Дек 15
Суббота
logo Информационное агентство "Ольвия-пресс"

Приднестровская Молдавская Республика
В ПРБ констатируют относительную стабилизацию цен на внутреннем рынке » Об этом проинформирован Президент ПМР. Взимание оффшорного сбора будут совместно контролировать ПРБ и ГТК » Вступил в силу совместный приказ Приднестровского республиканского банка, Государственного таможенно... Прокуратура Слободзеи выявила нарушения земельного законодательства при предоставлении участков в до... » Прокуратура города Слободзея и Слободзейского района выявила нарушения в работе местной госадминистр... Илья Галинский: Первые 100 дней президентства Евгения Шевчука: законность и сопричастность » Политические эксперты, обычно характеризуют первые 100 дней президентства, как крайне важную знакову... Дубоссарский район награждён Орденом Республики » Город Дубоссары, как и приднестровская столица, накануне отметил 68-ю годовщину со дня освобождения ... Минобразования России выделило 169 бюджетных мест в российских вузах для поступления приднестровцев » Министерство образования и науки Российской Федерации выделило 169 бюджетных мест для поступления пр... Председатель Правительства встретился с представителем немецкого парламента » Петр Степанов провел официальную встречу с Советником Бундестага Германии по внешней политике Мартин... Пасхальное послание Преосвященнейшего Саввы, Епископа Тираспольского и Дубоссарского » …Христос за всех умер, чтобы живущие уже не для себя жили, но для умершего за них и воскр... Приднестровская сторона в ОКК заявляет о недопустимости провокаций в Зоне Безопасности » Как сообщил информационному агентству «Ольвия-пресс» сопредседатель Объединённой контрол... Пост первого заместителя Председателя Правительства ПМР заняла Наталья Русанова » Президент Приднестровья назначил первого заместителя Председателя Правительства. Эту должность по пр...

Аналитика

05.03.2012
В истекшем году на внутреннем рынке Приднестровья наблюдалось устойчивое и скорое...
01.03.2012
Приднестровье отказалось сесть с Молдовой за один поминальный стол Вчера в Дублине...
06.02.2012
Ухудшающаяся обстановка в Зоне безопасности грозила поставить под вопрос успех многолетних...
18.01.2012
Невесело начался новый — 2012-ый — год в Республике Молдова. Мало...
27.12.2011
Странные парадоксы Молдовы. Они вполне соответствующие выражению шиворот-навыворот. В Приднестровском регионе...
06.12.2011
Что-то неладное творится в рядах «Обновления». Анатолий Каминский поведал на недавней...
02.12.2011
«Приднестровье готово участвовать в обеспечении военно-технических мер в ответ на развертывание...
29.11.2011
Итак, по предварительным данным в Южной Осетии большинство голосов набрала «протестный...
24.11.2011
Визит главы МИД РФ Сергея Лаврова в Бессарабию и сделанные им...
24.11.2011
В последнее время приднестровцы стали отмечать, что в некоторых зарубежных средствах...
16.11.2011
Грязные PR-технологии, прошедшие обкатку в некоторых государствах СНГ на волне предвыборных...
12.11.2011
Как такового «плана Медведева» относительно будущего Приднестровской Молдавской Республики нет. Есть...
09.11.2011
В Государственном таможенном комитете Приднестровской Молдавской Республики 4 ноября прошла предварительная...
04.11.2011
Подлый же Фагот, и он же Коровьев, прокричал: - Вот, почтенные...

Архив


В виде ленты
В виде списка
<Января 2019>
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
Книги
demo2
02.03.2012 06:41
 
demo1
02.03.2012 06:33
demo1
 
Содержание - "Международное право"
25.01.2010 13:41

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО И НЕЗАВИСИМОСТЬ ПРИДНЕСТРОВЬЯ

2007 
Авторы:

Патрик Брюно, Филипп Шансе Вельмот, Олег Верник Координатор авторской группы: Олег Верник

Перевод с французского Наталья Шульпина

Содержание:

 

Вступление

Глава 1

Принцип суверенитета и суверенного равенства государств – фундаментальная основа государственной независимости ПМР

 

Глава 2

Взаимосвязанные принципы невмешательства во внутренние дела и отказа от применения силы или угрозы силой – международно-правовые гарантии реализации суверенитета ПМР

Глава 3

Принцип самоопределения народов – онтологическая база и ключевая юридическая гарантия независимости Приднестровья

Глава 4

Принцип самоопределения народов и принцип территориальной целостности государств: конфликт или гармония? (Приднестровский срез проблемы)

 

Глава 5

Принцип всеобщего уважения прав человека и аспекты международного гуманитарного права: контекст Приднестровского урегулирования

Глава 6

Международно-правовое признание ПМР: теоретические и прикладные аспекты проблемы

 

Глава 7

Международная договорная правосубъектность ПМР: ключевая форма фиксации юридического признания «de facto»

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 
Глава четвертая - ЧТО ДАЛЬШЕ?
25.01.2010 11:25

 ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

ЧТО ДАЛЬШЕ?
 
