистрии, которые бездействуют. Мы с армией работаем в полном согласии и между нами установлена полная гармония.

– Вы там – полный хозяин. Вы должны выводить людей на работу даже кнутом, если не понимают иначе.

Если в Транснистрии дела пройдут плохо, вы будете отвечать. Основа там – земледелие. Если крестьянин не выходит на работу, выгоняйте его даже пулей. Для этого вы не нуждаетесь в моем разрешении.

Превыше их интересов стоят интересы румынского государства, и эти интересы требуют, чтобы мы выкачали из Транснистрии как можно больше покрытия экономических нужд войны, и особенно для проведения будущих операций, чтобы мы могли прокормиться за их счет».

26 февраля 1942 года. Из диалога И. Антонеску и министра культуры Румынии И. Петровича:

«– Мы ведем в Транснистрии титаническую борьбу… Не секрет, что я не намерен упускать из рук то, что приобрел. Транснистрия станет румынской территорией, мы ее сделаем румынской и выселим всех иноплеменных. Во имя осуществления этой цели я готов вынести на своих плечах все тяжести…

– Господин маршал, сделанные вами заявления относительно Транснистрии наполняют радостью все румынские сердца.

– Нет такой силы, чтобы нам помешать».

Вот примерная схема «разборок» с непокорными приднестровцами в понимании отдела по делам реинтеграции МВД Молдовы и начальника этого отдела – вчерашнего комсомольца, а сегодня господина В. Шовы.

Надо совсем не иметь самолюбия и не уважать свой народ, чтобы сесть за стол переговоров с совершенно второстепенной службой, нигде в мире не имеющей правомочия вести переговоры на равных с независимым государством. Даже сторож МИДа стоит выше по рангу, нежели «министр реинтеграции».


МЫ НЕ ДОЛЖНЫ СЕГОДНЯ СПАТЬ СПОКОЙНО

В Тирасполе произошли неординарные события. 19 декабря 2004 года на территории 40-го Каховского избирательного округа проводилось голосование избирателей по отзыву из Верховного Совета ПМР А.Г. Радченко как не оправдавшего звания не только депутата Верховного Совета, но и просто звания гражданина ПМР.

Здесь нужно заметить, что отзыв депутата – это практически невыполнимое мероприятие. Помню, российские «демократы» пытались организовать отзыв из Госдумы Российской Федерации С.Н. Бабурина. И что же? Не получилось. Уж им ли, «демократам», не хватало материальных возможностей для своих мероприятий? Однако не получилось даже у них.

Нужно ли после этого удивляться, что отзыв Радченко дважды не состоялся? В голосовании приняли участие около 10% всех избирателей округа, за отзыв высказалось более 80%. Отмечено множество нарушений со стороны команды Радченко, о чем были сделаны заявления избирателей. Были даже угрозы от сторонников Радченко.

Но не это главное. Главное же, на мой взгляд, то, что Радченко и его команда (да, это уже команда) приобрели много единомышленников среди наших граждан. Почему?

Потому, во-первых, что «партия народовластия» (партия?), где формальный руководитель Радченко, сумела через свою беспрепятственно выходящую антиприднестровскую газету с претенциозным названием «Человек и его права» («ЧиЕП») распропагандировать множество граждан ПМР. Всеми правдами и неправдами, но сумела. А читатель этой газеты – это и есть «электорат», т.е. избиратели.

Чем же заинтересовала читателей газета? И что она вообще собою представляет?

Предварительно нужно отметить, что ее читатели совершенно не знакомы с материалами других политических газет, так что достучаться до их сознания практически невозможно. Разве что идти в редакцию «ЧиЕП» и давать туда материалы с контрпропагандой, опровергающей пропаганду «партии народовластия».

Я поздно додумался до этого. А когда дал на пробу один материал, его напечатали, но без последней, ключевой фразы. В следующем номере газеты (№40) было, правда, напечатано извинение и опубликована последняя фраза, но я очень сомневаюсь, обратили ли на нее внимание читатели. Так что «выстрел был сделан вхолостую».

Что можно сказать о самом печатном издании? Это – газета недовольных жизнью, в основном жадных и завистливых людей. А еще малоимущих, силящихся понять наше обнищание и неустроенность.

Да, мы недовольны. А чем тут можно быть довольным? Нащ родной, привычный дом – Советский Союз – разрушен. А вне этого привычного, стабильного дома мы себя просто не мыслим. Отсюда и неудобства, отсюда и дискомфорт. А кто же в этом виноват? Мы хором говорим: Горбачев, Ельцин, «демократы». А они все – кто такие, откуда они взялись? Нам что, подбросили их «из-за бугра»?

Да нет, это все наши (бывшие) граждане. Это – наши дети. Это дети нашего народа. Это дети наших рабочих и крестьян, нашей славной советской интеллигенции. Просто ТАК МЫ ИХ ВОСПИТАЛИ. Мы старались давать им все самое лучшее, не требуя ничего взамен, даже простой человеческой благодарности и сознания своего долга.

Мы воспитали их не созидателями, а потребителями. И даже разрушителями.

К счастью, не все такие. Кто-то сумел воспитать себе достойную смену, нормальных людей. Но мало. Во всяком случае, крайне недостаточно. Однако только благодаря им на просторах нашей страны еще теплятся жизнь и надежда.

И теперь мы ищем виноватых. И все у нас виноваты, кроме нас самих. Мы считали, что если проголосовали на референдуме 91-го года «ЗА СОВЕТСКИЙ СОЮЗ», то этим выполнили все свои обязанности ГРАЖДАНИНА. Мы жили и мыслили себя в нормальной советской стране, без расчета на предательство. А в той обстановке нужно было действовать, как солдаты Великой Отечественной, которые ценой жизни отстояли СССР. Мы доверились предателям и получили развал страны.

Сегодня уже нет Советского Союза. В сложившейся ситуации его не вернуть, пока за восстановление Великой державы не возьмется большинство народа. Но есть наша Приднестровская Молдавская Республика, и мы просто обязаны положить все силы, а если придется, то и жизнь за республику. Иначе с ней сделают то, что сделали с Советским Союзом.

А сделать это – желающих очень много. Очень многим мешает наша маленькая, вытянутая с севера на юг, полоска земли. И даже не тем мешает, что вытянулась она ПОПЕРЕК ДОРОГИ НА ВОСТОК, «дранг нах Остен». Это тоже фактор, но не главный. А главный фактор тот, что живут на этой полоске ПРИДНЕСТРОВЦЫ, люди особого склада. Единый и монолитный многонациональный КОНГЛОМЕРАТ.

Люди, прошедшие испытания ОГНЕМ И ЖЕЛЕЗОМ.

Рассматривать сегодня ситуацию в Приднестровье нельзя в отрыве от событий, происходящих «на ближних и дальних подступах», потому что это единое целое. События в Приднестровье и вокруг него – это только маленький фрагмент общей картины под названием «ПЕРЕДЕЛ МИРА», происходящий в конце ХХ – начале XXI веков.

Сегодня мир очень похож на дикие джунгли, где властвуют хищники из мультфильма «Маугли», где в роли гордого и непокоренного «человеческого детеныша» Маугли можно без всяких натяжек увидеть гордое и непокоренное Приднестровье. Роль шакала Табаки, холуя тигра Шер-Хана, как бы специально написана для нынешних руководителей Молдовы.

Борьба за передел мира идет бескомпромиссная и беспощадная.

«В ОГНЕ БРОДА НЕТ!» И если она немного притухает в каком-то одном регионе, значит, идет передислокация сил, и война вспыхнет совершенно неожиданно в другом месте, в другом регионе.

Образование Приднестровской Молдавской Республики на юго-востоке Европы шло вразрез с планами США в этом регионе и вызвало переполох в конгрессе Штатов. Штатовские планы, направленные на организацию стихийного, беспорядочного вывода Советской Армии из этого региона, подобно бегству из Германии, срывались.

На первых порах в руководстве США возникло недоумение: ведь до сих пор все шло как по накатанной дорожке. Предательское руководство СССР сдавало все государственные позиции одну за другой, по принципу «чего изволите-с?». Этому всячески способствовало предательское поведение руководителей ЦК КПСС и МИДа СССР.

А тут вдруг незапланированное, стихийное сопротивление малочисленного, но гордого и непреклонного народа сорвало все планы, образовав как бы линию обороны по Днестру от уверенного продвижения на Восток сил НАТО и США. Были сорваны сроки вытеснения Советского Союза из Молдавии вопреки предварительным договоренностям «в верхах».

Мало того, в Приднестровье образовался как бы форпост Советского Союза, несдавшийся политический бастион. Единственная узкая полоска, вытянувшаяся с севера на юг, населенная непокорным гордым народом, создавала непреодолимую преграду силам военно-политического блока США-НАТО.

Мириться с этим они не хотели, но и предпринять сами тоже ничего не смогли. В то время в Советском Союзе были еще государственные и военные деятели, не предавшие свою страну, свой народ. Оставались на некоторых государственных постах люди, от которых не знали, чего можно ожидать. И потому воздерживались от прямого воздействия.

Единственной силой, которую можно было легально противопоставить Приднестровью, была сепаратистская Молдова, продекларировавшая свой суверенитет как переходную фазу от Молдавской ССР к Румынии. Вот ее и используют во всех ипостасях в борьбе против Приднестровской Молдавской Республики уже шестнадцатый год.

Были испробованы все меры воздействия – от нашествия боевиков НФМ и волонтеров, перешедшего в полномасштабную войну, до экономической и политической блокады, а также идеологическое давление с использованием международных политических трибун с широким применением лжи и клеветы.

Им очень хотелось бы покончить с Приднестровьем быстро и навсегда, главным образом с помощью военной силы, но мешает мировое общественное мнение: не все в мире поняли «борьбу за права человека» в том извращенном смысле, который диктуют господа из США применительно к странам СНГ. Есть еще в мире категория борцов за права человека, понимающих этот лозунг буквально, без кавычек. И господам «прессовикам» приходится с этим считаться.

Для дезориентации именно этих простодушных борцов за права человека и применяются потоки лжи и клеветы в адрес Приднестровья с целью его дискредитации. Это нужно для того, чтобы лишить политической поддержки руководителей и дипломатов ПМР в Совете Европы и других международных организациях.

Кстати, нужно отметить, что и местная приднестровская «оппозиция » очень активно включилась в дело распространения лжи и клеветы против ПМР. Уже только за это Верховный Совет ПМР обязан был бы осудить антиприднестровскую деятельность одного (?) из депутатов ВС ПМР, как это сделало когда-то группа депутатов Госдумы России под руководством Иосифа Кобзона, обвинив депутата Макашова в антисемитизме. Причем очень дружно, продемонстрировав единство.

Однако нам, видно, не дождаться осуждения Верховным Советом деструктивной антиприднестровской деятельности депутата Радченко. Наоборот, он получил от некоторых коллег моральную и юридическую поддержку.

Сегодня формальный руководитель приднестровской «оппозиции » Радченко чувствует себя «пассионарием», идущим на костер ради истины, ради спасения «бедного приднестровского народа».

Эдаким ДАНКО, вырвавшим свое сердце и освещающим путь во мраке «угнетенному народу».

При этом все существо его трепещет от гордости за свои подвиги.

Он уже не ходит по земле, а парит в воздухе. Напрасно. Ничего героического в делах Радченко нет. Это только воспаленное воображение могло нарисовать картину геройского подвига «во имя человеколюбия».

Чтобы понять истинное положение дел с так называемой «оппозицией», нужно посмотреть, кому она служит и для чего нужна.

«Оппозиция» в Приднестровье – не сама по себе. Она – не такая уж безобидная безделушка, как кажется на первый взгляд. Она встроена в единую антиприднестровскую, антироссийскую, антиславянскую систему, на нее возложены определенные надежды и обязанности. И она их выполняет и оправдывает затраченные на нее средства.

Оппозиция обыкновенная, нормальная действует внутри страны и в интересах страны и ее народа. Вражеская «оппозиция» Бучацкого - Радченко тесно связана с пропагандистскими органами Молдовы и ее спецслужбами, координирует с ними все свои действия и распространяет в Приднестровье пропагандистские материалы Молдовы.

За основу своих статей прорумынские пропагандисты берут факты, действительно имеющие место. Сначала они всячески вредят нам, нашему народному хозяйству и срывают мероприятия, направленные на улучшение работы наших предприятий, жизни нашего народа. А когда эти мероприятия по вине Молдовы срываются, они тут же в своих СМИ (газеты, радио, ТВ) злорадствуют.

Газеты «оппозиции», управляемые из того же центра, перепечатывают из газет Молдовы и распространяют среди наших обывателей те же клеветнические сведения и слухи, которые запустила Молдова.

Задачи, стоящие перед «оппозицией»: разрушить монолитное единство приднестровского народа, превратить его в аморфное вещество, а защитников Приднестровья – в его противников.

Мы с вами, уважаемый читатель, уже имели возможность разобраться в том, какие деструктивные (разрушительные) силы были организаторами государственного переворота в Молдавской ССР, в результате которого она исчезла с карты Европы как государственное образование, а вместо нее на карте появился политический уродец под названием «Республика Молдова». Разобрались мы с вами также в причинах образования государства ПМР и дали юридическое обоснование его создания. Со времени этих грандиозных событий прошло полтора десятка лет, но ничего, в сущности, не меняется.

Молдова все так же ориентирована на Запад, на Румынию; Приднестровье – на Восток, на Россию.

Им бы разойтись по-доброму, как Чехия и Словакия, но… какие-то силы не дают им такой возможности. И не только потому, что жителей обеих частей бывшей МССР связывают многочисленные родственные узы. Как раз этот вопрос меньше всего волнует правящих миром господ. Их цель – вытеснение с юго-востока Европы российского влияния. И вот тут роль душителя непокорного приднестровского народа отводится Молдове. Не зря же в нее вложено столько долларов и «сребреников».

Как видим, роль легальной силы, ориентированной на удушение ПМР, отводится Молдове. Остальные, главные действующие силы, стараются оставаться «за кадром». Однако, как говорится в Священном Писании, «по делам их узнаете их…». «Ослиные уши» западных спецслужб торчат наружу, как бы ни старались их спрятать. Никого не может ввести в заблуждение тот факт, что руководителями «оппозиции», проводящими в Приднестровье вражескую антиприднестровскую пропаганду, являются якобы граждане ПМР.

Есть все основания полагать, что Молдова, безусловно, должна использовать в спецслужбах РМ опыт по разрушению государственности Молдавской ССР. Сохранились и участники этих разрушительных действий и структур. И вот теперь, когда форсируются события по уничтожению ПМР, там, разумеется, планируются мероприятия по проведению этих разрушительных операций.

Госструктуры, куда входят военнослужащие Минобороны, МВД и СиБ РМ, в последние годы прошли реформирование и спецподготовку под руководством инструкторов спецслужб США-НАТО на их территориях, на военных базах, полигонах и в учебных заведениях.

Не остаются без внимания также бывшие боевики-комбатанты НФМ и «активисты» из числа руководителей митинговых «тусовок».

Сегодня все здравомыслящие люди понимают, что в обстановке политического давления на ПМР, когда это давление обращено уже напрямую и против Российской Федерации, в Молдове не может не проводиться мобилизация всех ресурсов и всех деструктивных антиприднестровских, антироссийских сил для организации мощного давления на Приднестровье.

Одной из деструктивных антиприднестровских сил являются государственные СМИ Молдовы. Это ведомство предназначено для распространения лживых и клеветнических сведений, направленных против ПМР, как на территории Молдовы для окончательного оболванивания населения Молдовы, так и за ее пределами – в странах Европы и Америки. А через свой приднестровский филиал – антиприднестровские издания – на идеологическую обработку населения ПМР против своего государства.

Беспрепятственному распространению враждебной пропаганды и вообще антиприднестровской деятельности служит депутатская неприкосновенность руководителей «оппозиции» Бучацкого - Радченко.

Сегодня мы не можем даже приблизительно высчитать количество и состав антиприднестровских сил на территории республики.

Но по всему видно, что подходит все ближе решающий час «Х», когда все они встанут во весь рост, и мы просто ужаснемся их количеству. Поэтому нужно уже сегодня, заблаговременно мобилизовать все здоровые республиканские патриотические силы, чтобы не оказаться застигнутыми врасплох.

Пусть научит нас горький опыт антигосударственного заговора и последовавшего затем государственного переворота в Молдавской ССР. Там тоже все начиналось с невинных, на первый взгляд, собраний «Клуба Матеевича» и литературных кружков, перешло к появлению злобных статеек в газетах «Народное образование » (!) и «Литература и искусство» («Литература ши арта»), из которых очень быстро выросло чудовище румынизма, разрушившее государство.

Повторение – мать учения. И потому, я думаю, мы должны вспомнить, какие «деструктивные силы» сыграли главную роль в разрушении государства.

И еще одно: румынисты не обязательно имеют румынские корни, румынское происхождение. Румынизм – это идеология. Мне приходилось видеть много пособников румынизма нерумынского происхождения. Радченко и Бучацкий вроде не имеют румынских корней, но работают в интересах Молдовы. И уж во всяком случае – против Приднестровской Молдавской Республики.


ЭТО МЫ УЖЕ ПРОХОДИЛИ

В газете «Приднестровье» за 17 февраля 2005 года помещено сообщение под заголовком «Румыния. Тоже хочет». Чего же хочет на этот раз Румыния, столько лет скрывавшая свои истинные желания и проводившая только «подковерную» тактику?

Как заявил в Москве ее новый президент Траян Бэсеску (почему- то ассоциируется с Антонеску), «Румыния намерена присоединиться к многосторонним переговорам по Приднестровью». Лиса просится в курятник для наведения там «лисьего порядка».

«Румынии очень хорошо известна эта зона, этот регион, и мы могли бы внести свой вклад для разъяснения вопросов по Приднестровью», – сказал президент Румынии. Удивительно, что господин румын не назвал российское Приднестровье привычным для них словом «Транснистрия».

Румыния уже однажды «для наведения порядка в «Транснистрии » присоединилась к Германии и 22 июня 1941 года вместе с нею пришла на нашу землю. Вот документальное подтверждение этих событий: «19 августа 1941 года. Мы, Ион Антонеску, Верховный главнокомандующий румынской армии, постановляем: Ст. 1. Территория, оккупированная между Днестром и Бугом, граничащая на севере по линии Могилев-Жмеринка, обозначенной на прилагаемой карте, входит в состав румынской администрации.

Ст. 2. Назначаем нашим представителем в Транснистрии с предоставлением ему всех полномочий, господина профессора Георге Алексяну.

Ст. 3. Наш представитель посредством издаваемых им приказов будет принимать все меры для нормальной работы административных органов и для продолжения всех видов деятельности согласно нашим указаниям.

... Ст. 5. Чиновники, назначенные на работу в Транснистрии, будут получать двойное жалование в леях и жалование в марках.

... Ст. 7. Назначаем резиденцию управления Транснистрией в г. Тирасполе».

«3 ноября 1941 года. Транснистрия должна обходиться своими средствами, она должна быть так организована, чтобы существовать за счет своих ресурсов, так как в румынском государстве нет необходимых запасов, чтобы снабжать ее ни по линии сельскохозяйственной, ни промышленной, ни торговой.

Во-вторых, эта область должна обеспечить нас продуктами питания и удовлетворить все потребности войск, находящихся там.

В-третьих, Транснистрия должна самым широким образом покрывать военные расходы, понесенные нами. Война обошлась нам в 170 миллиардов леев, и мы приложим все усилия, чтобы вырвать из Транснистрии 10-15-20 или 40 миллиардов леев».