 
Фотогалерея
Советский Союз распался на «удельные княжества», в каждом из которых свои порядки и свои спецслужбы. СНГ за десять лет существования так и не стало дееспособной структурой. О происходящем в Республике Молдова и Приднестровской Молдавской Республике теперь можно судить лишь по эпизодическим и, за редким исключением, весьма тенденциозным сведениям прессы. Итак, что же дальше?
МНБ РМ. Республиканские органы государственной безопасности достаточно плавно из союзной структуры трансформировались в «национальные». КГБ в Молдове стал называться «секуритатя» и продолжал действовать по всей республике без ограничений. Когда бывший в то время премьер-министром Молдовы М. Друк потребовал от министра национальной безопасности А. Плугару предоставить список информаторов КГБ из числа парламентариев, то ответ был краток: «Вы хотите, чтобы мы остались без парламента?» (1). А. Плугару прозрачно намекнул на то, что значительное количество парламентариев первого созыва в свое время активно сотрудничало с КГБ МССР. Опубликование списка агентуры из числа этих парламентариев будет иметь эффект разорвавшейся бомбы и вызовет острый парламентский кризис в республике.
Среди журналистов у нового министерства также сохранились хорошие оперативные позиции. Эти позиции легко можно выявить, если проанализировать сообщения о том, каких журналистов МНБ игнорировало, а каких - рекомендовало публиковать. Так, пресс-служба МНБ всегда была благосклонна к работам журналиста Чиботару (2).
Достаточно сложно формировалась система парламентского контроля за спецслужбами. В первом парламенте заместитель председателя комиссии по госбезопасности и военным вопросам был утвержден лишь 20 июля 1990 года, 13-м из 15 руководителей комиссий. Им стал Г. Мазилу. Первые утверждены на два с лишним месяца раньше. 16 июня 1993 года председателем этой комиссии стал бывший комиссар полиции уезда Бричень Симак, а в 1996 году на эту должность был утвержден представитель фракции КПМ Григорий Братунов.
После провала вооруженной агрессии 1992 года в Приднестровье парламент Молдовы отправил министра национальной безопасности А. Плугару в отставку, назначив на эту должность Василия Калмоя (3) .
25 июня 1994 года генерал-лейтенант Сергей Степашин и бригадный генерал Василий Калмой встречались в штабе 14-й армии с Александром Лебедем. Вскоре после этой двухчасовой встречи был освобожден от должности начальник особого отдела армии полковник Николай Злыгостев, лояльно относившийся к ПМР и пытавшийся объективно информировать Центр о деятельности А. Лебедя. 
Степашин не планировал встречаться с представителями МГБ ПМР, однако во дворе штаба и.о. министра госбезопасности ПМР Олег Гудымо, обеспечивавший проезд гостей командарма по территории ПМР, все же беседовал с С. Степашиным несколько минут. 
В чем заключались договоренности, достигнутые между А. Лебедем и руководителем МНБ Молдовы В. Калмоем при посредничестве руководителя спецслужбы России С. Степашина, не могло долго оставаться тайной. После этой необычной встречи молдавские спецслужбы начали широкомасштабное использование возможностей генерала Лебедя для осуществления подрывной деятельности против Приднестровской Молдавской Республики. Особенно активно для этой цели использовалась военная комендатура 14-й РОА, возглавляемая полковником Михаилом Бергманом. Не без ведома командарма, в ней служили завербованные МНБ агенты и сотрудники полиции. После разгона в августе 1995 года этого «уникального» в истории армии государства российского спецподразделения, они перебежали в Молдову. По образному выражению О. Гудымо, «при Лебеде спецслужбы Молдовы получили уникальную возможность наносить удары по Приднестровью из-под полы российской шинели». Это было документально зафиксировано правоохранительными органами ПМР после привлечения к уголовной ответственности в сентябре 1995 года двух российских военнослужащих этой комендатуры, которые одновременно являлись сотрудниками полиции Молдовы, - Виталия Ландарева и Ивана Жосана. Подобно им, в двух ипостасях, в комендатуре полковника Бергмана служили два десятка таких, одетых в российскую военную форму, предателей Приднестровья, включая, по утверждению министра ГБ ПМР генерала В. Шевцова, и самого Михаила Бергмана, «агента четырех разведок». 
В ходе апрельской 1994 года реорганизации Кабинета Министров К. Анточ и В. Калмой сохранили свои посты, однако правая пресса по-прежнему твердила, что «во главе Министерств обороны и нацбезопасности находятся взращенные Москвой офицеры» (4).
В печати появились (также, правда, не подтвержденные) данные о сотрудничестве в советский период с КГБ новых политических фигур. В этой связи упоминались Матей и Дабижа, псевдоним последнего - «Ион» (5).
Периодически органы безопасности оказываются в центре политических скандалов. В начале 1996 года МНБ отвергло обвинение, выдвинутое президентом М. Снегуром, в том, что «агенты безопасности торпедируют процесс образования филиалов партии в районах». Снегур напомнил, что законодательство не разрешает органам безопасности поддерживать какую-либо партию. Одной из основных задач МНБ глава государства считает борьбу с преступностью и коррупцией, в решении этой проблемы необходимо сотрудничество с МВД и прокуратурой. Выступая в парламенте, президент заявил о необходимости «радикальных перемен и укрепления руководства» в МНБ. Он привел примеры «сомнительных сделок» в минобороны, прозвучала критика главы ведомства бригадного генерала Павла Крянгэ. По Конституции президент не может отправлять в отставку членов кабинета. Поэтому Снегур как главнокомандующий вооруженными силами предложил министру обороны самому подать заявление об уходе с поста. П. Крянгэ уйти отказался и обвинил «некоторые силы» в стремлении «приостановить процесс консолидации национальной армии».
В марте министр национальной безопасности В. Калмой заверил президента, что «коллектив министерства приложит максимум усилий, чтобы поддержать президента в установлении порядка и законности». М. Снегур потребовал от руководства этого министерства представить ему концепцию деятельности министерства, учитывающую внешнеполитические реалии и базирующуюся «на принципах обеспечения экономических, социальных и политических интересов государства». 
МНБ, в связи с этим, сделало заявление, в котором говорится, что «не в первый раз из МНБ пытаются сделать пугало. Министерство осуществляет свою деятельность в строгом соответствии с Конституцией и действующим законодательством под руководством президента, парламента и правительства. МНБ останется деполитизированным институтом, отклоняя любые попытки втянуть его в грязные политические игры».
Несмотря на столь жесткое заявление, попытки разных политических сил добиться обнародования архивов бывшего КГБ МССР не прекращались, и в ноябре 1997 года «новый-старый» министр национальной безопасности (в 1991 году отправлен в отставку. До повторного назначения в 1997 году на пост министра НБ был послом в Бельгии) Федор Ботнарь, назвавшийся к этому времени Тудором Ботнару, категорически выступил против опубликования имен бывших агентов КГБ: «Любая служба сильна своими источниками. Опубликовать фамилии бывших сотрудников означало бы рубить сук, на котором мы сидим. Начиная с 60-х годов КГБ работало не со «стукачами», а с подготовленными агентами. Поэтому вывезенная в 1990 году в Тирасполь часть архивов КГБ МССР не может использоваться для шантажа официальных лиц Кишинева».
Т. Ботнару был также «категорически против ареста тираспольских лидеров, хотя для спецслужб Молдовы это не проблема». Он уверен, что «приднестровский конфликт следует разрешить исключительно политическими методами», и даже выказал готовность сотрудничать со спецслужбами Приднестровья в вопросах борьбы с преступностью, но констатировал, что «поведение этих спецслужб говорит о том, что сотрудничать не с кем».
Вслед за этим появилось заявление депутата парламента Н. Андроника, в котором он обвинял МНБ в незаконном прослушивании телефонных переговоров, а также распространении антипрезидентских материалов.
Заявление Андроника министерство расценило как «провокационное и очередную попытку определенных сил втянуть МНБ в политические разборки, отвлечь от решения задач борьбы с коррупцией, организованной преступностью и терроризмом. Вся оперативно-розыскная деятельность, в том числе прослушивание телефонных переговоров по заданиям МНБ, МВД, прокуратуры, осуществляется в соответствии с законодательством РМ. Не кто иной, как Н. Андроник, занимая тогда высокий пост вице-председателя парламента - законодательного органа Молдовы, во время встречи в МНБ с коллективом этого ведомства, в ответ на замечания сотрудников МНБ и руководителя службы охраны президента Валерия Андроника о несовершенстве отдельных положений Закона об оперативно-розыскной деятельности, рекомендовал издать по МНБ внутриведомственные инструкции, позволяющие обходить требования закона.
Депутат, в случае необходимости получения информации о фактах преследования граждан за их убеждения, может направить запрос начальнику службы охраны президента. Последний, будучи несколько лет руководителем оперативного подразделения МНБ, совместно с одним из своих, впоследствии уволенных, подчиненных в начале 1993 года организовал изучение сотрудников представительства одной из международных организаций и лиц, контактировавших с ними, обвиняя их в прорумынских настроениях. В числе этих лиц были А. Мошану - председатель парламента, И. Хадыркэ - заместитель председателя парламента, депутаты В. Матей, Н. Дабижа, Н. Костин и другие. Руководство МНБ эти действия оценило как попытку возврата к временам политического сыска.
На совещании руководства министерства были поддержаны заявления президента, председателя парламента, лидера ХДНФ (ХДНП) и службы безопасности президента о необходимости расследования факта незаконного прослушивания телефонного разговора между послом Румынии в РМ Буруяном и депутатом Н. Андроником» (6).
22 декабря 1998 года Совет безопасности под председательством президента П. Лучинского одобрил концепцию реорганизации МНБ. Вопрос о подчинении пограничных войск, ранее входивших в МНБ, не был решен. Наряду с вариантами, предусматривающими создание отдельного департамента погранвойск при правительстве или же передачу их в ведение МО совместно с карабинерами или подчинения МВД, рассматривалась идея прямого подчинения всех составных частей вооруженных сил генштабу. Это не вписывалось в рамки действующего законодательства, не соответствовало утвержденной парламентом концепции национальной безопасности. 
Группа депутатов парламента Молдовы, в которую входит и председатель парламентской юридической комиссии по назначениям и иммунитету Евгений Русу, выступила с законодательной инициативой о реформировании министерства национальной безопасности Республики Молдова в службу информации РМ. Выдвижение этой законодательной инициативы обусловлено тем, что правительство Молдовы не представило законопроект по данному вопросу так и в таком виде, как его обязало декабрьское 1998 года постановление парламента. 
27 сентября 1999 года высший совет безопасности РМ рассмотрел предложения правительства о превращении синистерства национальной безопасности этой республики в службу информации. Представленный проект реорганизации МНБ в СИ предполагал превращение данной спецслужбы в разведывательную и подчинение ее исключительно парламенту Молдовы. Реорганизация предусматривала также сокращение персонала за счет вывода из структуры СИ следственного аппарата и переподчинения пограничных войск министерству внутренних дел.
В связи с планируемым реформированием МНБ правительство Молдовы в своем постановлении, касающемся исполнения бюджета на 1999 год, предусматривало значительное сокращение ассигнований на нужды МНБ. 
Высший совет безопасности не согласился с предложением группы депутатов парламента подчинить создаваемую службу информации исключительно парламенту Молдовы и рекомендовал правительству до конца октября доработать проект реорганизации этой спецслужбы.
Руководство МНБ признало необходимость реорганизации этой силовой структуры, однако выступило против 30%-го сокращения финансирования и огульного ограничения компетенции службы по вопросам политической и экономической безопасности республики. МНБ в 1999 году было профинансировано на 29% от потребностей, а личный состав отдельных подразделений был укомплектован на 50%. 
Несмотря на то, что проект предусматривал исключительный контроль службы информации парламентом, министерство национальной безопасности прилагало усилия по сохранению существующего центра тяжести учреждения и предоставления ему дополнительных полномочий в рамках реорганизации министерства в службу информации.
Разгоревшаяся в Молдове политическая битва за контроль над самой мощной спецслужбой республики, конечно, нанесла определенный вред эффективности ее работы, но данное обстоятельство не снизило агрессивность этой спецслужбы в отношении ПМР.
Планом реорганизации МНБ в СИ предполагалось, что упор в своей деятельности данная служба будет делать на разведывательную составляющую. Основным объектом своих разведустремлений МНБ считало ПМР и её государственные структуры. Создаваемая служба информации всю мощь своих оперативных и оперативно-технических подразделений планировала сосредоточить на добывании разведывательной информации о ПМР, внедрении в её государственные структуры агентов влияния и подрыве государственных устоев ПМР изнутри. 
В мае 1999 года президент Лучинский освободил от должности министра нацбезопасности Ботнару «в связи с выходом на пенсию». Министром нацбезопасности назначен Валериу Пасат, который в течение двух лет возглавлял министерство обороны и стал первым гражданским министром обороны, а до 1997 года был послом Молдовы в России (7) .
Это назначение состоялось несмотря на то, что двумя месяцами раньше, в марте, вице-спикер парламента, председатель ХДНФ Юрий Рошка, в числе других министров, представлявших собою в правительстве пропрезидентский блок «За демократическую и процветающую Молдову», обвинил министра обороны В. Пасата в злоупотреблениях. Будущий министр национальной безопасности В. Пасат, по мнению Рошки, допустил злоупотребления при закупке на средства военного ведомства двух автомобилей - «Волга» и «Нива». Эти автомашины были закуплены по завышенной цене в 200 тысяч леев. Кроме того, Рошка выдвинул в адрес Пасата обвинения в нарушении программы приватизации и продаже 21 самолета «МиГ-29». В результате проверки министерства обороны обнаружена недостача технических средств в размере более 4 млн леев.
Ранее, в феврале 1996 года, председатель комиссии парламента РМ по обороне Виктор Злачевский (фракция КПРМ) поставил вопрос об отставке министра обороны Валериу Пасата, который в ходе визита в США заявил, что «Молдова заинтересована в участии во всех программах в рамках «Партнерства ради мира», но в настоящий момент не планирует вступать в НАТО». Злачевский считал, что тем самым министр «навел мосты вступления Молдаве в НАТО», что противоречит Конституции. 
Уже в июле, в ранге министра национальной безопасности, В. Пасат находился в Турции для выяснения обстоятельств задержания в Кишиневе Сойсала, соратника Аджалана и одного из лидеров Курдской рабочей партии. Представители курдской общины в Кишиневе привели аргументы, доказывающие, что Сойсал был арестован спецслужбами Молдовы и за вознаграждение передан Турции. Они предупредили, что «курды предпримут адекватные меры». МНБ Молдовы опровергло свою причастность к задержанию Сойсала и даже неуклюже пыталось свалить вину за это на МГБ ПМР. Пасат выехал в Анкару для того, чтобы «положить конец скандалу, к которому молдавские спецслужбы не причастны». В конце концов эту неприглядную историю «замяли», хотя для специалистов очевидно участие МНБ в мероприятии по вывозу Сойсала из Германии в Кишинев, последующем его задержани и передаче заблаговременно прибывшей за ним спецрейсом группе сотрудников спецслужбы Турции. 
На фоне сложной внутриполитической обстановки продолжалась работа по реформированию МНБ. 
Постановление правительства Молдовы за №674 от 22 июня 1999 года, цель которого - проведение реформы местного публичного управления и совершенствования структур территориальных органов децентрализованного публичного управления, предписывало министерству национальной безопасности создание в новых территориально-административных единицах территориальных управлений национальной безопасности (а после реформирования - управлений службы информации) со штатной численностью от 16 до 32 сотрудников. Создание уездных управлений службы информации Молдовы и дополнительное их финансирование из местных бюджетов было призвано существенно усилить разведывательно-подрывную деятельность спецслужб Молдовы против ПМР.
23 декабря 1999 года парламент Республики Молдова принял Закон о реорганизации министерства национальной безопасности в службу информации и безопасности (СИБ). Президенту РМ предоставлялось исключительное право назначать руководителя СИБ. Контроль над деятельностью СИБ парламент осуществляет посредством специальной комиссии, в состав которой должны входить представители всех политических формирований, имеющих своих депутатов в парламенте. Согласно закону члены комиссии имеют доступ к данным, которые являются государственной тайной, к информации особой важности, секретной и строго секретной. Члены комиссии подписывают письменное обязательство не разглашать секретную информацию, с которой они ознакомятся.
Таким образом, президент сохраняет контроль над кадровыми перестановками в службе информации и безопасности. В январе 2000 года Лучинский назначил Валериу Пасата её директором. 
Положение дел стало таковым, что премьер-министр практически отлучался от информации. Кроме того, точно так же отлучался от информации и председатель парламента. Если им обоим служба не подчиняется, то они не могут ставить ей задачи. 
Кроме того, в аппарате президента практически отсутствует орган, который бы отвечал за координацию и контроль деятельности специальных служб. Существующий аппарат Совета безопасности не в состоянии реально контролировать службы МВД, МО, СИБ и ряда других подразделений, которым разрешено проведение оперативно-розыскных мероприятий. Как показывает практика, парламентская комиссия также не в состоянии контролировать деятельность силовых министерств. 
В подобном порядке подчиненности существует только одно логическое объяснение - президенту необходим был рычаг давления на парламент и правительство. 
В соответствии с законом, пограничные войска выведены в отдельный департамент, который подчиняется премьер-министру. С другой стороны, в составе службы сохранены государственное управление охраны (служба охраны президента), отдел правительственной связи, следственное управление, следственный изолятор, а также представители СИБ (офицеры действующего резерва) на предприятиях, транспорте и ряде учебных заведений, «представляющих интерес для защиты безопасности государства», с согласия руководства данных предприятий. Перечень этих предприятий разрабатывается правительством. 
Реорганизация министерства национальной безопасности предполагала сокращение личного состава на 300 человек и оптимизацию расходов. В основном были сокращены вакантные должности. Часть сотрудников уволилась по истечению срока контрактов. По оценкам экспертов, численный состав службы - около 700 человек. 
Основной кадровый костяк представлен офицерами бывшего КГБ МССР, большинство из которых (офицеры-оперативники) проходило службу в пятом управлении - идеологическая контрразведка. Таким образом, сохранились традиции КГБ времен конца 70-х - середины 80-х, в том числе и политического сыска. Катастрофически не хватает офицеров-аналитиков и специалистов в области разведки.
В октябре 2000 года парламент принял поправки в Закон о службе информации и безопасности (СИБ), установив свой контроль над этой структурой. Парламент мотивировал необходимость поправок в Закон о СИБ тем, что он должен быть приведен в соответствие с принятыми поправками в Конституцию о введении в Молдове парламентской формы правления. Впредь президент может лишь предлагать кандидата на пост директора службы, а утверждать его сроком на пять лет будет парламент. С инициативой отставки директора СИБ могут выступать как президент, так и депутаты. Однако окончательное решение принимает только парламент. Депутаты сохранили за президентом право назначать заместителей директора СИБ, кандидатуры которых должен предлагать сам глава службы. Коллегия СИБ утверждается постановлением парламента по предложению директора службы.
Многие депутаты парламента были недовольны решением президента сохранить во главе службы Валериу Пасата и в ноябре вернулись к обсуждению вопроса о продаже в 1997 году 21 истребителя «МиГ-29» США. В. Пасат был в то время министром обороны Молдовы. 
Об этом вспомнили в связи с тем, что правительство объявило о продаже оставшихся шести самолетов. Истребители были проданы за общую сумму в 80 млн долларов. Половина суммы поступила в госбюджет, а вторая должна была поступить товарами и военной экипировкой для оснащения армии. Однако ничего не известно о полной схеме поступления этих денег. Ходили слухи, что США полностью рассчитались за самолеты, но деньги осели на счетах молдавских политиков за рубежом.
В свою очередь заместитель директора службы информации и безопасности Михаил Горинчой заявил, что среди высокопоставленных чиновников есть такие, которые поддерживают контрабанду топлива. Он утверждал, что половина ввозимого в Молдову топлива является контрабандой. 
ПОГРАНИЧНЫЕ ВОЙСКА. После реорганизации МНБ важной силовой структурой Молдовы становились пограничные войска. После объявления независимости Молдовы из погранвойск уволилось 80% офицерского состава и более половины сержантского. Погранвойска пополнялись за счет офицеров запаса - агрономов, механизаторов, учителей, которые знали об этой службе понаслышке. Для Республики Молдова офицеров-пограничников готовят Академия погранвойск Украины (город Хмельницкий) и учебные заведения Румынии. Сержантский состав подготавливается на месте. Команды и терминология внутреннего распорядка звучат на румынском языке, а на КПП часто слышна русская речь.
Техника и оборудование износились на 80%, но заменить ее нечем - нет бюджетных ассигнований. Половина оборудования вывезена в Россию после объявления независимости, а вторую половину растащили местные жители.
Назрел вопрос о политической охране границы. Потоком идет литература антиконституционного характера. Общеизвестны антимолдавские выходки румынского сенатора Пэунеску на границе. Принятый парламентом закон дает некоторые права погранвойскам по пресечению покушений на суверенитет республики. 
СЛУЖБА ГОСУДАРСТВЕННОЙ ОХРАНЫ. В феврале 1997 года президент Лучинский подписал указ о ликвидации службы безопасности президента (служба занималась обеспечением безопасности высших должностных лиц, имеющих право на личную охрану, а также представителей приезжающих в республику официальных зарубежных делегаций). Обеспечение безопасности высших должностных лиц и официальных зарубежных делегаций временно было возложено на МНБ. Сейчас разработан регламент новой структуры - службы государственной охраны. Эта служба является самостоятельным подразделением и не входит в структуру МНБ. Первым руководителем службы госохраны стал Василий Дрэгэнел.
ВЫСШИЙ СОВЕТ БЕЗОПАСНОСТИ (ВСБ). Консультативным органом при президенте, который координирует внутреннюю и внешнюю политику в области национальной безопасности, является высший совет безопасности Молдовы (ВСБ). Он создан в 1990 году после провозглашения независимости. Членами ВСБ являются президент, председатель парламента, премьер-министр, госминистр, министры внутренних, иностранных дел, обороны и безопасности, а также советник президента по военным вопросам. Всего 9 чиновников. Дополнительно в ВСБ могут включаться министр финансов, председатель госдепартамента по чрезвычайным ситуациям и ряд других руководителей. Активно работал в период вооруженного конфликта в Приднестровье. Существование ВСБ как госоргана было узаконено в прежней Конституции. В новой Конституции функционирование ВСБ не оговорено. Однако такой орган предусмотрен принятой парламентом в мае 1995 года концепцией национальной безопасности. Секретарем ВСБ и советником президента по вопросам госбезопасности при Лучинском был Михаил Плэмэдялэ.
МГБ ПМР. После распада СССР органы КГБ МССР на территории Приднестровья прекратили свое существование. В то же время угроза безопасности Приднестровья извне нарастала с каждым днем. 
Уже в начале 1992 года МНБ начало формирование диверсионно-разведывательных групп для работы против ПМР и 14-й российской армии. Были задержаны четверо сотрудников седьмого управления (подразделение наружного наблюдения) МВД РМ. Задержан также некто Хегю, который, как впоследствии было установлено, трижды судим. Давая показания в прокуратуре ПМР, Хегю сообщил, что его вызвали в МНБ и, в обмен на сокращение срока, предложили вести разведку на Левобережье (10).
В Чадыр-Лунге (Гагаузия) была с боем задержана диверсионная группа, возглавляемая офицером молдавской спецслужбы. 
К руководителям ПМР по различным каналам поступала информация о том, что в Молдове формируются диверсионные группы, создаются базы их подготовки и места дислокации (11). В конце концов, к приднестровцам пришло понимание, что «крайне важно сохранять бдительность и иметь крепкую дальнюю разведку» (12).
16 мая 1992 года, как реакция на диверсионно-террористическую деятельность МНБ Молдовы против ПМР, в республике создаются органы государственной безопасности. 
Первоначально эта новая республиканская структура имела статус управления, но в сентябре того же года оно реорганизовано в министерство. На должность руководителя органов госбезопасности ПМР Указом Президента И. Смирнова был назначен Вадим Шевцов. 
Реакция Запада на события в Приднестровье не заставила себя ждать. Было передано радиосообщение, в котором один из добровольцев, в прошлом рижанин, воевавший на стороне приднестровцев, утверждает: «Одну фамилию могу назвать точно - это находящийся в розыске по делу ГКЧП бывший заместитель начальника Рижского угрозыска Владимир Антюфеев» (13).
Молдова поначалу делала ставку на то, чтобы сломить Приднестровье военным путем. Сотрудники МНБ, получившие во времена СССР спецподготовку по программе КУОС, а также боевой опыт в составе групп «Каскад» в ДРА, сформировали около 30 диверсионных групп: «Бурундуки», «Скорпионы», «Штефан-Водэ», «Калараш», «Бужор», «Негрий», состоящих из агентуры МНБ. Приднестровцы обрубили несколько щупальцев разветвленной разведывательно-диверсионной организации «Гон». Спецслужбы РМ были активны и в Гагаузии: похищен командир батальона спецназначения «Буджак» В. Павлиш. Плугару официально признал, что МНБ создало группы «по борьбе с терроризмом» и оказывало помощь «массовому движению сопротивления» в Приднестровье: «В Левобережье идет партизанская война, и МНБ взаимодействует с организациями, сопротивляющимися прокоммунистическому режиму». Плугару не отрицал, что имел отношение к деятельности группы Илашку (14).
В августе 1992 года в Румынию прибыло несколько групп из бывших волонтеров для подготовки в РСИ, с ними встречался М. Друк. Официально легендируется их учеба в военных училищах Румынии, фактически - готовят террористов. В министерстве обороны РМ создан батальон военной полиции численностью 350 человек с задачей «борьбы с террористами». Даже демократическая пресса России признавала, что «если удастся доказать участие госструктур Кишинева в терроризме, Молдову ждут серьезные международные осложнения» (15).
С изменением политической и оперативной обстановки МНБ Молдовы меняло тактику. МНБ сначала планировало «изъять» несколько десятков лидеров ПМР, затем ликвидировать подразделения защиты ПМР. После военной неудачи 1992 года власти Молдовы взяли курс на вбивание клиньев между руководством ПМР и 14-й армии. Регулярно встречались директор Румынской службы информации В. Мэгуряну и министр национальной безопасности Молдовы В. Калмой. Упор с террора перенесен на сбор политической, экономической и военной информации. В. Мэгуряну признавал, что «спецслужбы должны стоять в авангарде процесса подготовки воссоединения. РСИ создает в Молдове агентурную сеть, ведется разведка против Украины и Венгрии. «Теперь главное внимание уделяется расшатыванию устоев ПМР изнутри» (16).
МНБ на первоначальном этапе предпринимало усилия по сбору материалов, способных скомпрометировать командарма А. Лебедя перед руководством России. Однако в дальнейшем, как отмечали западные источники, началась война министерства госбезопасности ПМР с командармом А. Лебедем. После визита к командарму в 1994 году С. Степашина и В. Калмоя Лебедь фактически консолидировался с МНБ в борьбе против ПМР. Активным участником этой войны был комендант 14-й армии полковник Михаил Бергман (17).
Комендатура при Бергмане и Лебеде располагала собственными подразделениями наружного наблюдения и ОТО, создавала агентурную сеть. Зимой 1993 года комендатура была в повышенной боеготовности. Военнослужащие комендатуры подрабатывали, охраняя коммерческие структуры Манукяна - руководителя фирмы «Одема» (ранее известного на весь Союз швейного предприятия). 
Заместитель Бергмана майор Савватеев объяснял подчиненным: «Судьба 14-й армии решена. Комендант в Россию возьмет лишь тех, кто «будет рвать задницу на службе, а остальных пусть Шевцов хоть за яйца вешает».
Бергман требовал собирать упаковки от медикаментов, которыми пользовался его покровитель Лебедь, посылал сотрудников комендатуры в командировку в Москву для встречи с бывшим телохранителем Лебедя, чтобы получить информацию о состоянии его здоровья. Комендатура следила за бывшим начальником ОВКР 14-й армии полковником Злыгостевым. Бергман утверждал, что «держит контриков за яйца и любого за сутки с дерьмом смешает» (18).
Московский еженедельник «Новое время» писал, что «архивы КГБ Молдовы таинственным образом оказались у Шевцова. У него собран компромат на всех влиятельных тираспольчан». С резким заявлением выступил и сам Лебедь: «Шевцов превратил архив в инструмент шантажа» (19). На самом деле зловещую роль в раскрытии архивных тайн сыграл бывший сотрудник МГБ ПМР В. Горбов - особо приближенный к Лебедю (20). При пособничестве бывшего сотрудника КГБ МССР В. Мазурика, который впоследствии из Тирасполя перешел на службу в ФСБ, Горбов получил доступ к архивам КГБ МССР, и через него шла утечка «компромата» к Лебедю, в том числе два секретных дела на агентов «Берзина» и «Олега» оказались в комендатуре 14?й армии. МГБ ПМР сообщило, что сам Бергман также был агентом КГБ под псевдонимом «Фурманов». 
К 1997 году относится и первая стычка МГБ с будущим президентом РМ Ворониным. Тогда сотрудники госбезопасности ПМР пытались помешать участию первого секретаря ЦК КПМ в работе учредительного собрания компартии Приднестровья, которое проходило в г. Бендеры.
Ситуация настолько обострилась, что в марте 1994 года Президент ПМР подписал Указ № 67 «Об образовании комитета республиканской безопасности при Президенте»: 
КРБ был создан с целью консолидации сил и средств правоохранительных органов республики в борьбе с коррупцией, организованной и экономической преступностью. КРБ был образован на период стабилизации криминогенной ситуации в республике. КРБ были подчинены МВД и МГБ. От занимаемых должностей были освобождены генерал-майоры милиции Ю. Овсянников и Н. Матвеев. Председателем КРБ был назначен генерал-майор В. Шевцов, его заместителями - и.о. министра госбезопасности полковник О. Гудымо и и.о. министра (впоследствии министр) внутренних дел полковник милиции И. Фучеджи.
В. Шевцов так комментировал создание КРБ: «И вовне, и внутри есть мощные силы, которые хотели бы разрушить нашу республику. МВД и МГБ еще недостаточно совершенны. Принцип руководства - единоначалие - позволит собрать все в одни руки. Главная задача - аттестация руководства. Есть такие, кто выгадывает: а вдруг республика недолговечна? Авторитеты преступного мира никогда не будут управлять нашей республикой. В МО, МВД и МГБ зарплата одинаковая, но уходят почему-то только из МВД. Брат Лебедя заявил, что уйдет с 300-м полком из Кишинева, не оставив даже пряжки от ремня, а ушел с одним полковым знаменем, оставив всю технику. Вооруженные Силы ПМР уж точно не намерены выезжать в Саратовскую область. Последние теракты спровоцированы политическими противниками правительства. Один из преступных авторитетов прямо заявил о причастности Бергмана. Бергман с операторами коммерческого телевидения «АсКЭТ» появляется у мест преступлений еще до их совершения» (21).
В мае 1994 года по «АсКЭТу» полковник Бергман заявил, что МГБ ведет досье на предпринимателей, что бывший военный советник Смирнова генерал-майор А. Курчин уличен в незаконном хранении оружия, что руководителям ПМР роздано свыше 900 пистолетов. Советник Президента ПМР генерал-майор милиции Н. Матвеев отмечал: «Два года реализуется операция спецслужб РМ, Румынии и 14-й армии по дискредитации руководства республики. Без согласования с МВД ПМР комендатура 14 армии задержала сотрудника МВД Румянцева, вынудила его заявить, что в Москву в октябре 1993 года переправлено 150 автоматов. В то же время заместитель Бергмана майор Савватеев сам похищал и торговал оружием» (22).
Однако совместная операция МГБ ПМР и особого отдела 14-й армии по захвату майора Савватеева с поличным не состоялась, так как Лебедь, поставленный в известность о предстоящем задержании, срочно откомандировал этого майора за пределы ПМР и таким образом спас его (только ли его?) от привлечения к уголовной ответственности за незаконную торговлю оружием.
А вот образец «переписки» командарма Лебедя с и.о. министра госбезопасности ПМР Гудымо, где Лебедь пишет: «С Вашим враньем обращайтесь в международную лигу сексуальных реформ. Меры можете принимать любые - это ваше право. Но если при этом пострадает хоть один военнослужащий 14-й ОА РФ, надлежащие меры в одностороннем порядке приму я. 10.06.1994» (23). Это грубое по форме и содержанию письмо поступило в МГБ в ответ на настоятельные призывы к Лебедю навести порядок и наладить контроль за деятельностью военной комендатуры 14-й армии. Подразделение полковника Бергмана стало одним из основных подрывных центров против ПМР. Игнорирование А. Лебедем писем О. Гудымо с предупреждениями о возможных негативных последствиях привело к тому, что неизбежно должно было случиться. Погибли люди, в их смерти есть вина и командарма, и коменданта. 
К «войне» в средствах массовой информации подключилась и часть приднестровских журналистов: «Руководитель госбезопасности ПМР уже распорядился предоставить ему списки всех перешедших на службу в 14-й армию. Зачем? Дело может закончиться захватом техники, а нового Лебедя у России нет» (24). 
В 1994 году в Тирасполе военной комендатурой был арестован сотрудник особого отдела ФСК по 14-й ОА майор Владимир Будник во время его конспиративной встречи с состоящей у него на связи агентом особого отдела «Ромашка», которой он давал задание поставлять ему информацию о генерале Лебеде. Была оглашена выдержка из инструктажа «Ромашки» Будником, специально по указанию Бергмана записанного ею на диктофон : «Меня интересует информация о генерале Лебеде и возможной его причастности к военному перевороту. Такая информация наверху была бы расценена высоко». Разразился скандал. Будника перевели в Московский военный округ.
14 сентября 1992 года указом Президента создан погранотряд, который с 14 ноября приступил к охране границы протяженностью 851 километр (70% общей протяженности границы Молдавии с Украиной). В ПМР четыре погранкомендатуры общей численностью свыше 300 человек, из них около трети - ранее проходили службу в погранвойсках. Пограничниками стали бывшие гвардейцы Приднестровья и бойцы территориального сводного (спасательного) отряда. Отдельный резервный казачий полк с оружием и боевой техникой в основном несет службу в погранвойсках. Воинская служба казаков регламентируется законами и уставами, командиров назначает министр обороны по представлению казачьего атамана. У казаков своя традиционная казачья форма и знаки отличия. ОСТК помогает в политико-воспитательном плане. Расквартированы они в Тирасполе, Дубоссарах, Рыбнице и Григориополе.
Всего на границах ПМР 16 контрольно-пропускных пунктов: Каменский район - Каменка-Сенаторовка, Каменка-Кодыма, Хрустовая-Песчанка, Грушка-Ямполь; Рыбницкий район - Рыбница-Резина, Рыбница-Станиславка, Браштянцы-Тимково; Дубоссарский район - Дубоссары-Вадул-луй-Водэ, Новый Гоян-Платоново. Григориопольский район - Карманово-Колосово; Слободзейский район - Ближний Хутор-Славяно-Сербка, Первомайск-Кучурган, Глиное-Раскайцы, Незавертайловка-Граденицы; Бендеры - Бендеры-Кишинев, Бендеры-Каушаны.
Служба безопасности при Правительстве ПМР, которая обеспечивала личную охрану семи высших руководителей ПМР, формировалась на базе третьей роты батальона «Днестр». Начальником СБ с момента основания был Валерий Гратов.
МВД РМ. Запад еще в 1988 году отметил тенденцию среди сотрудников МВД «защищать своих» (то есть молдаван - Г.К.) (26). Все проблемы, которые описаны ранее, сохранились и усилились в МВД РМ. Продолжалась текучесть кадров. Так, в 1994 году из полиции уволились 2800 сотрудников, что превысило количество вновь принятых на службу. Резко снизился уровень служебной дисциплины. Только за первый квартал 1998 года различные наказания были применены к 1972 сотрудникам. Это больше, чем было наказано за весь 1997 год.
В МВД РМ - около 20 тысяч сотрудников. Высокий уровень укомплектованности городских и районных отделов полиции. В Кишиневе действуют бригада полиции специального назначения (БПСН) «Фулджер» (около 600 человек) и полицейский полк патрульно-постовой службы «Скут» (250 человек). Вдоль границы с ПМР развертывается корпус карабинеров, в котором насчитывается 19 единиц бронетехники и почти 3800 человек личного состава.
Вот как характеризовал ситуацию с преступностью в республике Федор Сабий, начальник управления уголовной полиции МВД РМ: «В большинстве районов республики, особенно в крупных городах, организованные преступные формирования выходят на ключевые позиции в экономике. Ими контролируются банки, 90 процентов коммерческих и 40 процентов государственных структур. Ежесуточно в Молдове совершается более ста преступлений, среди них - одно убийство, два нападения с нанесением тяжких телесных повреждений, восемь грабежей и разбойных нападений, 55 краж. За три года преступность возросла почти на 40 процентов и уровень преступности - до 100 преступлений на 10 тысяч населения. В 1990 году в Молдове было зарегистрировано 290 умышленных убийств и покушений, а в 1995 - 402. Иностранцы составляют чуть более 1 процента привлеченных к уголовной ответственности лиц: из них 30% - граждане Украины, 29% - государств, не входящих в состав СНГ, 27% - закавказских государств, 13% - граждане России.