(Из сборника архивных документов «Бессарабский вопрос и образование Приднестровской Молдавской Республики».) Сегодня Румыния считает, что пора уже выходить из тени, где она находилась долгие десятилетия, и перейти к открытым агрессивным действиям. План ее, по моему мнению, примерно таков: впереди себя Румыния толкает свой таран, свое орудие экспансии (захвата), свою бывшую колонию Бессарабию, превращенную временно в «Румынскую республику Молдова», а сама пристраивается сзади и собирает богатые трофеи. В основном все планируется по старому сценарию 1941 года. Румыния захватывает Транснистрию поэтапно. На первом этапе – Приднестровье.

На первых порах портить отношения с Украиной румыны не собираются. Наоборот, они планируют на первом этапе воспользоваться содействием Украины в экономическом удушении Приднестровья.

Опираясь на свой немалый жизненный опыт, смею предположить, что списки будущей оккупационной администрации «Транснистрии » у них уже готовы. Роли распределены. На первых ролях там числятся члены нынешней «оппозиции».

Но это все – теория. На практике, я думаю, до этого не дойдет.

Народ наш не допустит. Национальная гордость приднестровцев не позволит склонить голову. Да мы костьми ляжем, а оккупантов на свою землю не пустим!


ПЛЕМЯ МЛАДОЕ, ЗНАКОМОЕ…

Сказать, что мы живем сегодня как на вулкане, – это значит ничего не сказать, потому что вулканы активизируются только иногда, временами. У нас же напряжёнка не спадает уже полтора десятка лет.

Это скорее похоже на адскую кухню, где в топке шурует какая-то нечистая сила. И эта нечистая сила в очередной раз подбросила в топку новую порцию горючей массы. На этот раз – румынские школы. Причем, школы именно румынские, а не молдавские, как их пытается закамуфлировать «реинтегратор» (захватчик) В. Шова.

Румынские школы в Приднестровье – тема не новая. Около десяти лет назад я написал в газету «Трудовой Тирасполь» письмо, а «ТТ» напечатал в №43 (ноябрь 1994 года) статью под названием «Что за лозунгами». Это был крик души, крик протеста. Это была вторая в моей жизни статья (первая была о бесчинствах Лебедя и Бергмана) и вызвана она была моим возмущением самим фактом существования в ПМР школ, принадлежащих вражескому государству, с которым еще недавно была война.

Я видел «продукцию» подобных школ в 1940 году в Кишиневе.

Мне пришлось тогда учиться в шестом классе школы №13, где в предыдущем учебном году была румынская гимназия, «кузница румынских национальных кадров». В 1940 учебном году там организовали классы для «советских». В соседних классах – румынских – учились «стрижеры». Так назывались при румынах члены молодежной национал-фашистской организации «Стража цэрий» («Охрана страны»), что-то наподобие «Гитлерюгенда» в Германии.

«Стрижеры» носили форму: белая рубашка с погончиками, бриджи (короткие брюки с застежкой ниже колен), носки-гольфы, полуботинки на толстой подошве, короткая куртка с погончиками, с застежкой на поясе, берет («баска»), пояс с металлической бляхой с надписью по кругу «Стража цэрий».

Это – внешность. Содержание – злобность и агрессивность. Они все время искали стычки с «советскими». Постоянные неспровоцированные драки. Жгучая, неистребимая ненависть. Попытки к перемирию ни к чему не приводили. Вражда была смертная. Кончилось тем, что наши классы перевели в другую школу – №14, где были только «советские».

Прошло более полувека, и вот опять созданы румынские школы.

И где? В Приднестровье, совсем недавно воевавшем с румынами.

Я настаиваю на таком определении – не «молдавские националисты», а именно румыны. Еще в войну 1992 года, когда один наш военачальник назвал их «молдаванами», наши ополченцы возмутились и заявили: «Молдаване – это мы, а они румыны, румынские оккупанты». С тех пор я стараюсь больше не допускать подобной грубой политической ошибки. Спасибо нашим ополченцам-молдаванам за науку.

Для того созданы эти школы, чтоб воспитывать именно румын.

Там царят воинствующий румынский дух, румынская идеология агрессоров.

Псевдогосударство «Молдова» – орудие румынской экспансии – в этих школах на нашей территории готовит новых «стрижеров» для Приднестровья, потенциальных боевиков для террористических банд наподобие банды «сенатора» Илашку.


МЕТАМОРФОЗЫ БЕССАРАБСКОЙ ГУБЕРНИИ

Бывшую Молдавскую ССР вот уже полтора десятка лет все почему-то называют «Республика Молдова». Не пойму – почему, на каком основании? Причем и наше Приднестровье тоже на официальном международном уровне почему-то приплюсовывают к той же мифической «Республике Молдова».

Когда я здесь, в Тирасполе, родился 77 лет назад, здесь была МАССР. И никакой «Молдовы». А за Днестром была Бессарабия, законная российская земля, Бессарабская губерния, захваченная наглой агрессивной Румынией и превращенная в ее колонию. Потом, в 1940 году, после воссоединения Бессарабии с Советским Союзом, была создана Молдавская ССР. И дальше история развивалась на наших глазах. Даже во время Великой Отечественной войны, когда территория МССР была оккупирована румынско-германскими войсками, все равно она называлась «временно оккупированной территорией Молдавской ССР». И я думаю, что это правильно.

Потому что Бессарабия до 1940 года никогда не имела своей государственности, а всегда была только территорией, входившей в состав каких-либо самостоятельных государств.

Чтобы не было на сей счет двух мнений, заглянем в энциклопедический справочник. А там сказано лаконично, но всеобъемлюще: «Бессарабия, ист. обл. между рр. Днестр и Прут. В X-XI вв. в Киевской Руси, затем в Галицко-Волынском кн-ве. С XIV в. в Молд. кн-ве, с XVI в. под властью Турции. С 1812 года в Российской империи.

В 1918 году незаконно оккупирована боярской Румынией».

Как видим из справки, до 1940 года Бессарабия никогда не имела своей государственности, а имела статус территории.

Другой вопрос, насколько законно было вхождение Бессарабии в то или иное государство. Вот, например, на каком основании Бессарабия входила в состав Российской империи с 1812-го до 1918 года, т.е. сто шесть лет?

Из исторических документов мы знаем, что произошло это в результате победы российских войск в войне между Российской империей и Турцией (Османской империей), после заключения в 1812 году Бухарестского мирного договора, по которому Бессарабия навечно перешла во владение России. И это надо помнить всегда, потому что это – основополагающая истина, исторический факт.

А всякие политические игры вокруг этого становились возможными только в периоды ослабления политической власти и политической воли российского правительства. И если первому захвату Бессарабии Королевской Румынией в 1918 году еще есть объяснение и оправдание слабостью России в результате революционной ситуации в стране, а второму захвату Бессарабии румынско-германскими войсками есть другое объяснение – вторая мировая война, то для того, чтобы понять, как стал возможен третий захват Бессарабии румынами в 1990 году, мы должны уяснить все детально.

Потому что ситуация в мире и, в частности, в нашем регионе коренным образом изменилась.

Первый и второй захват Бессарабии Румынией был произведен вооруженными силами Румынии и в интересах чисто румынских –

очень удобно было грабить беззащитный бессарабский народ в пользу Румынии.

Главной силой подавления и угнетения бессарабского народа в начальный период была румынская армия. Но поскольку армия не справлялась с функциями подавления и ограбления, специально для этого на территории Бессарабии была создана оккупационная администрация. Как мы уже установили ранее, оккупационная администрация была создана из румын-переселенцев из «Старого Королевства», которых завезли в огромном количестве (по некоторым данным – до 200 тыс. семей). Эта система жесткой румынской власти распространилась из Румынии в Бессарабию целевым назначением для покорения и угнетения бессарабского многонационального народа.

И осталась здесь эта система навечно. Она сродни фашистской системе власти Гаити, власти Португалии, описанной журналистом - международником Генрихом Боровиком в репортаже «Май в Лиссабоне». Фашистская система власти, перевезенная в Бессарабию из Румынии, пустившая здесь корни и оставшаяся здесь навсегда, – это звенья одной цепи.

Генрих Боровик описывал ужасы, творимые в подвалах власти португальского фашизма. Среди большого набора пыток была и такая: жертве в кишечник запускали злобную голодную крысу, и она пожирала его изнутри. Палачи при этом хохотали и наслаждались.

Примерно так же была организована оккупация Бессарабии: в живое тело Бессарабии была запущена злобная голодная румынская оккупационная администрация, пожиравшая Бессарабию изнутри.

В 1940 году оккупационная румынская армия была изгнана из Бессарабии. Но изгнание произошло слишком быстро – за четыре дня. Оккупационная администрация к тому времени пустила корни и обзавелась недвижимостью. Она просто не успела сбежать вместе с оккупационной армией и почти в полном составе осталась в Бессарабии. Оставалась она в несколько придушенном, но недодушенном состоянии после воссоединения с Россией (Советским Союзом) в 1940 году.

Правда, наиболее одиозные фигуры из этой администрации были вычислены НКВД и привлечены к уголовной ответственности за издевательства над народом Бессарабии. Многим из них пришлось отбыть наказание. Это те, которых сегодня в Кишиневе превозносят как «жертв сталинских политических репрессий».

Осталась эта же администрация и после второго захвата Бессарабии.

Румыны уже сроднились с мыслью, что Бессарабия принадлежит им навечно.

Первые 10-12 лет, пока советская власть была крепка, румыны вели себя тихо, старались быть незаметными. Все они получили советские паспорта с записью в графе «национальность» – молдаванин.

Румыны как бы растворились в массе молдаван и как бы тихо ассимилировались. Но они никогда не забывали о своей миссии – захвате власти в Бессарабии и о своем превосходстве над бессарабцами, особенно над бессарабскими крестьянами, которых они презирали, как низшую расу.

Годами эти румыны и их дети и внуки, их потомки и идейные наследники тихо вползали во все структуры власти, в госучреждения, пробирались на руководящую работу младшего и среднего звена, закреплялись в системе народного образования и т.п.

Довольно долгое время бывшие оккупанты жили тихо, стараясь не привлекать к себе внимания административных органов. Но вот пришла «хрущевская оттепель», на все лады восхваляемая «демократами » и румынами, когда стало модным бравировать своим антисоветским прошлым. Вчерашние уголовные преступники превратились вдруг в «жертв сталинских политических репрессий».

Используя ленинскую политику выдвижения на руководящую работу в союзных республиках «национальных кадров», вчерашние румыны-оккупанты и их потомки, их наследники превратились вдруг в «молдавские национальные кадры».

Эти «кадры» и заполонили комсомол, партию, вузы, административные и силовые структуры, и незаметно вся власть в республике оказалась в их руках. Особенно – МВД. Жизнь показала, что МВД Молдовы – оплот румынизма.

Преподаватели всех рангов – от ПТУ до вузов – способствовали распространению русофобской антисоветской пропаганды. За прошедшие десятилетия они сумели восстановить против русских, против советской власти молдавскую малоразвитую молодежь, которую и вовлекли в неформальные русофобские организации типа «народного фронта» – НФМ и т.п.

Это был третий захват Бессарабии румынами. От первых двух он отличался не только методами захвата, но и субъектами, заинтересованными в захвате. Мы с вами уже установили, что первый и второй захваты были в интересах Румынии и произведены вооруженными силами Румынии. Третий захват Бессарабии был продиктован интересами не только и не столько Румынии, которая вообще как бы дистанцировалась от захвата, сколько интересами и при участии стран Запада. Участии тайном, но, как говорит мудрая пословица, все тайное со временем становится явным.

В пятидесятых-шестидесятых годах обозначилось противостояние Запад-Восток, а конкретнее, США-СССР. Это противостояние приобретало со временем самые разные формы. И вот, чему мы все были очевидцами, противостояние США-СССР в нашем крае выразилось в создании в СССР Юго-западного направления на территории Одесского военного округа, включая территорию МССР.

Противостояние было очень сильно. Америкосы почувствовали, что «в лоб» эту твердыню не взять. А они так любят свою «богоизбранную нацию»!

И тогда американцы применили свой излюбленный метод «подковерной » войны, войны чужими руками, которую они назвали «холодной войной», или еще ее называют «идеологической войной».

Они вспомнили о румынских интересах в Бессарабии. Я не могу сказать точно, когда Бессарабию заполонили западные агенты, но в 1989 году к нам в Интердвижение стали поступать сведения от патриотов о насыщении Бессарабии и особенно Кишинева агентами западных спецслужб.

После распада Союза Юго-западное направление советских войск за ненадобностью было ликвидировано. Остались одни склады в Колбасне, не дающие спокойно спать мистеру Уильяму Хиллу со товарищи. И они стараются форсировать события, потому что жизнь не вечна, и надо успеть ухватить для себя что-то материальное.

А материальное для них сегодня – это захваченная территория российской Бессарабской губернии, к которой Россия сегодня почему-то утратила интерес и которую сегодня опять захватили румыны.

И назвали эту чужую, украденную у России территорию «Республика Молдова».

В этой связи возникает вопрос: а почему молчит Россия, почему не требует вернуть свою законную территорию, как это сделал в свое время государственник Сталин? Почему Бессарабская губерния не является такой же неотъемлемой частью Российской империи (Российской Федерации), как, например, Рязанская или Тверская губернии? Ведь независимо от происходящих в России событий эти вышеупомянутые губернии не дарят всяким супостатам, и Калининградскую область, завоеванную кровью российского солдата, Германии не отдают. А Бессарбскую губернию отвоевывали разве не русской кровью? Да не раз, а дважды. И только для того, чтобы сдать румынам, а за их спиной – американцам? И все для того, чтобы они на нашей законной российской земле организовали военную базу против самой России? По-моему, это преступление перед самой историей.

Еще можно было понять, когда Россия переживала предательское правление Горбачева да Ельцина, когда их цель была одна –

развалить Россию как можно скорее и как можно «необратимее».

Но время «пенкоснимателей», вроде, уже кончилось. Вроде уж и за бандитов-олигархов взялись, и за укрепление госвласти тоже.

Так, может, пора потребовать от румынских аферистов вернуть законную российскую землю? Одновременно решится вопрос ликвидации антироссийской военной базы, которую вот-вот собирается создать НАТО. Да и сами румыны тоже не лучше НАТО. Тоже ведь создали антирусский анклав на российской земле. Ведь сегодня «Молдова» уже не просто орудие румынской экспансии, а, скорее, орудие прозападной антироссийской экспансии. Сегодня, как ни парадоксально, но факт: российская Бессарабская губерния используется как форпост Запада против России.


ЭСКАЛАЦИЯ ПРОВОКАЦИЙ

Если вычертить график провокаций Молдовы, то получится зубчатая восходящая кривая. Она говорит о наращивании провокаций, об их эскалации.

В связи с этим невольно вспоминаются постоянные провокации с румынской стороны в тридцатые годы. То перестрелки на границе, то попытка нарушения границы, то румынский самолет кружился над Тирасполем.

Румыны не могут жить спокойно. Порядочность – не в их натуре.

Провоцирование соседа – одно из качеств, присущих их румынской натуре. И, как всегда, провокации идут с бессарабской стороны.

Казалось бы, чего еще надо румынам? Нужна им была Бессарабия – они ее захватили, причем захват Бессарабии румынами принял уже просто хроническую форму.

В первый раз румыны захватили Бессарабию в 1918 году, когда она была еще законной российской территорией – Бессарабской губернией. Едва вернули ее в 1940 году, как в 1941-м опять захватили.

Уже давно Молдове дано определение – «орудие румынской экспансии». В этом суть нынешнего агрессивного псевдогосударства: экспансия, захват.

А почему же она, Молдова, такая? Почему не живется ей спокойно?

Козьма Прутков говорил: зри в корень! А что же увидим мы, если заглянем «в корень» Молдовы? Агрессивность заложена в ее румынском происхождении. На протяжении последних десятилетий Бессарабия уже трижды захватывается румынами: 1-й захват – 1918 год, 2-й захват – 1941 год, и последний, 3-й захват – 1990 год.

Что так привлекает румын в Бессарабии? Мне кажется, суть румынской страсти объясняется национальными особенностями бессарабских молдаван. Вот как описывал их русский путешественник либерал-демократ И. Соболевский: «Бессарабия – край сельскохозяйственный.

И люди здесь того же склада, земляные, простодушные.

Тянутся к земле, к природе. Они и сами как часть этой природы, бесхитростные трудяги. Вся их жизнь связана с работой на земле, а работа эта требует упорства. Работе отдается вся жизнь.

И только тогда земля одаривает плодами человека, работающего на этой земле.

Человек, работающий на земле, – да это ж Георгий. Так переводится с древнегреческого это имя. Георгий – пахарь, земледелец.

Наверное, поэтому столько мужчин, проживающих и работающих на этой земле, носят это имя: Георгий, Георгица, Гица.

Человек, работающий на земле, всю жизнь отдающий земле. И думающий только о земле. Такой сформировался и склад ума у бессарабца – работать на земле, обрабатывать землю, кормиться от трудов своих тяжких.

Мозолистые корявые руки. Натруженные, не знающие отдыха ноги. Бесхитростный ум, чистая душа.

И за все за это земля в ответ одаривала бессарабского крестьянина плодами своими, приумноженными трудом этого крестьянина, этого пахаря.

Но земля эта привлекала к себе не только этого пахаря, этого Георгия.

История хранит былины о нашествиях на эту землю любителей готовых даров этой земли. Они, эти любители готовых плодов, приходят на бессарабскую землю и силой оружия заставляют этого бессарабского крестьянина работать не для себя и своих детей, а на этого любителя готовых плодов, на этого завоевателя.

Триста лет гнул спину бессарабский крестьянин на турецкого басурмана, пока не пришли на помощь бессарабским крестьянам такие же пахари, такие же земледельцы, на своем горьком опыте познавшие, что такое басурманское иго. Это были русские люди, хлебнувшие такую же горькую чашу жизни.

Уже теперь-то оживет Бессарабия, воспрянет духом бессарабский крестьянин».

Так писал в ХIX веке русский путешественник, побывавший в Бессарабии и плененный красотою этой земли и ее жителями – бессарабцами.

Но никто не мог предвидеть дальнейшего развития событий –

революции в России, ослабления России, вероломного захвата Бессарабии запрутскими соседями – румынами, которые оказались страшнее басурманов турецких.

Откусивши пирог в первый раз и распробовав его вкус, хочется укусить еще. А там уже и остановиться невозможно. Отсюда, наверное, и пословица: «Аппетит приходит во время еды».

Чтобы утолить свои аппетиты, румыны уже трижды захватывали Бессарабию. Разница в методах захвата. Первые два захвата были с применением прямой вооруженной силы. Румыния направляла армию, а вслед за армией, для закрепления результатов, в Бессарабию отправляли сонмища пособников правящего режима – служащих оккупационной администрации. Они шли в Бессарабию, как прожорливая неуемная саранча. Наряду с армией, оккупационная администрация составляла оплот румынского оккупационного режима.

Совместно они давили бессарабского крестьянина, как пресс давит из винограда сок.

Жестокость румынских оккупантов превосходила жестокость немецких. Из поколения в поколение передаются ужасные воспоминания людей о румынской оккупации.

Потерпев сокрушительное поражение в войне, румынская армия уползла к себе в Румынию. Но в Бессарабии остались корни румынского зла – румынская оккупационная администрация. Она оказалась бессмертна, потому что вместе с родителями остались их дети и внуки, воспитанные в румынском духе и никогда не забывающие о своем румынском предназначении. Все они и явились ядром румынского «народного фронта» и «парламента Молдовы».

Они и являются ядром правящего в Молдове рошковско-воронинского национал-коммунистического режима.

Так чего же хорошего можем мы от них ждать? Только провокаций.


ДАЙ СЭРЦЮ ВОЛЮ – ЗАВЭДЭ У НЭВОЛЮ…

Эта старинная народная украинская пословица бессмертна, как и математические законы. О чем речь? Речь о простодушии и доверчивости нашей, которые со временем приводят к большим неприятностям.

Вот конкретный пример.

В 1940 г. соседка наша, Бессарабия, была воссоединена с законной своей территорией – Россией (Советским Союзом). Была она, Бессарабия, после двадцати двух лет румынской оккупации жалкой и несчастной. Даже в моей памяти сохранились впечатления о какой-то первобытности бессарабских крестьян, какой-то рабской покорности, вбитой в сознание «царанов» домнулами румынами.

Что было делать с Бессарабией в Союзе ССР? Конечно, зачислить ее в состав Союза в качестве одной из союзных республик. Но до этого им нужно дорасти. Двадцать два года народ бессарабский не развивался, а деградировал.

Помощь вновь образованной республике могла оказать только какая-то братская республика, находившаяся на более высоком уровне развития. Эту помощь оказала Украина, отделив часть своей территории вместе со своими людьми – часть Молдавской автономии – и передав ее во вновь образованную Молдавскую ССР.

Шло время. Молдавская республика развивалась, вставала на ноги. Внешне все казалось хорошо. Но со временем вылезли пороки, заложенные с самого начала в фундамент республики. Перечислим лишь некоторые из них.

Порок первый и ГЛАВНЫЙ – при воссоединении освобождение территории Бессарабии прошло очень быстро, – всего за четыре дня. Румыны едва успели вывести свои войска. Даже пушки на воловьей тяге отстали и еще долго ползли к границе. Но не это страшно.

Страшно то, что румынская оккупационная администрация, составлявшая главное зло в деле ограбления и притеснения бессарабского народа, осталась в Бессарабии почти в полном составе.

Это были не местные бессарабцы. Их специально комплектовали в Румынии и перевезли в Бессарабию. Отбирали самых злобных и агрессивных. По своей жестокости они были страшнее румынской армии. По количеству их было завезено (по разным данным) от восьмидесяти до двухсот тысяч. За время оккупации они пустили корни, обзавелись недвижимостью, произвели и вырастили себе подобное потомство.

После установления в Бессарабии советской власти эта администрация частично была расчищена, реформирована, но в основном осталась при власти. Некоторые за особо тяжкие преступления против бессарабского народа были репрессированы. Но после окончания срока наказания вернулись. Но уже не в Бессарабию, а в Молдавскую ССР. Затаив обиду, они ждали своего часа и времени даром не теряли.

Здесь обязательно нужно еще отметить такой внешне незначительный, но очень важный факт: всем этим румынам в советских паспортах была записана национальность – «молдаванин». И все румыны слились с общей массой молдаван. И только они одни знали, кто они есть и какая у них задача – поддерживать связь с матерью- родиной «Великой Румынией» и вернуть ей ее колонию – Бессарабию.

Внутри румынской диаспоры укреплялись связи. Особое внимание уделялось воспитанию молодого поколения – сначала своих потомков, своих наследников, а со временем и воспитанию молдавской молодежи в румынском духе. Если раньше, во время оккупации, румыны всячески издевались над бессарабскими крестьянами, всячески унижали и презирали их, то с началом «хрущевской оттепели» бывшие румыны, а теперь «молдаване» – преподаватели всех рангов (от системы профтехобразования до вузов) – вели довольно свободно прорумынскую пропаганду.

В период оккупации румыны не только грабили молдаван и всячески унижали их, они обращались с молдаванами, как с рабами, хотя этнически они довольно близки. Ведь если разобраться, кто такие румыны и откуда, собственно, возникла сама Румыния?

Мы знаем, что государство «Румыния» было создано в 1862 г., создано усилиями вечных врагов Российского государства, участников Крымской войны. Создано целевым назначением, как «замок на балканских воротах» от проникновения российского влияния на славянские балканские страны. Создано было это псевдогосударство на основе политически и экономически отсталых запрутских княжеств – Валахии и запрутской Молдовы. Зато название этому «государству» было присвоено весьма претенциозное – «Ромыния». И даже так – «Великая Ромыния». С намеком на происхождение от великой Римской империи и ее римских цезарей. Так, из ничего, из волюнтаристских планов правителей Западной Европы, появилось государство Румыния и народ – румыны, вчерашние волохи, молдаване и еще мунтяны.

Головокружение от собственного величия сослужило им дурную службу. С этого момента началось противостояние романских и славянских народов. Но что удивительно – враждебность установилась между румынами и бессарабскими молдаванами даже еще в большей степени, нежели между румынами и бессарабскими славянами.

Этому есть многочисленные документальные подтверждения, с которыми можно при желании ознакомиться отдельно. Мало того, у румын проявились еще и какие-то неестественные экспансионистские наклонности.

А теперь вот и мы, приднестровцы, в свое время от всей души оказавшие помощь бессарабцам в становлении их государственности, попали в сферу аппетитов нынешних правителей вчерашней Бессарабии, в которую было вложено столько сил, столько средств, а главное – столько души, благодаря чему когда-то нищая Бессарабия превратилась в край развитой промышленности, сельского хозяйства, строительства, науки и культуры. Теперь мы пожинаем плоды своей доброты и прекраснодушия. И поневоле вспоминается старинная народная пословица, вынесенная в заголовок. И еще вспоминается древняя сказка про Синдбада-морехода, который перенес на плечах через реку убогого старика и оказался у него в рабстве. Тот старик был злым колдуном.

Потомки румынской оккупационной администрации, исподволь, в течение многих лет оболванивая прорумынской пропагандой молдавскую молодежь, превратили ее в орудие экспансии, в своих боевиков, неразмышляющих роботов. Они не только разрушили свой стабильный надежный дом – Молдавскую республику, в интересах прорумынских правителей эти «быки» всегда готовы к нападению на соседнее независимое государство – Приднестровскую Молдавскую Республику, созданную самим приднестровским народом, не желающим иметь ничего общего с прорумынским государством «Молдова».

Нам бы нужно было просто отделиться от этих «великих румын » и забыть о них. Но не так все просто. Оказывается, участие в добрых делах подобно мышеловке: дверка открывается только в одну сторону. Откуда ни возьмись, появилось какое-то «мировое сообщество», которое правит миром и устанавливает свои порядки. И оказалось, что очень легко нам было передать свою государственность – «МАССР» – при вхождении в «МССР», а вот когда захватившие власть в этой самой МССР вчерашние румыны переименовали государство в некую непонятную «Республику Молдова», выйти из нее можно только с разрешения этого самого «мирового сообщества». А оно, «сообщество», как раз и было заинтересовано в развале и бывшей Молдавской ССР, и всего Союза ССР вообще. В планах «мирового сообщества» созданное волей всего нашего народа государство Приднестровская Молдавская Республика вообще не значится, а числится как «восточные районы Республики Молдова». На языке юристов это называется «казуистика» и означает в нашем случае – «…ловкость, изворотливость в доказательствах (обычно ложных или сомнительных положений); крючкотворство».

Вот с помощью крючкотворства и удерживают целый народ в подвешенном состоянии. Причем не просто удерживают, но подвергают всяческим надругательствам, истреблению, подавлению воли людей, создают буквально резервацию, из которой невозможно выехать за пределы, не имея другого гражданства, устраивают блокаду экономики, связи, поливают народ и его государство ложью и клеветой. Натравливая орумыненных басурманов на нашу республику, организуют так называемые «конфликты», а проще сказать, военные нападения с многочисленными жертвами.

В просторечии это называется очень просто и жестко – война.

Война, где людей убивают, причем не только вооруженных защитников своего дома и своей семьи, но всех, кто «под руку попадется». Убивают, грабят, насилуют, разрушают жилища. А это – геноцид, одно из тягчайших преступлений против человечества, истребление отдельных групп населения по расовым, национальным, этническим или религиозным признакам, а также умышленное создание жизненных условий, рассчитанных на полное или частичное физическое уничтожение этих групп, равно как и меры по предотвращению деторождения в их среде. Международная конвенция «О предупреждении преступления геноцида и наказании за него» (1948 г.) устанавливает международную уголовную ответственность лиц, виновных в совершении геноцида.

Я выписал это определение из энциклопедического словаря, чтобы напомнить людям, что такое геноцид. Потому что в нашей памяти, в нашем сознании определение это как-то стерлось, стушевалось и совсем не будоражит нашего возмущения отношением к геноциду нашего народа со стороны «Республики Молдова» под прикрытием «великих кредиторов» – США, как раз и заинтересованных в нашей территории и потому – в нашем геноциде.

«Властители мира» делают с этим самым миром что хотят. Они объявляют «террористами» неугодные им страны и народы. Они под флагом борьбы с терроризмом уничтожают эти государства.

Они создают внутренние напряженности в этих государствах, они организуют там провокации, фактически развязывая истребительные войны. Конгресс США принимает решение, а спецслужбы США претворяют в действительность их планы по уничтожению стран и народов.

Вот мешало им союзное государство Югославия, и принимается решение о его уничтожении. Долгие годы совершенно безнаказанно самыми варварскими методами уничтожается государство.

Его терзают подобно свирепым хищникам. Ни совести, ни сострадания!

Привычными методами – по этническому, национальному, конфессиональному признакам. Они сеют рознь даже между людьми одной нации, одной веры, им все равно, лишь бы люди уничтожали друг друга. Как говорил Волк в басне: «Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать». На Югославии испытываются новейшие вооружения, вплоть до «грязных» бомб.

Теперь вот «властители» приняли решение присвоить независимый статус сербскому краю Косово. Но не потому, что в древнем сербском крае проводится геноцид сербов, не потому, что кровь течет рекой, уничтожаются сербские жилища и сербские православные святыни. Западу нужно сегодня дать независимость Косово, чтобы албанцам-мусульманам, переселенцам из Албании, жилось вольготно.

Мы, приднестровцы, сочувствуем сербам, но бессильны помочь хоть чем-то. Однако сейчас появился прецедент определения независимости для непризнанных государств, и Президент Российской Федерации В.В. Путин поставил вопрос о перенесении прецедента определения независимости и на непризнанные новообразованные государства СНГ.

Мне кажется, мы обязательно должны освежить в памяти понятие «прецедент» (предшествующий): 1) случай, имевший место ранее и служащий примером или оправданием для последующих случаев подобного рода; 2) прецедент судебный – решение, вынесенное судом по конкретному делу, обоснование которого считается правилом, обязательным для других судов при решении аналогичных дел. Лежит в основе системы права в Великобритании, а также во многих штатах США и некоторых других странах (так называемое прецедентное право).

И еще мне кажется, нет, я просто уверен, что данный прецедент должен обязательно быть применен при решении вопроса признания нашего всенародно-признанного государства. Пора прекращать произвол и беззаконие со стороны Молдовы относительно нашего государства, нашего народа, испытавшего на протяжении более чем ПЯТНАДЦАТИ долгих лет все ужасы ГЕНОЦИДА.


ПРИЗВАТЬ К ОТВЕТУ БЕСПРЕДЕЛЬЩИКОВ

На протяжении длительного времени некое скандальное псевдогосударство, называющее себя совершенно безосновательно «Республика Молдова», терроризирует всю мировую общественность своими воплями и выкриками с требованиями какой-то «территориальной целостности». При этом они безапелляционно настаивают на объединении своего псевдогосударства с соседним независимым легитимным государством ПМР (Приднестровской Молдавской Республикой).

В истеричных выкриках преобладают угрозы применить военную силу, непрекращающиеся провокации и распространяемые по всему миру фальшивки. Скандальное поведение умалишенных претендентов на безусловное господство в регионе уже всем надоело. Пора, давно пора разобраться, а кто же такие эти скандалисты, и какое такое «государство» они представляют.

Судя по их месторасположению на бессарабской части бывшего государства «Молдавская Советская Социалистическая Республика», это – государство преступников, захвативших власть в ранее существовавшем на законных основаниях с 1940 по 1990 год государстве Молдавская ССР.

Руководили захватом власти бывшие служащие румынской оккупационной администрации в Бессарабии времен первой и второй оккупации Бессарабской губернии, принадлежавшей Российской империи. Бывшие служащие и их потомки.

Все они со временем пробрались в государственные и партийные структуры руководства страной, организовали антигосударственный заговор и вовлекли в него темных малограмотных маргиналов, с помощью которых произвели государственный переворот – тяжкое уголовное и политическое преступление.

Используя свое большинство во вновь избранном в 1990 году законодательном органе под названием «Верховный Совет МССР», прорумынски настроенные депутаты, манипулируя юридическими понятиями и формулировками, самопроизвольно изменили название государства, государственную принадлежность, государственные символы.

Причем все это не имело законной силы. «Легитимность» принятых решений была достигнута только методами митингов, организацией массовых скандальных сборищ на площадях с использованием государственных флагов чужого и чуждого подавляющему большинству населения МССР – государственных флагов Румынии.

Организаторы государственного переворота призывали митингующих «идти в Румынию».

Решения принимались в обстановке массового психоза и истерии, многочисленных проявлений хулиганства и террора.

Ни один основополагающий вопрос, ни одно основополагающее решение, касающиеся государственных преобразований, не были поставлены на всенародное голосование – референдум.

Ни одного референдума проведено не было. Следовательно, все решения, принятые на площадях, а также в парламенте, где царила такая же охлократия – власть толпы, не имеют законной силы.

Из этого следует, что государства под названием «Республика Молдова» в природе просто не существует. А на все требования несуществующего государства просто не следует обращать внимания.

Из вышеизложенного вытекает: ни о какой «территориальной целостности» с государством-фантомом не может быть и речи.

Независимое государство ПМР – Приднестровская Молдавская Республика – образовано народом Приднестровья, не пожелавшим участвовать в противозаконных антигосударственных манипуляциях прорумынских заговорщиков по разрушению законно образованного в 1940 году и существовавшего полвека государства МССР.

Мы, законопослушные граждане Приднестровского региона Молдавской ССР, не пожелали участвовать в антигосударственном авантюрном заговоре с целью разрушения законного государства, изменения названия своего государства, государственной принадлежности, государственных символов. Мы остались верны своему гражданскому долгу, преданны своему государству.

Мы осуждаем клятвопреступников, предавших свое родное государство МССР и переметнувшихся на сторону чуждого нам румынского государства, на протяжении сравнительно небольшого отрезка времени – четверти века – дважды совершавшего агрессию против молдавского народа, оставившего в памяти людской самые ужасные воспоминания. Румынский флаг эти предатели сделали своим государственным символом и теперь хотят втянуть и нас под этот ненавистный флаг. Мы никуда не выходим из своего государства и сохраняем неизменность курса многонационального государства МССР – Молдавская Советская Социалистическая Республика.

По этим жизненно важным вопросам проводились сходы граждан во всех селах и городах. Проводилось всенародное голосование – референдум. Путем голосования подавляющего большинства граждан было принято решение, имеющее законную силу на международном уровне, – о неизменности курса, государственной принадлежности и государственных символах, названии государства.

К его названию добавляется одна буква «П», означающая географическое расположение – ПМССР.

Со временем, с изменением экономического курса и переходом к рыночной экономической системе взамен плановой социалистической системы хозяйствования, из названия государства были убраны символы «Советская Социалистическая». Сейчас название нашего государства звучит как «ПМР» – Приднестровская Молдавская Республика. Милости просим в гости, если с добрыми намерениями.

А беспредельщиков, заговорщиков, авантюристов – пора призвать к ответу.




НОВАЯ СТАРАЯ СИСТЕМА

В газете «Приднестровье» №127 от 9 июля 2005 года опубликовано интервью с сопредседателем международной организации по наблюдению за выборами в странах СНГ от России Алексеем Кочетковым.

Впечатление от интервью – все это потрясающая правда. Невольно ассоциируется с воспоминаниями от фильма «Комедианты » с ужасающими картинами власти режима диктатора Дювалье – «папы Дока» и его подрастающего сыночка «бэби Дока». Прямо сегодняшний режим «папы Воронина» и «сына его».

Репортаж так и называется – «В Молдове правит гаитянский режим».

Свидетельствую: все это – чистая правда. Нечто подобное мне лично пришлось видеть в Кишиневе в период выборов, которые тогда еще носили название «выборы депутатов Верховного Совета МССР и местных Советов». Во время первичных выборов 1990 года мне пришлось быть председателем участковой избирательной комиссии 12-го участка (П/О «Кишиневтранс») 19-го округа (КСХИ).

Позже – летом и осенью 1990 года – мне пришлось быть наблюдателем от Интердвижения во всяких повторных выборах на участках в КПИ (Кишиневском пединституте) и в Академии наук (уч-ки №30 и №31).

Хотя не было тогда у власти полицая Воронина и его нынешней клики, но клика, подобная воронинской, была у власти уже тогда и держала в своих когтях всю систему выборов и всю власть. Везде действовала одна система давления – всегда одинаковы, как близнецы, функционеры-роботы независимо от пола и возраста.

Власть системы. Система бессмертна и неистребима. До боли знакомая система. Примерно так же описывали современники-журналисты систему государственной власти в Бессарабии в двадцатых годах XX века. Примерно таких же воспитанников этой румынской системы пришлось мне видеть в Кишиневе в 1940 году в бывшей румынской гимназии, переименованной в школу №13, а, по сути, – гнездо младофашистов. Называли их тогда «стрижеры» (молодежная полуфашистская организация «Стража цэрий» – «Охрана страны»).

Шло время, росли и совершенствовались «стрижеры». Но если проследить линию этой системы, то она неизменна и начало берет в оккупационной румынской администрации в Бессарабии периода 1918-1940 годов. А в Бессарабию она была перевезена из «Старого королевства», т.е. из Румынии в начале двадцатых годов вместе с румынами-переселенцами.

Так что она, эта система жесткой румынской власти, распространилась из Румынии в Бессарабию целевым назначением для покорения и угнетения бессарабского многонационального народа, и осталась здесь эта система навечно.

Сродни фашистской системе власти Гаити, власти Португалии, описанной журналистом-международником Г. Боровиком в репортаже «Май в Лиссабоне». Фашистская система власти, перевезенная в Бессарабию из Румынии, пустившая здесь корни и оставшаяся здесь, – это звенья одной цепи.

Генрих Боровик описывал ужасы, творимые в подвалах власти португальского фашизма. Среди большого набора пыток была и такая: жертве в кишечник запускали злобную голодную крысу, и она пожирала его изнутри. Палачи при этом хохотали и наслаждались.

Примерно так же была организована оккупация Бессарабии: в живое тело Бессарабии была запущена злобная голодная румынская оккупационная администрация, пожиравшая Бессарабию изнутри.

Оставалась она в несколько придушенном, но недодушенном состоянии после воссоединения с Россией (Советским Союзом) в 1940 году. Правда, наиболее одиозные фигуры из числа этой администрации были вычислены НКВД и привлечены к уголовной ответственности за издевательства над народом Бессарабии.

Многим из них пришлось отбыть наказание. Это те, которых сегодня в Кишиневе превозносят как «жертв сталинских политических репрессий».

Но чем злее становилась крыса, с тем большим остервенением зверствовала она, добравшись опять до власти в Бессарабии в период третьего захвата ее румынами.

Третий захват Бессарабии был длительным, малозаметным, лицемерным и лживым во всем. Захватчики громче всех выкрикивали советские патриотические лозунги, они всячески способствовали строительству экономики, науки и культуры. Но все это делалось со скрытым умыслом, с тайными планами на будущее. На свое будущее. На будущий захват власти в республике, на присвоение всего общенародного достояния. Всего, что мы, простодушные, не подозревавшие подвоха и предательства, строили и создавали.

Работали упоенно, от души. Увидели поздно, осознали происходящее поздно.

Главная обманка, на которую нас купили, – авторитет коммунистической партии. Мы родились и выросли при советской власти.

Под руководством партии коммунистов. Доверие к партии вошло в плоть и в кровь, пронизало все наше сознание. На этом и спекулируют мерзавцы всех мастей. Причем уже давно. А мы все не видим этой пошлой и подлой действительности.