Одна из самых острых угроз интересам государства - криминализация экономики: мошенничество с финансами, фиктивное предпринимательство и банкротство, сокрытие банкротства, нарушение порядка выпуска ценных бумаг, уклонение от уплаты налогов, сокрытие валютной выручки, нарушение порядка осуществления предпринимательской деятельности. Специфические черты современной организованной преступности - соединение двух начал: преступного и экономического, коррумпированные связи в аппарате власти и управления, в том числе в правоохранительных органах, охват целых регионов, наличие зарубежных партнеров, проникновение в средства массовой информации. Для борьбы с организованной преступностью создано управление по борьбе с коррупцией, протекционизмом и преступными группировками. Поле деятельности нового управления - разработка лидеров преступной среды, внедрение новых форм оперативно-розыскной деятельности, разоблачение преступных сообществ, действующих на стыке общественной и экономической преступности, борьба с организованными видами преступного предпринимательства и бандитизмом (27).
В сентябре 1999 года разразился очередной скандал. Лучинский высказался за сохранение генерал-майора Николая Алексея в должности руководителя департамента по борьбе с коррупцией и организованной преступностью (ДБКОП) МВД. Департамент был создан в 1997 году, а генерал Алексей стал директором этого ведомства, которое подчинялось напрямую президенту. Конституционный суд признал Указ президента противоречащим законодательству и перевел департамент в подчинение МВД.
За два года ДБКОП снискал себе славу «грозы преступности». Были арестованы известные воры в законе «Мику» и «Болгар», Руслан Урусбиев (лидер одного из шести крупнейших в РМ преступных сообществ, через него МВД РМ пытается установить контроль и использовать криминалитет Приднестровья для дестабилизации обстановки в ПМР по гагаузскому сценарию). Алексей обнародовал скандальное дело о связях партии демократических сил (ПДС) с теневым бизнесом. Судебное разбирательство привело к отставке зам. председателя парламента В. Матея и министра транспорта и связи Ю. Калева.
Однако разногласия между директором департамента и министром внутренних дел Виктором Катаном привели к параличу деятельности ДБКОП. МВД провело аттестацию сотрудников аппарата, генерал Алексей и несколько сотрудников департамента признаны «не соответствующими занимаемым должностям». Приказом министра был назначен и.о. руководителя ДБКОП. Лучинский высказался за более тесное сотрудничество подразделений МВД и департамента.
Президент дал понять, что «отстранения генерала Алексея давно добиваются представители преступного мира не только из Молдовы» (известно о связях молдавской преступности с «коллегами» из Москвы). После приезда в Кишинев российского авторитета «Михася» промелькнули сообщения, что сотрудники Алексея задели интересы «солнцевских». Президент счел несвоевременной замену руководства Департамента: «В МВД создалась нездоровая обстановка, раскол на лагеря, и в этой ситуации большинство сотрудников полиции бездействуют». В защиту опального генерала выступили президент, партия коммунистов и ХДНФ. Генерал Алексей в парламенте привел данные о связях некоторых депутатов и членов правительства с представителями «солнцевской» организованной преступной группировки.
После заседания премьер Стурза заявил, что министр внутренних дел остается в должности, а его приказы должны быть выполнены. Однако в начале 2000 года правительство назначило генерала Алексея первым заместителем министра и руководителем департамента. Вскоре новый министр внутренних дел Владимир Цуркан дал указание использовать оружие против преступников. Цуркан назвал заказными появившиеся в прессе публикации, которые обвиняют МВД в предоставлении платных услуг: «Приказ о введении платных услуг преследует одну цель - улучшить материально-техническую базу МВД. Это не нравится частным охранным агентствам». Перечень платных услуг включает 76 наименований. Они предоставляются частным структурам и физическим лицам по тарифам до 25 минимальных зарплат.
В тюрьмах Молдовы - десять тысяч заключенных. 90% судимых привлекаются к уголовной ответственности впервые. Судебные приговоры выносятся за мелкие нарушения, а настоящие преступники уходят от ответственности путем подкупа сотрудников следственных подразделений правоохранительных органов и судей, или через хорошо оплачиваемых адвокатов. Население потеряло доверие к органам МВД и не всегда обращается за помощью к полиции.
По сообщению заместителя руководителя СИБ Иона Урсу, при проверке летом 2000 года поезда Кишинев-Москва выявлено большое количество контрабанды. Хозяевами груза оказались молдавские транспортные полицейские, а их подельниками - украинские и российские таможенники. Начальник управления собственной безопасности ГТК России Борис Гутин заявил, что не располагает информацией о роли российских таможенников в этом деле.
В правительстве Тарлева (28) пост министра внутренних дел занял Василий Дрэгэнел (руководитель службы госохраны при Лучинском).
МВД ПМР. 1 октября 1993 года пресс-служба посольства РМ в России сообщила, что 150 военнослужащих батальона «Днестр» прибыли в Москву и несут боевое дежурство в «Белом доме». Кишинев сообщил, что министр безопасности ПМР Шевцов находится в Москве. Это заявление поддержал и первый вице-премьер правительства России В. Шумейко: «В «Белом доме» правят бал уголовники из батальона «Днестр» и бывшего Рижского ОМОНа». Эти измышления подхватила демократическая пресса. «Московский комсомолец» 16 октября 1993 года публикует статью Дмитрия Холодова «Как «банановые» республики делали переворот в Москве»: «По сведениям министерства безопасности России, генпрокуратуры и ГРУ, в конце сентября из Тирасполя в Москву отправилось около 30 человек (из батальонов «Днестр» и «Дельта») во главе с Шевцовым и Матвеевым. Оружие доставлялось по воздуху в больших количествах. Приднестровская верхушка состоит из людей «с коммунистическим приветом» и капитально вляпалась», «В морге остался бывший комроты «Днестра» Пименов, по телевидению узнали других боевиков из «приднестровцев» (29).
В связи с этими дезинформационными сообщениями Верховный Совет ПМР 5 октября выступил со специальным заявлением: «Официальные органы и должностные лица ПМР не принимали решений о направлении в Москву каких-либо воинских формирований. Подразделения и военнослужащие МО, МГБ И МВД ПМР в противостоянии и трагических событиях в Москве не участвовали».
ПМР до сих пор испытывает проблемы с комплектованием и оснащением органов внутренних дел. В Тирасполе ГОВД не укомплектован кадрами почти на треть. В МВД 14% сотрудников с высшим образованием (но только 2% - с высшим юридическим), текучесть кадров 23%. В Тирасполе проживает 25% населения республики, но совершается 33% преступлений (38% убийств и 46% угонов автомашин).
Все это сказывается на криминогенной ситуации. Только в 1993 году изъято у населения 111 автоматов, почти полторы тысячи гранат и 400 килограммов взрывчатых веществ (30). Дело доходит до того, что угнали машину МГБ и автомобиль миссии ОБСЕ в Молдове. Вне всякого сомнения, что вооруженный конфликт между Молдовой и Приднестровьем не мог не спровоцировать рост преступности в регионе. Тем не менее, принятыми властями ПМР мерами удалось взять ситуацию под контроль. В результате уровень преступности здесь практически ничем не отличается от уровня преступности в самой Молдове и даже в других регионах бывшего СССР, где не было таких трагических событий, какие потрясли Приднестровье в 1992 году.
Вспоминает А.Тулуш: «Когда я летом 1993 года принял РОВД в Бендерах, в штатах было 16 сотрудников, остальные - командированные. Двоих заместителей брал с Украины - отдали только потому, что из Приднестровья. Не хватало машин, оружия, наручников. С приходом на пост министра Фучеджи положение стало улучшаться. У нас день службы идет за три. Прокуратура старается переквалифицировать убийство на другую статью, чтобы только передать дело милиции. Милиция работает, полиция пьет и получает за это зарплату (после прекращения боевых действий в Бендерах была образована объединенная оперативно-следственная группа милиции и полиции ограниченного состава по 50 сотрудников, которая в настоящее время фактически самоликвидировалась. В городе в настоящее время параллельно функционирует горотдел милиции и комиссариат полиции, на ликвидации которого настаивает приднестровская сторона). В городе 15% населения поддерживает Молдову, в основном это жители микрорайона Варница, находящегося под юрисдикцией Кишинева. Большинство работников милиции - бывшие защитники Бендер» (31).
Не обошла Приднестровье и волна громких «заказных» убийств. В частности, в 1994 году совершено покушение на прокурора ПМР Б.Лучика. В подъезде жилого дома, где он с женой и охранниками ожидал лифт, взорвано радиоуправляемое взрывное устройство. Погибли жена и один из сотрудников охраны. Террористы оказались заезжими, из Львова, в ходе расследования задержаны и осуждены в Украине, однако установить заказчика не удалось. 
12 июня 1998 года бывший министр транспорта и местного хозяйства А. Сайдаков, тяжело ранен из огнестрельного оружия двумя неизвестными, которым удалось скрыться. В тяжелом состоянии Сайдаков доставлен в больницу, где после операции скончался.
20 декабря 1998 года из проезжавшей мимо автомашины убит автоматной очередью начальник отдела МГБ ПМР подполковник Ю. Вислоух. Преступники скрылись, бросив автомат Калашникова и автомашину на окраине Тирасполя.
21 октября 1999 года погиб начальник отдела по борьбе с организованной преступностью МВД ПМР полковник Александр Бордужа. Автомашина, на которой он выезжал из дома на работу, в упор расстреляна из автомата. Убийство связано со служебной деятельностью погибшего.
У правоохранительных органов Приднестровья проблемы, связанные с борьбой с преступностью, усугубляются фактором непризнанности республики. Из-за противодействия Молдовы отсутствует возможность нормального взаимодействия с коллегами в СНГ и с Интерполом. В определенной степени кадровый вопрос решается за счет подготовки специалистов в открытом в Тирасполе училище МВД, а также путем привлечения на работу в правоохранительные органы выпускников Приднестровского государственного университета, где имеется юридический факультет. 
В ПМР функционируют ИТК-1 (Глиное) общего, ИТК-2 (Тирасполь) строгого режима и СИЗО в с. Глиное. Колония в Бендерах находится под юрисдикцией Молдовы. Всего заключенных - до двух тысяч человек, в ИТК-2 их 700 (половина - с Правобережья).
АРМИЯ РМ. Министерство обороны Молдовы образовано 3 сентября 1991 года. К практическому строительству собственных вооруженных сил в Молдове приступили с октября 1991 года, но наладить плановую боевую подготовку удалось только в 1993 году. В вооруженных силах, помимо национальной армии (НА), - войска карабинеров и погранвойска. В настоящее время численность армии - около 8500 человек, общая - почти вдвое больше, данные параметры превышают возможности и потребности нейтральной Молдовы. Формирование ВС шло на фоне тяжелых проблем: утрата Молдовой территориальной целостности, жесткое противостояние в обществе, небывалое обнищание населения, коррупция во всех эшелонах управления, неразработанность законодательной базы военной политики.
От Советской Армии РМ получила базу хранения №5381 во Флорештах (27 ПТУРСов и 44 зенитные пушки), 4-й артполк в Унгенах (32 гаубицы, 68 пушек, 27 ПТУРСов, 27 БТР-60), 803-й полк в Унгенах (28 систем «Ураган»), 275-ю зенитно-ракетную бригаду в Кишиневе (9 зенитно-ракетных комплексов), 8 вертолетов в Кишиневе, 31 «МиГ-29» в Маркулештах, 189-ю ракетную бригаду в Бельцах (30 тактических ракет) и другое вооружение и снаряжение. Однако более чем наполовину выработали установленные ресурсы: 82% - авиационная техника, 78% - ракетно-артиллерийское вооружение, 70% - бронетанковая техника, 68% - инженерная, 62% - автомобильная техника.
Молдова продала в США 21 истребитель «МиГ-29», получив от этой сделки меньше, чем рассчитывала. Половина денег уже поступила, а в счет второй половины Молдова получит по бартеру технику и вооружение». Этими истребителями оснащается эскадрилья «Агрессор» ВВС США, в которой идет обучение тактике борьбы с самолетами советского производства. Из купленной партии в пригодном для полетов состоянии - 6 самолетов. Еще несколько машин можно поднять в воздух за счет демонтажа оборудования и двигателей с остальных самолетов и закупки в Германии запчастей. В бюджет Молдовы от продажи истребителей поступило 40 млн долларов. Четыре истребителя были проданы несколько лет назад в Южный Йемен. Тирасполь против продажи Кишиневом самолетов «МиГ-29» в США не возражал.
Националисты негодуют по поводу того, что две трети личного состава - славяне, не разделяющие идею объединения с Румынией. Большинство штабных офицеров перешли из ставки войск юго-западного направления МО СССР. С 1992 года офицеры усилено изучают молдавский язык. Даже бывшему министру Павлу Крянгэ пришлось этим заняться, так как подзабыл его за годы службы в Советской Армии. 
В национальной армии Молдовы по штату - 17 генералов и свыше 1200 офицеров, т.е. каждый восьмой военнослужащий носит офицерские погоны. 
Армия Молдовы поражена такими пороками, как кумовство и блат. Не поддаются логическому объяснению факты, когда заместителем министра обороны по вооружению и тылу назначается бывший начальник автошколы ДОСААФ, а начальником управления кадров - бывший военврач (32).
Кишинев, после военного поражения в Приднестровье, стал настойчиво проводить реформирование своих вооруженных сил по стандартам НАТО.
Сотрудничество военного ведомства Республики Молдова с аналогичными структурами ведущих стран Запада и созданными ими военно-политическими блоками было активизировано в середине 90-х годов. 
Начиная с 1995 года, военное руководство Молдовы активно сотрудничало с США, другими странами НАТО и Румынией. Взаимодействие заключалось в обмене военными делегациями, участии молдавских военных в учениях Североатлантического блока, направлении офицеров национальной армии на стажировку в военно-учебные заведения западных стран.
С 1995 по 2000 гг. в подготовке молдавских военнослужащих принимали участие такие страны НАТО, как США, Турция, Италия, Греция, Франция, Великобритания, Германия, а также Румыния. За этот период в западных военных вузах прошли обучение 490 (в том числе 363 - в Румынии) офицеров молдавской армии - то есть практически половина офицерского состава.. В 2000 году министерство национальной обороны Румынии увеличило количество стипендий для подготовки офицерских кадров НА РМ в своих военных учебных заведениях до 284. Все чаще на стажировку за рубеж стали направляться старшие офицеры, занимающие высокие должности в управленческих структурах НА РМ. 
С 1996 года началось непосредственное участие молдавских военных в учениях программы НАТО «Партнерство ради мира» (ПРМ). Если с начала года в мероприятиях вышеуказанной программы принимали участие только группы офицеров МО и ГШ, то во второй половине 1996 года четырежды на учения направлялись подразделения НА. 
В 1997 году уровень участия Молдовы в мероприятиях Североатлантического блока был выше и более плодотворным, чем в 1996 году. В ряде учений Молдова участвовала отделениями, взводами, диспетчерами воздушного движения, экипажами самолетов и вертолетов, батальонными и бригадными офицерами и т.д. Молдавским руководством в 1997 году рассматривался вопрос модернизации аэродрома в Маркулештах с последующим его использованием в рамках программы «ПРМ». Официальные представители МО РМ заявляли о возможности использования аэродрома военно-транспортными самолетами НАТО и других стран. Высокий процент участия Молдовы в мероприятиях НАТО в 1997 году был достигнут благодаря финансовой поддержке Правительства США средствами Варшавской инициативы.
В июне 1997 года Молдова впервые провела учения программы НАТО «ПРМ» вблизи границ ПМР. Таковыми стали военные учения подразделений армий РМ и США «Medceur-97». С этого времени многонациональные воинские учения с участием военнослужащих стран-членов НАТО и стран-партнеров на территории Молдовы стали проводиться ежегодно. 
«Миротворческий» опыт, полученный на Западе, молдавские офицеры успешно использовали на практике. В августе 1997 года в Бульбокском учебном центре прошли тактические учения 2-й мотопехотной бригады «Штефан чел Маре», в ходе которых отрабатывались вопросы высадки и действий подразделений спецназа, пуски противотанковых управляемых ракет (ПТУР) «Конкурс», преодоление водных преград на штатной бронированной технике бригады - боевых машинах десанта (БМД). Что бы это значило? Может, Молдова планирует оккупацию Румынии, поэтому военные учатся форсировать Прут? Нет, на это у Молдовы сил не хватит. Военные действия наступательного плана отрабатываются потому, что, по мнению молдавских военных, на практике могут быть применены только против одного государства - Приднестровской Молдавской Республики. На это также указывает следующее мероприятие. Так, в период с 9 по 19 августа 1999 года в Бульбокском учебном центре НА РМ прошли совместные молдо-американские учения «Голубой щит-99» по теме «Организация и проведение совместных операций по поддержанию мира подразделениями миротворческих сил в зоне вооруженного конфликта». Одно из мероприятий учений подразумевало предварительное уничтожение переправы противоборствующей стороной и форсирование водной преграды миротворцами. 
В 1998 году военнослужащие РМ успешно представляли национальную армию в 100 учениях НАТО. В некоторых из них Молдова была представлена отделениями, взводами, диспетчерами воздушного движения и экипажами самолетов и вертолетов. В 1998 году Молдова начала участвовать в международных миссиях в качестве наблюдателя (OSCE). Примером может служить Косово.
Небывалую активность и усердие в налаживании тесных контактов с НАТО прилагало молдавское руководство в год Стамбульского (1999 г.) саммита ОБСЕ, где по его предложению рассматривался вопрос о принятии решения, обязывающего Россию вывести свои войска и вооружение из Приднестровья. В 1999 году отдельные военнослужащие и целые подразделения НА РМ приняли участие в 110-ти мероприятиях, проведенных в рамках программы НАТО. С 1999 года в Республике Молдова учреждена и работает военно-контактная группа армии США, целью которой является координирование действий военных ведомств двух стран по организации проведения совместных учений. В 1999 году эта группа провела совместно с военными РМ более 30 мероприятий. В целях обеспечения защиты конфиденциальной информации, получаемой из стран НАТО, с ноября 1999 года на территории РМ функционирует национальное бюро по защите конфиденциальной информации НАТО. 
В 1999 году геодезисты стран НАТО провели на территории РМ модернизацию ее национальных геодезических сетей по европейским стандартами и включению территории Молдовы в глобальную геодезическую систему WGS-84. То есть было сделано то, что и на территории бывшей Югославии накануне военной операции НАТО. 
Произведенные работы, а также наличие карты-схемы, на которую нанесена и территория ПМР, позволят произвести программирование управляемых летательных объектов (ракет, бомб) с целью поражения наземных целей с высокой точностью. 
Таким образом, в 1998-1999 гг. Молдова активно расширяла своё участие в мероприятиях НАТО в рамках программы «Партнерство ради мира». Эти меры находили понимание и поддержку стран - членов Североатлантического альянса, прежде всего США, заинтересованных в вовлечении Молдовы в деятельность блока с целью усиления своего влияния в регионе в ущерб геостратегическим интересам России.
В мае 2000 года группа солдат и офицеров отдельного разведывательного батальона специального назначения (ОРБСН) «Фулджер» НА РМ под командованием капитана Виталия Зара участвовали в тактических учениях в учебном центре Бабадаг (река Молдова, Румыния) со спецподразделениями армии Румынии. В ходе данного мероприятия из участников были сформированы две разведывательно-диверсионные группы, которыми проводились разведка по водной преграде (р. Молдова) и имитация уничтожения железнодорожного моста через реку. Группа по имитации диверсии состояла, в основном, из молдавских спецназовцев.
В этом же месяце в н.п. Фрежус (Франция) были развернуты многонациональные учения по поддержанию мира «Cooperative lantern-2000», в которых приняли участие 10 000 военнослужащих из 22 стран, в том числе и Молдовы. На данных учениях отрабатывались вопросы развертывания операции по поддержанию мира в зоне этнического конфликта с привлечением сил двух многонациональных бригад. 
Руководством Молдовы в ноябре 2000 года утвержден Закон об участии РМ в международных операциях по поддержанию мира. 
В 2000-2001 гг. участие подразделений национальной армии Республики Молдова в мероприятиях программы НАТО «Партнерство ради мира» осуществлялось под негласным девизом «Количество - в качество».
Уже на первых этапах своего правления новое военное и политическое руководство Молдовы во главе с президентом Владимиром Ворониным консультировалось с военными департаментами стран НАТО по вопросу разрешения приднестровской проблемы. 
Так, в апреле 2001 года руководство Молдовы способствовало проведению в Кишиневе молдо-американской конференции по решению военных конфликтов. Сотрудники оборонного ведомства США, принимавшие участие в данном мероприятии, акцентировали внимание молдавских военных на наличии в Молдове местного территориального конфликта, делились опытом решения подобных кризисных ситуаций. 
Наряду с требованием полного вывода российских войск из Приднестровья, руководство Молдовы все чаще и настойчивее выдвигает предложения о завершении миссии миротворческих сил России, которые, по его мнению, не только выполнили свою роль, но не соответствуют международным стандартам и даже «в значительной мере блокируют окончательное урегулирование конфликта». Российские МС предлагается заменить подразделениями стран ОБСЕ.
С мая по июнь 2001 года премьер-министр В. Тарлев и президент В. Воронин по разу посетили штаб-квартиру НАТО в Брюсселе, где встречались с генеральным секретарем альянса лордом Дж. Робертсоном. Одной из основных тем, обсуждавшихся на этих встречах, являлось разрешение приднестровского конфликта.
Заручившись поддержкой альянса, военно-политическое руководство Молдовы занялось строительством собственных вооруженных сил. Новым руководством Молдовы была разработана программа реформирования силовых ведомств. В частности, особый упор планировалось сделать на повышение профессионализма военнослужащих, мобильности и боеспособности армейских подразделений.
Признаки приготовления национальной армии РМ к возможной военной агрессии против Приднестровья отчетливо прояснились после упомянутых событий в США.
Уже в конце сентября 2001 г. на Бульбокском полигоне прошли сборы разведподразделений НА РМ. В течение месяца военнослужащие спецподразделений готовились к проведению «антитеррористических операций».
Согласно приказу министра обороны РМ В. Гайчука в конце сентября 2001 г., якобы для выдвижения офицеров на вышестоящие должности в воинских частях, организовываются курсы повышения квалификации. Со слушателями данных курсов проводятся занятия по тактике ведения боя в городских условиях. 
Осенью 2001 года в г. Кишинёве создается спецподразделение для действий в чрезвычайных ситуациях «Скут». Несмотря на внешнюю прозрачность устремлений данного формирования, информация о его существовании содержится перед рядовыми гражданами Молдовы в строжайшем секрете. 
В этот же период в одном из самых боеспособных подразделений НА РМ - 2-й мотопехотной бригаде «Штефан чел Маре» (г. Кишинев) - создаются группы оперативного реагирования:
- «Фортуна» - якобы для действий при стихийных бедствиях, состоящая из военнослужащих подразделений «первой степени боевой готовности»;
- «Вискал» - антитеррористическая, состоящая из военнослужащих разведывательной, инженерно-саперной рот, связи и радиационно-химической защиты.
В 2002 году количество мероприятий Молдова - НАТО возрастет до 81. Запланированы традиционные молдо-американские миротворческие учения, которые пройдут в учебном центре в Бульбоках. 
Одно из мероприятий НАТО пройдет на территории Молдовы. Во второй половине 2002 года в Кишинёве, в рамках «ПРМ», состоится одна из самых крупных конференций в области военной топографии и картографии, с участием представителей более 35 государств.
ВЫВОД: По изложенным показателям видна динамика военного сотрудничества РМ-НАТО. Пик активности приходится на 1998-99 гг., после чего наблюдался спад. С приходом к власти коммунистов молдо-натовское сотрудничество вновь набирает обороты, как в количественном отношении, так и в качественном (10 учений в текущем, против 6 в 2001 году). 
Смена власти в Республике Молдова никак не отразилась на направленности военно-политического вектора, ориентированного на укрепление сотрудничества Молдовы с НАТО. Об этом свидетельствуют планируемые мероприятия военного сотрудничества между РМ и странами Запада на 2002 год.
Прикрываясь своим нейтралитетом и отказываясь от участия в военных программах стран СНГ, руководство Республики Молдова продолжает активное сотрудничество с блоком НАТО. В военных вузах западных государств и Румынии по-прежнему осуществляется подготовка военных кадров для Молдовы. Молдавские военные перенимают опыт у своих американских «наставников» по усмирению «сепаратистов», участвуют в различного рода научно-практических конференциях и учениях по «локализации стихийных бедствий». 
В ходе планирования учений в рамках программы НАТО «ПРМ» с участием военнослужащих НА РМ прослеживается тенденция к более глубокому втягиванию Молдовы в военные структуры Североатлантического альянса и недопущению возможной переориентации республики на восток. 
В рамках международной антитеррористической операции не исключен вариант использования подразделений НА в силовом решении приднестровской проблемы.
Призыв в ВС РМ проводится два раза в год - весной и осенью. Призывники несут службу строго по месту жительства. Осенью 2001 года в минобороны призваны - 700 юношей, МВД - 600, в погранвойска - 700. Контрактников в армии - 30%. В будущем они станут преобладать. Рядовой состав подписывает контракт на 3-5 лет, сержанты и офицеры - на 5-10. Питание и условия проживания солдат зачастую лучше, чем на гражданке, где большинство из них до призыва жило в нужде и бедности. Армию необходимо сокращать, оставив лишь 3-4 тысячи человек, этого достаточно для республики (33).
В национальной армии Молдовы 6 бригад - три мотопехотные («Штефан чел Маре», «Дачия», «Молдова»), одна артиллерийская («Прут»), одна ПВО («Дмитрий Кантемир») и смешанная авиационная («Дечебал»). Полк связи, батальон спецназа «Fulger» («Молния») и инженерно-технический, части обеспечения, дисбат (находится в стадии формирования) и отдельный батальон охраны и обеспечения МО, в 1999 году создан батальон «голубых касок» для участия в миротворческих операциях за рубежом. Танков на вооружении нет, мотопехота ездит на бэтээрах, среди средств ПВО - ЗРК «С-200», «С-125», «С-75», ПЗРК «Игла». Авиацию представляют вертолеты «Ми?8». Молдова собирается купить у России партию вертолетов «Ми-17». В Белоруссии закуплены Кишиневом 20 БТР-80. Белоруссия продолжает поставку в Молдову также систем залпового огня и стрелкового оружия.
Предлагают вместо трех мотопехотных бригад оставить одну, доукомплектовав ее до штатов военного времени личным составом по контракту, техникой и вооружением и организовав должным образом боевую подготовку. На базе двух других - образовать учебные центры: по проведению трехмесячной военной подготовки и учебный центр по подготовке младших командиров.
На 30% необходимо сократить численность солдат и сержантов срочной службы при одновременном сокращении срока службы (до 12 месяцев), что сократило бы расходы на содержание военнослужащих, и использовать освободившиеся финансы на организацию боевой подготовки.
Преобразование мотопехотных бригад в учебные центры (с постановкой на хранение боевой техники и вооружения) позволяет сохранить офицерский корпус и использовать его для подготовки военнообученного резерва, а также для мобилизованного развертывания этих центров в мотопехотные бригады в военное время.
Но дивизионному генералу Крянгэ удавалось убеждать президента в целесообразности раздельного материально-технического обеспечения вооруженных сил. Имея возможность реализовывать часть вооружения и военного имущества и использовать полученные средства на погашение задолженности по денежному довольствию военнослужащих, он создавал видимость благополучия. Весной 1995 года Снегур издал указ об освобождении его от должности министра обороны, предъявив обвинение в коррупции. Парламент и премьер не согласились с президентом. В военном ведомстве возникла ситуация двоевластия: два министра обороны, раскол в армейских рядах.
После решения Конституционного суда о незаконности отстранения Крянгэ президент издал указ, восстановив его в должности министра, а генерала Дабижу, который временно исполнял обязанности главы министерства, - в должности заместителя министра. Но этим же указом на Крянгэ возложено только оперативное руководство вооруженными силами, а основные функции взял на себя президент.
В январе 1998 года уже президент Лучинский отстранил от должностей начальника генштаба и первого замминистра обороны, замешанных в сделках с продажей имущества армии стоимостью в 300 тысяч долларов, «за превышение полномочий и незаконное использование финансовых средств».
Армию критикуют за растрату бюджетных денег. Но систематическое недофинансирование поставило армию, погранвойска и войска карабинеров на грань саморазрушения. В 1995 году бюджетом было предусмотрено финансирование министерства обороны в сумме 67 млн леев. Это составляло 3,2% бюджета, или 0,8% внутреннего валового продукта. Реально было предоставлено 59 млн леев (50% от потребностей). Бюджет на 1996 год предусматривал выделение 72 млн леев, что составит 2,9% бюджета, или 0,7% внутреннего валового продукта. Бюджетом на 1997 год предусматривалось выделение средств только на зарплату и питание военнослужащих, и ничего - на совершенствование боевой подготовки, обновление материально-технической базы и закупку комплектующих. В бюджете 1999 года на нужды военных выделено лишь 50 млн леев (около 6 млн долларов), чего явно недостаточно.
Первой утверждена в августе 1998 года концепция реформирования минобороны. Планировалось «актуализировать схему управления, создав структуры, способные к оперативному маневру имеющимися силами как в мирное, так и в военное время, значительно сократив при этом численность». 10-тысячный состав армии решено уменьшить до 6,5 тысячи. Концепция предполагает уменьшение срока службы с полутора до одного года. Парламентарии предлагали в целях экономии упразднить минобороны или слить все силовые ведомства в одно.
В правительстве Тарлева пост министра обороны занимает Виктор Гайчук (ранее был заместителем министра обороны).
АРМИЯ ПМР. Первые полтора года после провозглашения независимости республика практически не имела никаких силовых структур, кроме республиканской гвардии, порядка 800-900 человек, вооруженных стрелковым оружием. Первым командующим республиканской гвардией был молдаванин - отставной советский полковник, а затем первый приднестровский генерал-майор Штефан Кицак (34). Фактически, вооруженная агрессия Молдовы застала руководство ПМР врасплох. Регулярная армия создавалась «на ходу». Когда началась война, возникло стихийное, но достаточно широкое народное движение по формированию самых разнообразных частей и видов вооруженных сил, куда вошло очень много кадровых офицеров запаса бывшей Советской Армии, которые остались в Приднестровье после выхода на пенсию.
Большую роль в создании приднестровской армии сыграло казачество. Первые добровольцы пришли с Дона, с Кубани. Сформировалось Черноморское казачье войско, в боях принимали участие все казачьи войска России.
Позже возникло народное ополчение по месту жительства. Оно было самым массовым, оружие взяли десятки тысяч людей. Вооруженные подразделения создавались на заводах, фабриках. Когда закончился вооруженный конфликт, перед приднестровским руководством встала задача превратить военные формирования в реальную госструктуру.
6 сентября 1991 года - официальная дата создания Вооруженных Сил ПМР. В дальнейшем Верховный Совет утвердил концепцию развития Вооруженных Сил и образовал министерство обороны, которое возглавляет генерал-лейтенант С. Хажеев (в российской армии был начальником штаба мотострелковой дивизии).
Общая численность Вооруженных Сил ПМР - около 5 тысяч солдат и офицеров. В минобороны служат свыше 2000 участников войны 1992 года. 760 военнослужащих награждены медалью «Защитнику Приднестровья» и 520 - нагрудным знаком « За оборону Приднестровья», то есть почти 1300. 80% офицеров имеют военный и боевой опыт, свыше ста участников войны в Афганистане. Отработано взаимодействие с МВД и войсковыми частями МГБ. Мобилизационные возможности - 25 тысяч человек (по другим данным - 80 тысяч).
Структура армии - четыре кадрированные, постоянно готовые к боевому развертыванию мотострелковые бригады, танковый батальон, зенитно-артиллерийский дивизион, армейская авиация, формирования гвардии, гражданской обороны и казачества. Есть строительные части. МВД имеет батальон «Днестр» («черные береты»), МГБ - батальон «Дельта» («голубые береты»). По словам министра обороны ПМР, «зона безопасности занимает более трети территории ПМР. Создана единая система управления войсками и всеми силовыми структурами».
Вооружение - стрелковое оружие, около сотни артсистем и минометов, 18 установок «Град», более мощных установок «Ураган» нет (они достались Молдове), десятки бронетранспортеров, в танковом батальоне - порядка двадцати машин. Есть несколько вертолетов «Ми-8», которые могут быть использованы в военных целях. На ряде промышленных предприятий Тирасполя налажен ремонт вооружения и военной техники.
Среди офицеров и прапорщиков - большинство контрактников, которые служат на постоянной основе. Увольняется по окончании контракта каждый пятый офицер. В университете есть военная кафедра, где готовят лейтенантов по всем специальностям, необходимым для боевой подготовки войск. В 1998 году продлен на пять лет - до 65 - предельный возраст нахождения на воинской службе офицеров, которые служат в Вооруженных Силах ПМР. Продление сроков службы связано с нехваткой кадровых офицеров, которых в Приднестровье не готовят. Большая часть офицеров - бывшие военнослужащие 14-й армии. 
Два раза в год призывается примерно 1,5 тысячи человек, которые служат полтора-два года. Национальность призывника и контрактника не играет никакой роли. Даже в разгар конфликта 30% военнослужащих были молдаване. По словам военного комиссара ПМР А. Мораста, при призыве возникает ряд проблем. Каждый третий призывник освобождается от службы по состоянию здоровья (в начале 80-х годов - только каждый двадцатый). Появился дефицит массы тела (результат нашей бедности). Увеличилось количество призывников с различными заболеваниями. Среднее образование имеют чуть более 65% призывников (десять лет назад - 91%). Отрицательную роль сыграла отмена в 1991 году допризывной военной подготовки. Благодаря настойчивости министра обороны генерал-лейтенанта Хажеева, в 1993 году она снова стала обязательным предметом обучения, но из-за кадровой проблемы с военными руководителями, 25% юношей не охвачено допризывной военной подготовкой.
Более половины призывников, как и в других странах СНГ, рассматривают военную службу как неприятную реальность, к исполнению которой обязывает закон, вернее - уголовная ответственность за его нарушение. Финансовые потребности призыва обеспечены на 20% (35). В армии постоянно идет боевая учеба, и подразделения боеготовы и укомплектованы. Зарплата военных - невысокая, но выплачивается относительно регулярно. Часто идут служить сравнительно молодые военные пенсионеры, уволенные из ОГРВ, которые уже имеют военную пенсию.
Военная доктрина Приднестровья - оборонительная. Принят пакет законов о деятельности военных структур - армии, внутренних и пограничных войск. Повседневные армейские проблемы решаются указами Президента. Взято все самое лучшее из военного права государств СНГ. Вооруженные Силы призваны обеспечить гарантии, прежде всего военные, что вооруженный конфликт не возобновится. ПМР хочет избежать давления стран-гарантов, особенно России, которая планирует на первом этапе произвести трансформацию ныне действующих трехсторонних миротворческих сил (России, Приднестровья и Молдовы), изменив их формат на российско-украинский или чисто российский, получив при этом мандат ОБСЕ. На втором этапе предполагается осуществить сокращение вооруженных сил противоборствующих сторон в рамках создания так называемого «общего оборонного пространства», подписание специального соглашения о квотах по количественному составу армий, техники и боевого оружия. ПМР нужно реорганизовать свои вооруженные силы, ибо большую армию в мирных условиях ни ПМР, ни Молдова содержать не в состоянии. В ПМР отдают себе отчет, что в Молдове еще остались сторонники военного решения кризиса, помнят заявления, например, бывшего министра обороны РМ Крянге о том, что «вооруженные силы Молдовы пресекут любую попытку территориального раздробления республики». 
Обострение взаимоотношений между Молдовой и Приднестровьем после прихода к власти президента Владимира Воронина, прекращение им переговорного процесса, полномасштабная таможенная война, экономическая блокада, предстоящая реализация Россией Стамбульских договоренностей по выводу остатков 14-й армии и ряд других факторов также свидетельствуют о возрастании угрозы новой вооруженной агрессии Молдовы против Приднестровской Молдавской Республики. Смогут ли Россия и Украина, как гаранты мирного урегулирования молдо-приднестровского конфликта, справиться с этой задачей, или же за них это сделают США и ОБСЕ, покажет будущее. ПРИМЕЧАНИЯ К ГЛАВЕ ЧЕТВЕРТОЙ
 