Сегодня чуть не пол-России молится на суррогатных коммунистов.

А псевдокоммунист барин Зюганов ездит в Кишинев лобызаться с фашистом Ворониным. И чему тут удивляться? Фашист Рошка тоже побратался с «комполицаем» Ворониным.

Просматривается во всем одна шайка, одна система.

Пора нам прозревать, пора, давно пора делать выводы…





РАЗРУБИТЬ «ГОРДИЕВ УЗЕЛ»

Мировые страсти кипят сегодня на юго-востоке Европы, и все вокруг одной точки – так называемой «Республики Молдова». Пожалуй, вокруг этой точки дело может дойти до начала мировой войны.

И если до сих пор третья мировая война была «холодной» – психологической, то теперь она очень просто может перейти в «горя чую» стадию.

Не будем перечислять подробности, все и так знают о происходящих событиях. Здесь завязался самый настоящий пресловутый «Гордиев узел», развязать который уже нельзя. Его можно только разрубить. Причем очень просто. Нужно только денонсировать признание ельцинским российским правительством государства-фантома – так называемой «Республики Молдова».

Это псевдогосударство возникло в результате провозглашения Декларации о суверенитете ССР Молдова (не существовавшего в природе). Просто кучка румынских политических авантюристов захватила власть в законном легитимном государстве «Молдавская ССР», образованном в 1940 году на законной российской территории «Бессарабия» (российская Бессарабская губерния), откуда были изгнаны румынские оккупанты. Беда только в том, что изгнаны были румынские войска, а румынская оккупационная администрация, довольно многочисленная и жестокая, почти в полном составе осталась в Бессарабии. Оккупационная администрация формировалась в Румынии и была перевезена в Бессарабию. Впоследствии эта националистическая румынская диаспора и явилась детонатором взрыва румынизма с одновременным захватом власти. После чего бессарабским молдаванам осталось только искать пристанище в дальнем зарубежье, да и в той же России.

Ситуация в крае сложилась, как в детской сказке К. Чуковского «Тараканище». В роли грозного и всемогущего Таракана выступает политический авантюрист В. Воронин, который даже фамилии своей настоящей не имеет, а пользуется псевдонимом – русской фамилией «Воронин», вводящей в заблуждение всю российскую общественность и политический бомонд.

Там, в сказке, авантюрист Таракан тоже захватил власть и заставил бояться себя и слонов и носорогов. А потом они прятались под кусточками и болотными кочками и дрожали мелкой дрожью. Это продолжалось бы бесконечно (как в нашей печальной действительности), но прилетел Воробей и, как говорится в сказке, «клюнул Таракана. Вот и нету великана». И все!

Аналогично и Президент Российской Федерации должен поступить с Ворониным. Правда, не буквально. Не должен он клевать всякую мерзость, вроде Воронина. Я имею в виду уничтожение Воронина и его преступного режима в политическом смысле. Просто Президент РФ должен поручить своему министру иностранных дел С. Лаврову подготовить юридическое обоснование ошибочности признания в прошлом Республики Молдова и последующую денонсацию акта о признании Россией факта образования псевдогосударства «РМ».

И все будет сделано быстро, красиво, юридически грамотно и не сможет быть опровергнуто никем. Даже самыми ярыми сторонниками «РМ», в чьих интересах и было создано это псевдогосударство.

Я призываю всех прочитать сказку К. Чуковского «Тараканище».

И все мы, нормальные люди, освободимся от довлеющего над нами гипноза «Республики Молдова» и многолетней головной боли. И сразу в нашем крае спадет напряженность и угроза мировой войны из-за «великой Молдовы».

А любители «РМ», если она очень им нравится, могут перевезти ее правительство к себе, в штат Алабама или в Техас, и там нянчиться с господами румыноподобными.

P.S. Этой статьей я начинаю битву за возврат России ее законной территории – Бессарабии.


ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПИРАТЫ

Молдова всемерно добивается «территориальной целостности», т.е. насильственного присоединения к «государству Молдова» территории и населения государства ПМР – Приднестровской Молдавской Республики.

На каком основании? А на том, что определяют они нас как сепаратистское государство, являющееся просто восточными районами «РМ».

Они создали даже специальное министерство реинтеграции (по сути – министерство захвата), во главе которого стоит В. Шова. И еще выдвигают как основание ст. 11 Московского Меморандума 1997 года. «О нормализации отношений между РМ и Приднестровьем».

Они почему-то в упор не видят ст. 1, обязывающую не прибегать во взаимных отношениях к применению силы или угрозам силой.

Не видят они и ст. 3, дающую право Приднестровью принимать участие в осуществлении внешней политики по вопросам, затрагивающим его интересы, а также право самостоятельно устанавливать и поддерживать международные контакты в экономической, научно-технической и культурной областях.

Изо всех статей Меморандума, подписанного 8 мая 1997 года, они видят только одиннадцатую статью, ту, которая появилась там 10 мая: «Стороны строят свои отношения в рамках общего государства в границах Молдавской ССР на январь 1990 года».

А теперь давайте разберемся, что же представляет собою так называемое «государство Молдова»? Это бывшая МССР, в которой прорумынские политические авантюристы путем государственного переворота захватили власть, сменили название с Молдавской Советской Социалистической Республики на прорумынскую «Республику Молдова», сменили государственные символы на прорумынские, сменили принятые легитимными органами законодательной власти народные законы и установили флибустьерскую власть и такие же законы. Вот что такое представляет собою «государство Молдова».

В свою очередь Молдавская ССР была образована на освобожденной от румынской оккупации законной российской территории «Бессарабская губерния». За 22 года румынской оккупации народонаселение Бессарабии было физически и морально задавлено, ограблено и унижено румынским оккупационным режимом, главную подавляющую силу в котором составляла румынская оккупационная администрация, сформированная в Румынии и перевезенная в Бессарабию. В результате население Бессарабии деградировало настолько, что не могло самостоятельно создать свою государственность после освобождения от оккупантов.

На помощь бессарабцам пришла Украина, выделившая часть своей Молдавской автономии с ее населением в качестве лидирующей и направляющей силы – нынешнее Приднестровье. Это дало положительный результат. Помощь оказалась действенной и эффективной: МССР была создана и в короткие исторические сроки преобразилась.

Из Богом забытой аграрной румынской колонии она превратилась в передовое государственное образование с передовой промышленностью, сельским хозяйством, стройиндустрией, наукой и культурой. Такова краткая предыстория образования Молдавской ССР, просуществовавшей примерно полвека.

В дальнейшем, как мы уже говорили, в результате государственного переворота МССР была уничтожена, и на ее месте прорумынскими политическими пиратами было провозглашено прорумынское «государство Молдова». По международным законам борьбы с пиратством их должны были всех арестовать, судить по всей строгости скорым показательным судом. В данном же случае пиратов поддерживает евроатлантическое сообщество, потому что планы пиратов совпали с планами этого «сообщества». Вот в этом и причина наглого поведения пиратов-грабителей из «Молдовы». Вот поэтому я и беру в кавычки название этого пиратского гнезда.

На основании всего вышесказанного и не следует обращать внимания на притязания самозванцев. Иначе это будет походить на согласие гражданина на его ограбление бандитом.

Аналогично не следует соглашаться со ст. 11 Московского Меморандума, подброшенной, по моей информации, вдогонку к Меморандуму пресловутой «Семьей» во главе с Березовским, правившей в тот период в России, когда Ельцин то ли болел, то ли был в запое. Это обстоятельство и использовало евроатлантическое сообщество и через посредство «Семьи» приклеило к Меморандуму вышеупомянутое «дополнение» в расчете на то, что «пипл все схавает», т.е. путем «выкручивания рук» приднестровцы вынуждены были проглотить эту наживку.

Но теперь и приднестровцы не те, и власть в России не та: возобладал трезвый прагматичный подход. Россия поднимается с колен, и отношение к пиратам сегодня другое. Нынче, когда «РМ» показала всему миру свою недоговороспособность, когда все увидели, что «с шулерами играть не садятся», ни у кого не может быть претензий к Приднестровью на какие-то политические соглашения с упомянутым псевдогосударством. Сегодня речь может идти только о признании недоговороспособным, нелегитимным и незаконнорожденным псевдогосударство «РМ».

А у Приднестровской Молдавской Республики свой путь. Путь развития и укрепления государственности, путь повышения материального благосостояния населения республики на базе всемерного укрепления экономики, укрепления морального состояния и сплоченности нашего населения.



«ФЛИБУСТЬЕРЫ»

…Не защита – нападение

Стать должно

Лозунгом масс!

(В. Маяковский.)

На юго-востоке Европы появилось политическое образование, дестабилизирующее обстановку в данном регионе и угрожающее при разрастании и втягивании в свою орбиту все большего количества государств, так или иначе имеющих здесь интересы, образованием очага новой мировой войны. Сегодня здесь искусственно нагнетается политическая и военная напряженность, что в определенный момент образования критической массы может привести к взрыву с непредсказуемыми для всего мира последствиями.

Пока не поздно, политические руководители стран, имеющих реальное влияние на ход событий, просто обязаны собраться (кроме ГУАМ), обсудить сложившуюся реальную обстановку и принять срочные меры по недопущению взрыва в данном регионе.

Детонатором является псевдогосударство «Республика Молдова», юридически провозглашенное 27 августа 1991 года. Основатели этого псевдогосударства «РМ» утверждают, что история его уходит «в темную глубь веков». При этом они оперируют такими понятиями, как «тысячелетнее государство, основанное на румынской земле гетодаков» и проч. Можно согласиться с утверждением, что когда-то существовало «государство Урарту», только где оно сейчас? Так и пресловутое «Молдавское княжество». Никто не отрицает, что когда-то в древности оно существовало, но…

История говорит нам, что эта территория в течение ТРЕХ ВЕКОВ находилась в составе Османской империи. За это время вышеупомянутое княжество Молдавское просто утратило свою государственность, т.к. не боролось за освобождение и независимость. И неизвестно, сколько еще веков оно находилось бы в составе Османской империи, если бы эту территорию не освободила Россия (Российская империя). Освободительная война длилась шесть лет – с 1806-го до 1812 года – и ценой большой крови русских воинов эта освобожденная территория НАВЕЧНО вошла в состав Российской империи под названием «Бессарабия» (Бессарабская российская губерния).

Так что говорить сегодня о «древнем княжестве Молдавском» могут только историки. Для политиков делать ссылки на древнюю историю, по крайней мере, несерьезно. Тем более ссылаться на древнюю историю в вопросе недавно созданного «государства РМ», правомерность образования которого вообще пока еще не доказана.

Однако если уж мы затронули этот момент, придется коснуться его скандальной предыстории. А начинается она с пиратского захвата власти в существовавшем на этой земле в течение ПОЛУВЕКА (с 1940 по 1991 год) государстве «Молдавская ССР» –законном, легитимном признанном. Так что нужно прежде разобраться с флибустьерами.

Напомним кратко события, происшедшие на этой земле в течение двух веков. Бессарабская губерния просуществовала более века (сто шесть лет). Существовала бы и по сие время, но в 1918 году, воспользовавшись внутренними неурядицами в России, Бессарабию с помощью военной силы захватило некое пиратское государство «Румыния».

Это было сравнительно молодое, но агрессивное государство, созданное врагами России вскоре после Крымской войны. Образовано оно было целевым назначением, как «замок на балканских воротах» от проникновения российского влияния в балканские славянские страны. И захват российской Бессарабии был продолжением той же политики удаления России от Балкан.

Здесь обязательно нужно отметить, что государство Румыния было создано в 1862 году, т.е. на полвека позже Бессарабской губернии. И еще – мы просто вынуждены коснуться истории румынского государства, поскольку дальнейшая судьба Бессарабии, начиная с 1918 года, переплетается с историей Румынии. С этого момента, с весны 1918 года, у Румынии появляется какая-то болезненная страсть к захвату Бессарабии, хотя никаких законных оснований для этого у нее никогда не было. А с Бессарабией стали происходить метаморфозы. В соответствии с назначением государства «Румыния» были выработаны его государственная политика и идеология и особый «румынский дух» в воспитании молодого поколения. Полезная работа, созидание отошли на второй план. Главными были агрессивность, высокомерие, амбициозность. Это и проявлялось со временем – чем дальше, тем больше. Особенно при захвате и установлении оккупационного режима в Бессарабии. Отношение к бессарабскому населению, особенно к «царанам» (бессарабским крестьянам), было особенно жестоким. Бессарабцы отвечали «взаимностью». Несмотря на этническую близость румын и бессарабских молдаван, отношение к последним было такое, как к неграм в африканской колонии. Тому есть многочисленные свидетельства.

Когда Румыния с помощью своих вооруженных сил захватила и оккупировала законную российскую территорию – Бессарабскую губернию, ее многонациональное население, включая бессарабских молдаван, яростно сопротивлялось румынским оккупантам.

Румыния установила свою власть ценой огромных жертв среди бессарабцев.

Для укрепления своего оккупационного режима в Румынии была сформирована из маргиналов оккупационная администрация и перевезена в Бессарабию. Численность ее, по разным данным, была от восьмидесяти до двухсот тысяч. Эта администрация для населения Бессарабии была еще страшнее румынской армии. Но если армия по требованию России (СССР) ушла из Бессарабии в 1940 году, то оккупационная администрация просто не успела сбежать и почти полностью осталась в Бессарабии. Она и составила агрессивную, воинствующую румынскую диаспору, впоследствии составившую «национальный кадры» парт- и госаппарата Молдавской ССР.

После июня 1940 года, когда Россия (Советский Союз) вынудила Румынию вернуть ее законную территорию, она была вынуждена выполнить это требование. Однако попробуйте вырвать из зубов хищника добычу, когда тот уже почувствовал вкус крови. Охотно ли он отдаст добычу? Под угрозой силы, и только так, хищник отступает.

Но он тут же готовится к новому прыжку с целью схватить и задушить жертву. Так и Румыния. Едва успев отдать нагло захваченную чужую территорию – Российскую Бессарабию, Румыния тут же вступает в другую стаю хищников – в фашистский блок «1940» – и уже 22 июня 1941 года вместе с Германией нападает на Советский Союз и захватывает Советскую Молдавию (вчерашнюю Бессарабию и Приднестровье), южные области Украины и далее – до Сталинграда.

В этот период особенно четко проявились у Румынии свойства хищника, терзающего свою жертву. Румыния обозначила зону своих хищных интересов, что и было зафиксировано в официальных документах румынской оккупационной администрации. Зону своих интересов Румыния назвала «Транснистрией».

От Румынии и по сей день разит «румынским духом», запахом хищника, его смрадного чрева. У таких хищников, вопреки законам природы, выбитые зубы периодически отрастают, и хищник снова готов к бою.

Ведь захваты Бессарабии Румынией перешли уже в хроническую форму: 1-й захват – 1918 год, 2-й захват – 1941 год.

После 1944 года ситуация коренным образом изменилась, но Румыния не отказалась от захвата Бессарабии. Она затаилась и ждала своего часа. Новый захват планировался другими методами.

На этот раз захват Бессарабии был произведен с помощью ее румынской диаспоры. Это была бывшая румынская оккупационная администрация.

Сегодня мы получили порождение прорумынской идеологии, «румынского духа» в созданном «по образу и подобию» Румынии 30-40-х годов прорумынском псевдогосударстве «Республика Молдова», государстве, основанном на лжи и подлости, постоянных провокациях. Со временем оно совершенствуется в этих низменных качествах под влиянием хозяев, заинтересованных в их извращенности и агрессивности.

Задают направление в воспитании «румынских ландскнехтов» их кукловоды, их хозяева – «большие кредиторы». Не хочется повторять избитую фразу о «богатых заказчиках музыки», но точнее просто не скажешь.

Нельзя сказать, что все молдовское общество сегодня агрессивное.

Часть его не приемлет румынской агрессивности, но оно и не сопротивляется. Это – «болото». Активная часть общества в основном подчиняется прорумынской идеологии. И лишь небольшая часть сопротивляется румынизму.



«НАПЕРСТОЧНИКИ»

В период «перестройки» в моду вошла уличная шарлатанская игра «в наперстки». Технология крайне примитивна. На дощечке ведущий («наперсточник») передвигает три пластиковых непрозрачных стаканчика или наперстка. Под одним из них – шарик. Собравшиеся зеваки, желающие выиграть, т.е. заработать «на халяву», пытаются отгадать, где шарик. Не отгадавший проигрывает свою ставку. Выигрывает ведущий («наперсточник»). Чем больше ставки «лохов», тем больше выигрыш шарлатана. Чем больше «лохов», тем больше выигрыш, разумеется, у шарлатана. При этом потеют от напряжения только «лохи» (проигрывающие). «Наперсточники» не потеют и при этом «зарабатывают» весьма крупно. Это были первые весьма ощутимые доходы от «перестройки».

Главный «наперсточник» страны, студнеобразный «комбайнер №1» Горби «кинул» всю страну, как «лохов». Мы и по сей день не можем прийти в себя.

«Наперсточники» Молдавии работали по системе национального румынского подряда (румынской диаспоры в парт - и госструктурах).

За главного наперсточника выступали «избранники народные», сплотившиеся в антинародный «народный фронт». Сначала они назывались старомодным советским названием «Верховный Совет», потом переименовались на европейский манер в «парламент РМ».

Но по сути они оставались «наперсточниками».

Ставкой при игре в этот раз была Молдавская ССР. Ведущие – румынские организаторы НФМ. «Лохи» – население Молдавской ССР всех национальностей, но в первую очередь – «коренные», «титульные», те, которых выводили на площади, перед которыми выступали с электромегафонами «вожди молдавского народа» – все эти пушкаши, хадырки, лари, рошки.

«Лохи» – те, которые тогда кричали «жос». Главным образом, «жос русификация». Те, которые проиграли «наперсточникам» и сдали свой дом – Молдавскую ССР – шарлатанам от румынской диаспоры, а сами, безработные и бездомные, поехали в ту же Россию, которой кричали «жос». Там «гастарбайтерам» хоть что-то платят, дома же не платят ничего.



«МУХОЛОВЫ»

Есть и еще разновидность шарлатанов – «мухоловы». Технология обмана у них несколько иная – «ловля мух на перламутровую пуговицу». «Ловец» не бегает по комнате с сачком или хлопушкой.

Он просто крутит взад-вперед перед глазами сидящей мухи перламутровую пуговицу. Когда у мухи зарябит в глазах и закружится голова – все, она ваша. Берите ее голыми руками.

Этот принцип применяли члены комиссии Верховного Совета ССР Молдова «по политико-юридической оценке советско-германского договора о ненападении и дополнительного секретного протокола от 23 августа 1939 года, а также их последствий для Бессарабии и Северной Буковины».

О чем речь? Речь идет о возвращении Бессарабии прежнему законному владельцу – России.

КРАТКИЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ ЭКСКУРС. Бессарабию, законную российскую территорию, захватила королевская Румыния. Россия, окрепнув и встав на ноги, потребовала вернуть Бессарабию. Между прочим, я – живой свидетель тех событий. Тогда, в 1940 году (65 лет назад), румыны безоговорочно очистили Бессарабию, вернули украденное, потому что «знала кошка, чье мясо съела». Но вот через полвека, в 1990 году, воспользовавшись новой государственной смутой в России, румыны опять пытаются урвать свою прежнюю колонию – Бессарабию – и перетащить ее под румынский триколор.

Но они были бы не румыны, если бы говорили честно и прямо: «Да, нам понравилась наша рабыня – Бессарабия. Нам было очень удобно иметь такую колонию. До сих пор слюнки текут от вожделения.

Хотим, чтоб Бессарабия опять вернулась к нам и обслуживала нас и все наши прихоти».

«Щас»! Дождетесь! У румын другие методы. В этот раз мы применим метод «ловли мух на перламутровую пуговицу». Он прост, как булыжник. Нужно всего лишь оглушить слушателя. Неважно, чем. Лучше всего – булыжником. Берется булыжник… Нет, это грубо.