1. «Адевэрул», 03.03.1992.
2. «Сфатул цэрий», 25.12.1991.
3. Калмой В., кадровый офицер госбезопасности, был начальником горотдела КГБ в Унгенах, состоявшего из 12 оперработников, имел звание подполковника. После создания погранвойск РМ назначен начальником Кишиневского погранотряда, известен жесткостью в отношениях с подчиненными и национал-радикальными убеждениями - считает «манкуртами» всех молдаван Левобережья.
4. «Литература ши арта», 10/1994
5. «Днестровская правда», 28.04.1993
6. «Независимая Молдова», 12.11.1996
7. Пасат Валериу родился 13 июля 1958 года. Закончил исторический факультет Кишиневского госуниверситета и Дипакадемию при МИДе России. Работал в структурах КПСС, в представительстве, затем посольстве Молдовы в России, в 1994-1996 годах был Чрезвычайным и Полномочным Послом Молдовы в России. В январе 1997 года назначен министром обороны, а в мае 1999 года - министром нацбезопасности РМ. 21 декабря 2001 года парламент отправил в отставку директора службы информации и безопасности (СИБ) Валериу Пасата. За это решение проголосовали все 89 присутствовавших депутатов, председатель парламента Остапчук сообщила, что президент Воронин предложил поменять руководителя службы без объяснений причин.
Новым главой спецслужбы избран Ион Урсу, ранее занимавший пост заместителя директора СИБ. Новому главе спецслужбы - 52 года. Урсу работал в парторганах, с 1988 года - начальником отдела кадров КГБ МССР, после провозглашения независимости РМ - заместителем министра.
8. «Днестровская правда», 03.11.1993.
9. «Трудовой Тирасполь», 12/1992.
10. «Днестровская правда», 28.03.1992.
11. «Экспресс-хроника», 15/1992.
12. «Трудовой Тирасполь», 33/1992.
13. Радио «Свобода», 26.05.1999. 
Антюфеев Владимир Юрьевич (он же - Шевцов Владимир Георгиевич, он же - Александров Владимир Георгиевич) родился 19 февраля 1951 года в Новосибирске в семье рабочего и машинистки. С 1956 года семья жила в Магадане. Учился в Рижском институте гражданской авиации, со второго курса ушел. Служил в Эстонии в Советской Армии. Вернулся в Ригу, женился, пошел в милицию. Через десять лет - в звании капитана стал начальником отдела уголовного розыска города, затем были взлеты и падения, последняя должность - заместитель начальника управления уголовного розыска Риги, майор милиции. В 1990 году награжден орденом «За личное мужество».
По воспоминаниям самого Антюфеева, «после того, как нас продал подонок Бакатин, 24 августа 1991 года приехал в Москву с 200 рублями в кармане, затем метался по стране, в сентябре по рекомендации Алксниса прибыл в Тирасполь. Был одним из шести первых сотрудников УВД ПМР. По поручению Президента приступил к созданию органов госбезопасности ПМР, а затем и министерства госбезопасности. Мы представляем действительную проблему для Молдовы. Цель моей жизни - сохранить эту землю для России.
Кадры нам в то трудное время были очень нужны. Мои заместители - профессиональные контрразведчики. Мой первый заместитель - О. Гудымо - прибыл сюда в августе 1992 года на пару месяцев и остался работать и жить. (Гудымо Олег Андреевич, первый заместитель министра госбезопасности. В Приднестровье с августа 1992 года. Длительное время после окончания в 1973 году чекистского вуза работал в Комитете госбезопасности Белоруссии, затем - в разведподразделениях органов военной контрразведки, награжден орденом «За службу Родине в Вооруженных Силах» 3?й степени и медалями. Уволен в запас в марте 1992 года в звании подполковника. Награжден медалью «Защитнику Приднестровья»).
В структуру, которой я руковожу, входят пограничные войска и казачий отдельный пограничный полк. Кстати, казаки у нас не «асфальтовые». Мне, потомку кубанских казаков, присвоено звание казачьего генерала, так что кроме общевойскового звания генерал-майора имею и казачий чин.
У Лебедя гипертрофированная жажда власти. Достигнуть ее любой ценой, на любых условиях. То к «демократам» отскочил, то к Лужкову и Гусинскому. Стал лаять на Грачева и ФСК. Затем отдрейфовал к Скокову. Его местечковое окружение заявляет, что России нужен Пиночет. Не он остановил войну в Приднестровье. Наша блокада во многом началась благодаря ему. Лгун он и подлец. Я сам один из тех, кто создавал его образ. Феномен Лебедя я называю «армейский вариант МММ». Он у нас - выдохшийся одеколон. Полтора года назад я говорил в ФСК, что он метит в президенты, мне не верили. Лебедь все время на экране, несет банальщину и солдафонские анекдоты. Он у нас и юрист, и экономист, и кто угодно. Если бы подонок Шапошников не передал Молдове в 1992 году оружие, войны бы не было. В марте 1992 года похитили полковника Степыгина, начальника отдела военной контрразведки 14-й армии. Я вышел на похитителей, ночью выехал за город, обманул диверсантов, что на Кишинев им не пройти, мне отдали полковника в мешке, где он просидел 14 часов. А Бергман его первым и обнял. Орден «За личное мужество» он украл у меня. Лебедь загубил комбинацию ФСК по пресечению торговли оружием и аресту заместителя Бергмана майора Савватеева. Мы им помогали в этом. Лебедь меня продал. ФСК скрупулезно выполняет каждый параграф идиотских соглашений с аналогичными ведомствами СНГ.
На постсоветском пространстве существует несколько республик, которые называют СНГ-2, то есть «Союз непризнанных государств». Это Абхазия, Южная Осетия и ПМР. Среди них лишь ПМР - состоявшееся государство со всеми институтами государственной власти, со своей воевавшей и победившей армией, силовыми структурами, флагом, гербом, Конституцией, Президентом, Верховным Советом, денежной системой, почтовыми марками, самостоятельным народно-хозяйственным комплексом. В отличие от окружающих нас государств, в ПМР нет даже признаков национализма. Президент республики - русский, вице-президент - молдаванин, Председатель Верховного Совета - молдаванин, министерство обороны возглавляет татарин, министерство госбезопасности - русский, МВД - украинец. В ПМР двойное гражданство - первое приднестровское, второе - любое, по выбору самого человека, хоть израильское, хоть китайское. Приоритет отдается российскому, украинскому и белорусскому.
Нас коробили лозунги народного фронта Молдовы, под которыми проходило отделение республики от СССР: «Чемодан - вокзал - Россия» или «Русских - за Днестр, евреев - в Днестр». Нам было непонятно стремление признать незаконность пребывания Молдовы в составе СССР. С тем, что Молдавская ССР была в известной мере искусственным образованием, мы соглашались, но с тем, что оно должно отойти от своей матери - России, согласиться не могли. Исторически Приднестровье было российским. Народы Приднестровья, живущие на исконно славянских землях, ориентированы на Восток и не видят своего будущего вне России. Русскую армию сюда 200 лет назад привел Суворов, и она никогда, за исключением послереволюционных лет, отсюда не выходила.
Тирасполь расположен на стратегически важном географическом стыке, это точка, где соприкасаются две цивилизации - славянская и западная. В наши дни совершенно явно выкристаллизовалась расстановка сил по отношению к Приднестровью. С одной стороны - НАТО, которое использует Молдову как союзника. С другой - сама Россия. Замком, способным помешать военному контингенту НАТО войти в Россию с юго-запада, является Приднестровье. Именно Тирасполь стоит костью в горле НАТО, мешает альянсу замкнуть так называемую «санитарную» черноморско-балтийскую дугу вокруг России. Молдова целиком на стороне НАТО. По стандартам альянса формируются и оснащаются силовые структуры Молдовы, обучается их личный состав. В 1997 году Молдова участвовала в 11 совместных с НАТО учениях, в 1998 году - уже в 22. Молдова, у которой не получилось задавить Приднестровье военным путем, сейчас старается задушить ее экономически.
Не добившись военной победы над ПМР, Молдова зовет нас к объединению. Молдова вся в долгах перед Западом, она готова к присоединению к Румынии, готова войти в НАТО. Куда же нас зовут? ПМР согласна на союз двух государств на основе конфедерации. По большому счету, ПМР Молдове не нужна, слишком разными путями идут республики. Но Западу Приднестровье крайне необходимо. Для чего? Цель НАТО - отрезать Россию от Балкан. Для этого хороши все средства.
В этой связи нам непонятна политика российского руководства. Когда США объявляют Молдову зоной своих интересов, Россия не решается произнести, что Приднестровье - регион российских геополитических интересов. ПМР может стать прекрасным плацдармом для российского присутствия в регионе, запирающим НАТО выход к славянским землям. В России побеждают корпоративные интересы комсомольцев Гены Селезнева, Пети Лучинского, Димы Дьякова, которые бывшую дружбу ценят выше мира и стабильности в регионе. Мы не просим финансовой поддержки, мы не просим вооружения, оно у нас есть. Мы хотим, чтобы Россия не душила бы в угоду врагам нашу республику. Увы, в России есть силы, которые ориентируются на Запад и готовы ради его интересов отказаться от поддержки ПМР - клочка земли, охраняющего славянские земли от агрессии. Для этого нужно немногое - выполнять положения Меморандума «Об основах нормализации отношений между Республикой Молдова и Приднестровьем».
14. «Независимая Молдова», 22.01.1994.
15. «Экспресс-хроника», 11/1992.
16. «Независимая Молдова», 22.01.1994.
17. Бергман Михаил родился 22 декабря 1948 года, после окончания в 1967 году школы служил в армии, в 1969 году поступил в военный вуз в Ленинграде, с 1974 года служит в Тирасполе, в 1986 году был в Чернобыле. С 1987 года - военный комендант гарнизона в Тирасполе. Воинское звание - полковник. Награжден орденом «За личное мужество». Мастер спорта СССР по самбо, чемпион Вооруженных Сил СССР по самбо. Женат, двое детей. Родственники эмигрировали в Израиль и США. Любимое занятие - разгадывание кроссвордов, любимая поговорка - «Бог не выдаст, свинья не съест».
Отстраненный в октябре 1995 года от должности приказом Грачева, Бергман оспорил законность данного приказа и выиграл дело. Однако, вопреки решению военного суда, в должности восстановлен не был. Выступив в Кишиневе, Бергман воздал должное Лебедю, который «все может и ничто его не остановит», и обрушился на министра госбезопасности ПМР Вадима Шевцова. В руках шефа госбезопасности, по словам Бергмана, сосредоточена реальная власть в Приднестровье, и этому пора положить конец. А заодно пора разобраться с командующим ОГРВ Валерием Евневичем, который «преступно расформировал спецназ комендатуры», после чего в оперативной группе началось разбазаривание оружия («Независимая газета», 29.06.1996).
Одновременно была распущена рота спецназа, обслуживающая комендатуру. По мнению командующего ОГРВ генерал-лейтенанта Валерия Евневича, комендатура занималась несвойственными ей функциями, в том числе розыскной и следственной деятельностью, посему «незаконные формирования были расформированы». Рота спецназа после разгона разбрелась в поисках заработка по коммерческим структурам, часть пригрелась в криминальных группировках, двое оказались офицерами молдавской полиции («Известия», 24.02.1996).
18. «Завтра», 14/1995.
19. «Днестровская правда», 22.12.1993.
20. Горбов В. служил в армии, перешел в МВД, где работал в уголовном розыске, ОБХСС, транспортной милиции, школе милиции, в 1983 г. уволен на пенсию в звании подполковника. Бывший начальник отдела МГБ ПМР. Принимал участие в операции по обезвреживанию террористической группы МНБ Молдовы «Бужор» во главе И. Илашку. Был введен в состав Объединенной контрольной комиссии, однако через четыре месяца заменен полковником О. Гудымо, а в декабре 1992 года уволен из МГБ по дискредитирующим основаниям и взят в разработку. Установлено, что в октябре 1992 года Горбов был завербован МНБ РМ и активно использовался ими в подготовке государственного переворота в ПМР с использованием для этого возможностей командарма Лебедя. В январе 1993 года, после срыва переворота, бежал в Кишинев.
21. «Днестровский меридиан», 14/1994.
22. «Трудовой Тирасполь», 42/1994.
23. «Днестровский меридиан», 26/1994.
24. «Днестровская правда», 06.08.1994.
25. «Днестровская правда», 31.05.1994.
26. «Радио «Свобода», 01.02.1988.
27. «Молдавские ведомости», 12.10.1996.
28. Тарлев Василий - премьер-министр Молдовы при президентстве Воронина. Родился 9 октября 1963 года. Работал трактористом, водителем, закончил технологический факультет Кишиневского политехнического института. С 1991 года работал на кондитерской фабрике «Букурия» («Радость») механиком, главным инженером, заместителем гендиректора. С 1995 года - генеральный директор АО «Букурия». Доктор технических наук, автор 20 научных работ, имеет пять патентов на изобретения. Награжден орденом «Трудовая доблесть». Женат, имеет двоих детей.
29. «Совершенно секретно», 12/1993.
30. «Днестровский меридиан», 43/1993.
31. «Днестровский меридиан», 19/1994.
32. «Молдавские ведомости», 10.02.1996.
33. «Кишиневские новости», 04.04.1997.
34. Кицак Штефан, родился в Черновицкой области, окончил педучилище и Винницкое пулеметное училище, с 1954 года - лейтенант, служил в Киевском округе, затем в Инте, Венгрии, Чехословакии, Туркестане, Афганистане. В сентябре 1991 года приехал в штаб 14-й армии. Там был Курчин, который и рассказал о создании Приднестровской гвардии. Принял активное участие в организации Вооруженных Сил ПМР, генерал-майор, советник Президента республики.
35. «Днестровская правда», 20.02.1997.
 