Лучше все-таки перламутровая пуговица. Метод элегантный и безболезненный.

Итак, берется «Заключение комиссии Верховного Совета…» и вращается перед глазами загипнотизированного «высоким штилем» обывателя. Для начала его оглушают магическими словами «секретный протокол» и еще не менее таинственным и страшным – «пакт». Это вам не какое-нибудь рядовое слово «договор», это – «пакт». Непривычные для обывателя фразы тут же оглушают его сознание. Теперь он ваш, как загипнотизированная молодая певица Женя Азарина, «обреченная стать звездой».

А дальше на голову обывателя выливается ведро помоев. Действует безотказно. Итак, шаманы от Верховного Совета ССР Молдова разоблачают «тайные козни коварной российской дипломатии», отобравшей в 1940 году такую удобную и привычную рабыню –

Бессарабию. А для этого коварные русские договариваются тайно, не поставив в известность «Великую Румынию», с другой коварной стороной – Германией (кстати, вожаком стаи хищников, куда позже попросилась Румыния) – о возвращении своей законной территории Бессарабии.

Подумать только: у «Великой Румынии» хотят отобрать украденное!

И дальше шаманство продолжается. Оказывается, еще раньше, в 1775 году, Габсбургская империя отхватила у «Молдовы» Северную Буковину (а Россия при чем?).

И еще «вследствие русско-турецкой войны 1806-1812 годов по Бухарестскому мирному договору Российская империя расчленила государство «Молдова», аннексировав территорию между Прутом и Днестром, искусственно распространив на нее название «Бессарабия». Господа румыноподобные «мухоловы» не договаривают, что вышеназванная Бессарабия по этому договору НАВЕЧНО вошла в состав России.

Возникли, однако, вопросы: 1. Какое дело вам до Румынии? Вы же вроде до сих пор числились не румынами, а молдаванами. Или вы все же замаскированные румыны? Вот то-то же. Не зря вы через раз заявляете, что вы – румыны. Так какое вам все-таки дело до Румынии, у которой Россия отобрала свою законную территорию?

2. А какое отношение имела Румыния, образованная в 1862 году, к Бессарабии, входившей в Российскую империю уже полвека (50 лет) на момент образования Румынии?

К моменту вхождения Бессарабии в Россию (1812 год) Румынии еще не существовало в природе. О каких притязаниях может идти речь? На каких «лохов» рассчитано это так называемое «заключение комиссии»?

И что удивительно, нашлись «лохи», которых румыны (бессарабские) смогли убедить. Лох первый – Горбачев (и иже с ним).

Экскурс второй: Европе не нравилось российское влияние на славянские балканские государства. Особенно остро стоял вопрос о нежелательности проникновения российского влияния на Балканы после Крымской войны. Сойдясь в кружок и посоветовавшись, вчерашние враги России по крымской войне захотели отсечь ее от Балкан. На «балканские ворота» решили навесить надежный замок. Его решено было соорудить из запрутских княжеств Молдова и Валахия (которым, кстати, в свое время Россия помогла обрести независимость). А чтобы «замок» внушал страх, назвать его было решено претенциозно – «Румыния». И даже так – «Великая Румыния».

Соответственно с задачами была выработана и государственная идеология. В государстве «Великая Румыния» насаждался воинственный румынский дух. Этот «румынский дух» ощущается и сегодня. Пройдите в Кишиневе по площади «Маре Адунаре» – румынским духом смердит и сейчас. И чем дальше, тем больше ощущается этот смрад.


ИНЕРЦИЯ МЫШЛЕНИЯ

Понятие «инерция» применяется в основном в механике. Однако переносится и в другие сферы (например, «инерция мышления»).

Инерция мышления зачастую играет с нами злые шутки. Вот примеры. Из истории мы знаем, что Бессарабия (территория между Днестром и Прутом) отвоевана Россией у Османской империи ценой большой крови и по окончании войны, согласно Бухарестскому мирному договору, перешла в состав России в качестве российской Бессарабской губернии НАВЕЧНО. Но это теоретически.

Мы вспоминаем об этом, просматривая исторические документы.

В повседневной же практике где-то в подсознании понятие «Бессарабия » обязательно увязывается с Румынией как ее неотъемлемая часть. Хотя из истории мы знаем, что Бессарабия как часть России существует задолго (за полвека) до появления государства «Румыния».

Но румынская пропаганда не дремлет и на бытовом повседневном уровне вбивает в сознание людей, особенно молодых бессарабских молдаван, что Бессарабия – часть «тысячелетнего румынского государства». И никто не опровергает этой политической лжи.

Так она и входит в сознание наших людей – даже русских. Что же говорить о сознании молдаван?

А для усиления убежденности в этой псевдоправде бессарабским молдаванам вбрасывается в сознание все, что может служить румынизации молдаван. Так, примерно лет за 10-15 до государственного переворота в Молдавской ССР (1990 год) на бытовом уровне Молдавскую ССР, Молдавию стали называть почему-то «Молдова». Начиная с мелочей. Коньяк «Молдова», футбольная команда –

«Молдова», на лобовых стеклах грузовиков надписи аршинными буквами «Молдова» и т.д. И никто нигде не поднял вопрос о том, что это была предварительная прорумынская пропаганда, которая действовала исподволь, ненавязчиво, но неотвратимо. Так из сознания граждан Молдавской ССР, особенно молодых, постепенно искоренялось понятие «Молдавия – Молдавская ССР» и замещалось понятием «Молдова». При этом имелась в виду запрутская область Румынии – Молдова – для создания образа единого государства (единой Молдовы) в сознании молдавской молодежи. Причем заодно и в сознании не только молдавской и не только молодежи, а всех, чьего подсознания коснется эта идеологическая диверсия, эта идеологическая обработка. НЕТ Молдавской ССР, НЕТ российской Бессарабии, НЕТ Молдавии. ЕСТЬ только Молдова, единое румынское государство по обоим берегам Прута. Вот так.

Это и есть идеологическая война, которую долгое время проводили в Молдавской ССР идеологи Румынии под «бдительным оком» идеологических отделов прорумынской компартии Молдавии.

Или вот еще такая обманка. Есть факт «Бухарестский мирный договор 1812 года», заключенный между Российской и Османской империями. Но много раз приходилось мне слышать на бытовом уровне, что договор был заключен между Россией и Румынией.

Собеседник утверждал это, не вдаваясь в размышления. Мои доказательства об истинности событий его не убеждали: «А как же, ведь Бухарест – столица Румынии»! И мои доказательства, что Румынии в 1812 году просто не существовало в природе, что она была образована только через пятьдесят лет (полвека!) после вхождения Бессарабии в состав России, просто не доходят до сознания собеседника: «не может быть»! И так всегда.

Инерция мышления играет злые шутки с нашим сознанием. Поэтому давайте четко и ясно разграничим понятия и исторические факты (события). Бессарабия – не тысячелетнее государство. И вообще это было не государство, а только территория. Сначала в составе России, именуемая Бессарабской губернией, затем Молдавской ССР – в составе Союза ССР.

Мифическую государственность «княжество Молдавское» утратило в период вхождения в Османскую империю. И неизвестно, сколько еще веков оно входило бы туда, если бы не Россия, освободившая эту территорию, и под названием «Бессарабия» не вошла она в состав Российского государства. Вошла навечно с такой оговоркой: «…если когда-либо Бессарабия по какой-то причине выйдет из состава России, она обязана будет вернуться в состав Османской империи».

Что это означает на практике? Сегодня, отвергая свое вхождение в состав России, Бессарабия обязана вернуться в состав Турции (правопреемника Османской империи).

Вот так, выбор перед «РМ» сегодня – либо Россия, либо Турция.

Третьего не дано. И никаких Румыний.

Однако бывшая Бессарабия сегодня утверждает свою унитарную государственность либо рассматривает вариант объединения с Румынией.

Идеологическая прорумынская обработка местного бессарабского населения не проходит бесследно: что-то румынское остается в сознании.

А что же представляет собою Румыния? Откуда и почему, в чьих интересах появилась она? Если исходить из Евангельского постулата «по делам их узнаете их» и использовать этот постулат в качестве мерила (критерия) для румынских дел, то выходит, что хороших дел от Румынии нам не дождаться. И еще получается, что правду говорили современники создания государства «Румыния»: очень уж суетились вокруг при создании этого государства враги России по Крымской войне и очень уж старались создать государство - Дракулу во вред России, чтоб не дать ей возможности дружбы со славянскими государствами на Балканах. Так и получился БАЛКАНСКИЙ ЦЕРБЕР.

У читателей может возникнуть вопрос: а для чего мы бесконечно ворошим прошлое? Все давно прошло, пора уже забыть о прошедшем и говорить о настоящем, жить сегодняшним и завтрашним днем, а не вчерашним. Но без прошлого нет ни настоящего, ни будущего.

Прошлое – это фундамент здания. Какое общество сформировалось в этой стране, таким оно и будет в дальнейшем. Оно может совершенствоваться или деградировать, но основа заложена при формировании. Если румынское общество сформировалось с самого начала образования государства «Румыния» как захватчик, грабитель и угнетатель, причем со временем оно не совершенствовалось, не ставился вопрос на государственном уровне об изменении морально-нравственных качеств румынского общества, то чего мы можем ждать от румын завтра?

Мы уже получили порождение прорумынской идеологии «румынского духа» в созданном «по образу и подобию» Румынии 30-40-х годов прорумынском псевдогосударстве «Республика Молдова» – государстве, основанном на лжи и подлости.




ВОЙНА НАРОДНАЯ, СВЯЩЕННАЯ ВОЙНА

Председатель Союза защитников ПМР Е.П. Труханов поручил мне написать воспоминания о ТСО – территориальном спасательном отряде гражданской обороны, пятнадцатую годовщину со дня создания которого мы отметили 11 февраля 2006 года.

Проще всего было бы написать так: «11 февраля 1991 года Постановлением Правительства ПМР был создан территориально-спасательный отряд при штабе гражданской обороны г. Тирасполя».

Ну и что бы мы поняли? Кому и зачем понадобилось создавать какое-то непонятное формирование? Какая нужда в нем была? И почему сегодня мы должны отмечать эту непонятную дату? Нет, без предыстории в нашем случае просто никак не обойтись. И потому наберитесь терпения и прочитайте краткое изложение тех событий, той части истории республики, когда народ сам защищал ее от агрессивного воинствующего румынизма.

События эти с годами забываются, а кто-то и вообще о них ничего не знает (или даже знать не хочет). Пришлось поднапрячь память и вспомнить те исторические события и людей, с ними связанных (их участников).

Начнем с ситуации того периода. Конец восьмидесятых – начало девяностых годов ХХ столетия. Шел активный развал советского государства под общим руководством Внешнего управления Госдепартамента США и его исполнительных органов – ЦРУ США.

В нашем крае это было интенсивное разрушение государственности Молдавской ССР и возврат ее под иго Румынии. Руководили этим процессом прорумынские националисты, сумевшие оболванить молодое поколение бессарабских молдаван и превратить их не просто в «новорумын», но в орудие разрушения собственного надежного дома – Молдавской ССР (плоды чего и пожинают они сегодня).

Кишинев стал центром румынизации края. Руководили румынизацией партийные и государственные органы, нашпигованные сторонниками румынизма, потомками румынской оккупационной администрации.

Они получили высшее партийно-политическое образование и приобрели руководящий опыт управления в период работы в государственных и партийных органах. Они же стояли во главе государственного переворота в Молдавской ССР и руководили этим процессом квалифицированно, со знанием дела. По их планам Молдавская ССР должна была в полном составе перейти под иго Румынии и стать ее колонией. Однако они забыли спросить согласия у многонационального народа Молдавской ССР. А подавляющее большинство выступило против румынизации.

Образовалось движение сопротивления. Оно получило название Интердвижение «Унитатя-Единство» (ИДЕ). Особенное сопротивление румынизации оказало исконно российское Приднестровье, присоединенное к Бессарабии в 1940 году для оказания помощи бессарабскому народу после освобождения его из-под румынской оккупации. Было время, когда приднестровцы смирились с этим симбиозом, потому что тогда бессарабцы нуждались в их помощи.

Теперь же, когда в умах бессарабской молодежи взошли ростки румынизма и они возжелали стать румынами, пути приднестровцев и бессарабцев снова разошлись. Приднестровцам ничего не оставалось более, как возродить свою былую государственность –

МАССР (ныне – ПМР).

Это противодействие нарушало все планы румынизаторов, и потому были предприняты все меры для удушения нашей республики.

На бессарабской части бывшей Молдавской ССР было провозглашено промежуточное агрессивное псевдогосударство прорумынская «Республика Молдова» – «РМ». От советского периода в нем остались все структуры, присущие нормальному государству, включая органы государственного управления и все административные и силовые органы. Не было только национальной армии, но и она формировалась в экстренном порядке осенью-зимой 1990-1991 годов из военнослужащих Советской Армии молдавской национальности, срочно переправляемых со всей территории СССР в Молдавию.

Предательским руководством СССР того периода было отдано распоряжение командирам воинских частей, дислоцированных в МССР, оставить все вооружение, военную технику и боеприпасы для оснащения создаваемой национальной армии.

В Молдавии полным ходом проводилась румынизация. В Кишиневе с трибуны вновь избранного, в основном прорумынского по своему составу, Верховного Совета провозглашались заранее подготовленные в недрах подпольной румынской организации теневым правительством казуистические проекты законов об упразднении государства МССР и образовании вместо него прорумынской «Республики Молдова». Провозглашался суверенитет этой «РМ», означавший фактический выход из состава Союза ССР. Все советское и русское предавалось анафеме. Единственно законным признавалось все только румынское и прорумынское. Повсеместно и нескончаемо происходил шабаш румынизма, силу закона приобрели решения митингов антигосударственного, антинародного «народного фронта». Непрекращающийся, постоянно действующий митинг «у Штефана» представлял собой адскую кухню оболванивания молодых молдаван, насаждения воинствующего «румынского духа», направленного против пророссийского Приднестровья.

Осенью 1990-го «новорумыны» организовали многотысячный поход банд волонтеров на Гагаузию. Он подкреплялся государственной властью «РМ» организационно, технически, финансово. По улицам Кишинева ходили табуны пьяных волонтеров и горланили: «Мы румыны». На площади колонны автобусов-«гармошек», возле них на асфальте молочные бидоны с вином. Они готовились к походу на Гагаузию с целью удушения ростков свободолюбия гагаузов и болгар. Но одновременно это было демонстрацией силы и для приднестровцев.

После неудавшегося похода на Гагаузию банды волонтеров Молдовы, подкрепленные вооруженными подразделениями таких же банд в форме МВД РМ, двинулись на удушение Дубоссар. В их планы входило покорение дубоссарцев и расчленение ПМР для последующего удушения по частям . Здесь впервые в массовом порядке против безоружного населения было применено огнестрельное оружие. Здесь были первые жертвы агрессии прорумынских сил. Здесь погибли три защитника Дубоссар и ранено шестнадцать человек.

Противоборство вступило в «горячую» фазу с первыми невосполнимыми потерями. Маховик противостояния набирал обороты.

Так между некогда братскими народами, населявшими Молдавскую ССР, пролегла кровавая борозда, неизгладимая вражда навеки.

Пропасть между приднестровской и бессарабской частями бывшей МССР все увеличивалась и становилась непреодолимой.

Прорумынские правители агрессивного псевдогосударства «РМ» уже открыто провозглашали цель – вооруженный, насильственный захват не желающих «румынизироваться» приднестровцев. Для захвата безоружного приднестровского народа, кроме постоянно применяемого ОПОНа, был создан батальон спецназначения «Тирас - Тигина». Бывшая милиция трансформировалась в полицию.

Изменилось не только название, изменилась ее суть в корне.

Образовалось МНБ – министерство национальной безопасности – подобие румынской сигуранцы. Впоследствии МНБ занималось формированием террористических групп для диверсий и террора на территории ПМР. А это уже квалифицируется как государственный терроризм.

В сложившейся обстановке пришлось задуматься о защите вновь созданного государства ПМР от агрессии Молдовы. Нужно было, прежде всего, строить и укреплять молодую республику. Приднестровье утратило свою государственность в 1940 году, т.е. пятьдесят лет назад, передав все государственные органы и госструктуры во вновь созданную Молдавскую союзную республику – МССР.

Ко времени распада Молдавской ССР через 50 лет и противостояния пророссийского Приднестровья и орумынившейся Бессарабии госструктуры Приднестровья были на уровне масштаба городов и районов республиканского подчинения. Все административные и силовые структуры подчинялись республиканским властям.

Руководство народным хозяйством региона и снабжение необходимыми материальными ресурсами также очутились в руках прорумынских сил, захвативших власть в бывшей МССР. Руководил административными и силовыми структурами тоже прорумынский Кишинев. Контакты с союзным правительством также осуществлялись кишиневским прорумынским руководством.

На обращения властей вновь созданной ПМР в союзном центре просто никак не реагировали. Попытки достучаться до союзного руководства оставались безрезультатными. Центр никак не реагировал на отчаянные призывы о помощи. За спиной советского народа, как и за спиной народа Молдавской ССР, шел сговор между правящими элитами – союзным предательским руководством с прорумынским руководством МССР. В Москве делали вид, что ничего не происходит, все в норме. В целях содействия прорумынскому руководству Молдовы в захвате власти союзное руководство отдавало приказы о выводе из Молдавии частей и подразделений Советской Армии во избежание непредсказуемого вмешательства военных в дело справедливого урегулирования противостоянии Приднестровья и Молдовы. В некоторых случаях воинские части расформировывались на месте, а военное снаряжение, имущество и вооружение с боеприпасами передавались безвозмездно прорумынской Молдове.

На просьбы ПМР о помощи руководство Союза просто не реагировало. Все партийные и государственные руководители были глухи.

Таким образом, надежда на помощь армии отпала сразу. КГБ СССР уже давно, по сути, работал не в интересах своей страны.

МВД Молдовы уже во времена МССР было средоточием прорумынских кадров и настроений. Остатки советских патриотов выдавливались или сами уходили во избежание провокаций. Отделы внутренних дел в Приднестровье находились под жестким прессингом кишиневского руководства. Существовавшая в МССР вертикаль власти была захвачена румынистами и использовалась против создания и укрепления новой государственности ПМР. Старая вертикаль не позволяла использовать существовавшие на территории Приднестровья госструктуры (МВД, КГБ, Прокуратуру и т.п.) в интересах ПМР, а, наоборот, для торможения развития государственности нашей республики. Новая власть была обречена на удушение.

И если она хотела выжить, она должна была создать свою властную вертикаль, используя сторонников в старых структурах власти. Так обстояло дело во всех госструктурах. Но первым, с чем тогда пришлось столкнуться, была система отделов внутренних дел. Она вроде и существовала, и в ней работали люди – сторонники новой власти, но властная вертикаль использовалась румынами и как бы парализовала волю наших сторонников. Переориентировать их было задачей завтрашнего дня, а сегодня надо было срочно создать структуру защиты ПМР.

Существовавшие в то время рабочие отряды содействия милиции (РОСМ), оставаясь в системе МВД, могли работать только в интересах МВД РМ. Необходимо было вывести их из этой системы.

Напрашивалось решение: нужно вырвать РОСМ из подчинения МВД РМ и переподчинить новой власти – местным Советам. Местным же Советам подчинялась только одна система – гражданской обороны.

А в составе гражданской обороны разрешалось иметь территориально- спасательные отряды – ТСО. Вот и было принято решение: людей из РОСМов перевести в территориально-спасательные отряды – ТСО. Это были невооруженные, но объединенные одним желанием и стремлением спасти республику отряды добровольцев – патриотов ПМР.