 
Глава третья - РАСПАД СОЮЗА И СТАНОВЛЕНИЕ ПМР
25.01.2010 11:24

 ГЛАВА ТРЕТЬЯ

РАСПАД СОЮЗА И СТАНОВЛЕНИЕ ПМР
 
 
ЯНВАРЬ 1991 ГОДА. С 1 января правительство ССРМ прекратило отчисления в бюджет Союза ССР. Только за январь-февраль в него не поступило из республики 90 млн рублей. В ответ ПМССР и Гагаузская Республика прекратили с 1 апреля отчисления в бюджет ССРМ.
Указ Президента СССР от 22 декабря 1990 года, по словам И. Друцэ, «на 80% подготовлен в Кишиневе» и, уже по мнению Г. Виеру, «в обмен на отмену двух фальшивых республик». Тем не менее этот указ, как заявил А. Вартик, «с политической точки зрения - устаревший документ». А. Грэждиеру расценил его как «вмешательство во внутренние дела Молдовы» (1). 
3 января президиум Интердвижения принимает Постановление «О положении в республике»: «Верховный Совет ССРМ отрицает ущемление прав лиц немолдавской национальности, соглашаясь на роспуск несуществующей республиканской гвардии, сохраняет реально существующий батальон «Тирас-Тигина» и не отказывается от существования корпуса карабинеров. Принятое Верховным Советом ССРМ 29 декабря 1990 года Постановление о выполнении Указа Президента СССР о мерах по нормализации обстановки в Молдове представляет собой по существу отказ от его выполнения» (2).
Председатель ПМССР И. Смирнов обратился к Президенту Горбачеву, указывая, что «Верховный Совет ССРМ откровенно проигнорировал ряд важных положений Вашего указа от 22 декабря 1990 года. В этих условиях односторонний отказ Верховного Совета ПМССР от выполнения возложенных на него избирателями обязанностей означал бы пренебрежение ясно выраженной волей и жизненными интересами народа Приднестровья» (3). Затем ОСТК принял обращение к Верховным Советам СССР и РСФСР с одобрением речи Горбачева на сессии Верховного Совета 14 января и возмущением действиями Ельцина, способствующими распаду СССР (4).
В Приднестровье активно обсуждались планы преобразования ССРМ в федерацию. Например, Б. Палагнюк предлагал, чтобы «для стабилизации гагаузам и Приднестровью была предоставлена автономия, образован двухпалатный парламент и создана федерация» (5). Предлагался также проект преобразования Молдовы в федерацию 10-12 «земель», исходя из преобладания в различных регионах республики граждан разных национальностей (6). 
14 января Президиум Верховного Совета ССРМ принял Заявление в связи с событиями в Литовской Республике. Заявление квалифицировало вооруженные действия в этой республике как интервенцию и осуждало антиконституционные действия руководства СССР. В нем также содержалось предупреждение «группировкам, стремящимся подорвать антиконституционными и антинациональными действиями суверенное государство Молдова», о принятии мер для пресечения подобных действий. В январе с целью размывания социальной опоры таких «группировок» учреждено культурное общество «Транснистрия», приняты устав и программа, председателем правления избран член-корреспондент АН Молдовы П. Солтан.
20 января прошел Третий съезд депутатов всех уровней Приднестровья. В докладе В. Загрядского отмечалось, что ПМССР не имеет своих структур управления. Поэтому решено до 10 февраля утвердить структуру и состав органов государственного управления ПМССР. Радикально настроенный и бескомпромиссный Н. Остапенко заявил: «Мы давно топчемся на месте. Чего мы ждем? Ответ Молдовы ясен» (7). Съезд постановил: считать ПМССР самостоятельным государством, имеющим право подписать Союзный договор; единственной возможностью сохранения целостности Молдавии съезд счел федерацию Молдовы, Гагаузской Республики и ПМССР; также была высказана просьба к Верховному Совету СССР о признании ПМССР.
26 января прошла партконференция КПМ. Отмечено, что в 1990 году из партии вышло 13% коммунистов. Сменились три четверти первых секретарей райкомов и горкомов партии и треть секретарей первичных парторганизаций. Распалось 10% первичных парторганизаций (большинство из них - в Кишиневе). Говорилось о том, что провозглашение так называемых суверенных республик в Левобережье и на Юге усложнило политическую обстановку. В выступлениях звучали слова о падении авторитета партии.
В январе в Киеве глава парламентской делегации Председатель Верховного Совета ССРМ А. Мошану предложил в обмен на украинские земли отдать все Приднестровье. Председатель Верховного Совета Украины Л. Кравчук от встречи с Мошану уклонился, тем самым дав понять, что украинская сторона против подобного «обмена», а провожал делегацию всего лишь заместитель председателя одной из комиссий Верховного Совета Украины.
В январе же Белоруссия стала первой республикой, открывшей представительство в Кишиневе (официально здание представительства открыто 15 июля).
ФЕВРАЛЬ. 4 февраля П. Лучинский на пленуме освобожден от должности первого секретаря ЦК КПМ в связи с избранием секретарем ЦК КПСС. Как злорадно писала проэнфээмовская пресса, «машина забуксовала, и ЦК КПСС нашел запасную деталь - Лучинского» (8). На альтернативной основе (претендовали также И. Гуцу и В. Иовв) последним первым секретарем ЦК КПМ стал Григоре Еремей. Предложение тираспольчан о гласном обсуждении кандидатур под давлением Лучинского, которого поддержали профессора И. Буга и А. Мошану, было отвергнуто. За его кандидатуру проголосовали 107 членов ЦК, против 14, воздержалось 9. Члены ЦК от Тирасполя и Бендер участвовать в выборах отказались из-за непримлемости кандидатуры Еремея (9). 
4 февраля группа лиц во главе с депутатом ССРМ активистом НФМ И. Брату разгромила Страшенский райком КПМ. К акту вандализма были привлечены старшеклассники и учителя местной школы. 
10 февраля В. Гребенщиков (организатор отделения НФМ в Оргееве) провозгласил создание организации «Молдова демократическая» в составе аж пяти членов.
11 февраля в Дубоссарах провозглашен Союз приднестровских казаков, который позднее преобразован в Дубоссарский округ Черноморского казачьего войска (ЧКВ). С 13 февраля «Днестровская правда» выходит без девиза «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!». 
16 февраля прошла четвертая конференция ОСТК, присутствовали 183 делегата, с докладом выступил В. Емельянов. Выступали народный депутат СССР Ю. Блохин, председатель Союза христианского возрождения России В. Осипов. Решено поддержать депутатскую группу «Союз», во всех Советах создать группы ОСТК, до 15 апреля учредить ОСТК Приднестровья. На конференции остро ставился вопрос о недопустимости роспуска СТК предприятий и переносе центра тяжести работы с политических на экономические вопросы. Принято обращение к населению с призывом участвовать в референдуме 17 марта. В ОСТК выделено 5 групп: политико-идеологическая, разработки типовых документов, хозяйственно-экономическая и создания малых предприятий, социальной защиты населения и охраны правопорядка. Избран новый состав ОСТК из 65 членов. В президиум ОСТК вошли Н. Авшенюк, В. Арестов, А. Большаков, А. Бочковский, А. Велько, А. Волкова, В. Емельянов, В. Загрядский, П. Заложков, А. Манойлов, В. Николюк, В. Павлюк, В. Рыляков, О. Савидов, А. Сайдаков, С. Сорокин.
Прокурор Григориопольского района ведет досье на всех членов ОСТК. В Григориопольском и Дубоссарском районах начато милицейское преследование ОСТК и РОСМ.
17 февраля прошли довыборы депутатов горсовета Тирасполя по двум округам. Депутатами стали И. Зарецкий (ему проиграл А. Большаков) и С. Манукян (ему проиграл Г. Благодарный). В феврале Тирасполь впервые посетили сотрудники посольства США.
21 февраля Снегур подал в отставку - «это был всплеск эмоций, крик души» (10), заявив, что с Друком очень тяжело работать, и тем самым спровоцировал парламентский кризис. Парламент отставку не принял, и тогда Снегур выдвинул свои условия: вся исполнительная власть передается президенту, который отныне и формирует Кабинет Министров. Противоречия между депутатами-аграриями и НФМ стали почти непримиримыми: аграрии против приватизации земли, за связи с Союзом, но не чужды русофобии. 28 февраля аграрии отказались работать в парламенте, пока премьер Друк не подаст в отставку. А. Мошану после безрезультатных переговоров объявил перерыв в работе на неопределенный срок.
27 февраля депутат А. Цуркану сделал в Верховном Совете заявление о том, что его обвиняют в сотрудничестве с КГБ, направляя записки с обращениями «Максим», «Нелу», «Ион», «Цезарь», «Лучио», «Спартак» (характерно, что негласные источники с такими псевдонимами действительно были) и текстами «Мы знаем все» или «Подумай о детях». Он заявил, что эта кампания связана с его деятельностью в комиссии по контролю за ситуацией во внешней торговле, и потребовал, чтобы была создана парламентская комиссия по установлению того, кто из депутатов являлся и является агентом КГБ (11).
В феврале в ходе визита в Румынию Снегур однозначно высказался за конфедерацию с ней, хотя ранее твердил о вхождении Молдовы в состав СССР - тоже на основе конфедерации. В интервью румынским СМИ он заявлял, что «вопрос о вхождении в Румынию конфиденциальный, и что румынская сторона располагает возможностью нам помочь, но пока не стоит говорить об этом» (12). Он утверждал также, что «не допустит, чтобы события ввергли нас в пучину гражданской войны. Наша позиция во многом схожа с позицией Прибалтики» (13).
МАРТ. 5 марта Парламент ССРМ передал верховную исполнительную власть от премьера президенту Снегуру. Выступая в этот день по телевидению снегур заявил: «Молдова не имеет никаких юридических обязательств перед нынешним СССР. Истории не известен документ, узаконивший включение созданной в Москве МССР в состав Союза. Молдова - за Союзный договор, который гарантировал бы ее суверенитет на деле, а не на словах, как было до сих пор. СССР как унитарное и авторитарное государство обречен на исчезновение. На Левобережье Прута молдавские земли присоединены к Союзу ССР в результате осуществления дополнительного протокола, подписанного 23 августа 1939 года. Неприкрытое вмешательство Центра проявилось в организации нелегальных выборов в Приднестровье и некоторых районах юга республики, в провозглашении двух республик-марионеток. Сегодня военные полигоны занимают 11 тысяч гектаров нашей земли. Нужна ли нам армия, которая поглощает миллионы рублей? Нет. Идея независимости Молдовы сегодня переживает острейший кризис».
5 марта образованы республиканские управления ПМССР. Был также принят Закон о статусе Председателя ПМССР. Решено, что купоны Молдовы в Приднестровье не имеют хождения.
Еще Ф. Достоевский отмечал: «Нет ничего выше интересов России, кроме правды». Но Снегур заявил, что референдум о сохранении Союза ССР - это потеря всего, чего добились за два года, и потребовал в течение трех дней отменить решение о референдуме (14). Ему вторила проправительственная пресса: «Мы отвергаем референдум. Республика ежегодно лишается только от реализации Центру молока и мяса 650 миллионов рублей» (15). Об этом же твердил и премьер Друк: «О референдуме и речи быть не может. Только выйдя из империи, мы выйдем из кризиса». 6 марта президент Снегур заявил руководителям Советов, что те из них, которые допустят проведение референдума на своей территории, будут распущены (16). 
14 февраля на конференцию трудового коллектива «Счетмаша» прибыл мэр Кишинева Н. Костин и заявил: «Если будет нужно, я не только дам команду, но и сам пойду с дубинкой разгонять голосующих». Командир в/ч 5447 (полк внутренних войск МВД СССР, расквартированный по улице Короленко, 7) направил министру внутренних дел ССРМ информацию о том, что пикетчики мешают голосовать гражданам на территории части, а сотрудники милиции не только не препятствуют избиениям голосующих, но и сами оскорбляют их. Командир части информировал, что в случае непринятия мер по наведению общественного порядка вынужден будет принять меры самообороны (17). Информация об актах насилия поступала со многих участков. Всего в референдуме на территории ССРМ участвовало 108 тысяч человек, «за» проголосовала 101 тысяча и около 6 тысяч бюллетеней были похищены и уничтожены пикетчиками.
На сессии Верховного Совета СССР 19 марта председательствующий в своем выступлении отметил: «После сообщения о том, как обращались с маршалом Ахромеевым, я вынужден был дать телеграмму в Верховный Совет ССРМ и президенту Снегуру, где заявил, что они несут полную ответственность за издевательство над нашими депутатами. И получил ответ, что они не согласны с тоном моего обращения». Г. Таразевич: «Руководство республики принимало все меры, чтобы воспрепятствовать тем, кто связывал свою судьбу с Союзом ССР. Голосование на сессии ВС проводилось дважды, и при повторном голосовании каждый депутат должен был встать и объявить свое мнение: за референдум он или против. Президент республики направил официальное письмо с угрозами вплоть до роспуска Советов». А. Канаровская: «И правительство, и народный фронт не доверяют своему народу. Мнение подготовленной, возбужденной толпы - это еще не мнение народа».
Снегур: «Незаконный референдум о сохранении СССР, проведенный в Молдове, продемонстрировал стремление большинства населения республики к независимости. Обстановка благоприятствует продолжению борьбы за суверенитет Молдовы, независимой от СССР».
Голосование на референдуме 17 марта 1991 года за Союз ССР: Тирасполь - 97% (участвовало 86% имеющих право голоса), Бендеры - 99% (77%), Рыбница - 98% (82%), Дубоссары - 94% (75%), Рыбницкий - 98% (95%), Дубоссарский - 98% (71%), Григориопольский - 98% (85%), Каменский - 99% (92%), Слободзейский - 98% (86%). Итого участвовало 84% избирателей Приднестровья (свыше 400 тысяч человек), из числа которых 98% проголосовали за Союз (18). В Гагаузии участвовало 97% избирателей, из числа которых 98% высказались за Союз.
Поведение Президента СССР вызывало резкую критику и в ПМССР, и в ССРМ. Так, А. Сафонов спрашивал: «Может, хватит испытывать, Михаил Сергеевич, терпение людей? Ваш курс приводит к развалу СССР. За политическую нестабильность вы несете прямую ответственность» (19). Об этом же говорил и И. Смирнов: «Горбачев уже забыл про свой указ. Что он сделал, чтобы его указ был выполнен?» (20). Еще более категоричен был первый секретарь ЦК КПМ Г. Еремей: «Горбачев - непредсказуем, у него не все в порядке с головой, способен любого предать в любой момент» (21).
Не вызывал у приднестровцев симпатий и Президент России. И. Смирнов отмечал: «Я встречался с Ельциным на XXVIII съезде и попросил, чтобы при заключении договоров присутствовали и представители Левобережья. Он обещал, но не сделал. Ельцин, придя к власти, станет таким же диктатором, как Сталин» (22).
Все это вело к падению авторитета союзных властей. По словам Г. Маракуцы, «надежды на Центр у нас особо никогда и не было. Поддержки, защиты от него мы не видели» (23). И. Смирнов отмечал: «Нам навстречу не сделали ни одного шага. Диктат Центра хотят заменить диктатом правого берега. Поэтому мы готовы на раздел бюджета» (24). Коммунисты из Каменки обратились к М. Горбачеву с вопросом: может ли П. Лучинский, разваливший КПМ, находиться в руководстве КПСС? (25). Тогда как сам Михаил Сергеевич разъезжает по стране и всех вопрошает: «Вы за перестройку?». 
14 марта в Дубоссарах зарегистрирован местный Союз казаков. В июле по инициативе Союза днестровских казаков прошел митинг с участием 5 тысяч, выступил атаман П. Сазонов, почтили память жертв агрессии 2 ноября 1990 года, осудили деятельность полиции, требовали создания муниципальной милиции, признания ПМССР, выражено недоверие райкому КПМ.
26 марта на пятой сессии Верховного Совета первого созыва принят Закон ПМССР о правительстве, В. Загрядский избран первым заместителем Председателя Верховного Совета ПМССР.
В оргкомитет по проведению конгресса советских болгар избрано около 30 человек. На собрании 31 марта один из них - И. Забунов (преподаватель истории румын из Кишиневского мединститута, выступал за триколор и против Гагаузской автономии) - выступил против кандидатуры И. Грека на том основании, что тот входил в инициативную группу Интердвижения и выступал за гагаузо-болгарскую автономию.
АПРЕЛЬ. В 1990 году доход Приднестровья в 405 миллионов рублей ушел в Кишинев и там был распределен на другие районы. Поэтому весной началось финансово-экономическое и политическое отделение ПМССР от ССРМ. 1 апреля создан приднестровский Агропромбанк. Руководитель Дубоссар В. Финагин заявил: «Документы политического содержания из ССРМ мы не принимаем к исполнению». Он же выразил надежду, что «расследование событий в Дубоссарах прокуратура Союза завершит к июню» (26).
В Молдове продолжалось нагнетание страстей. Т. Мельник (доцент МолдГУ) заявил о «незаконной Приднестровской Республике для некоренного населения, кто-то рвется к власти, молдаване судят о русском народе по конкретным делам «интернационалистов» из Приднестровья». «Молдаване Приднестровья попали под кирзовый сапог Смирнова, - заявил Д. Матковски. - Мы - румыны, наше терпение небезгранично» (27). В газете «Цара» использовался специфический лексикон - «пидар», «говно», «мразь», «сука», «гондон», «падло» и тому подобное. Е. Дога: «Как за сепаратизм, так и за обвинения в преступной политике их (русских - Г.К.) можно привлечь к уголовной ответственности. Сейчас они разжирели. Куда бы они ни поехали, везде стремятся внедрить свой образ жизни. Так пусть уезжают поправить здоровье под Тулу и Смоленск» (28).
В этих условиях кишиневские политики пытались выработать меры противодействия: «Неопределенность в политике приближает к пропасти экономику. «Румынский образец» неприемлем. Демократическое движение необходимо превратить в массовое. Чрезмерная политизация недопустима, поскольку неизбежно приведет к расколу демократического движения. Недифференцированное отношение к коммунистам является ошибкой» (29). В развитие идеи «дифференциации» коммунистов 8 апреля в зале заседаний Верховного Совета республики учреждена «независимая» КПМ (на демократической платформе), в президиуме - заместитель председателя Верховного Совета В. Пушкаш. Все решено за два часа, принят даже устав. Среди основателей А. Грэждиеру (редактор газеты «Фэклия», исключенный из КПМ), А. Гаврилов (зам. директора Института молдавского языка и литературы), Н. Илларионов (бывший сотрудник АН, не преуспевший в науке и переключившийся на бизнес в Москве). 
12 апреля в ходе визита в Кишинев министра внутренних дел Латвии А. Вазниса подписано соглашение о сотрудничестве МВД РМ и Латвии.
13 апреля на собрание Тираспольского союза ветеранов Афганистана (СВАТ) из 730 «афганцев» пришло 200 человек, рядовые были и в Комрате и в Дубоссарах, а СВАТ - в стороне. Слабые связи с ОСТК. 
27 депутатов ССРМ направили депутатский запрос министру внутренних дел И. Косташу и прокурору республики Д. Постовану о том, почему депутат райсовета И. Бургуджи арестован без санкции Совета и почему не проведено расследование по фактам его избиений после задержания? (Бургуджи был задержан 26 октября 1990 года и оправдан по суду 19 апреля 1991 года). 
На втором съезде депутатской группы «Союз» 21 апреля делегация Молдовы была третьей по численности - 40 депутатов (больше только у России - 169 и Украины - 44). Ранее в Москве по приглашению группы «Союз» была группа ОСТК в составе: В. Арестов, А. Велько, Л. Воронюк, В. Дорош, Г. Кашин, А. Кузьмичева, А. Манойлов и С. Сорокин. Члены группы встречалась с В. Алкснисом и И. Полозковым.
Выступая на заседании Совета Национальностей Верховного Совета СССР 25 апреля, Б. Палагнюк говорил: «В Молдове националистические силы захватили власть, приняли ряд законов, заложивших правовую основу нового режима, провели чистку госаппарата, особенно МВД. Считаем необходимым создать в Приднестровье СЭЗ, создать там систему правоохранительных органов, создать федерацию Приднестровья с Молдовой и допустить Приднестровье к подписанию Союзного договора». 
Постановление Совета Национальностей «О путях достижения согласия по нормализации обстановки в ССРМ» от 26 апреля содержало следующие пункты: обратиться к президенту и Верховному Совету ССРМ с призывом к конструктивному диалогу; призвать население Приднестровья и Гагаузии объявить мораторий на любые действия, ведущие к расколу ССРМ; приостановить действие ранее принятых законодательных актов, ущемляющих права населения немолдавской национальности; утвердить постоянную группу депутатов для посредничества во главе с С. Пильниковым.
30 апреля утром вооруженными лицами в штатском захвачен в Тирасполе и увезен в Кишинев депутат горсовета В. Загрядский. После инцидента с Загрядским Г. Маракуца по телефону заявил А. Мошану, что трудовые коллективы могут применить санкции за такие действия: остановку поездов и прекращение подачи электроэнергии. Однако в тот же день вечером в районе Дубоссар захвачены сам Г. Маракуца (народный депутат ССРМ) и депутат райсовета Л. Матейчук. В здании МВД ССРМ их подвергли допросу, однако к вечеру все трое выпущены. После освобождения первый заместитель Косташа К. Анточ звонил Маракуце и приносил извинения за «ошибку». Это был первый эпизод из последовавшей затем серии «похищений».
В ответ 6 мая Верховный Совет ПМССР принял Постановление «Об общественно-политической обстановке в связи с политическим терроризмом руководства ССРМ против народных депутатов Приднестровья». В нем говорилось о необходимости образовать комитет по координации действий правоохранительных органов и предупредить руководство ССРМ, что в случае дальнейших попыток обострить обстановку, применить репрессии и экономическое давление будут приняты немедленные ответные меры, вплоть до прекращения движения транспорта, подачи газа и электроэнергии, поставок продукции. В тот же день введен в действие Закон ПМССР «О советской милиции ПМССР». 7 мая ОСТК обратился к М. Горбачеву с просьбой о создании прокуратуры, суда и МВД ПМССР, подчиненных непосредственно СССР.
В апреле в ПМССР занялись «пинг-понговой дипломатией» - провели открытый чемпионат по настольному теннису с участием 50 мастеров спорта.
Еще одним камнем преткновения стала проблема «мигрантов». Экстремисты из НФМ предлагали установить иммиграционную квоту в размере 0,05% (2170 человек) в год, что, по их мнению, сократит число приезжающих на постоянное место жительства против 1988 года в 9 раз (1989 - в 6 раз). В республике существовало две правды о национальности и миграции: миллионов молдаван и нескольких сот румын-интеллигентов. В СССР вне пределов своих республик проживало армян - 33%, таджиков - 25%, белорусов - 21%, казахов - 20%, молдаван - 17%, русских - 17%, украинцев - 15%, узбеков - 15%, азербайджанцев - 14%.
Бессарабия всегда была многонациональной. Г. Гимпу утверждает, что в конце XIX века румыны в Бессарабии составляли 90% населения, однако справочники говорят, что в 1897 году их было 50%. В Кишиневе молдаване и румыны составляли в 1919 году всего 42% населения, а в Бессарабии - 56%. По данным 1924 года, в МАССР проживало 115 тысяч молдаван, или 14%, в 1926-м - уже 30%, украинцы составляли 48% населения, евреи и русские - по 9%. В 1940 году (1989) в ССРМ проживало 66% (65) молдаван, 10% (14) украинцев, 7% (13) русских и 17% (9) других.
По данным на 1989 год, в Молдавии (без учета территорий, вошедших позднее в состав ПМР) всего проживало 4338 тысяч человек, из них считали родным язык своей национальности 89% жителей. Молдаван проживало 2795 тысяч, считали родным молдавский язык 95%, украинцев - 600 тысяч (62%), русских - 562 тысячи (99%), гагаузов - 154 тысячи (91%), болгар - 88 тысяч (79%), евреев - 66 тысяч (26%). В 1989 году в МССР молдаване составляли 64% населения, украинцы - 14%, русские - 13%, гагаузы 3,5%, болгары и евреи - по 2%. Однако если среди молдаван свободно владели русским языком 53%, то молдавским языком среди русских - лишь 11%. По удельному весу иноязычного населения Молдавия лидером не являлась: 36% общей численности населения, примерно столько же в Эстонии, тогда как в Казахстане - 64%, Киргизии - 52%, Латвии - 46%. Темпы механического прироста населения Молдавии с 70-х годов резко сократились.
В Молдавии перепись 1989 года учла 562 тысячи русских. За 1989-1998 гг. число русских сократилось на 61 тысячу и составило к началу 1999 года 501 тысячу человек (12% против 13% в 1989 г.), но это цифра не учитывает ассимиляции, которая тоже имела место: Молдавия была в 1989 г. на 3-4 месте в СССР по доле многонациональных семей - 25% (среди горожан - две пятых смешанных семей, а в Рыбницком районе - 60%).
Как справедливо заметил И. Смирнов, «евреи - барометр стабильности общества» (30). В 1990 году выезд из Молдовы шел в 3 раза быстрее, чем в целом по СССР. Особенно много выезжало евреев - 5 тысяч из некогда 80 тысячного населения (доля молдаван среди выезжающих также возросла с 43 до 52%). В 1991 году из Молдовы уехало 65 тысяч человек (18 тысяч евреев, 15 тысяч русских, 11 тысяч украинцев). Большая часть покинувших республику уехала в Западную Европу, США и Израиль. По свидетельству западных источников, «коричневые пятна национал-экстремизма все отчетливее видны на страницах многих молдавских газет. Это следствие конфликта в Приднестровье. Три четверти евреев уже обратились к властям Кишинева с просьбой о выезде в Израиль» (31). За тот же год в республику вернулись 42 тысячи человек. Среди них - 18 тысяч молдаван, 10 тысяч русских, 8 тысяч украинцев.
90% мигрирующих в города прибывают из сел самой Молдовы. В Кишиневе две трети прироста населения составляли молдаване (причем большинство - молодежь из сел). На одного тираспольчанина, желающего переехать в Кишинев, приходится 60 кишиневцев, желающих переехать в Тирасполь. Межреспубликанский миграционный прирост населения в ССРМ: 1950 - 11 тысяч, 1960 - 10, 1970 - 11, 1980 - 0,1, 1986 - 2, 1987 - 3, 1988 - 3, 1989 - 0,6 (32).
В 1795 году в Тирасполе из 2441 жителя молдаван было 2,5%, или 60 человек. В 1926 году в Тирасполе молдаван - 2%. К 1989 году на предприятиях города занято 16 тысяч маятниковых мигрантов (больше всего на ПХБО, ПШО имени 40-летия ВЛКСМ, «Точлитмаше» и «Электромаше»).
На территории ПМССР национальный состав населения таков: молдаване - 34%, русские - 30%, украинцы - 28% (в Тирасполе соответственно - 18, 41 и 32; Бендерах - 29, 43 и 18; Слободзейском районе - 41, 27 и 22; Рыбницком - 32, 19 и 45; Дубоссарском - 57, 16 и 22; Григориопольском - 63, 14 и 21; Каменском - 46, 5 и 41) (33).
В Бельцах при населении 116 тысяч человек молдаван проживало 45 тысяч (40%), украинцев - 33 (28%), русских - 29 (25%), евреев - 9 (8%). За несколько лет удельный вес молдаван в городе Бельцы вырос на 7% (34). В Бельцком пединституте из 700 студентов - 250 русскоязычных. Если в 1975 году из 665 аспирантов в республике молдаван было 565, за 1970-1975 годы число молдаван - кандидатов наук возросло в 2 раза - с 793 до 1493 человек (35).
МАЙ. В Тирасполе было создано объединение сторонников создания КП ПМССР в составе КПСС (среди них - В. Арестов, А. Бочковский, А. Велько, А. Волкова, Г. Деревянко, Ю. Затыка, С. Мигуля, А. Радченко, С. Сураго). Однако бюро горкома выступило против этой инициативы. Тогда парторганизации ряда цехов и отделов «Точлитмаша» выразили недоверие И. Зарецкому и выступили за создание КПП. На партконференции Приднестровья 18 мая большинство секретарей горкомов и райкомов заняли соглашательскую позицию, и только Г. Маракуца продолжал отстаивать создание КПП.
18 мая прошел второй этап партконференции коммунистов Приднестровья. Две - Тираспольская и Каменская - делегации из семи настаивали на создании территориальной парторганизации и ее Координационного комитета. Решено создать Консультативный совет. Приднестровцы получили в ЦК КПСС «добро» на создание Координационного комитета коммунистов региона, однако накануне второго этапа региональной партконференции Москва отказалась от своих слов (36). Первое голосование высказалось за создание Координационного комитета, но затем начались манипуляции, нажим, уход с конференции, заявления, что в КПП молдаване не пойдут. В Координационный комитет вошли по пять представителей от каждого города и района. Коммунисты Приднестровья собирались провести третий этап партконференции, но делегаты из Рыбницы, Каменки и Дубоссар не прибыли (дороги блокированы полицией), а остальные были не в полном составе. Большинство присутствующих высказалось за создание социал-демократической партии Приднестровья и приняло после ухода несогласных временные программу и устав. В инициативную группу СДПП вошли Л. Лащенова, В. Табунщик, Руснак и другие.
Обострилась ситуация внутри самого молдавского парламента. Депутат Ф. Ангели обратился к первому заместителю Председателя Верховного Совета И. Хадыркэ: «Документы Верховного Совета содержат одни ярлыки. Какую виллу в Голерканах вы занимаете, на какие деньги с семьей неоднократно выезжали в США, Австралию, Италию? Кто вселился в квартиру Бодюла по Киевской, 123? - М. Друк. А в квартиру по улице Лазо? - Вы. Разве не Друк организовал, без одобрения парламента, походы на юг и в Дубоссары? Ищут компромат на депутатов-аграриев, ездят по районам, интересуясь политической позицией председателей сельсоветов и райсоветов, предрайисполкомов, директоров и руководителей, лидеров партий и общественных организаций - кто сказал, что у нас нет политического сыска?» (37).
Выступление депутата Г. Некита 15 мая: «Конфронтация не может продолжаться. Руководство республики практически бездействует, не бывает в районах, прячется от народа. Большинство населения не поддерживает политику правительства» (38). 
Снегур заявил на сессии парламента 21 мая: «В последние дни усилились действия тех, кто не терпит критических высказываний в свой адрес и считает себя большим демократом. К этим действиям примкнул и председатель парламента А. Мошану. Мы отлично знаем, по чьей инициативе и с какой целью создана «Молдова демократическая». Парламент и председатель работают крайне непродуктивно. Но еще больше волнует правительство. Некоторые наши министры неделями не выходят из кабинетов».
Как сообщил первый секретарь ЦК КПМ Г. Еремей, коммунисты три месяца работали в кулуарах с аграриями и со Снегуром, готовя смещение Друка. В ход пошло и письмо в ЦК КПСС 15-летней давности, где Друк признавался в сотрудничестве с КГБ. Но для его смещения нужно две трети голосов, каковые не набирались. Тогда «поправили» Закон о правительстве, чтобы сместить его простым большинством. Пресса утверждала, что КГБ шантажировал некоторых депутатов парламента и тем самым привел к отставке Друка (39).
Друк утверждал: «Между мной и Снегуром с самого начала существовала несовместимость: две школы, две веры, два темперамента. Разногласия в основном касались будущего и подбора кадров. Нам не нужны стабильные правительства, нам нужна стабильная экономика! Кто хочет всего сейчас и здесь, в политике многого не достигнет» (40). «Демократия в опасности», - с такими словами покинул парламентскую трибуну Друк. Вскоре 207 голосами против 11 его сместили с должности. После отставки более 30 полицейских были ранены в стычке с толпой его сторонников. Силовое давление эффекта не имело. А вслед за этим депутаты переименовали ССРМ на Республику Молдова, а Верховный Совет - в парламент.
25 мая в Кишиневе на встрече представителей Армянского общенационального движения (Д. Шахназарян), народного фронта Эстонии (А. Эхин), «круглого стола» Грузии (Г. Маисашвили), народного фронта Латвии (М. Шинта), «Саюдиса» (А. Медалинскас) и НФМ (Ю. Рошка) создан Кишиневский форум - ассамблея народных фронтов и движений республик, не присоединяющихся к Союзному договору. 
В Тирасполе в этот день прошел первый съезд ОСТК ПМССР с участием 346 делегатов. Утвержден устав, избран президиум из 23 человек, председатель - В. Емельянов и шесть сопредседателей - руководителей региональных ОСТК и рабочкомов.
ИЮНЬ. Как известно, чрезмерность во всем - закон невежества. 4 июня в Кишиневе у памятника Штефану чел Маре активисты НФМ пытались избить одного из солдат-патрульных. Офицер-десантник вынужден был дать несколько предупредительных выстрелов в воздух, после чего толпа разбежалась.
5 июня вступил в действие Закон РМ «О гражданстве». Закон претерпел незначительные изменения по сравнению с проектом и ввел главное - невозможность иметь одновременно гражданство РМ и Союза ССР.
14 июня сессия горсовета Бендер приняла обращение к Президенту Горбачеву с просьбой об официальном признании ПМССР и предоставлении ей права подписания Союзного договора.
21 июня парламент РМ принял обращение к гражданам, в котором говорилось: «23 июня 1990 года после десятилетий национального угнетения и системы концлагерей парламент принял декларацию о суверенитете. Это вызвало недовольство здесь иванов, не помнящих родства».
В противовес комитет защиты ПМССР обратился к народам СССР: «Провозглашенной Верховным Советом ССРМ декларацией о суверенитете не предусмотрено вхождение в СССР, исключено двойное гражданство. После принятия этой декларации народ Приднестровья имеет право считать себя свободным от ССРМ. С целью аннексии Приднестровья создаются национальная армия и корпус карабинеров. ПМССР - в информационной и политической блокаде. Признайте ПМССР в составе СССР!».
Снегур продолжал словесную политику двойных стандартов. В молдавской прессе он говорил о том, что «Молдова никогда не входила добровольно в состав Союза и не подписывала договор 1922 года. Румыния для нас больше, чем старшая сестра. У Приднестровья нет никаких поводов. Все зависит от лидеров, которых поддерживают определенные силы из Центра. Мы не хотим проводить политику насилия. Наверное, с нашей стороны требуется более гибкая политика» (41). Когда была принята Декларация независимости, Снегур уверял: «Пока я у власти, Молдова останется в составе СССР». А в интервью союзным изданиям утверждал, что «мы не хотим и не можем изолироваться от Союза, выйдя из него» (42). 
26-28 июня в Кишиневе прошла международная конференция «Пакт Молотова-Риббентропа и его последствия для Бессарабии». Перед этим - 24 июня - парламент Румынии единогласно принял декларацию по поводу пакта с территориальными претензиями к Украине. Выступая перед участниками конференции, Снегур говорил об «оккупации», «навязывании чужой государственности», «пятидесятилетии отрыва от прогресса человечества». Мошану заявил, что «в 1940 году Румыния оставила две свои провинции, являвшиеся плотью от плоти ее, под угрозой силы». Участники конференции сочли пакт и дополнительный секретный протокол недействительными с самого начала и призвали к устранению их последствий» (43).
В июне в списке пятидесяти наиболее популярных политиков Молдовы (по данным опросов в регионах с преобладающим молдавским населением) первые три места занимали Снегур - 87% (рост за полгода на 45 пунктов! ), Друк - 32% и Мошану - 30%. Косташ с 7% занимал седьмую позицию, Лучинский с 4% - двенадцатую (за полгода его влияние упало на 16 пунктов) (44). 
26 июня сессия Тираспольского горсовета утвердила структуру и штаты местной милиции («независимой от полиции сопредельного государства») и образовала ассоциацию городов Тирасполь-Бендеры.
ИЮЛЬ. 10 июля принят Закон РМ «Об основах местного самоуправления», согласно которому введено деление на коммуны (города) и муниципии (уезды). Органами самоуправления являются префектуры уездов и примэрии городов.
11 июля в Москве прошло собрание представителей регионов, не допущенных к подписанию Союзного договора. Решение о проведении в сентябре своего съезда подписали от ПМССР П. Заложков, Гагаузской Республики М. Кендигелян, Абхазской автономной республики - Т. Шамба, Межрегионального совета Эстонии - Е. Коган, Юго-Осетинской автономной области - А. Чехоев, Шальчиняйского района Литвы - К. Билнс. Пресса отмечала, что «руководители Молдовы свой путь избрали, они не желают подписывать Союзный договор. У Приднестровья особого выбора нет» (45). Иное мнение было у НФМ: «Примем мы рабство навеки или путь свободы, узаконим акт оккупации 1940 года, подписав Союзный договор, или пойдем путем государственной и национальной независимости?» (46). 
19 июля состоялось учредительное собрание демократического движения Республики Гагаузия (ДДРГ), в оргкомитете 10 человек и среди них - К. Таушанжи. Действовала также маловлиятельная партия «Аркалык».
28 июля в Тирасполь прибыл Жириновский, который на встрече в ОСТК заявил, что будет поддерживать ПМССР: «Вас бросили и Президент СССР, и Президент России. В Григориополе у полицейского Фрунзе аллергия на русскоговорящих. А если у 155 миллионов русских возникнет аллергия на нерусскоговорящих?». Утверждал, как в воду глядел, что «мы накануне нового октябрьского переворота» (47). Вслед за этим он посетил Комрат.
Продолжалось размывание органов КГБ. Генерал Д. Мунтян писал: «По Закону об органах госбезопасности в СССР наш комитет получил самостоятельность и широкие возможности в решении многих вопросов: защите Конституции республики, экономики, борьбе с организованной преступностью, защите секретов, предупреждении чрезвычайных происшествий на транспорте, защите окружающей среды, получении научно-технической информации в интересах республики. Наша самостоятельность будет способствовать развитию паритетных начал в работе органов госбезопасности республики и Союза. Подотчетность предусматривает и контроль за деятельностью органов госбезопасности со стороны парламента, президента и правительства республики. Закон и верховная власть - вот наш бог. В будущем КГБ - это беспартийный орган» (48).
В июле Союз ветеранов Афганистана Тирасполя (СВАТ) избрал своим председателем С. Кулика. Представители Союза «афганцев» установили тесные контакты со спецформированиями ПМССР и вели работу по подбору кадров для службы в этих структурах.
АВГУСТ. 5 августа опубликовано обращение ОСТК к гражданам ПМССР: «Решением парламента МССР ликвидирована, отменены ее флаг, герб и гимн. Считаем целесообразным утвердить в качестве официальной государственной символики ПМССР флаг, герб и гимн МССР (с предложением установить День Республики 2 сентября, утвердить герб, флаг и гимн ПМССР ОСТК выступал и ранее - 9 июля). В августе создан батальон спецназначения «Днестр».
8 августа Снегур своим указом назначил председателями райисполкомов на территории Приднестровья: Григориопольского - С. Леонтьева, Каменского - Л. Матейчука, Дубоссарского - И. Мицкула, Слободзейского - Н. Остапенко.
12 августа В. Муравски и И. Силаев в ходе визита Силаева в Кишинев подписали Соглашение о принципах торгово-экономического сотрудничества между РСФСР и РМ на 1992 год.
Снегур по-прежнему выступал против подписания нового Союзного договора: «Сегодня единение подвергается большой опасности, и именно на это рассчитывают имперские и сепаратистские силы, проигрывает же движение национального освобождения. Не прекращаются попытки Центра заставить нас разными методами подписать Союзный договор» (49). Хотя большинство населения республики все еще выступало за Союз. Вот данные опроса об отношении к Союзному договору (СССР и Молдавия): вы за Союзный договор - 69% и 59%, субъектом его могут быть только союзные республики - 34 и 29, все республики - 28 и 37, любые национальные и территориальные образования - 19 и 25, границы должны быть сохранены между республиками существующие - 69 и 63, границы следует пересмотреть - 13 и 26 (50). 
13 августа в Тирасполе первым из демократов побывал Н. Травкин, который заявил: «Приднестровье имеет право на самоопределение и исторически, и политически» (51). Вернувшись в Москву, Травкин был еще категоричнее: «У руководства Приднестровья стоят никакие не «правые» консерваторы, а люди, душой болеющие за своих земляков. Они оказались в отчаянном положении и могут схватиться за любую протянутую руку помощи, даже нечистую. Упрощать процессы, идущие в Молдове и Приднестровье, вряд ли допустимо. Тем более, что это не является позицией даже части депутатского корпуса России. Отдельных депутатов - да», «Слухи о консерватизме Тирасполя безосновательны. Для меня Приднестровье - республика. Там в отличие от Молдовы референдум проводился. Эти ребята не остановятся ни перед чем, чтобы сломить приднестровцев. Не замечать этого, как Красавченко? В том-то и кощунство, что российский депутат продает своих соотечественников. Вернувшись в Москву, я звонил Горбачеву, поехала вторая российская делегация. Для меня ответ однозначен: если Молдова уходит из Союза, Приднестровье тоже имеет право на самоопределение. Точно так же, как Крым, русскоязычная часть Казахстана. Нечего лукавить: мол, мы жили в одном государстве. Раз новые государства, то и границы - новые. Молдова обретет независимость, но без Приднестровья».
17 августа опубликован проект Конституции ПМССР - суверенного государства в составе Союза ССР.
Водоразделом в общественной жизни Молдовы стало 19 августа. Впоследствии К. Оборок вспоминал: «Звоню Рафику Нишановичу Нишанову и спрашиваю: «Что происходит в стране?» - «Ничего, - отвечает, - все нормально, все спокойно. Передайте вашему президенту привет и вас обнимаю». Мы породили в республике таких лидеров партии, как Лучинский, Еремей, которых не смогли найти ни в одну из этих тревожных ночей. Вот истинное лицо нашей партии. Слава Богу, что ее больше нет».
Лучинский в день путча отдыхал на юге. Еремей накануне выехал в ФРГ, 20 августа был в Москве, утром 21 августа провел в Кишиневе совещание секретарей горкомов и райкомов КПМ и пленум ЦК. 23 августа заявил о выходе из Политбюро ЦК КПСС и вылетел в Москву, требуя от Горбачева созыва пленума ЦК КПСС. Горбачев заявил об опасности созыва пленума, а спустя несколько часов сложил полномочия генсека партии.
События в Москве изменили общественные настроения в Молдове. По данным опроса в Молдове (хотя эти данные достаточно сомнительны), осудили переворот 83%, считают невозможным рассмотрение вопроса о Союзном договоре 67%, выступают за независимую Молдову 79% (52).
События в эти дни развивались с калейдоскопической быстротой. 19 августа чрезвычайное совместное заседание правительства и президиума парламента РМ обсудило ситуацию. Председатель КГБ Т. Ботнарь подчеркнул, что нет оснований для введения чрезвычайного положения. Об этом сообщено и заместителю командующего ВЮЗН генерал-полковнику В. Колесову, который хотел стать комендантом Кишинева. Ему отказано и в совместном патрулировании.
В прессе появились сообщения о том, что «накануне путча из Комрата на Кишинев шла колонна из 150 БМП, еще больше - из Одессы на Тирасполь, а 25 августа все войска внезапно исчезли» (53). 
20 августа сформирован Высший совет безопасности РМ в составе председателя - президента М. Снегура и членов: А. Мошану - председатель парламента, В. Муравски - премьер-министр, Т. Ботнарь - председатель КГБ, И. Косташ - министр внутренних дел, Н. Киртоакэ - гендиректор госдепартамента по военным вопросам, Н. Цыу - министр иностранных дел (54).
В тот же день указом президента Снегура действия ГКЧП квалифицированы как государственный переворот. Все органы МВД и КГБ республики, равно как и органы местного самоуправления, обязаны выполнять только законы и распоряжения руководства республики. Премьер-министр запретил до особого распоряжения распространение газет «Правда», «Советская Россия», «Красная звезда», «Известия», «Труд», «Рабочая трибуна», «Сельская жизнь» и «Московская правда».
Выступая на внеочередном заседании Парламента РМ 21 августа, Снегур заявил: «МВД и КГБ переведены под юрисдикцию РМ, СССР - последний оплот догм. Государственную власть в СССР узурпировала хунта, путчисты совершили тягчайшее государственное преступление. Путчисты представляют интересы самых реакционных консервативных сил страны».
Принято заявление парламента: «В СССР осуществлен реакционный государственный переворот. Действия путчистов выявили их стремление возвратить прошлое путем обмана, нажима, насилия. Все постановления, принятые так называемым ГКЧП, парламент Молдовы считает незаконными и не имеющими юридической силы на территории республики». Секретариат ЦК КПМ заявил, что ситуация «требует глубокого осмысления», и призвал «поддержать усилия руководства республики по соблюдению общественного порядка и законности» (55).
Н. Костин сообщил: «Мы создали совет обороны города, блокировали все въезды и выезды из Кишинева, обеспечили охрану правительства, парламента, телевидения, почты и телеграфа. Деньги для добровольцев идут из бюджета города» (56). Итоги подвел Снегур: «Первый этап национально-освободительного движения завершился 19 августа. Госпереворот в Москве взорвал империю. Политическая и экономическая инициатива перешла к республикам, многие из которых провозгласили свою независимость. Национальная экономика на пороге катастрофы. Создался вакуум власти» (57).
В Тирасполе отзывы о создании ГКЧП были самыми разными: «Не могу вынести однозначную оценку», «одобряю», «это переворот» (58). Номер «Трудового Тирасполя» за 21-28 августа 1991 года (30/1991) вышел под шапкой «Приветствуем меры ГКЧП по сохранению СССР!». Помещены телеграммы поддержки ГКЧП от имени ОСТК и коллектива ТГКУ. ОСТК заявил о готовности выполнить любое задание ГКЧП, направленное на укрепление правопорядка. Следующий 31-й номер вышел только 19 сентября под шапкой «Свободу арестованным депутатам!». 
22 августа президиум парламента приостановил выход газет «Советская Молдова», «Кувынтул», «Кишиневские новости» (Кишинев), «Днестровская правда» и «Диалог» (Тирасполь), «Победа» и «Новое время» (Бендеры), «Слободзейские новости» и «Содружество» (Слободзея), «Новости» и «Ленинское знамя» (Рыбница), «Коммунистический бюллетень» (Дубоссары), «Ленинское слово» и «Коммунист Буджака» (Комрат), «Панорама» (Вулканешты), «Вочя Бэлцулуй» и «Позиция» (Бельцы), а также районного и городского радиовещания этих городов и районов. В тот же день указом президента прекращена деятельность организационных структур политических партий в государственных органах, учреждениях и организациях республики. 23 августа президиум парламента запретил деятельность компартии на всей территории республики и национализировал ее имущество. Г. Гимпу, член парламентской комиссии по расследованию действий ГКЧП, заявил, что «все следы сотрудничества секретариата ЦК КПМ с ГКЧП уничтожены» (59). В. Катан (начальник управления экономической полиции) вспоминал: «Средства КПМ на счету в банке 2,8 млн рублей, основных средств - 38 млн рублей. В ЦК было 22 ЭВМ, 10 ксероксов и 71 пишущая машинка, 85 автомобилей. В момент опечатывания помещений ЦК Еремей набил карманы шариковыми ручками и прихватил охапку папок: мол, это «частная собственность». Впоследствии Еремей стал советником гендиректора ПО «Мезон» (60). 
23 августа вооруженными лицами в штатском захвачены народные депутаты Г. Пологов и И. Мильман в Бендерах, В. Боднар и Г. Попов в Григориополе, М. Кендигелян в Комрате. Всех переправили в Кишинев, где подвергли избиениям. Официальная пресса сообщила, что «в соответствии со статьей 7 постановления парламента от 21 августа работники полиции арестовали граждан Топала, Кендигеляна, Пологова, Попова, Боднара, Порожана, которые активно поддержали антиконституционный путч» (61). 
25 августа Верховный Совет ПМССР принял Декларацию о независимости. В этот день председатель парламента РМ Мошану подписал Постановление о демонтаже всех памятников коммунистической идеологии и переименовании населенных пунктов, улиц и учреждений, изъятии из библиотек материалов коммунистического характера. Согласно приказу министерства культуры №86 из библиотечных фондов исключалась литература, которая «фальсифицирует историю румынского народа», документы и издания КПСС, сочинения русских авторов, которые не изучаются в учебных заведениях.
Была создана парламентская комиссия по изучению деятельности учреждений и руководителей, оказывавших прямую или косвенную поддержку ГКЧП, в составе председателя В. Пушкаша и членов Г. Амихалакиоае, А. Арсени, И. Батку, П. Беженуцэ, В. Берлински, Г. Гимпу, М. Гимпу, П. Гусака, Г. Кырлана, В. Лебедева, В. Матея, Г. Мазилу, В. Недельчука, И. Негурэ, Т. Панцыру, А. Плугару, К. Таушанжи, А. Царану и И. Унгуряну. Срок предоставления выводов определен 1 сентября. Согласно выводам комиссии, «ряд руководителей КПМ и некоторые парткомы, лидеры Приднестровья и Комрата, ОСТК, органы местного самоуправления Бендер, Дубоссар, Тирасполя, Рыбницы, Каменского, Рыбницкого, Комратского и Чадыр-Лунгского районов и их средства массовой информации с готовностью поддержали ГКЧП» (62). Снегур заявил: «Лидеры ОСТК притворились, будто ничего не помнят». Емельянов оправдывался: «Не было никаких комитетов». Его опровергал прокурор Тирасполя Паскарь: «Комитеты по чрезвычайному положению были созданы по решению президиума горсовета. И меня включили в этот комитет. Я хотел было отказаться, но потом решил, что, находясь в комитете, буду иметь доступ к информации» (63). 
27 августа на чрезвычайном заседании парламента выступил Мошану: «Выход из тупика один - незамедлительное провозглашение независимости. Тем самым Молдова выйдет в широкий мир». Его поддержал Снегур: «Кремлевский фарс от 2 августа 1940 года об образовании МССР лишен юридического основания». Им вторил Н. Костин: «Провозглашать независимость нужно немедленно, пока поезд не ушел. Сейчас самый подходящий момент». 277 депутатов парламента при поименном голосовании высказались за независимость Молдовы. Была принята Декларация независимости: «Считая акты расчленения национальной территории 1775-го и 1812 годов противоречащими историческому и национальному праву, подчеркивая, что населенное молдаванами Заднестровье является составной частью исторической и этнической территории нашего народа, напоминая о документах великих национальных собраний 27 августа 1989 года, 16 декабря 1990 года и 27 августа 1991 года, исходя из Декларации о суверенитете РМ от 23 июня 1990 года, перед всем миром торжественно провозглашаем: Республика Молдова - суверенное, независимое и демократическое государство. В качестве такового РМ просит все государства мира признать ее независимость, принять ее в ООН, готова присоединиться к Хельсинкскому акту и Парижской хартии, требует от правительства СССР вывести советские войска с национальной территории, постановляет применять на всей своей территории только Конституцию и законы РМ. Да поможет нам Бог!» (64).
Власти Молдовы предприняли несколько попыток ареста И. Смирнова. По сведениям кишиневской прессы, «после путча Смирнов скрывался в воинской части под охраной автоматчиков. На наше требование о его выдаче командующий Одесским военным округом генерал Морозов ответил отказом» (65). Тогда основные события были перенесены на территорию соседнего, уже суверенного, государства - Украины. Смирнов, Загрядский и еще двое депутатов приехали в Киев 27 августа для вручения Верховному Совету Украины акта о независимости ПМР.
28 августа в гостинице им сообщили, что ими интересуется местная - украинская - милиция. Смирнов информировал об этом помощника президента Кравчука, и его заверили, что претензии об их аресте отвергнуты. Однако в 11 часов утра того же дня Смирнов и депутат горсовета из Рыбницы А. Чебан были захвачены у входа в гостиницу десятком вооруженных лиц в штатском при посадке в автомашину Верховного Совета Украины. Сотрудники МВД РМ, прибывшие на четырех автомашинах с украинскими номерами, пересадили захваченных в свои машины и 12 часов везли через всю Украину в Кишинев. Оставшиеся на свободе двое приднестровцев немедленно проинформировали приемную Кравчука и МВД Украины. Представители УВД Киева прибыли на место происшествия спустя полтора часа. Совершенно очевидно, что без санкции руководства Украины (в том числе и пана Кравчука) подобная акция была бы невозможна. Косташ позднее откровенничал: «Арест Смирнова произведен с санкции президиума парламента РМ. Смирнова не было дома, поэтому его арестовали в Киеве. Органы госбезопасности мы не привлекали, поскольку они не внушали доверия».
Смирнов был помещен в СИЗО-3 Кишинева, где вместе с ним в камере находились еще шестеро задержанных. Ему было предъявлено обвинение по статье 203 пункт 1 УК Молдовы. Эта статья появилась в УК в июне 1990 года. Снегур на ночной телефонный звонок Маракуцы после ареста Смирнова ответил: «Вы слишком долго спокойно спали».
29 августа были установлены дипломатические отношения Румынии с Молдовой - Румыния стала первой страной, официально признавшей независимость РМ.
Особо следует остановиться на действиях КГБ ССРМ в августовские дни. При этом есть возможность ссылаться только на заявления официальных лиц и прессы Молдовы. Так, по заявлению Косташа, знакомые из КГБ дали ему понять, что назревает противостояние, в котором не исключено использование армии. Группа московских чекистов во главе с бывшим председателем КГБ МССР Лавранчуком 18 августа нанесла визит в Кишинев. В ведомстве Ботнаря он провел совещание. На следующий день Косташу доложили, что приказом Язова комендантом республики назначен генерал В. Колесов: «Я отказался с ним сотрудничать, на что Колесов возразил: «Все равно будете сотрудничать с нами». Тогда Косташ приказал блокировать подходы к городу и контролировать все передвижения войск.
По мнению некоторых изданий, «обороной республики руководили два Иона - Косташ и Хадыркэ. Аналитики спецслужб явно просчитались, мы не укладываемся в их схемы» (66). Бывший сотрудник КГБ Молдовы М. Спетецкий заявил, что «КГБ знал о подготовке путча. Как можно думать иначе, если господин Ботнарь неоднократно говорил, что КГБ Молдовы и впредь будет подчиняться КГБ Москвы, что он и его сотрудники остаются верны идеям КПСС и КПМ?» (67).
Т. Ботнарь вынужден был оправдываться: «Я ничего не знал о подготовке переворота. Хотя ждал, что произойдет что-то в этом роде. Официально заявляю: в это время в Кишиневе не было ни одного представителя госбезопасности Москвы. Лавранчук приехал задолго до 18 августа, чтобы забрать семью в Москву. У Спетецкого, чтобы сказать эти глупости, видимо, были свои причины. Не соответствуют истине его утверждения о том, что сотрудники были отозваны из отпусков и вооружены. Хотя согласно телеграмме обязаны были это сделать.
Первую телеграмму от Крючкова с приказом обеспечить соблюдение режима ЧП я получил в понедельник в 10.00, в 11.30 пришла телеграмма о приведении органов в боеготовность. После этого я собрал офицеров. Пытался связаться с дачей президента, но ничего не вышло. Не смог связаться и с машиной президента, тогда решили послать за ним автомобиль. (Снегур появился только во второй половине дня - Г.К.) Центр мне не доверял. С самого начала и до конца. Меня как члена коллегии КГБ, собирающейся ежемесячно, пригласили на нее всего один раз. Мне и руководство республики не очень-то доверяло». На вопрос журналиста, «почему Гамсахурдиа сместил начальника КГБ Грузии?» - Ботнарь ответил: «Наверное, он в нем видел человека, больше защищавшего интересы Центра, чем республики» (68).
В прессе появились утверждения, что «местный КГБ еще до августовского путча развернул диверсионную кампанию, направленную против румын, главной целью которой была дискредитация национальных лидеров» (69). Мошану заявил по телевидению, что судьба КГБ республики будет решена в ближайшие дни, и эта организация уже не будет подчинена Москве: «КГБ следует ликвидировать и рассказать всю правду о его деятельности после 1985 года». 29 августа указом президента Анатол Плугару назначен председателем КГБ РМ (70).
В ходе интервью в самом начале 1991 года журналист задал Плугару вопрос: «Каково ваше мнение о том, что КГБ направляет деятельность Верховного Совета Молдовы?». Плугару ответил: «Мнение есть. Но от подробного комментария воздержусь» (71). 11 октября Плугару заявил, что КГБ республики отделен от союзного и переименован в МНБ, число молдаван среди сотрудников увеличилось с 30% до 54%, отдел «Z» ликвидирован.
Вскоре в печати появилось заявление восьми бывших сотрудников КГБ, которые обвиняли министра Плугару в том, что вместо «чудовищного» отдела «Z» в МНБ создан целый департамент «Z». Изменено название департамента, но не суть. Министр сохранил старые кадры. Более того, две самые одиозные личности стали заместителями министра: бывший первый заместитель председателя КГБ генерал Мунтяну и начальник отдела «Z» полковник Табуйкэ. На пресс-конференции Плугару это обвинение отверг, перечислив департаменты, - информации, борьбы с антигосударственными проявлениями, общий, по пограничным вопросам: «Создано МНБ, все прежние сотрудники уволены, из их числа будут набирать снова сотрудников, значительно увеличится число молдаван, ликвидировано пресловутое подразделение «Z», занимавшееся политическим сыском. Выделены три основных направления работы: контрразведка (можно обойтись без внешней разведки, у нас денег не хватит для широкой сети агентуры), борьба с преступностью и мафией, погранвойска. К помощи КГБ Союза прибегать не намерены. Будем направлять сотрудников на учебу в Киев или Ригу» (72).
«Вместе с образованием МНБ исчез КГБ Молдовы. Коллектив бывшего КГБ был явно немолдавским. Некоторые отделы укомплектовывались исключительно русскими, на всех ключевых постах были русские. Русские, если, конечно, пожелают, будут работать, но не во главе отделов. Мы создаем истинно национальную безопасность. Уже начался процесс возвращения контингента, этнический состав которого будет прямо пропорционален этническому составу населения республики.
Предметом нашего внимания будут те люди или группы лиц, которые намереваются свергнуть конституционную структуру силовыми методами. Нас не интересуют чьи-либо убеждения или действия, если они не ущемляют конституционный строй, не ведут к раздроблению государства, не представляют опасности для территориальной целостности. Наш народ - в опасности. РМ как независимое государство - это грудной ребенок, которого надо вырастить и поставить на ноги. Бандит - именно бандит - дирижирует остановкой сотен предприятий из-за того, что ему не нравится язык народа, пригревшего его на своей груди, толкает женщин на рельсы, чтобы остановить поезда. Где он находится: в Кишиневе, Тирасполе, Москве? Думаю, что и тут, и там.
Многие люди прошли «профилактику», но от нее никто не пострадал. Большинство молдаван - сотрудников пятого отдела с условным названием «Z» - остались у нас работать. Некоторые из них уже назначены на руководящие посты. Честность и чистота сотрудников МНБ в отношении денег очевидны, в отношении политических убеждений положение несколько хуже. Чувствуется элитарный отбор, через который прошел каждый из них. Я взял в МНБ людей из аппарата КПМ и еще возьму, потому что и в партии было много порядочных коммунистов. Равнодушие опасней открытой враждебности. «Первые отделы» на предприятиях и в учреждениях существуют и будут существовать, например, на заводах «Альфа» и «Мезон». Все молдаване из погранчастей других республик будут переведены в Припрутский погранотряд» (73).