Руководство Тираспольского ТСО дислоцировалось в убежище гражданской обороны в подвале здания штаба ГО города (пер. 8 Марта). Руководителем отряда ТСО был назначен Валерий Любомирович Ширков.

На въездах в Тирасполь были организованы посты охраны города от проникновения прорумынских сил, где круглосуточно дежурили бойцы ТСО. Ночами они грелись у костров, а свободная смена отдыхала в вагончиках или закрепленных за ними автобусах. Вооружение их состояло из обрезков арматуры. В отряде могло быть две резиновые милицейские дубинки ПР-73 да пара сигнальных ракет за поясом у командира. Было организовано круглосуточное питание бойцов в кафе «Чудесница». Сухой паек развозили по постам.

Я не присутствовал при организации ТСО и потому ничего не знаю о начальном периоде его деятельности. Я тогда долго и мучительно перебирался из Кишинева в Тирасполь и, когда уже обосновался твердо и надежно в СУ-31, где мне дали работу подменного бульдозериста и койку в общежитии, попросил руководство кишиневского Интердвижения связать меня с тираспольскими патриотами, чтобы я мог приносить какую-то пользу.

После телефонных переговоров на встречу ко мне пришел В.И. Кичигин, в то время начальник отдела экологической разведки ТСО. Он привел меня в штаб ТСО, где и проходило знакомство. Как только мы устроились у стола, сразу подошел здоровый парень с прической Робина Гуда и раскрытой амбарной книгой в руках и попросил предъявить документы. Я предъявил паспорт и удостоверение Интердвижения. Все данные были занесены в книгу, и только после этого знакомство продолжилось. Как я потом узнал, это был Олег Костев, с которым в дальнейшем мне приходилось работать вместе.

Первое впечатление от помещения было довольно сильное: бетонный бункер – подвал, массивные железные коробки-двери с маховиками-задрайками, гулкие коридоры, озабоченные, немногословные настороженные люди.

Был обозначен круг моих обязанностей. Все свободное от работы время я отдавал службе в ТСО. Подчинялся непосредственно начальнику отдела Кичигину и выполнял его задания. Много приходилось ездить по городу и по постам, по загородным дорогам, а также в Кишинев для связи с патриотами. Спать приходилось вповалку на бетонном полу, поверх которого был постелен матрас, или сидя за столом, положив голову на руки. Границы между ночью и днем не существовало. Особенно напряженное время началось, когда после ГКЧП Молдова перешла в решительное наступление на ПМР по всем направлениям. Был захвачен лидер Приднестровья И.Н. Смирнов и депутаты. Началась «рельсовая война». Бойцы ТСО обеспечивали безопасность женщин, блокировавших железную дорогу. Дежурства тоже были круглосуточные.

Во дворе штаба в постоянной готовности стояли автомобили ГАЗ- 66 (водитель Виталий) и учебный «Москвич» (водитель-инструктор Наташа, отчаянная гонщица). Использовались также прикомандированные автобусы «ЛАЗ» и такси. На такси ездили на разведку (особенно активен был Василий Тимуш) – следили за передвижением воинских колонн выводимой из Молдовы Советской Армии, а также за дислокацией передвижных постов полиции Молдовы на автодорогах Приднестровья.

Нашим машинам приходилось преследовать подозрительные автомобили с молдовскими номерами с укомплектованными группами захвата. Они были предназначены для диверсий на нашей территории, разведки или захвата наших людей – государственных и политических деятелей. Погони, как правило, не увенчивались успехом, так как наши сравнительно тихоходные машины не могли угнаться за быстрыми и маневренными иномарками оперативников Молдовы. Однако чувствовать себя комфортно на нашей территории мы им не давали.

Однажды была предпринята попытка захвата полицейскими Молдовы руководителя милиции ПМР полковника Гросула во время его встречи для переговоров с зам. министра МВД Молдовы Анточем.

Совершенно безоружные бойцы ТСО стали стеной и загородили Гросула от боевиков, вооруженных автоматами. Они стреляли из автоматов под ноги нашим бойцам, но наши не дрогнули и дали возможность Гросулу добежать до машины и умчаться в Тирасполь.

Полицаи захватили бойца ТСО Олега Костева, бросили в «РАФик» и увезли в Кишинев. По дороге избивали его, а один полицай бил Костева монтировкой, норовя попасть по голове. Костев закрывал голову руками. Перебили монтировкой кисти. После освобождения из плена Костев долго ходил с загипсованными руками.

Мне пришлось довольно близко познакомиться с радистом ТСО Сашей Анарбаевым. Однажды ночью он пригласил меня на чай и беседу. От этой встречи осталось неизгладимое впечатление. Несмотря на большую разницу в возрасте, мы очень мило беседовали.

Анарбаев был очень хорошим человеком, вежливым, интеллигентным, доброжелательным. Чувствовалось, что он был очень сильный радиоспециалист, мыслящий, ищущий. Все время над чем-то «колдовал», что-то придумывал, совершенствовал радиоаппаратуру.

В 1992 году он погиб при защите Бендер. В 1993 году мы с Кичигиным были на месте его гибели. Бываю на его могиле и сейчас. Передал заместителю директора по воспитательной работе школы №18, где учился Анарбаев, стреляную гильзу и выковырнутую из земли пулю с места его последнего боя и гибели. Просил приглашать однополчан Саши для встречи с учащимися школы.

Находясь в ТСО на особом положении, я не очень сближался с людьми, но в лицо знаю и помню многих, иногда еще и сейчас встречаю их в городе. Так получилось, что в марте 1992 года я перешел в народное ополчение, но связи со старыми товарищами по ТСО не терял.

Перед ТСО ставились все более серьезные задачи (других военизированных формирований тогда не было). Отряд рос и совершенствовался.

Переехал в новое, более просторное помещение по ул. Шутова, 7. Отдел «экораз» пополнился профессионалами. Между собой его стали называть «отдел Петровичей» (нач. отдела стал Геннадий Петрович, а зам. нач. – Владимир Петрович). Необходимость в моем постоянном участии отпала. Задействован был только эпизодически, в случае необходимости. Многих смущал мой возраст (мне уже уверенно шел седьмой десяток, и меня давно сняли с военного учета).

С начала войны 1992 года бойцы территориально-спасательного отряда наравне с вновь организованными подразделениями республиканской гвардии и черноморского казачества встали на защиту республики и достойно выполнили свой патриотический долг. Очень много всего написал, но это лишь малая часть той архисложной и смертельной опасности, нависшей над новорожденной республикой, которую народ спас от удушения. Заслонили республику грудью. Больше просто нечем было. И еще – ценой неимоверного нервного напряжения всего народа.

Патриоты предложили республике свои жизни. Смерть выбрала некоторых из них. Они навечно вошли в историю ПМР, грудью заслонив республику. Вечная память им. И слава оставшимся в живых защитникам Отечества.

На базе территориально-спасательного отряда впоследствии был создан погранотряд ПМР, основой которого стали бойцы ТСО. Многие бывшие бойцы ТСО работают и по сегодняшний день в министерстве госбезопасности ПМР. Они были и остались почтенными, уважаемыми людьми. Они достойно несут службу по охране границ и безопасности Приднестровской Молдавской Республики.

Честь им и слава.

Забывать историю нельзя. Это грех великий перед памятью павших.

Вечный позор забывающим историю.


ЩИТ РОДИНЫ

Постоянные бандитские нападения агрессивной Молдовы в начале 90-х годов подталкивали руководство нашей республики к созданию сил, способных противостоять широкомасштабной войне, приближение которой чувствовалось во всем. 17 марта 1992 года был издан президентский Указ о создании народного ополчения ПМР.

Принимались туда только добровольцы.

Поздним вечером 28 марта по Тираспольскому городскому радио прозвучал призыв ко всем гражданам, кто способен носить оружие, прийти в ДК «Кировец» – Родина в опасности. У меня был уже собран вещевой мешок со всем необходимым. С большим трудом добрался из общежития СУ-31, где жил, в ДК «Кировец». Но оттуда нас всех переадресовали в опорный пункт (возле клуба «Ветеран»).

Народу собралось – не протолкнешься. С трудом удалось передать документы через десятые руки в комнатушку, где шла регистрация.

Через какое-то время их передали обратно. В военный билет был вложен флажок ПМР и маленький кусочек бумаги, на котором написана фамилия командира. Сказали – пришить флажок на одежду с левой стороны груди. Иголки-нитки у меня всегда с собой. Стал пришивать под фонарем флажок на телогрейку. Нас таких собралось несколько. Из толпы пробился какой-то командир и закричал: «Разойтись! Вы что, хотите, чтоб вас из проезжающей машины всех скосили из автомата?». Разошлись. Дошивали в полутьме, на ощупь. Разговоры ходили разные. В основном мечтали: «Вот скоро подвезут оружие, и пойдем в бой».

Вышел какой-то командир, вызвал по списку с десяток человек.

Меня тоже. Построились в колонну по одному, пошли за ним во двор. В полной темноте он остановился, скомандовал: «Отделение – к бою!». Все разбежались влево-вправо. Я остался. Не умел выполнять пехотные команды.

Я бывший моторист ВМФ, служил на охотнике (за подводными лодками). Кроме того, был корабельным водолазом, подносчиком патронов на зенитном 37-мм автомате, на спаренном пулемете «ДШК», участвовал в постановке морских мин, в реактивном бомбометании глубинных бомб и т.д. Знал все корабельные команды и сигналы, а также обязанности. Обязанностей бойца пехоты по команде «к бою» – не знал. Объяснили. Теперь, по прошествии времени, смешно и стыдно.

Ждали часов до двух ночи. Пошел дождь. Сразу сильный. Перешел в ливень. Вымокли насквозь. Нам приказали зайти в клуб «Ветеран», погодить. До утра ждали команды в клубе. Перезнакомились.

Под утро устроились – кто на столах и стульях, кто на полу.

Кое-кто дремал. Утром объявили: «Отбой! Ночью Смирнов со Снегуром договорились о перемирии. Сегодня все по домам. Собираться сюда же по команде по радио».

Нас разбили на группы, отправили на охрану города. Так было дня три. Однажды утром в опорный пункт пришел человек, отобрал нескольких, в том числе меня. Скомандовал: «За мной» – и привел в штаб народного ополчения. Сказал: «Дальше будете служить здесь, в охране штаба». Нас было несколько человек. Все молодые, я один – дед, да еще с бородой. Оперативным дежурным по штабу был офицер запаса Валерий Алексеевич Козленков. Очень воспитанный, благожелательный человек. Собственно, там все были такие, поэтому служба проходила нормально. Раньше я знал из стрелкового оружия только винтовку – «трехлинейку» Мосина образца 1891/30 года. Сейчас появилась возможность досконально изучить автомат АК-47. Молодые ребята помогли.

Коллектив штаба стоит того, чтоб о нем рассказать подробнее, хотя время было напряженное, не до сантиментов.

Начальник штаба майор Александр Андреевич Рябинин, очень строгий и требовательный человек и вместе с тем душевный и отзывчивый. Замначштаба – подполковники Фарид Хакасович Сайфулин, Владимир Александрович Иванов. Ну и еще приходящий преподаватель военного дела полковник Леонид Владимирович Ельников.

Все они были очень серьезные и деятельные люди. Постоянно занимались формированием и обучением бойцов народного ополчения, комплектованием экипажей боевых машин. Мы участвовали в снабжении их боекомплектами и продуктами питания.

Служба в штабе была непрерывная, круглосуточная. В будние дни меня часто отпускали на работу. Я трудился недалеко от штаба в микрорайоне Южном – забивал сваи копровой установкой под будущие жилые дома. Бывало, что засыпал даже стоя, а молот в это время монотонно забивал сваю. Пока забивается 12-метровая свая, можно и вздремнуть несколько секунд.

Все время просился в батальон. Но мне вежливо отказывали: возраст, да и «здесь от тебя больше пользы». Наконец, Рябинин сдался и зачислил меня в третий (103-й) батальон. После трех дней учебы на полигоне – вперед, под Дубоссары. При построении на плацу батальона гвардии (ул. Шевченко) Рябинин отозвал меня и еще одного «деда» и посоветовал не высовываться, пока батальон будет принимать комбат. Рябинин запугал нас: «Строгий – зверь».

Комбат подполковник Виталий Александрович Лабун оказался душевным человеком. И сейчас еще встречаемся иногда. Командиром роты был Владимир Владимирович Путято, прекрасный мужественный человек. К сожалению, он очень рано ушел из жизни.

Вторым «дедом» оказался Алексей Алексеевич Неустроев. Он был на пять лет старше меня – 1923 года рождения. Доброволец 1941 года, он и сейчас пришел в ополчение по зову сердца. Собственно, как и все мы. Но ему было под семьдесят. Алексей Алексеевич пользовался в роте огромным авторитетом. Бесценным кладом для бойцов роты был его боевой опыт в Отечественную войну.

Все ребята в один голос утверждали, что избежали потерь только благодаря советам Алексея Алексеевича. Он умер через год после войны, в 1993 году, от сердечного приступа. Незадолго до этого я встретил его в районе лечгородка. Он, улыбаясь, говорил: «Да вот что-то мотор стал барахлить после войны».

Я благодарен судьбе за службу в народном ополчении. Приобретен огромный ценный опыт, который мне еще может пригодиться при случае. Глаза и руки пока еще не подводили. А 77 лет, если разобраться, совсем даже не возраст.

Благодарю судьбу за то, что попал на Дубоссарское направление.

Мы все рвались туда, на защиту Дубоссар. А иначе чувствовал бы себя как бы дезертиром. В Отечественную войну рвался на фронт, да так и не попал. Стыд жжет до сих пор. Хотя, по нынешним меркам, вроде и достаточно было того, что начал работать в 13 лет и работал на износ всю войну. А все равно душа не на месте.

За время службы пришлось побывать в нескольких местах на Дубоссарском направлении. И мне казалось, что там все – второстепенное.

И когда до нас дошла информация о событиях в Бендерах, мы стали рваться туда. К нам примчался замполит батальона и сказал: «Здесь ваши Бендеры. Солдат службу не выбирает. Стоит вам отсюда уйти, и здесь будет почище Бендер». Мы стояли тогда на Днестре напротив Криулян. Замполит сказал нам, что именно отсюда ожидается переправа румынской военной техники.

Однажды после минометного обстрела взводный докладывал на КП роты: «Молдаване нас сильно обстреливают». Наши ребята - ополченцы молдавской национальности возмутились: «Молдаване – это мы, а они румыны. Румынские оккупанты». С тех пор я очень остро реагирую на такие «ошибочки». И очень четко знаю: молдаване – это приднестровцы. А те, из Молдовы, – румыны. Спасибо за науку нашим ополченцам-молдаванам.

За время службы в народном ополчении приобрел массу знакомых и друзей, почти все – порядочные люди, прекрасные товарищи.

С такими не страшно в бою, таким можно доверять и в нашей сегодняшней мирной повседневной жизни. Так бы и не расставался с ними до конца жизни.

И еще: обстановка сейчас напряженная. Чувствуя свою агонию, безумцы из Молдовы способны на все. Если что – я здесь, рядом.

По первому сигналу буду в строю. Прошу считать это моим заявлением и присягой Родине и приднестровскому народу.









ПРИЛОЖЕНИЯ

(Все тексты печатаются по книге «Бессарабский вопрос и образование Приднестровской Молдавской Республики: Сборник официальных документов». – Тирасполь: РИО ПГКУ, 1993. – С. 15-16, 17-19, 29-35, 54-61, 67-68, 69-70, 74.)



СОГЛАШЕНИЕ

МЕЖДУ РСФСР И РУМЫНИЕЙ ОБ ОЧИЩЕНИИ РУМЫНИЕЙ БЕССАРАБИИ, ЗАКЛЮЧЕННОЕ В ЯССАХ 5 МАРТА 1918 ГОДА И В ОДЕССЕ 9 МАРТА 1918 ГОДА

1. Румыния обязывается очистить Бессарабию в течение двух месяцев. Немедленно же она очищает стратегический пункт Жебрияны – местность, лежащая в глубине бухты, близ устья Дуная.

Все очищаемые румынскими войсками местности занимаются сейчас же русскими войсками. После двух месяцев в Бессарабии остается румынский отряд из 10000 человек для охраны румынских складов и железнодорожных линий.

2. Сейчас же по подписании договора охрана Бессарабии переходит в руки местной городской и сельской милиции. Румынское военное командование отказывается от права производить аресты и вообще от исполнения каких бы то ни было судебных и административных функций, принадлежащих исключительно местным выборным властям.

3. Арестованные в России румынские подданные обмениваются на арестованных в Румынии русских революционеров, офицеров и солдат.

4. Румыния обязывается не предпринимать никаких военных неприятельских или других действий против Всероссийской Федерации Советских Республик рабочих и крестьян и не поддерживать таковые, предпринимаемые другими государствами.

5. Россия обязывается предоставить Румынии излишек хлеба, находящегося в Бессарабии, после удовлетворения потребностей местного населения и русских воинских частей. Кроме того, Румыния имеет право закупать в остальной России продукты, нужные для пропитания румынского населения, которые не находятся в Бессарабии (рыбу, жиры, сахар, чай и др.).

6. Россия возвращает Румынии продовольственные склады, образованные союзниками и предназначенные для питания румынского населения.

7. В случае вынужденного отступления румынской армии с румынской территории она находит убежище и продовольствие на русской территории.

8. В случае параллельных действий против центральных государств и их союзников между высшим русским военным командованием российских советских армий и румынским устанавливается контакт.

9. Для улажения могущих возникнуть между Румынией и Российской Федерацией Советских Республик рабочих и крестьян недоразумений образуются международные комиссии в Одессе, Киеве, Москве, Петрограде, Яссах и Галаце из представителей России, Румынии, Англии, Франции и Соединенных Штатов.

(Подписи) Одесса, 9 марта 1918 года Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных с иностранными государствами.

Вып. I–II. С. 156-157. Изд. 1935.





ИЗ ДЕКЛАРАЦИИ

СОЮЗА ОСВОБОЖДЕНИЯ БЕССАРАБИИ ОБ УСЛОВИЯХ, В КОТОРЫХ ПРОХОДИЛО ГОЛОСОВАНИЕ СФАТУЛ ЦЭРИЙ О ПРИСОЕДИНЕНИИ БЕССАРАБИИ К РУМЫНИИ

Декабрь, 1918 года

27 марта 1918 года Сфатул Цэрий прокламировал присоединение Бессарабии к Румынии. Королевское румынское правительство объявило этот акт от 27 марта 1918 года результатом свободного волеизъявления населения Бессарабии, так как он исходил от «народного представительства», от «парламента», в котором были представлены все населяющие Бессарабию народности, и притом без всякого давления со стороны.

Такое заявление королевского румынского правительства, пожелавшего ввести в заблуждение общественное мнение союзных стран, совершенно не соответствует действительности. Напротив, акт от 27 марта 1918 года явился в результате самого позорного беззакония и неизвестного в истории других парламентов давления на свободное волеизъявление депутатов.

В промежутке между 13 января 1918 года – дня вступления румынских войск в Бессарабию (а точнее, захвата Кишинева – прим.

ред.) – и 27 марта 1918 года по приказу командующего румынскими войсками в Бессарабии генерала Броштяну были расстреляны депутаты Сфатул Цэрий, принадлежавшие к противникам присоединения Бессарабии к Румынии. Фамилии этих депутатов: Каторос (лидер крестьянской группы в Сфатул Цэрий и видный член Центрального молдавского военного комитета), Чумаченко (товарищ министра земледелия), Прахницкий (товарищ военного министра), Панцырь (член крестьянской группы), Рудьев (депутат, уездный комиссар в Бельцах). Все казненные, за исключением Чумаченко, –

молдаване. Опасаясь немедленной расправы, вынуждены были эмигрировать из Бессарабии, за малыми исключениями, все депутаты, принадлежавшие к социалистическим партиям.