Плугару сформулировал опору на бывших волонтеров - участников «похода на Комрат: «Среди них много здоровых мужчин, и я приглашаю их на работу в МНБ» (74). «Мы располагаем данными, что в Тирасполе крутила контрразведка. Со знанием дела, поскольку в союзном аппарате КГБ курирует Молдову бывший председатель КГБ МССР генерал-лейтенант Лавранчук. Москва по наводке Лавранчука делала ставку на Мунтяну, первого заместителя председателя КГБ Ботнару. Нам пришлось сменить председателя, но поправить дело не успели» (75).
С исчезновением КГБ МССР снова возник вопрос о «чудовищных репрессиях». Появилось обращение 24 депутатов парламента с предложением сформировать комиссию по расследованию деятельности трибуналов, осуждавших врагов бывшего режима. Подписали его Г. Гимпу, Н. Дабижа, А. Цуркану, В. Берлински и другие (76).
Наркомвнудел МССР Н. Сазыкин уже в сентябре 1940 года говорил о сторонниках «румынизации». В 1940 году НКВД арестовал ряд депутатов первого молдавского парламента: П. Халиппа (1883 года рождения, вице-председатель Сфатул цэрий, арестован в Румынии в 1950 году и передан русским, в 1955 году возвращен в Румынию), Н. Сакара (умер в 1942 году на допросе), И. Игнатюк (умер в 1943 году во время допроса), Г. Туркуман (умер в 1942 году во время допроса), Ш. Ботнарюк (умер в 1942 году во время допроса), А. Балтага (1861 года рождения, священник, награжден четырьмя российскими орденами, умер в 1941 году во время допроса), Т. Няга (умер в 1942 году в тюрьме), В. Бодеску (1858 года рождения, умер в тюрьме), П. Синадино (судьба неизвестна), К. Бивол (умер во время следствия в 1942 году), И. Кодряну (якобы освобожден и уехал в Румынию), Ф. Унку (данных нет), Е. Кателей (данных нет).
За 1924-1954 годы репрессированы 81688 жителей Молдавии, из них выселено 51542 человека (данные о репрессиях 1920-1934 годов полностью отсутствуют, в 30-е годы репрессировано около 15 тысяч человек, среди них - 6 тысяч русских и украинцев, в 1940-1941 годах в Сибирь выслано около 14 тысяч человек, в том числе 6 тысяч русских - бывших солдат белых армий, 6 июля 1949 года - 35050 человек, в марте 1951 года - 723 семьи иеговистов), а 5485 расстреляны (только 404 приговорены к смерти Верховным судом и военными трибуналами, остальные - внесудебными органами). В Кишиневе расстреливали на улице Гренобля, в Тирасполе - в Суворовской крепости (при реставрационных работах в крепости обнаружены останки примерно 400 человек).
В июле 1949 года из Молдавии выселены 11342 семьи - среди них свыше 90% составляли жители Правобережья, это около 3% сельского населения (примерно таков же удельный вес выселенных из республик Прибалтики - очевидно, совпадения не случайны - Г.К.). В Молдавии установлен День памяти жертв сталинизма - 6 июля,- день самой массовой высылки в 1949 году.
Уже в 50-х годах реабилитировано чуть более тысячи человек, до 1987 года - еще полторы тысячи. По словам Д. Мунтяну, а ему в данном вопросе можно доверять, «за последние годы реабилитировано 7,2 тысячи человек. Завершена реабилитация Г. Гимпу, А. Усатюка, В. Граура, А. Шолтояна, У. Морошану и других. Обоснованы 2-3% прежних приговоров. В 60-80-е годы по материалам КГБ осуждено около 20 человек, в основном за антисоветскую агитацию» (77).
О том, кого реабилитировали, свидетельствуют воспоминания и дневники одного из них - Шолтояну. Приведем лишь некоторые выдержки: «Советская Бессарабия - колония России. Первый раз нас освободили в 1812 году, второй - в 1944 году, настало время для третьего и последнего освобождения. Нужно уметь защищаться от обвинений дураков в национализме. Привлекать, в крайнем случае нейтрализовать, немолдавские слои населения. Гагаузы, болгары и евреи могут дать нам дополнительно около ста тысяч голосов. Пренебрегать русскими и украинцами во всех случаях опасно. Надо точно рассчитать стратегически и тактически свои действия и свое отношение к этим прослойкам» (78). «Китайская стена» на Пруте. Страна наводнена шпионами, платными агентами и предателями из КГБ» (79). «Оккупанты все делают для того, чтобы мы ненавидели свое прошлое, своих предков, свою родину, свой язык. Дружба оккупанта - коварная ловушка. «Черный дом» - госкомитет по террору. Сотни молдаван вызывают в КГБ и терроризируют» (80). «Русская оккупация опаснее, чем турецкая. Надо быть очень внимательными к тем, кто живет по Левобережью Днестра. Если мы их считаем молдаванами не до конца, то это их может отдалить от нас. Надо выработать совершенно особую тактику к ним. Ничтожества с территории России, пьяницы, проходимцы. Безвредные, например, М. Биешу. Стоящие, например, И. Друцэ. Оккупанты - пришельцы, местные предатели выродки. КГБ проводит операцию «Троянский конь» (81).
В материалах, на основании которых меня осудили, 10 тысяч страниц, 72 килограмма документов, сохранилось менее половины. В 1967 году я был изгнан из Молдовы и работал редактором международного отдела последних известий «Радио Москвы» (диссидент никогда не попал бы в международный отдел радио, но это к слову - Г.К.). Я предлагал свои услуги КГБ, чтобы внедриться, как Друк, но меня не взяли. В 1965 году я оканчивал МГИМО и был распределен в посольство в Марокко. В. Бобуцак (нынешний министр торговли) предал группу патриотов во Львове, а поскольку я, как руководитель московского землячества, координировал работу землячеств в Ленинграде, Киеве, Харькове, Одессе и Львове, то вышли и на меня. Бобуцак стал министром ценой предательства, из-за него я провел в ГУЛАГе 16 лет» (82). В ответном письме Бобуцак полемизировал с Шолтояну: «В ноябре 1964 года меня призвали в армию, Тетеря слал мне письма с инструкциями о создании группы патриотов. В 1965 году меня по этому поводу вызвали в особый отдел и предъявили фотокопии писем. Я рассказал о содержании писем. В отставку с поста министра подавать раздумал - это было бы равнозначно признанию вины» (83).
Подвел итог этим откровениям В. Дарабан - начальник пресс-службы КГБ, народный депутат ССРМ: «Дело Шолтояну обычное для тех времен. Шолтояну, Гимпу, Усатюк - настоящие мученики, которые жертвовали собой во имя будущего народа» (84). Думаю, читатели вправе сделать собственные выводы об истинном лице этих «мучеников».
СЕНТЯБРЬ. 1 сентября по поручению ОСТК Г. Андреевой (85) и С. Мигулей создан женский забастком, и началась рельсовая блокада. 
После митинга у Дома Советов в Тирасполе женщины блокировали железнодорожный вокзал. 6 сентября блокирование переросло в политическую забастовку женщин и перенесено в Бендеры, чтобы можно было принимать грузы, идущие в адрес Приднестровья. Пассажирские поезда пропускались. 
Несмотря на заявления о том, что сила ОСТК в умении мобилизоваться в кризисных ситуациях, депутат горсовета В. Лесниченко утверждал, что, зайдя в ОСТК 2 сентября, ни у кого ничего не мог выяснить, там царила растерянность (86). 
2 сентября открылся четвертый съезд народных депутатов Приднестровья. Его открытие было приурочено к первой годовщине провозглашения Приднестровской Республики, объявленной парламентом Молдовы антиконституционной. Накануне открытия съезда обстановка в районе Тирасполя была неспокойной. Более пяти часов продолжалась блокада железнодорожных путей при подъезде к городу и в Варнице. Пикетчики требовали освободить председателя Тираспольского горсовета, Председателя Приднестровской Республики И. Смирнова и других народных депутатов, арестованных сотрудниками МВД Молдовы. Организаторы блокады заявили: если до окончания работы съезда народных депутатов СССР руководители Молдовы не удовлетворят их требования, то будет возобновлено блокирование железной дороги и принят ряд других мер воздействия на руководство РМ. В частности, возникла реальная угроза прекращения подачи газа и электроэнергии. В работе съезда участвовали 589 делегатов из 699, или 81% избранных. Повестка дня: политический доклад, доклад о социально-экономическом положении, о Конституции ПМССР, Декларация независимости, принятие резолюций. Впервые прозвучало предложение о создании специальных формирований для защиты ПМССР. Принята Конституция ПМССР. Утверждены герб и флаг республики.
Резолюция съезда: одобрить решение Верховного Совета ПМССР о принятии Декларации независимости, потребовать незамедлительного освобождения И. Смирнова и остальных народных депутатов и граждан, арестованных по политическим мотивам правоохранительными органами РМ, принять конкретные меры экономического характера к РМ с целью освобождения арестованных, до 10 сентября принять меры по защите суверенитета и независимости, в недельный срок принять Закон о республиканской гвардии, переподчинить Верховному Совету и Правительству ПМССР все правоохранительные органы на территории ПМССР, обратиться к V съезду народных депутатов СССР с предложением о признании независимости и суверенитета ПМССР и ее участии в подписании Союзного договора.
От имени съезда на имя руководителей Молдовы направлено ультимативное требование: до восьми часов 3 сентября освободить Председателя ПМССР И. Смирнова и всех других арестованных депутатов. В противном случае будут приняты самые крайние меры экономического воздействия на руководство Молдовы: отключена подача газа и электроэнергии в правобережные районы республики, блокированы железнодорожные пути. 
От имени съезда депутатов Приднестровья направлена резолюция съезду народных депутатов СССР с просьбой признать Приднестровскую Республику. 
Жители Тирасполя и Бендер блокировали у моста через Днестр движение на железнодорожной магистрали по всем направлениям. Цель этой акции - заставить власти Молдовы признать независимость Приднестровской Республики и освободить ее руководителей, арестованных по обвинению в поддержке государственного переворота.
В ответ президент Снегур заявил по телевидению о том, что не существует никакой Приднестровской Республики, равно как и любой другой, кроме независимой Молдовы. По его словам, арестованные лидеры-сепаратисты будут привлечены к уголовной ответственности по законам Республики Молдова. 
3 сентября указами Снегура подчинены РМ все таможенные учреждения и военкоматы. Участок госграницы СССР на территории РМ переведен под ее юрисдикцию, а личный состав Нижнеднестровского погранотряда передан в подчинение КГБ республики. В тот же день подписан указ о создании Вооруженных Сил РМ и выводе с территории республики войск Советской Армии.
3 сентября в Тирасполе продолжалось блокирование железной дороги. Как сообщил заместитель председателя горсовета Владимир Рыляков, руководство города предпринимало безуспешные попытки уговорить пикетчиков. С руководством Молдовы велись переговоры об освобождении арестованных депутатов, однако они не дали результатов. Так, со стороны представителей Тирасполя было сделано предложение отпустить арестованных под подписку о невыезде, а следствие по поводу их причастности к деятельности ГКЧП проводить в Тирасполе. 
Блокирование дороги принесло республике немалый экономический ущерб. Но он может быть еще неизмеримо большим, если пойдет новый виток напряженности, спровоцированный незаконными действиями руководителей Приднестровья, заявил Пушкаш. Ответственность за это, по его мнению, лежит на организаторах незаконных действий тираспольских сепаратистов.
Вечером по радио Тирасполя было зачитано обращение находящегося под стражей И. Смирнова. В нем отмечалось, что «население Приднестровья живет по законам СССР, которые, как и законы Молдовы, категорически запрещают прибегать к блокированию железных дорог. Я не могу согласиться с тем, что из-за меня должны страдать люди в Молдове, России и на Украине, которые возникают по причине блокирования грузов по железной дороге. Нельзя обрекать их на страдание, какая бы цель этим ни преследовалась». В обращении И. Смирнов отметил, что ему предъявлено обвинение за неподчинение законам Молдовы. Что же касается обвинения за участие в путче 19-21 августа, то оно пока не предъявлялось. Если в отношении него будет изменена мера пресечения на подписку о невыезде, то он будет обязан являться по вызову следственных органов. В обращении подчеркивалась необходимость решения политических вопросов только путем переговоров. В действиях должен главенствовать разум. «Голодовки я не объявлял и не считаю нужным подрывать свое здоровье, которое понадобится для работы в Приднестровье». Он призвал население Левобережья не предпринимать противоправных действий.
4 сентября после встречи народных депутатов Тирасполя с премьер-министром РМ В. Муравским (87) стали вырисовываться пути разрешения конфликта. Перед женщинами Тирасполя, все еще блокирующими железную дорогу, официальные власти Кишинева поставили условие: прекратить пикетирование путей, тогда правоохранительные органы в течение суток освободят арестованного Председателя Приднестровской Республики Смирнова. Власти дают обещание, что затем в течение одной-двух недель будут освобождены все остальные задержанные депутаты разных уровней.
Однако женщины не верят обещаниям кишиневских властей и обращаются к советской и мировой общественности с просьбой поддержать их справедливую борьбу. Пикетчики требуют сначала освобождения И. Смирнова и всех других арестованных депутатов, а лишь затем обещают прекратить блокирование железной дороги.
4 сентября Верховный Совет Литвы признал РМ как суверенное государство и заявил о готовности установить дипломатические отношения. 
5 сентября председатель постоянной комиссии парламента РМ В. Берлински заявил в радиоинтервью, что «одно преступление не может быть оправдано другим, транспортная полиция возбудила уголовное дело по факту блокирования железной дороги в Тирасполе, Бендерах и Рыбнице». Он подчеркнул, что никто из задержанных депутатов Приднестровья не будет освобожден до тех пор, пока следствие не получит возможности беспрепятственно осуществлять свою работу. На подступах к Молдове скопилось свыше пяти тысяч вагонов. Существует реальная угроза остановки Кучурганской ГРЭС из-за перебоев в поставке мазута. Больше других из-за блокады страдает сам Тирасполь. Берлински сказал, что можно деблокировать дорогу силой, «но президент Снегур против этого. В разрешении конфликта не должно пролиться ни капли крови».
К русскоязычному населению обратились депутаты РМ Бердников, Крылов, Лащенова, Лисецкий, Лыюров, Мыслицкая, Николаенко, Русанов, Руссу, Шова: «Новый Союз будет принципиально новым, Молдова будет участвовать в экономическом союзе, настало время выбора: ориентироваться на Центр или на Россию, оставаться или уезжать. Нужно создать общее антитоталитарное демократическое пространство и включиться в конструктивную работу».
6 сентября Снегур направил телеграмму председателю Тираспольского горисполкома С. Морозу: «Блокирование железной дороги, наносящее большой ущерб экономике республики, вызывает огромное возмущение всего населения, Есть опасность, что ситуация может выйти из-под контроля». Снегур обвинил лидеров Приднестровья в провоцировании нового Карабаха.
10 сентября принят Закон о республиканской гвардии (РГ) ПМР. 
Президиум Одесского облсовета официально попросил Снегура проинформировать о характере и путях урегулирования конфликтов в Приднестровье и Гагаузии. 
11 сентября Президиум Верховного Совета ПМР постановил считать не имеющим силы на территории ПМР указ президента РМ о выводе Вооруженных Сил СССР и внутренних войск МВД СССР и обратился с просьбой к Президенту СССР о сохранении дислокации Вооруженных Сил СССР на территории Приднестровья. На следующий день в Тирасполе и Рыбнице две воинские части по решению офицерских собраний решили переходить под юрисдикцию ПМР. 13 сентября центр общественных связей МВД СССР разъяснил, что никаких официальных переговоров и протокольных встреч МВД СССР с представителями Приднестровья не вело. Беседа с народными депутатами СССР носила информационный характер, и каких-либо решений на ней не вырабатывалось. МВД СССР в своих отношениях с республиками руководствуется соглашениями, достигнутыми с руководителями МВД республик 30 августа - в том числе и с руководством МВД РМ.
14 сентября ситуация в Приднестровье обострилась. По сообщению народного депутата Молдовы Бориса Акулова, в Тирасполе началось пикетирование городского отдела внутренних дел. Пикетчики требуют перехода местных правоохранительных органов в подчинение Приднестровью. Формируются отряды народной милиции. Только в Рыбнице в них записалось около сто двадцати человек. На дорогах, ведущих в Бендеры и Тирасполь, появились вооруженные посты. В Тирасполе распространились слухи о предстоящем вторжении. «Никакого применения силы не будет, заверил Косташ. - Но в случае нападения пикетчиков на отделы внутренних дел в Тирасполе и других городах Приднестровья, которые не подчинились сепаратистам, полицейские будут действовать в соответствии с законом. Что касается вооруженных постов на дорогах, то они выставлены для того, чтобы избежать столкновения гражданских лиц. Крестьяне возмущены тем, что в простаивающих вагонах гибнет собранный ими урожай. Они тоже начали блокирование дорог Приднестровья. Если люди не образумятся, то процесс может получить необратимый характер».
16 сентября опубликовано обращение народных депутатов Приднестровья к парламенту РМ: «...предлагаем признать реальность существования ПМССР, гарантировать отказ от применения силы в решении возникающих вопросов, освободить незаконно захваченных народных депутатов и начать переговоры по экономическому сотрудничеству».
17 сентября указом Снегура создана госкомиссия по проблемам Приднестровья из шести членов с задачами: реализация политики правительства в регионе, реализация и разработка программы нормализации связей с другими регионами республики, анализ и прогноз социально-экономического развития региона, объективная информация населения региона, взаимодействие с органами местного самоуправления, реализация программы функционирования языков с учетом специфики региона. Необходимость в создании такой комиссии продиктована потребностью повышения уровня жизни населения Приднестровья в условиях перехода к рыночным отношениям, более тесного взаимодействия Приднестровья с другими регионами Молдовы. Комиссии дан статус госдепартамента, на который возлагаются функции оперативного управления народнохозяйственным и социально-культурным комплексом Приднестровья. Председателю департамента разрешено иметь аппарат в количестве пяти штатных единиц.
Парламент одобрил присоединение Молдовы к Декларации прав и свобод человека, принятой съездом народных депутатов СССР 5 сентября 1991 года. Снегур отметил, что ситуация в Приднестровье остается напряженной. Продолжается блокирование железной дороги. В ответ крестьяне близлежащих сел заблокировали Бендеры, куда не допускается провоз грузов. Сократилось поступление вагонов в республику по линии министерства путей сообщения. По словам президента, некоторые органы печати, а также центральное и российское телевидение продолжают целенаправленно искажать процессы, происходящие в республике.
«Все, что происходит в Приднестровье, - это наше внутреннее дело, - заявил Снегур. - Мы в состоянии сами разрешить все вопросы без посредничества других республик». Он подчеркнул, что никогда не согласится с созданием Приднестровской Республики. На вопрос о возможном обмене территорий Южной Бессарабии и Северной Буковины, находящихся под юрисдикцией Украины, на Приднестровье, Снегур заявил: «Я не знаю, кто бы мог взять на себя смелость сделать какое-либо заявление об обмене территориями».
19 сентября предпринята попытка захвата начальника УВД ПМР Ю. Гросула. (Версия Кишинева: заместитель министра внутренних дел РМ Анточ прибыл на встречу один и без оружия, его пытались взять заложником, чтобы обменять на Смирнова. «Подоспевшие сотрудники МВД помогли полковнику уйти от преследования. Задержан один из нападавших».)
Указом Снегура прекращены производством все следственные дела о преступлениях, предусмотренных по статье 1792 Уголовного кодекса Республики Молдова с наказанием в виде лишения свободы на длительные сроки за умышленную блокаду железнодорожных и других транспортных коммуникаций. Принятие указа продиктовано необходимостью достижения мира и согласия в республике. Продолжение блокады железнодорожных путей в ряде городов, отмечается в документе, наносит огромный ущерб экономике Молдовы, ущемляет также интересы других республик. Прямые потери отраслей народного хозяйства республики, вызванные блокированием железнодорожных перевозок, на 18 сентября составили около 35 миллионов рублей. За период блокады Молдова недополучила свыше 400 тысяч тонн народнохозяйственных грузов. Из республики не было отправлено более трех тысяч вагонов. В свете этого указа жители прилегающих к городу Бендеры сел прекратили блокаду автодорог. Первая реакция на этот указ в Приднестровье - негативная.
Пикетирование женщинами железной дороги в Бендерах и Рыбнице продолжается. Блокада железнодорожной станции в Тирасполе приостановлена с 19 сентября. Президиум Тираспольского горсовета обратился к коллегам из Бендер и Рыбницы, где продолжается пикетирование железной дороги, с просьбой о приостановлении блокады.
Снегур издал указ о помиловании женщин, пикетирующих станции в Тирасполе, Бендерах и Рыбнице - в случае, если они к 24.00 освободят железнодорожные пути. Если же женщины не выполнят указ президента Молдовы о разблокировании дороги, по отношению к ним будут возбуждены уголовные дела. Выступая по телевидению, Снегур заявил: «Корни сепаратизма - в имперской тоталитарной системе. Земли на Левобережье Днестра - исконно молдавские. Пока я - президент, о постыдном «обмене» территориями не может быть и речи. Одним не терпится воссоединиться на Западе, другим - на Востоке. Наш выбор - твердый курс на независимость, целостность и неделимость республики. Поэтому, господа сепаратисты, перестаньте пугать народ объединением с Румынией! Для румынского народа оскорбительны требования определенных политических сил Молдовы чуть ли не ежедневно заявлять о неприсоединении нашей республики к Румынии. Ситуация в республике может стать неуправляемой, а отсюда - всего один шаг к гражданской войне».
По уверению Косташа, «часть блокирующих железную дорогу - психически ненормальные, другие - ранее судимы. Приднестровье ждет внутренний взрыв, населению надоели выходки так называемых «лидеров» (88).
Решение о переподчинении более 700 работников системы МВД Молдовы в Приднестровье местным органам власти рассмотрено на общем собрании коллектива 25 сентября. 
Вслед за этим началось новое противостояние в Дубоссарах. 25 сентября утром толпа пыталась блокировать мост через Днестр, но ОМОН помешал. Тогда женщины двинулись к райотделу полиции. У здания их встретила толпа молдаван во главе с предколхоза Г. Мунтяном. К полудню у РОПа собралось около 4 тысяч горожан. 33 полицейских сложили оружие и ушли. В полдень появился ОМОН, началась стрельба, полетели взрывпакеты, а молдаване стали бросать бутылки и камни.
В саперном полку депутаты горсовета поддержки не получили. Инженерно-саперный полк - единственная воинская часть в Дубоссарах. По словам командира полка полковника Игоря Мукабенова, «все 10 дней личный состав нес службу по усиленной охране военного городка, складов и парка боевой техники. Депутаты горсовета и жители просили защитить их, ссылаясь на то, что иначе прольется кровь. Мы стояли на своем: не имеем права выходить с оружием на улицы, получив приказ, категорически запрещающий вмешательство в конфликт. Я, командир, отвечающий за жизни людей, не имею права ставить их под удар. На общем собрании решили мы так: поддерживать ту или иную сторону - дело совести самих людей. И если кто-то пойдет на площадь перед горсоветом или станет в ряды людей у комиссариата полиции, то как частное лицо и без оружия. Солдаты слышали обидные слова в свой адрес. Офицерам и прапорщикам было еще труднее: угрозы шли не только им, но и их семьям.
Когда в Дубоссары вошли дополнительные силы МВД РМ, начались обыски людей и машин. Это создало напряженность. Мы установили контакт с руководством ОМОНа, сумели доказать, что наши машины перевозят под охраной секретную почту, и каждый необдуманный шаг со стороны полиции или ОМОНа может привести к перестрелке. Сумели мы также договориться о том, чтобы убрали полицейские патрули вокруг территории военного городка».
ОМОН ушел, потом вернулся, стоя за спинами женщин-молдаванок (это видно и на многих фотоснимках - вояки прятались за спины - Г.К.). Несколько тысяч горожан заняли круговую оборону на площади у горисполкома, блокировав въезды машинами. Создан оперштаб обороны города. Сентябрьское противостояние закончилось тремя ранениями, около ста жителей обращались за медицинской помощью (89).
Перед этим полиция три недели провоцировала дружинников. В ночь на 24-е захвачены, избиты и увезены в Кишинев пятеро дубоссарцев. Вечером того же дня фронтисты попытались водрузить триколоры над административными зданиями - возникло противостояние. В ночь на 29-е по пути из Дубоссар в Рыбницу задержан народный депутат СССР Н. Травкин и принудительно выслан в Москву. 
В Дубоссарах в сентябре 50 сотрудников РОВД перешли под юрисдикцию ПМР, бывшие коллеги их задерживают, избивают. Сторонники ПМР отвечают: жгут машины, поджигают дома. Жене комиссара полиции Колесника угрожают по телефону (он - украинец, родом из Крыма, брат жены - сторонник ПМР, живут в разных половинах одного дома). Колесник заявил: «Прежде, чем себе пулю в лоб пустить, сначала человек 5-6 на тот свет отправлю». 
Финагин предлагает сельчанам переходить под юрисдикцию города. Прерайисполкома И. Мицкул «деликатно напоминает, что в этом случае села не будут снабжаться топливом и прекратится финансирование школ, детсадов и больниц» (90). Мицкул заявил, что «речь идет об организованной провокации с целью срыва ратификации парламентом России договора с Молдовой».
По версии начальника управления информации МВД Молдовы Д. Корлэтяну, «в Дубоссарах была пресечена попытка отрядов содействия милиции так называемой Приднестровской Республики захватить райотдел полиции и заблокировать мост через Днестр, как это было во время трагических событий год назад. В ходе операции по отражению нападения на райотдел и разблокированию моста пострадавших нет. Арестовано 60 человек. Полиция действовала в соответствии с законами Молдовы и СССР». Журналисты российской прессы были свидетелями того, как замминистра внутренних дел РМ кричал по телефону: «Мне плевать, молдаване они или нет, но дорога должна быть расчищена!» (91). Заместитель же председателя Дубоссарского горсовета А. Порожан полагает, что «полицейские специально нагнетали напряженность в городе, незаконно арестовывая и избивая дружинников, организовывали демонстрации противников Приднестровской Республики».
26 сентября ночью, несмотря на договоренность с представителями МВД Молдовы об отводе сил, в город введены дополнительные отряды ОМОНа. Между омоновцами и защитниками города происходили стычки. Руководство Дубоссар считает, что ОМОН вместе с прибывшими сюда сторонниками народного фронта Молдовы намерен взять город под свой контроль. Руководство МВД РМ заявило, что ОМОН получил приказ охранять подвергшееся нападению РОСМа здание полиции и атаковать горсовет не намерен.
ОКТЯБРЬ. 1 октября из Дубоссар начался отвод военизированных подразделений. Выпущены на свободу лидеры ПМССР. Посредническая миссия делегации народных депутатов РСФСР принесла свои плоды. Прекращена блокада железной дороги. 
В. Муравски и В. Финагин подписали согласительный протокол об отводе вооруженных формирований из города и анонимной сдаче оружия. Одновременно решено исключить решение спорных вопросов силой, забастовками и блокадами. Приостанавливается принятие решений по созданию незаконных государственных структур и переподчинению существующих органов государственной власти и управления. Будет обеспечена нормальная деятельность органов правопорядка на всей территории Республики Молдова и обеспечено разоружение гражданских формирований и лиц.
В Кишиневе состоялось учредительное собрание культурного общества «Интегритатя», объединившего представителей интеллигенции республики. Общество намерено создать филиалы в Приднестровье, в южных районах, на Буковине и в Румынии. Одна из главных его задач - восстановление целостности отечества. Председателем общества «Интегритатя» избрана поэтесса Рената Вережану. Решено отдать базу «Советской Молдовы» под «Независимую Молдову» с назначением главным редактором Е. Замуры (ранее ее объявляли главным редактором «Гражданина Молдовы»). Первый номер новой газеты вышел 4 октября.