Таким образом, в заседании 27 марта 1918 года совершенно отсутствовали все видные депутаты – противники присоединения Бессарабии к Румынии. В помещении Сфатул Цэрий 27 марта 1918 года к началу заседания были введены вооруженные румынские солдаты. Голосование было открытое и поименное, вопреки протестам крестьянской фракции и других групп. Имеются документы и неоспоримые доказательства, что значительная часть депутатов Сфатул Цэрий была подкуплена румынским правительством. Печать, не знавшая цензуры до прихода румын, получила приказ не печатать ничего, что выражало бы отрицательное отношение к предполагаемой оккупации Бессарабии.

Из всего вышеизложенного явствует, что ни о каком «свободном волеизъявлении» народных представителей не может быть и речи. Большинство голосов составилось частью из подкупленных депутатов, частью из тех, кого в решительный для края момент заставили затрепетать судьба казненных сотоварищей и наведенные на собрание «народных представителей» румынские винтовки и пулеметы.


ПИСЬМО

БЕССАРАБСКОГО ДЕПУТАТА А. МЫЦЭ ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ РУМЫНИИ А. ВОЙДА ВОЕВОДУ

Господин премьер-министр!

Я, нижеподписавшийся Александру Мыцэ, депутат от Бэлць, имею честь сообщить Вам следующее.

После прибытия румынских войск Бессарабия подвергнута режиму чрезвычайного произвола, который, по моему мнению, не поддается никакому сравнению. Думаю, что лишь в каком-либо уголке Африки может случиться что-либо подобное. Я нисколько не преувеличиваю, и Вы сами это увидите из приведенного ниже. Без сомнения, во время русского абсолютизма бессарабский народ не мог себе представить что-либо подобное. Прежде всего буду говорить о злоупотреблениях общего характера, а затем о случайных и второстепенных, которые, однако, колеблясь во всех случаях от мыслимой до злостной жестокости, по своему количеству превосходят те, что носят общий характер.

Приступим с самого начала.

УБИЙСТВА. Население, узнав о прибытии румынских войск, попыталось организовать кое-какое сопротивление. На мои вопросы, почему не принимают их как братьев, которые являются той же крови, мне отвечали, что бывали на Румынском фронте, а потому знают, какой режим господствует там, а именно: принудительный труд на хозяев, жандармы, избиения в армии, плохое питание у солдат и т.д. Я говорил им, что в Европе уже не существует нации, у которой сохранилось бы рабство и, следовательно, бояться нечего.

До прибытия (румынских) войск я побывал в селах Барабой Бэлцкого уезда и Фрасин Сорокского уезда, успокаивал население и просил его провести мирную встречу братьев. Нелегко было убеждать, а в селе Фрасин начали кричать, что собаки привели румын и что с меня надо сорвать погоны (я был офицером) и арестовать.

Прибыли войска. Началось неслыханное кровопролитие… Один молодой человек, лейтенант 18-19 лет, из эскадрона г-на капитана Думитриу (кажется, 3-го эскадрона 4-го кавалерийского полка), хвастая, рассказал мне, как в селе Анфисовка он расстрелял 6 человек.

Я побывал в этом селе и узнал, что эти люди были казнены только потому, что были членами сельского комитета… Эти люди были убиты за то, что на станции София, что поблизости от Анфисовки, были убиты два солдата… Также в Анфисовке был убит еще один румын (Горбатей) и лишь за то, что, узнав о проходящих по селу румынских патрулях, встретил солдат с биноклем у глаз. Думаю, что они приняли его за большевистского разведчика. С него сняли шапку, часы, забрали деньги, но сколько – не знаю. Думаю, что о происшествиях, имевших место в Анфисовке, еще больше может рассказать депутат Сфеклэ (П. Сфеклэ – депутат от Сорок, один из 29 сенаторов и депутатов парламента от Бессарабии, которые обратились к королю Румынии Фердинанду I с меморандумом в июле 1924 года – прим. ред. ).

Член комиссии по экспроприации был избит до смерти. Здесь я ограничусь этими восемью жертвами и не потому, что не знаю больше подобных случаев, а потому, что не хочу злоупотреблять Вашим вниманием, имея в виду особенно то, что приведу случаи другого характера. Упоминаю только о таких жертвах, по которым возбуждены судебные процессы (пусть даже только в «знаменитых» военно- полевых судах).

ИЗБИЕНИЯ. Если в каком-либо селе найдется 5-10 человек, которые были избиты русскими урядниками и стражниками в течение 100 лет, пока русские владели Бессарабией, то уверяю Вас, что найдете 50-100 избитых румынскими солдатами и жандармами, так сказать, братьями. И это с учетом того, что в России не били так, как бьет румын: приказывает жертве раздеться и всыпает ей 25 ударов по телу. В отношении этого количества ударов я слышал в Бэлцком уезде такой анекдот. Говорят, что румынский лей раньше составлял 37 Ѕ копейки, а с тех пор, как пришли румыны в Бессарабию, курс лея вырос на 25 (с намеком на 25 ударов плетью) и дошел до 62 Ѕ копейки. В селе Кетрошика Веке, которое входит в судебный округ, руководимый мною, почти все сельчане одно время сбежали и укрывались в поле, чтобы их не поймали жандармы из Фынтына Албэ и не избили, заставляя затем работать поденно у помещиков и выплачивать помещице Вишняковой и другим владельцам имений за причиненный ущерб… И как избивают! Не будем уже говорить о плетях и избиениях ногами: зубами кусали за глотку, вешали вверх ногами и били по пяткам. Настоящие садисты!

Один из жителей этого села, Ботошану, после того, как прятался с лошадьми по разным селам, чтобы не поймали жандармы, после того, как у него забрали трех собственных свиней и отдали помещице Вишняковой, пришел ко мне и сказал, что он, боясь жандармов, которые преследуют его, не может без меня вернуться домой и потому останется у меня служить бесплатно. Нужно было мне отправиться с ним в Кетрошику, и тогда население, узнав о моем прибытии и о том, что я для них свой (пусть будет стыдно господам из Королевства!), вернулось бы из степи и рассказало мне о всех своих бедах.

Что мог я поделать? Обратился к военному министру с докладной, копию которой прилагаю (данная копия пока не обнаружена – прим. ред.), сообщил префекту, а в результате 3 июля 1918 года был арестован прямо на заседании (речь идет о заседании окружного суда, состоявшемся 3 июля 1918 года под руководством А. Мыцэ, как его председателя – прим. ред.) и пеши, под дождем, направлен в Сороки (дорога – 65 км, из которых только 15 проделал верхом). Прилагаю и копию заявления (этот документ также до настоящего времени не обнаружен – прим. ред.), направленного командиру 5-го кавалерийского полка в связи с моим арестом.

И думаете, что бьют за большевизм? Нет. Бессарбцы настолько напуганы, что, уверяю Вас, свои невзгоды они не выявят никогда и никому, даже нам, бессарабской интеллигенции. Быть может, только выведенные из терпения, устроят однажды общий бунт, хотя и в это я не верю. Случится нечто похуже для нас: до самой смерти и даже в землю с собой унесет это поколение ненависть к «цыганам» из-за Прута, как у нас говорят, и долго мы будем удивляться этому кроткому народу…

Бьют, – я касаюсь того, о чем изложено выше, – чтобы выкачать побольше рублей и лей, придумывая всевозможные нарушения. В селе Барабой жандармы из Михаилень назначили одного человека (Антона Джилибика) с правом бить и обирать селян, чтобы он сообщал жандармам обо всех неурядицах между сельчанами с тем, чтобы потом жандармы смогли высосать из них еще больше, угрожая им избиениями. Этот человек отстранен субпрефектом из Глодень Георгием Русу, уроженцем села Барабой. И тогда он был заменен одним солдатом (кажется, дезертиром), который брал определенный процент рыбы, выловленной людьми в местном озере, на вырученные деньги пил и гулял каждый день, истязая население.

АРЕСТЫ. Об этом не стоит много говорить. Бессарабия привыкла, и это не так уж тяжело для населения, затерроризированного экзекуциями, избиениями, грабежами и т.д. Удовлетворюсь указанием, что арестованных заточают в подвалах и что среди депутатов крестьянской и национальной партий арестовано более 10 процентов.

ГРАБЕЖИ. В 1918 году в особенности солдаты ежедневно ходили и собирали у населения зерно, конфискуя и реквизируя его, однако никто так и не знает, куда делся этот хлеб. Следует подчеркнуть, что зажиточные крестьяне по большей части откупались, а вся тяжесть этих поборов ложилась на плечи бедноты. И сколько побоев было совершено, как часто женский и детский плач оглашал воздух в селах! Сколько солдат и несолдат, уполномоченных неизвестно кем, выгребали все, что было добыто потом крестьян.

Приведу только случай с Войка Илие, дезертиром из 3-го эскадрона 4-го кавалерийского полка, который был мною пойман при сборе пшеницы в селе Барабой. Это, равно как и избиения в Кетрошика Веке, могут быть подтверждены депутатом Гыскэ. Жандармы, эти абсолютистские правители, выкачивали и выкачивают тысячи рублей из Бессарабии, и ни один из них не был даже посажен в тюрьму.

Вновь удовлетворяюсь несколькими фактами: 1. Някшу, шеф жандармской секции из Забричень, Бэлцкого уезда, где я был судьей, был пойман на грабежах и взятках в 100000 руб. И это лишь после того, как я несколько раз сообщал о нем, после того, как ему удавалось избежать суда, поскольку население только мне говорило о его проделках, не желая, будучи терроризировано жандармами, подтвердить противозаконные дела этого блюстителя порядка. Однако, совершив с помощью жандармов свой «побег» из тюрьмы, он затем украл лошадей, принадлежавших секции, в которой проходил службу. Возникает вопрос: почему он не был пойман раньше, то есть, до того, как награбил 100000?

2. В селе Барабой и во многих соседних селах, если солдаты встречают человека, едущего ночью на быках на пастбище или на заре – на ярмарку, то быков конфискуют, подозревая крестьянина в том, что он направляется в австрийскую зону (речь идет о пограничной зоне, существовавшей на севере Бессарабии в марте-ноябре 1918 года между румынскими и австро-венгерскими войсками – прим. ред.), хотя зона находилась в 40-50 км отсюда. Возникает вопрос: где быки, кто их съел или что стало с вырученными за них деньгами? А где контрибуции, взятые с города? Где лошади, табунами взятые у населения под предлогом, что они были куплены у большевиков и потому должны стать собственностью Румынского государства? В Анфисовке было забрано более 10 лошадей, кажется, младшим лейтенантом Новаком, а две коровы лично мною были отобраны у жандармов. Не знаю, стоит ли говорить о гусях и курах, забираемых у населения дома и даже на базаре днем, притом без уплаты или за мизерную плату.

ГУЖЕВАЯ ПОВИННОСТЬ (повинность, введенная в эпоху феодализма, в соответствии с которой крестьяне обязаны были, особенно в военное время, выполнять на своих подводах различные транспортные задания – прим. ред.). Напуганное население продает своих лошадей и волов, ибо жандармы, офицеры и солдаты постоянно норовят под видом гужевой повинности использовать его транспорт для того, чтобы везти дрова и другие предметы в города, а для кого – неизвестно. Кукуруза до сих пор находится на полях, поскольку гужевой транспорт поставлен на службу тех, кто придумывает «большевизм» и делает видимость «борьбы» против него.

Думаю, не ошибусь, если скажу, что все эти мелкие институты и их люди образуют государство в государстве, а отсюда порождают анархию в государстве.

Я говорил выше о злоупотреблениях общего порядка: об убийствах, избиениях, арестах, ограблениях, гужевой повинности. Приведу теперь множество самых разнообразных фактов, носящих случайный характер: 1. Капитан Димитриу, комендант Единецкого сектора Хотинского уезда, издал приказ, в котором предписывалось, чтобы каждый гражданин, встретив румынского офицера, остановился, повернулся лицом к нему, снял головной убор и с улыбкой поклонился до земли. А чтобы граждане научились такому приветствию, он распорядился, чтобы ежедневно, в определенное время, солдаты, надев на палку офицерскую фуражку, носили ее по улицам местечка. При встрече этой фуражки, надетой на палку, каждый гражданин обязан с улыбкой на лице выполнить указанное выше. Рассказывают, что один румынский крестьянин, обратив внимание на эту процессию солдат, спросил у них, можно ли купить фуражку. Румын был тут же избит. Оценивая это, как вы думаете, господин премьер-министр, у большевиков или в Африке могло подобное случиться? Каждый из нас был бы доволен, если бы этот офицер попал в больницу для умалишенных, он, однако, по сей день служит в румынской армии и, может быть, даже повышен в звании.

2. Во всем Бэлцком уезде, равно как и в других уездах, был издан приказ, согласно которому все граждане, одетые в русскую военную форму, должны носить знак триколора. И знаете что произошло?

За пределами государственных учреждений этот приказ восприняли по-своему, а поэтому видишь, как каждый еврей из городов и местечек носит триколор на шляпе, а сельчане, кроме триколора на одежде, разносят еще и россказни, байки, будто такой-то и такой-то был раздет солдатами и жандармами, а именно, лишен панталон, то есть байки, которые дискредитируют румынские институты и культуру. Плюс к этому все смеются и издеваются над триколором Румынии. Только и слышишь, что у такого-то и такого-то была сорвана с головы русская шапка, оставляя его с непокрытой головой только из-за того, что на шапке не было триколора. Такого рода случаи знаю и я, притом знаю, что жандармы продавали триколор крестьянам.

3. В селе Братушень Бэлцкого уезда комендант сектора издал приказ о борьбе с антисанитарией, в соответствии с которым солдаты якобы должны искать на голове у женщин вшей и за каждую найденную вошь штрафовать на 5 рублей. Рассказывали, что у одной женщины нашли пять вшей и будто за это она уплатила 25 рублей штрафа. Имена этих несчастных женщин, к стыду жителей, объявляются или по указанию офицеров афишируются в центре села.

4. Священник Александру Долешинский из села Паркова Бэлцкого уезда пожаловался мне, что угрозами двух вооруженных солдат был заставлен в их присутствии помолиться за крестьянина, который из-за разлада со священником прибегнул к использованию военной силы.

И другие прискорбные случаи я смог бы рассказать.

Народ потерял веру в румынские учреждения, хотя такие высокие, как префектура и субпрефектура, вели себя хорошо, а служащие судебных органов – великолепно.

В 1918 году, когда у крестьян изымался хлеб, а дождя не было, появился слух, что священники и помещики привели румын, с которыми прибыл и колдун, который выдрал из хвоста петуха перья, из-за чего и не шли дожди. Вы знаете, что легенды не исчезнут с нынешним поколением и, следовательно, еще многое будет услышано и рассказано о деяниях, совершенных в Бессарабии.

В ходе предвыборной кампании (имеются в виду парламентские выборы в Румынии, состоявшиеся в конце 1919 года – прим. ред.) я имел беседу с одним извозчиком, и он спросил, не румын ли я, поскольку хорошо говорю по-румынски. Сказал ему, что я бессарабец. Тогда он пожаловался мне, что его лошадь заболела чесоткой, и что чесотку занесли из-за Прута. Таково умонастроение бессарабского крестьянина, забитого русскими и терроризированного братьями!

Прошу Вас держать все это в строжайшем секрете, поскольку не хочу, чтобы кто-нибудь узнал об этом, в особенности те, кто может использовать содержание данного письма против нации. Я информирую Вас для того, чтобы Вы хоть что-то знали из того, что совершено в стране, недавно освобожденной от рабства.

Мне приходит даже мысль, что я могу быть заподозрен в недостаточном патриотизме, поэтому сообщаю Вам следующее из своей биографии. Будучи в Одесском военно-артиллерийском училище, я обратился в Петроград за разрешением вступить в румынскую армию на период военной кампании, но мне отказали. Это смогли бы подтвердить г-н Виктор Попп из Крайовы и г-н Мырзак, бессарабский офицер, который учился вместе со мной и знает о моем заявлении. Виктор Попп, когда в начале революции (речь идет о Февральской революции в России – прим. ред.) я говорил ему о том, что настал момент присоединения Бессарабии к Румынии, сказал, что я молод и что национальный вопрос проиграет из-за этого, поскольку я по своей молодости являюсь экстремистом, а это не приведет к хорошему концу. Лучше всего, следовательно, нам сначала добиться автономии. Был офицером 2-й Молдавской батареи с момента ее организации в Одессе и до расформирования в Кишиневе. Узнав о том, что прибывают румынские войска, я радовался вместе с товарищем по училищу Петром Лунгу, офицером 1-го Молдавского полка. Мы говорили о том, что выйдем им навстречу с моей батареей и его ротой. Наивность: он был арестован по прибытии (румынских) войск в Бэлць, а я – несколько позже.

Короче, большевик я или нет – решайте сами, но случаи беззакония полностью пресеките.

Депутат А. МЫЦЭ

Бухарест, 25 декабря 1919 года.





МЕМОРАНДУМ

ГРУППЫ БЕССАРАБСКИХ СЕНАТОРОВ И ДЕПУТАТОВ ПАРЛАМЕНТА КОРОЛЮ РУМЫНИИ ФЕРДИНАНДУ I

Июль 1924 года

Сир! (Sire – фр. – Ваше Величество – прим. ред.).

Мы, нижеподписавшиеся сенаторы и депутаты в количестве 29 человек из числа избранных от Бессарабии в парламент, образующие тем самым большинство представителей этой провинции в парламенте и являющиеся таким образом единственными вправе говорить от ее имени, чувствуем себя обязанными, как уполномоченные нашего народа и как граждане, верные стране и Короне, довести до сведения Вашего Величества отчаянное положение, в котором оказалась провинция, представляемая нами.

После напрасного ожидания привлечь внимание Правительства Вашего Величества как заявлениями в парламенте, так и публичными выступлениями, к которым, несмотря на суровость осадного положения, примкнули тысячи граждан Бессарабии, мы вынуждены искать этим путем поддержку Короны как символа национального единства, ибо умолчание при создавшихся ныне обстоятельствах равно исторической ответственности перед национальной катастрофой, которую считаем неизбежной, если дела в Бессарабии не будут подвергнуты срочным изменениям.

Ваше Величество знает, при каких тяжелых для нашей страны обстоятельствах Бессарабия выразила свою волю объединить свою судьбу с судьбой всего нашего рода.

Бессарабский народ видел в присоединении единственное средство обеспечить себе как нормальное национальное развитие, так и политическую свободу и социальную справедливость.

В этой плоскости Декларация об объединении от 27 марта 1918 года если и не определила условия, которые могли бы быть истолкованы как условия, влекущие за собой отмену этого акта, все же предусмотрела «основы», на базе которых присоединение должно было строиться.

Главными среди этих «основ» являются: 1. Децентрализация и административная автономия.

2. Сохранение действовавших к этому времени законов и административной организации вплоть до их совершенствования румынским парламентом.

3. Уважение прав национальных меньшинств.

4. Конституционная гарантия прав и гражданских свобод.

5. Политическая амнистия.

6. Немедленный созыв учредительного собрания, в которое войдут представители Бессарабии пропорционально ее населению, избранные путем всеобщего, равного, прямого и тайного голосования.

Сир!

Декларация о присоединения от 27 марта 1918 года является правовым документом, на котором основано объединение Бессарабии с Румынией.

Бесполезно здесь обсуждать, поскольку «основы», на которых базировался Сфатул Цэрий в этой декларации, могли на законном основании быть изменены его голосованием от 27 ноября 1918 года (речь идет о голосовании Сфатул Цэрий от 27 ноября 1918 года, когда было принято решение о безусловном присоединении Бессарабии к Румынии. В результате этого Бессарабия лишилась даже т.н. «провинциальной автономии», а Сфатул Цэрий в этот же день королевским декретом был распущен – прим. ред.), равно как и указать условия, в которых проходило это голосование.

Напомним лишь вскользь, что после Декларации от 27 марта Сфатул Цэрий четко зарезервировал за собой лишь одно право –

«решения и осуществления аграрной реформы» – и, следовательно, с этого момента потеряли свою силу остальные его прерогативы, как законодательного и представительного органа Бессарабии.

Эти прерогативы не могли быть, безусловно, переданы ему каким- либо декретом правительства. Следовательно, любое последующее решение Сфатул Цэрий, за исключением решений по аграрного вопросу, не могло иметь какого-либо значения. Впрочем, даже голосование от 27 ноября требовало «обеспечения всем румынам режима чисто демократического» и предусматривало «созыв учредительного собрания на основе всеобщего избирательного права».

Считаем излишним напомнить об этих соображениях, ибо само собой разумеется, что актом о присоединении бессарабский народ выразил свое «право на свободное самоопределение», которое несовместимо с согласием на политическое рабство.

Естественным является то, что Договором с великими державами от 28 октября 1920 года, которым признано объединение (следует указать, что Парижский протокол от 28 октября 1920 года не был ратифицирован Японией, в силу чего так и остался документом без какой-либо международной правовой силы – прим. ред.), не только специально признавалась Декларация о присоединении как доказательство, что «население Бессарабии проявило желание видеть Бессарабию объединенной с Румынией», но и обусловливалось (ст. 3-я), что «Румыния обязуется соблюдать и обеспечить, чтобы на территории Бессарабии соблюдались условия Парижского договора, подписанного 9 декабря 1919 года (речь идет о Сен-Жерменском договоре от 10 сентября 1919 года, подписанном Румынией лишь 9 декабря того же года и предусматривавшем среди прочего твердые гарантии предоставления национальным меньшинствам политических прав и демократических свобод – прим. ред.) как основными, а также присоединенными к ним силам» и Румынией, а именно, «об обеспечении жителям гарантий свобод и прав и т.д.».

Провозглашение Договора от 9 декабря 1919 года знаменательно духом, которым великие силы согласились с присоединением Бессарабии. Бессарбаский народ, однако, не попросил и не потребовал от иноземных государств гарантий своих прав и свобод. Но, безусловно, что население, которое и при царском режиме считалось самым кротким и самым зависимым во всей империи, даже не ожидало, что с ним так жестоко и даже враждебно будут обращаться органы Румынского государства, в состав которого оно вошло по своему свободному желанию.

Не существует иной румынской провинции, в которой с большей легкостью можно было бы стереть последствия чужеземного господства, чем Бессарабия.

С сельским населением, в подавляющем большинстве молдавским, и с городским населением, в большинстве чужеродным, но лишенным всякого мотива симпатизировать России, – нужно было немного лет человеческого режима и корректной администрации, чтобы никто в Бессарабии даже не вспомнил своего столетнего отчуждения, а вне ее смог бы питать надежду на какие-либо требования на ее счет.

К несчастью, Ваше Величество, уже 6 лет Бессарабией управляют таким образом, каким невозможно сегодня управлять даже черными колониями Африки.

Под режимом чрезвычайного положения, без каких-либо гарантий гражданских прав и свобод, управляемая в течение 6 лет незаконно созданными «временными комиссиями», Бессарабия сегодня оказалась беспомощной и на пути ликвидации древних сельских общин, которые признавал даже царский абсолютизм и единственно которые придавали нашему народу твердость выдержать вековое иго.

Перед лицом всесильной бюрократии, которая оказалась безответственной, бесконтрольной и неконтролируемой в отсутствии органов местной автономии и гражданских свобод, население, лишенное любого права и средства законной защиты, фатально оставлено жертвой подавления и угнетения, которые не только делают возможными повседневные принуждения, избиения и издевательства, но оставляют безнаказанными даже убийства, совершаемые официальными властями.

Частные случаи подобных эксцессов со стороны властей, ставшие общественным достоянием через прессу или с парламентской трибуны, равно как и тысячи других случаев, которые так и остаются неизвестными, какими страшными они ни были бы, имеют меньшее значение, нежели та атмосфера беззакония, насилия и административного садизма, которая настолько давит на все население, что даже самый безобидный гражданин чувствует себя вечно подвергнутым произволу и террору, находящимся во власти последнего чиновника в каждом случае, когда приходится иметь с ним дело.

В этой атмосфере тиранической анархии невозможна здоровая деятельность государственного аппарата, ибо вся общественная администрация коррумпируется и, как показали недавние факты, даже юстиция становится жертвой этой заразы.

Правительство Вашего Величества стремится оправдать режим, установленный в Бессарабии, необходимостью борьбы против большевизма, бандитизма и т.д. Но это является страшной путаницей между причинами и следствиями.

Так называемый большевизм в Бессарабии, как и реальный бандитизм, свирепствующий в некоторых провинциях, являются в большей части прямым результатом особого режима, под которым столько времени ведет свою горькую жизнь эта несчастная провинция.

Никакой народ не может безропотно подчиниться режиму, при котором любое его право не признается и не уделяется никакого средства законной защиты от злоупотреблений властью со стороны чиновников администрации и в условиях которого даже возможная готовность правительства бессильна обуздать произвол подчиненных, поскольку отсутствует гражданский контроль.

В этих условиях эксцессы и беспорядки невозможно предотвратить.

Таким образом, создается порочный круг: ужесточение чрезвычайного режима постоянно обосновывается теми же волнениями, которые сам же этот режим предопределяет или провоцирует.

Практика доказала, что никакая борьба с эксцессами и беспорядками такого рода не является возможной без симпатий и поддержки со стороны самого населения. Однако эти симпатии и поддержку нельзя завоевать с помощью всяческих жестокостей осадного положения.

Сир!

В нынешних условиях такое положение дел является серьезной опасностью не только для Бессарабии.

Только используя сильное раздражение бессарабского населения положением, в которое оно ввергнуто в течение шести лет притесняющим и угнетающим режимом, советское правительство смогло позволить себе выдвинуть требования на эту исконно румынскую землю.

«Правовые мотивы» сами по себе никогда не придали бы ему такую смелость. Ни отсутствие формального плебисцита, не тот факт, что одни из стран – представителей великих держав – не присоединились к договору 1920 года (среди стран, не подписавших Парижский протокол от 28 октября 1920 года, было несколько европейских стран и США – прим. ред.), а другие не ратифицировали его (как уже отмечалось, протокол не был ратифицирован Японией –

прим. ред.), в силу чего договор можно признать не вступившим в силу (как недавно заявил в Палате депутатов английский премьер-министр), не могли бы превалировать в вопросе о Бессарабии, если бы она была свободной и счастливой в составе румынской нации.

Сир!

Мы, подписавшие этот меморандум, являемся избранниками бессарабского народа, который продемонстрировал свою веру в нас, преодолев насилие, которым покрыли себя выборы в нынешние палаты сенаторов и депутатов (речь идет о парламентских выборах, состоявшихся в июне 1924 года – прим. ред.). Большинство из нас представляли нашу провинцию во всех парламентах, избранных после присоединения, а также участвовали в Сфатул Цэрий и сыграли решающую роль при голосовании Декларации о присоединении. Лишь чувство ответственности и лояльности по отношению к стране и Короне смогло вырвать из нас болезненное свидетельствование, которое приносим к ступеням трона.

Сир!

Бессарабия не чувствует себя, не может чувствовать себя свободной в условиях режима, под которым находится сегодня. От нынешнего правительства Вашего Величества не можем ожидать какого-либо улучшения положения дел. При этом правительстве злоупотребления достигли неведомых до этого вершин. При нем с помощью приказов префектов ликвидированы сельские общины.

Когда мы пытаемся поднять свой голос в парламенте с тем, чтобы довести до общественности всю боль народа, избравшего нас, мы подвергаемся оскорблениям, а с министерской скамьи нам бросают ярлыки «плохие румыны» или «чужеродцы». Советники Вашего Величества даже не дают себе отчета, что, принося подобные обвинения большинству представителей Бессарабии (в парламенте), тем самым объявляют эту провинцию чужеродной и оправдывают все поползновения извне.

Нам остается лишь обратиться с призывом к Короне, в которой усматриваем залог национального единства. Делаем этот призыв с удрученным сознанием, что переживаем, быть может, последний момент, когда положение еще можно спасти без тяжелых испытаний и трагических потрясений.

Сир!

Нынешний режим в Бессарабии не может быть сохранен!

Бессарабия не может, не желает больше его терпеть!

Мы, представители Бессарабии, не можем больше, не хотим больше усложнять свою ответственность сокрытием правды о реальном положении в нашей провинции!

Только благодаря чрезвычайному режиму, который превратил эту страну в ад, только благодаря системе притеснения и угнетения, которая топчет чувства и устремления народа, гордого и желающего свободы и справедливости, только надругательством «основ» присоединения, установленных Декларацией от 27 марта 1918 года и принятым румынским правительством «от имени румынского народа и короля Румынии», а также пренебрежением всеми гарантиями, предусмотренными договорами, был порожден «бессарабский вопрос», который может стать фатальным для нашего национального будущего, но который может быть легко и просто разрешен путем восстановления конституционного и законного порядка правительством, проникнутым чувством законности и уважением к гражданским правам и свободам.

Мы не можем больше терять время!

Хватит шестилетнего опыта!

Народ Бессарабии в отчаянии!

Страна и Корона не могут жертвовать Бессарабией ради удобств некоторых инертных и архаичных правительств без того, чтобы компрометировать участь нации.

Только эта вера и надежда, что когда наступит одиннадцатый час, наш голос будет услышан, побудила нас дерзнуть и нарушить покой Вашего Величества, ибо в противном случае ничего не осталось бы, как только сложить свои полномочия, снимая тем самым с себя всякую ответственность и предоставляя самой стране и истории право судить палачей Бессарабии и разрушителей национального единства.

С осознанием выполненного долга граждан и лояльных подданных Вашего Величества просим Вас, Сир, принять наше покорное уверение в верности и преданности, и остаемся зависимыми и преклоненными слугами Вашего Величества.

Пан. ХАЛИППА, депутата от Сорока; А. МЫЦЭ, депутат от Бэлць; В. КАЗАКЛИУ, депутат от Кишинева, бывший депутат Сфатул Цэрий; И. БУЗДУГАН, депутат от Бэлць, бывший секретарь Сфатул Цэрий; Гр. КАЗАКЛИУ, депутат от Сорока, бывший депутат Сфатул Цэрий; Д. МОЛДОВАНУ, депутат от Бэлць; Штефан БОТНАРЮК, сенатор от Бэлць, бывший депутат Сфатул Цэрий; Николае ПОСТОЛАКЕ, сенатор от Бэлць; П. СФЕКЛЭ, депутат от Сорока; И. БЕЛОУСЕНКО, сенатор от Кахула; К. СТЕРЕ, депутат от Сорока, бывший председатель Сфатул Цэрий; Н. НЕГРУЦАН, депутат от Тигина; Костаке ЛЯНКА, депутат от Бэлць; Т. КОВАЛЬСКИЙ, сенатор от Четатя Албэ; Зиновий ЯНКУ, депутат от Тигина; Мих. КАЛИСТРУ, депутат от Хотин; Василе ВОЛОК, депутат от Кахула; Н. КОСТАКЕСКУ, сенатор от Кишинева; протоиерей Теодор ДУМБРАВЭ, депутат от Измаила; Н. ЧЕРНЕЙ, депутат от Кахула, бывший депутат Сфатул Цэрий; Николае РУСУ, сенатор от Кахула; Г. ЛУПАШКУ, депутат от Сорока; Н. ТРАНДАФИРЕСКУ, сенатор от Четатя Албэ; Кс. АНТИПА, депутат от Измаила; Ефтимие ЧОЛАК, сенатор от Сорока; ЯКОБЕСКУ, депутат от Четатя Албэ; Василе СОРБАЛЭ, сенатор от Сорока; З. КИОРБАШ, депутат от Кахула; доктор Н. ЛУПУ.

«Кувынтул», от 15 марта 1919 года.





ИЗ ВЫСТУПЛЕНИЯ

И. АНТОНЕСКУ НА ЗАСЕДАНИИ РУМЫНСКОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА О НАСИЛЬСТВЕННОМ ВЫСЕЛЕНИИ ЕВРЕЕВ И УКРАИНЦЕВ ИЗ БЕССАРАБИИ И БУКОВИНЫ



8 июля 1941 года

Рискуя быть непонятым некоторыми традиционалистами, которые, возможно, имеются среди вас, я выступаю за насильственную миграцию всего еврейского элемента Бессарабии и Буковины, его нужно выставить за пределы наших границ. Также я за насильственную миграцию украинского элемента, которому здесь нечего делать в данный момент (планы о массовом выселении украинцев, евреев, гагаузов, русских, болгар из Бессарабии и Буковины, истребление десятков тысяч людей были составной частью политики «румынизации и колонизации» захваченных советских территорий. Чтобы как-то заинтересовать румынских солдат в грабительской войне, в армии был распространен циркуляр №Т1500/А, в котором говорилось: «В качестве вознаграждения за храбрость и преданность господин генерал Антонеску решил наделить землей на освобожденных территориях тех, кто отличился в настоящей войне. Воинские части должны составить именные списки отличившихся офицеров, унтер-офицеров и солдат, заслуживающих быть наделенными землей, с указанием, в какой провинции желают быть наделенными землей. Списки должны составляться воинскими частями через каждые 15 дней».

Procesul marii tradari nationale. (Stenograma dezbatelor de la

tribunalul poporului asaupta lui Antonescu). Buc., 1946. P 35. Перевод с румынского – прим. ред.).

Меня не волнует, войдем ли мы в историю, как варвары. Римская империя совершила целую серию варварских актов по отношению к современникам, и все же она была самым величественным политическим устройством.

В нашей истории не было более подходящего момента.

Если нужно, стреляйте из пулеметов.





ЗАПИСЬ УКАЗАНИЙ ГЕНЕРАЛА АНТОНЕСКУ ОККУПАЦИОННОЙ АДМИНИСТРАЦИИ БЕЛЬЦКОГО УЕЗДА ОБ ОТНОШЕНИИ К МЕСТНОМУ НАСЕЛЕНИЮ

(опущены указания И. Антонеску, касающиеся сбора и дележа трофеев, уборки урожая, организации местной администрации – прим. ред.)

17 июля 1941 года Дороги восстановить с помощью населения. Трудовую повинность ввести и на завоеванных территориях.

При самом незначительном сопротивлении со стороны населения – расстреливать на месте. Фамилии казненных опубликовать…

Население Бессарабии подвергнуть проверке, подозрительных и тех, которые выступают против нас, нужно уничтожать… Ни один еврей не должен оставаться в селах и городах, их следует интернировать в лагеря…

ЦГА ССРМ, ф. 112, оп. 1, д. 445, л. 15, 15.

Перевод с румынского.





ИЗ СТЕНОГРАФИЧЕСКОЙ ЗАПИСИ ВЫСТУПЛЕНИЯ И. АНТОНЕСКУ НА ЗАСЕДАНИИ СОВЕТА МИНИСТРОВ РУМЫНИИ СОВМЕСТНО С ГУБЕРНАТОРАМИ ОККУПИРОВАННЫХ ТЕРРИТОРИЙ О ПОЛИТИКЕ ПРАВИТЕЛЬСТВА НА ВРЕМЕННО ОККУПИРОВАННОЙ ТЕРРИТОРИИ

13 ноября 1941 года

Господин маршал Ион Антонеску – глава государства: «…Транснистрия должна обходиться своими средствами, она должна быть так организована, чтобы существовать за счет своих ресурсов, так как в румынском государстве нет необходимых запасов, чтобы снабжать ее, ни по линии сельскохозяйственной, ни промышленной, ни торговой.

Во-вторых, эта область должна обеспечить нас продуктами питания и удовлетворить все потребности войск, находящихся там.

В-третьих, Транснистрия должна самым широким образом покрывать военные расходы, понесенные нами… Война обошлась нам в 170 миллиардов лей, и мы приложим все усилия, чтобы вырвать из Транснистрии 10-15-20 или 40 миллиардов лей. Если будем находиться там дольше и вывезем больше, тем лучше…

Имущество возвратить (имеется в виду движимое и недвижимое имущество помещиков Бессарабии – земля, сельскохозяйственный инвентарь, скот и др., которое было советской властью передано бедняцким массам деревни, колхозам, учхозам – прим. ред.). Мы стоим за частную собственность и не можем в этом отношении соглашаться с анархическим актом. Это мы решили давно (к 13 ноября 1941 года, ко дню указанного заседания правительства, помещичья собственность на территории Бессарабии была фактически уже восстановлена – прим. ред.), собственность возвращается.

Все бедные крестьяне из сел, которые завладели имуществом богатых крестьян, обязаны возвратить это имущество обратно. Собственность отдается обратно. Возвращается…

Крупным собственникам Бессарабии был нанесен удар и в результате экспроприации в 1918 году, а также в прошлом году (имеется в виду осуществление Декрета о земле и проведенной аграрной реформы и национализации крупной и средней промышленности в 1940 году – прим. ред.). Следовательно, им нужно помочь и скотом, и кредитом, но обращаю внимание, что эти люди привыкли занимать одновременно во многих местах.

Стенографы: Д. Фиэреску, А. Ионеску.

ЦГА ССРМ, ф. 706, оп. 1, д. 1208, л. 273, 369; д. 585, л. 4.

Подлинник. Перевод с румынского.





УВЕДОМЛЕНИЕ ГУБЕРНАТОРСТВА «БЕССАРАБИЯ» ПОДВЕДОМСТВЕННЫМ ОРГАНАМ О РЕШЕНИИ И. АНТОНЕСКУ ВЫСЕЛИТЬ ЗА ДНЕСТР РУССКИХ, УКРАИНЦЕВ, ГАГАУЗОВ, НЕ ВЫПОЛНЯЮЩИХ ПРИКАЗОВ ОККУПАЦИОННЫХ ВЛАСТЕЙ, И СЕКВЕСТИРОВАТЬ ИХ ИМУЩЕСТВО

20 июля 1943 года (дата отправки документа полиции г. Комрата – прим. ред.).

Честь имею сообщить Вам следующее: будучи информирован некоторыми префектами о том, что имеются села национальных меньшинств (русские, украинские, гагаузские), которые не включаются в ритм сегодняшнего дня, не подчиняются сразу полученным приказам и особенно при выполнении трудовой повинности, господин маршал, глава государства, разрешил отправить этих инородцев за Днестр (указания И. Антонеску о выселении из Бессарабии национальных меньшинств были даны намного раньше. Так, 26 февраля 1942 года И. Антонеску заявил, что «нужно избавиться и от других меньшинств – русских, украинцев, поляков, болгар, гагаузов». В 1943 году началась насильственная эвакуация украинского и русского населения из ряда сел Рыбницкого уезда. В Очаковский уезд были отправлены 3000 человек. «Эвакуация», как признавали сами ее организаторы, явилась «настоящей трагедией, которую трудно передать словами». Она была проведена так быстро, что «эвакуированные сумели захватить с собой лишь немногое из своего добра» и «прибыли в Очаковский уезд в жалком состоянии, так как их лишили почти всего имущества» – прим. ред.), а их недвижимое имущество секвестировать в пользу государства…

(опущен порядок оформления высылки за Днестр – прим. ред.).



Губернатор Бессарабии, дивизионный генерал О. Ставрат.

С подлинным верно, К. Плешка.

ЦГА ССРМ, ф. 698, оп. 1, д. 37, л. 49.

Заверенная копия. Перевод с румынского.









Общественно-политическое издание

КОМАРНИЦКИЙ ГЕОРГИЙ БОРИСОВИЧ

МИНА ЗАМЕДЛЕННОГО ДЕЙСТВИЯ