Досрочные выборы председателя Бендерского горсовета (во втором по величине городе Приднестровья) состоялись 6 октября. Они были назначены в связи с тем, что большая часть депутатов выразила недоверие своему бывшему председателю, депутату парламента Молдовы Гимну Пологову после того, как он стал высказываться за приостановление создания органов государственной власти ПМР. Взгляды Пологова претерпели изменения в результате содержания его в следственном изоляторе МВД РМ за действия, «направленные на расчленение Республики Молдова, создание антиконституционной Приднестровской МССР». После освобождения из-под стражи Пологов стал выступать за переговоры с руководством Молдовы по улаживанию разногласий. Большинство депутатов считает, что перемирие с Молдовой временно и надо продолжать отделяться от нее. Проживающие в городе молдаване, которые еще недавно были против Пологова, отказались участвовать в «выборной кампании». Их поддержали жители села Варница, входящего в состав Бендер. В выборах приняли участие 56% горожан. 82% высказались в поддержку председателя Бендерского исполкома Вячеслава Когута (92). Третий кандидат, бывший первый секретарь горкома КПМ Павел Цымай, снял свою кандидатуру.
7 октября нацбанк Молдовы заморозил счета Приднестровья на 300 млн рублей (с учетом набегающих процентов ПМР должна будет вернуть уже 700 млн рублей - почти половину своего бюджета) и распорядился не пропускать платежи в Приднестровье за продукцию, поставленную в РМ. 
19 октября прошел учредительный съезд аграрно-демократической партии Молдовы (АДПМ) с участием 300 делегатов, председателем партии избран Д. Моцпан. На сессию Верховного Совета СССР 21 октября решено от РМ направить наблюдателей. 
25 октября безрезультатно завершился визит премьер-министра РМ В. Муравского в Тирасполь. Ему не удалось решить финансовые проблемы, возникшие между нацбанком РМ и банковскими учреждениями Приднестровья. В результате трехчасового диалога банковские работники Приднестровья поняли, что руководство Молдовы видит разрешение конфликта в регистрации банковских учреждений Приднестровья в Нацбанке РМ. Они же настаивали на том, чтобы Молдова разрешила проведение финансовых операций без этой регистрации. Решено открыть корреспондентские счета коммерческих банков Приднестровья за пределами республики и не делать отчислений в бюджет РМ. 
26 октября образован Высший экономический совет РМ при президенте во главе с В. Муравски, двумя его заместителями (один из них - К. Тампиза), секретарем, 11 членами (среди них - С. Киркэ, Л. Талмач, С. Чертан).
30 октября прошел очередной раунд переговоров по улаживанию финансового конфликта. Роль посредников взяли на себя представители российского банка. Президент нацбанка РМ Талмач утверждал, что Приднестровье зарегистрировало четыре банка на Украине, стремясь выйти из финансового подчинения Кишиневу.
28 октября в Тирасполе сотрудниками горотдела полиции во главе с подполковником В. Щербатым (93) задержаны двое бывших бойцов рижского ОМОНа - Кожевин и Никифоров (по другим данным, Николай Гончаренко и Андрей Чецкой) - и отправлены в Кишинев. По заявлению МВД РМ, они задержаны «на территории Молдовы ее уголовной полицией совместно с сотрудниками МВД Латвии. На Левобережье республики находятся еще восемь бывших членов рижского ОМОНа. Руководство незаконного УВД Приднестровья делает ставку на рижских омоновцев с целью использования их в создаваемом там батальоне «Днестр» в качестве инструкторов и боевиков. Полиция Молдовы примет все меры, чтобы задержать и передать их органам правосудия Латвии, где против них возбуждено уголовное дело. К этому органы МВД Молдовы обязывает и подписанный с коллегами из Латвии договор о сотрудничестве». По сообщению Косташа, они незаконно прибыли в республику, нарушив приказ министра внутренних дел Союза выехать для прохождения службы в Тюменскую область: «Незаконно пребывая на территории Молдовы, эти омоновцы вмешивались во внутренние дела республики, провоцировали конфликты между жителями Левобережья и Правобережья Днестра».
12 ноября решением горсовета Щербатый был отстранен от должности «за измену ПМССР». Координационный забастком женщин потребовал от сотрудников ГОВД до 2 декабря письменно подтвердить верность ПМССР, иначе начнется пикетирование.
В октябре образован организационный комитет по созданию Союза журналистов Приднестровья, в который вошли Н. Воробьева, А. Квасников, Н. Корытник, А. Малашенко, Е. Матрук, А. Печул, В. Семенюк.
НОЯБРЬ. 5 ноября решено переименовать ПМССР в Приднестровскую Молдавскую Республику (ПМР). 
7 ноября праздничную демонстрацию в Тирасполе организовали только ветераны. Демпартия Приднестровья провела немногочисленный антикоммунистический митинг в парке «Победа». 
И. Смирнов в очередной раз призвал к диалогу: «Хватит меряться мускулами. Сила непригодна для разговора с Приднестровьем. Есть вопросы, в решении которых нельзя ошибаться. В свое время мы официально предлагали законодательную инициативу переустройства Молдовы. Теперь мы против вариантов культурной автономии или СЭЗ. Почему? А потому, что в этом случае нам не дается гарантия, что мы будем жить, как хотим и никто не будет нас ущемлять» (94). 
9 ноября в Ставрополе второй съезд Союза казаков обратился к руководителям СССР, России и Молдовы, выражая обеспокоенность судьбой народа Приднестровья. Съезд потребовал прекращения насилия и осудил политику РМ по отношению к народу Приднестровья.
В очередной раз обострилась ситуация в Гагаузии. 10 ноября в День милиции в районе Вулканешт полицейские застрелили одного из братьев-гагаузов. Во время похорон убитого толпа в несколько сот человек блокировала райотдел полиции и потребовала его эвакуации. Полицейские отстреливались и ранили несколько человек, среди которых оказались несовершеннолетние. Тогда здание райсуда и райотдела подожгли, ворота протаранили катком и взяли здание штурмом, ранив нескольких полицейских. Полицейские были разоружены. Опоновцы пытались с боем прорваться на помощь, ранили несколько человек, но, получив отпор (один полицейский убит, трое - ранены), вынуждены были бежать. В Вулканешты двинулись дружинники-гагаузы из Комрата и Чадыр-Лунги. Из Вулканешт райотдел полиции был выведен. Кишинев обещал прекратить засылать в Гагаузию переодетых полицейских. 
В Комрате в декабре создана национальная гвардия, 200 автоматов для нее получены из Тирасполя (руководил НГ И. Бургуджи).
С этого времени начинается активизация контактов гагаузских лидеров с Турцией: Топал и ряд гагаузов в турецком посольстве в Москве встречались с президентом Торгутом Озалом. Л. Добров разработал проект Гагауз Ери («Земля гагаузов»), который впоследствии был использован руководством Молдовы для «удушения» автономии. 
4 июня 1992 года на сессии Верховного Совета Гагаузской Республики принято Постановление «О подтверждении статуса Гагаузской Республики как суверенного независимого государства, закрепленного референдумом от 1 декабря 1991 года». 
В сентябре в Кишиневе прошли переговоры, в ходе которых 6 районов проживания гагаузов получили наименование Земля гагаузов. Правда, формально договоренность не закреплена. Договоренность предусматривала национально-государственное образование (но не республику) гагаузов в составе РМ. Соглашение было полезно Молдове: война на два фронта не под силу даже великим державам. Трезвомыслящие наблюдатели видят только один путь сохранения мира и целостности - федеративное устройство РМ.
12 ноября Игорь Смирнов подписал указ о создании военкомата республики. 14 ноября подписан указ о переходе в собственность РМ оружия, боеприпасов, техники и всего имущества частей Советской Армии на территории Молдовы.
«Суть наших разногласий с кишиневскими властями - именно в политическом и экономическом курсе республики, - заявил Председатель Верховного Совета ПМР Григорий Маракуца. - Нам не удается убедить руководство Молдовы отказаться от курса на отделение от Союза, что неминуемо приведет к экономическому хаосу и упадку уровня жизни народа. Приднестровье не настаивает на полном отделении от Молдовы. Республика может сосуществовать в рамках федеративной Молдовы, но только в составе Союза суверенных государств».
17 ноября на совещании в Тирасполе рассмотрены вопросы экономического сотрудничества и прямых хозяйственных связей между бывшими автономными республиками страны - Абхазией, Кабардино-Балкарией, Каракалпакстаном, Марий эл, Бурятией, Чувашией, Якутией, Ханты-Мансийским округом, Приднестровьем и Гагаузией. Совещание прошло по инициативе Верховного Совета ПМР. Участники договорились об учреждении «движения солидарности государств малочисленных народов» и решили организовать встречу руководителей этих государств. Представители девяти делегаций подписали итоговое соглашение. Намечено добиваться признания прав всех государственных и автономных образований страны на подписание Договоров о политическом и экономическом сообществе суверенных государств. Координировать организационную деятельность по достижению этих целей поручено народному депутату СССР, постоянному представителю Совмина Якутии при правительстве РСФСР Иннокентию Игнатьеву и народному депутату СССР Владимиру Казанцеву. 
Участников совещания приветствовали президенты СССР и РСФСР Горбачев и Ельцин. По-иному оценили совещание в Кишиневе. Заместитель председателя парламента Пушкаш заявил: «В Приднестровье нет малых народов. Проживающие там молдаване, русские и украинцы имеют свою государственность. Приветствие лидеров Союза и России вызывает у меня недоумение».
25 ноября эксперты, представляющие хельсинкские группы Дании, Венгрии и Норвегии, заявили, что «проблема национальных меньшинств в Молдове - реальность, с которой необходимо считаться, так как она имеет огромное значение для будущей молдавской демократии».
Указом Председателя ПМР от 21 ноября разрешено гражданам ПМР, проходящим срочную службу на территории РМ, продолжить ее в батальоне особого назначения «Днестр» и других войсковых частях ПМР. 27 ноября принято Постановление Верховного Совета ПМР о принятии под юрисдикцию ПМР частей Советской Армии, гражданской обороны и МВД, принявших такое решение. Комитету обороны предложено разработать оргштатную структуру и дислокацию частей.
В заявлении исполкома Интердвижения отмечено, что «принципиальных разногласий между Снегуром и НФМ нет. Для Снегура воссоединение с Румынией - вопрос времени, а не принципа. Он - открытый сторонник концепции приоритета прав «коренной нации» и рассчитывает на силовое решение региональных проблем, его политика разрушает хозяйственные связи с Россией и Украиной. Исходя из вышеизложенного, Интердвижение призывает граждан республики воздержаться от участия в выборах 8 декабря» (95).
Снегур на совещании работников органов правопорядка заявил, что РМ находится на начальном этапе независимости: «МНБ не определило окончательно своего места в системе органов правопорядка республики. Министерство должно отказаться от ряда своих вчерашних функций. Пора поставить точку в структуре МВД республики. Если до первых свободных выборов народных депутатов действия массового неповиновения предопределялись самой логикой политической борьбы, то сегодня не ясно, почему ряд политических сил использует те же методы. Вспомним о несанкционированных демонстрациях, блокаде железной дороги, осаде и даже поджоге зданий полиции. Юридический нигилизм становится нормой. У меня создалось впечатление, что МВД, МНБ, прокуратура ограничиваются регистрацией преступлений, не проводят глубокого анализа причин и обстоятельств, способствующих их росту, не ведут плановую работу по предотвращению преступлений и их раскрытию».
Снегур привел данные, согласно которым за десять месяцев года в Кишиневе зарегистрировано 33% от общего количества преступлений по республике, а с городами Бельцы, Бендеры и Тирасполь - 47%. Из этого следует, что на последние три города вместе, которые по общей численности населения примерно сопоставимы с Кишиневом, приходится лишь 14% от общего числа преступлений (96). 
28 ноября президиум парламента РМ выступил с заявлением: «Сторонники сохранения советской империи делают ставку на расчленение Молдовы, провоцируют межнациональные конфликты. В ход пущены дезинформация, подделка документов, политические провокации, экономические угрозы. Зачастили эмиссары правого толка: В. Жириновский, Н. Травкин, Е. Коган. Президиум парламента расценивает такие факты как грубое вмешательство во внутренние дела независимого государства». 
Парламент Румынии заявил, что референдум о независимости на Украине проводится и на румынских территориях - Северной Буковине, Герце, Хотине и Южной Бессарабии, поэтому его итоги не распространяются на эти территории.
И. Цуркану отметил. что «нейтрализовать действия сепаратистских лидеров можно либо политически, либо экономически» (97), и предложил свой путь решения проблемы: «В Молдове три силы: группа Снегура (аграрии, номенклатура, часть немолдаван, часть интеллигенции, часть т.н. демократов), НФМ, сепаратисты. Нормализовать ситуацию можно, если две первые группировки придут к согласию» (98).
Епископ Бельцкий П. Пэдурару заявил, что в последнее время некий сотрудник безопасности пытался установить с ним контакт: «Они и сегодня хотят контролировать церковь, вербовать новых агентов. Среди духовенства есть люди, сотрудничающие с КГБ. Уже после назначения Плугару министром этот сотрудник МНБ настаивал, чтобы я назначил их человека священником. А он - расстрига, совершил тяжкие грехи. Они работают по-старому» (99).
В парламенте министру нацбезопасности Плугару пришлось отвечать на вопрос, считает ли он сбор компрматериалов на депутатов парламента компетенцией МНБ, ведь Закона о национальной безопасности нет, а сам министр при назначении обещал, что МНБ не будет вмешиваться в политические дела. Плугару ответил, что правонарушения депутата (речь - об И. Брату, скандировавшем под окнами квартиры Снегура «Снегур - предатель») не входят в компетенцию МНБ.
ДЕКАБРЬ. 1 декабря прошли выборы Президента ПМР и референдум о независимости. Кандидатами в Президенты ПМР были зарегистрированы И. Смирнов (кандидат в вице-президенты А. Караман), Г. Маракуца (кандидат в вице-президенты Б. Акулов), Г. Благодарный, (кандидат в вице-президенты Л. Алферьева (100). Из 477 тысяч граждан, имеющих право голоса, в выборах и референдуме участвовало 372 тысячи, или 78% граждан.
На вопрос референдума «Вы - за независимость ПМР в политическом и экономическом Союзе суверенных государств?» ответили положительно 364 тысячи, или 98% граждан, принявших участие в референдуме. Референдум об образовании ПМР был первым в Молдове и одним из первых в СССР.
За избрание Президентом Смирнова проголосовали 244 тысячи, или 65% граждан, за Маракуцу - 115 тысяч, или 31% граждан, за Благодарного проголосовало 5,5 тысячи человек, или 1,5% граждан.
На референдуме и выборах не работали избирательные участки в ряде сел Григориопольского района. Итоги в этих селах по участию в выборах: Спея - 52%, Малаешты - 55%, Ташлык - 63%, Буторы - 73%, Делакеу - 74%, Тея - 84%. Группа представителей Петербургского горсовета, присутствовавшая в качестве наблюдателей, признала выборы и референдум в ПМР действительным волеизъявлением населения. 
МИД РМ сделал заявление о том, что «выборы и референдум имели целью раскол республики. Действия сепаратистских сил, вовлечение в них военнослужащих частей Советской Армии, создание незаконных вооруженных формирований являются грубейшим нарушением принципов и норм международного права и Устава ООН и могут иметь самые трагические последствия». Тираспольское отделение НФМ заявило, что «место лидеров незаконной ПМР - не в президентских креслах, а на скамье подсудимых». В этот же день на двух участках в помещении ТГПИ проводилось голосование по выборам президента РМ.
В тот же день Президентом Гагаузской Республики избран ее премьер-министр Степан Топал. За него проголосовали свыше 90% избирателей.
В Кишиневе тем временем создан национальный совет воссоединения парламентариев Румынии и РМ (от последней среди подписантов - И. Брату, М. Гимпу, М. Друк, Л. Истрати и В. Матей).
3 декабря на сессии Верховного Совета ПМР Игорь Николаевич Смирнов приведен к присяге в качестве первого Президента ПМР. В тот же день своим указом Президент запретил в Приднестровье деятельность полиции РМ. 
Постановлением ВС ПМР образовано республиканское управление обороны и безопасности (РУОБ), начальником которого назначен генерал-лейтенант Г. Яковлев (101). Председателю комитета обороны В. Рылякову вместе с начальником РУОБ поручено до 15 февраля согласовать с минобороны России порядок и условия передачи ПМР вооружения, техники и имущества войск, расположенных на территории ПМР.
Это вызвало обращение руководителей РМ в Организацию Объединенных Наций: «После перехода 3 декабря командующего 14-й армией Одесского военного округа генерал-лейтенанта Г. Яковлева в подчинение сепаратистских сил Приднестровья военные и полувоенные отряды сепаратистов и подразделения Советской Армии приступили к оккупации населенных пунктов Левобережья Днестра. По указанию командующего Одесским военным округом генерал-полковника Игоря Морозова и по согласованию с министерством обороны СССР в республике созданы военные и полувоенные ударные отряды, которые терроризируют мирное население Левобережья, прибегая к шантажу, увольнениям с работы, избиениям и угрозам поджога домов. Военные распределяют сотни единиц оружия экстремистским элементам, в том числе уголовным преступникам. В Молдове началось установление военной диктатуры посредством путча генералов. Обращаемся к парламентам и правительствам стран мира, к Совету Безопасности ООН с просьбой принять решительные меры во избежание развязывания в этой зоне Европы конфликтов, которые могут привести к трагическим последствиям. Считаем необходимым направить в РМ постоянных наблюдателей Совета Безопасности ООН» (102).
В выступлении по телевидению президент РМ подверг резкой критике руководство министерства обороны России: «Министр обороны Шапошников даже не соизволил ответить на мои телеграммы. Мы полны решимости добиваться защиты территориальной целостности республики у мирового сообщества и возвращения оружия, розданного сепаратистам. Вместе с тем, мы сделаем все, чтобы не допустить кровопролития». «Ни один солдат Советской Армии, находящийся на территории Одесского военного округа, непричастен к действиям, в которых обвиняет Советскую Армию руководство Молдовы, - заявил первый заместитель командующего округом генерал-лейтенант Юрий Кузнецов, - Войска не вмешиваются ни в какие действия, происходящие там, и остаются на местах. Что же до действий командующего 14-й армией генерал-лейтенанта Яковлева и его согласия принять на себя обязанности начальника управления безопасности Приднестровской Республики, то это его личное дело. Никто из заместителей Яковлева не принимает участия ни в каких действиях. Под видом солдат Советской Армии в камуфлированной форме, которая приобретена неизвестно где, выступают отряды самообороны. Один из них - отряд «Днестр». Эти же люди вооружены оружием, которое получили в милиции. За их действия мы ответственности нести не можем. Мне звонил лидер Приднестровья Смирнов и просил принять участие в защите населения Приднестровской Республики. От имени командования округом я ответил, что мы выполняем приказ союзного министра, и все вверенные нам части будут оставаться на месте. После моего категорического ответа о невмешательстве Смирнов пригрозил, что «мы будем сами отбирать у вас оружие, с тем, чтобы обороняться». Я ему ответил, что в таком случае армия вынуждена будет защищать места, где она расположена, и склады с оружием и боеприпасами. И еще раз подчеркнул, что ни в каких действиях ни на одной стороне части Одесского военного округа принимать участия не будут. Одновременно считаю необходимым заявить, что ситуация приобретает взрывоопасный характер, поскольку и молдавская сторона, и отряды самообороны Приднестровской Республики располагают значительным количеством вооружения».
4 декабря указом Смирнова собственность союзных и молдавских министерств и ведомств переведена в собственность ПМР. В тот же день опечатано здание горотдела МНБ в Дубоссарах. Верховный Совет ПМР распустил действующие Советы и постановил провести досрочные выборы местных Советов в Григориопольском и Дубоссарском районах, а также селах Григориопольского района - Тея, Спея, Малаешты, Делакеу, Бутор, Ташлык и Гояны Дубоссарского района. Решено также провести референдум в селах Дубоссарского района - Кошница, Пырыта, Погребя, Кочиеры, Маловата, Роги, Дороцкое.
Группа русскоязычных депутатов парламента РМ призвала избирателей отдать голоса за кандидата в президенты Снегура и отстоять неделимость республики. Обращение подписали 28 депутатов, в том числе Ю. Атаманенко, С. Куртев, Л. Лащенова, В. Лебедев, А. Лисецкий, Г. Некит, Л. Покатилова и И. Руссу.
5 декабря блокировано здание РОВД в Григориополе. Женщины требовали смещения четверых руководителей (комиссара полиции Цуркана и его заместителей, в том числе И. Ктитора). Улицы патрулировали бойцы «Днестра». После переговоров Косташ согласился сменить только Цуркана, затем отказался и от этого - тянул время. После того, как заместители Косташа заявили, что вышлют в Григориополь 200 омоновцев, райсовет обратился к населению с призывом собираться на площади. Ночью оружие и документы РОВД были вывезены в Кишинев, четверо его руководителей тоже убыли туда. Оставшиеся не у дел полицейские разошлись, кто куда. Поскольку пять суток в поселке не было ни милиции, ни полиции, предрайсовета С. Леонтьев сам себя назначил и.о. начальника РОВД.
Больше месяца тянулась конфликтная ситуация в связи с переподчинением тираспольской полиции. 400 ее работников заявили о переходе в милицию ПМР. В решении этого вопроса сыграла свою роль и материальная сторона: работникам правоохранительных органов ПМР в два с половиной раза повышается зарплата. 
6 декабря сторонниками ПМР захвачено здание РОВД в Слободзее. В тот же день на мосту у Дубоссар возникла перестрелка с полицией. В городе сосредоточилось несколько сот гвардейцев ПМР и бойцов «Днестра». Депутаты горсовета предложили личному составу РОВД в течение суток покинуть город.
Министр нацбезопасности Плугару заявил: «Оперативная информация косвенно подтверждает, что консервативные силы, как в республике, так и вне ее, разыгрывают сценарий реванша за августовское поражение при участии военных. Раздача оружия незаконным военным формированиям на Левобережье и в некоторых районах Юга, открытое неподчинение решениям республиканских властей, захват местных отделений полиции и службы национальной безопасности, демонстрация силы во время «избирательной кампании» в этих районах 1 декабря, вооруженное патрулирование встреч кандидатов с избирателями, препятствование президентским выборам 8 декабря свидетельствуют о провокационных целях - вызвать столкновения и затем оправдать применение силы» (103). 
8 декабря прошли выборы президента РМ. И НФМ, и Интердвижение призывали своих сторонников к бойкоту. В выборах приняли участие 83% избирателей. Предпочтение Мирче Снегуру - безальтернативному кандидату - отдали 98% от числа принявших участие в голосовании. На 1950 избирательных участках обнаружен аж 791 недействительный бюллетень (104). Вместо запланированных 300 в Приднестровье организовано только 70 избирательных участков. Из них реально в Тирасполе действовали 2 избирательных участка, в Бендерах - 2, Дубоссарах - 1, Каменском районе - 20, Григориопольском - 13, Слободзейском - 3. Въезды в Тирасполь, Бендеры и другие населенные пункты заблокированы воинскими формированиями ПМР. Накануне дня выборов они открыли предупредительный огонь в воздух и воспрепятствовали проезду в Дубоссары наблюдателей из США.
«Имперские силы предпринимают отчаянные усилия, чтобы расколоть Молдову, развязать здесь гражданскую войну», - так считает премьер-министр РМ Муравски. В других регионах «возможности исчерпаны: Прибалтика окончательно отпала, а на Кавказе очень опасно». Премьер отметил, что на Левобережье все дороги по указанию лидеров Приднестровья заблокированы, туда введены воинские части. В ночь на 8 декабря совершена попытка штурмом взять комиссариат полиции в Бендерах. После выборов президента правительство перейдет к решительным действиям по всем направлениям, в первую очередь, в проведении экономической реформы. Кабинет имеет конкретную программу, и сегодня неотложная задача - укрепление дисциплины на производстве и наведение порядка во всех сферах. Премьер заявил о необходимости решительных мер по стабилизации обстановки в Приднестровье: «Группа лидеров здесь мутит сознание людей, направляя их против своих братьев на правом берегу Днестра. Мы сделаем все, чтобы привлечь их к ответственности».
Новая волна конфронтации в Бендерах была вызвана решением горсовета о переподчинении правоохранительных органов ПМР. Когут освободил от должности начальника ГОПа Гуслякова. Полицейские воспротивились этому решению. К вечеру 9 декабря в Бендеры приехали 60 автоматчиков из РОСМа и потребовали очистить здание комиссариата полиции. В то же время, откликнувшись на призывы радио РМ, туда приехали молдаване из пригородного села Варница. РОСМовцы захватили здание линейного отдела полиции на железнодорожном вокзале. 
По сообщениям молдавской прессы, 10 декабря неизвестный пытался произвести выстрел в окно кабинета министра внутренних дел Косташа. Преступник, на след которого полиция уже напала, пользовался оружием с оптическим прицелом. «Есть подозрения, что покушение спланировано в Тирасполе. Эту версию подтверждает и министр нацбезопасности РМ Анатол Плугару. Он сообщил, что МНБ располагает сведениями о подготовке нового покушения на Косташа. Эти планы разрабатывают лидеры Приднестровья. Террористы не прочь также взять в заложники министра внутренних дел Молдовы» (105). 
11 декабря на сессии парламента Пушкаш заявил: «Лидеры Тирасполя и Комрата затеяли очередной политический фарс - 1 декабря в некоторых населенных пунктах Левобережья и в городе Бендеры, а также в некоторых местах компактного проживания гагаузов проведены выборы президентов и референдумы о независимости. Это противоречит двадцати пяти статьям Конституции РМ. Задуманный сепаратистами фарс провалился. Не могут не знать смирновы, дюкаревы, финагины и другие авантюристы, что в левобережной части РМ проживают в основном молдаване (фактически менее 40% - Г.К.). Украинцы и русские имеют свои государственно-территориальные образования и не могут претендовать на образование новых и выход из-под юрисдикции РМ. В Приднестровье пока нет гражданской войны, но нет и мира. Народ левобережной части Молдовы не хочет расчленения Молдовы. Необходимо расформировать все вооруженные отряды в 10-дневный срок; призвать должностных лиц и граждан Левобережья и гагаузов к гражданскому неповиновению; прокуратуре, МВД и МНБ образовать смешанные оперативно-следственные группы по расследованию преступлений сепаратистов; принять меры к восстановлению деятельности конституционных органов власти и управления» (106).
Парламент РМ признал антиконституционным проведение в ПМР и ГР выборов президентов и проведение референдумов по вопросу провозглашения независимости. Результаты выборов и референдумов в этих регионах парламент РМ аннулировал. Снегур заявил, что готов сесть за стол переговоров с лидерами Приднестровья и Гагаузии: «Я призову их еще раз к разуму, но если это не поможет, то мы вынуждены будем принять в соответствии с Конституцией к ним строгие меры. Я убедился, что политика сепаратистов уже всем надоела. Сепаратизм мы разорвем как снаружи, так и изнутри».
11 декабря в Бендерах у здания ГОВД демонтирован памятник Дзержинскому. В тот же день две части в Тирасполе и гарнизон Дубоссар заявили о готовности перейти под юрисдикцию ПМР, после чего 12 декабря снят командарм-14 Г. Яковлев. Прибывший в Тирасполь главком сухопутных войск Семенов своей властью восстановил Яковлева в должности командарма, но уже через сутки Шапошников снова его сместил. Сначала хотели командармом-14 назначить молдавского генерала Дабижу, потом назначили Ю. Неткачева.
События развивались на фоне продолжающихся разногласий в парламенте РМ. Так, на страницах парламентской газеты «Сфатул цэрий» публиковались лишь 23 из 380 депутатов (в том числе К. Тэнасе - 10 публикаций, А. Вартик - 6, П. Сандулаке и О. Ожога - по 5), и только 15 согласились на интервью (Снегур, Плугару, Пушкашу, Матей). Разногласия в парламенте, прежде этнические, теперь стали политическими. Лидер аграриев Моцпан не допускал на заседания фракции журналистов из «Сфатул цэрий». А. Мошану прямо заявил, что «сначала нужно разобраться с депутатами-сепаратистами, а уже потом - с депутатами-унионистами» (107). 
12 декабря президиум республиканского совета Интердвижения принял Заявление «О результатах выборов президента РМ 8 декабря»: «Существуют серьезные основания, чтобы усомниться в достоверности официальных результатов голосования. По Кишиневу якобы голосовало 64% избирателей, но, по данным на 16 часов, в каждом секторе города проголосовало не более трети избирателей».
В связи с избранием на пост президента Снегуру поступили приветственные телеграммы: просто «уважаемому» от Кравчука, Шушкевича, Назарбаева и Горбунова, «Вашему превосходительству» от Тер-Петросяна, «уважаемому господину» от Ельцина (108). Молдавская пресса отмечала, что «Снегур - гарант стабилизации и независимости на некоторое время» (109 ), «Снегур убежден, что выборы 8 декабря будут консолидировать общество, очевидно, что он ошибается» (110 ) и что «независимая Молдова быстрее выберется из кризиса» (111). 
12 декабря в Москве прошла встреча Ельцина и Снегура, достигнута договоренность, что Россия в ближайшее время ратифицирует договор о сотрудничестве с Молдовой и рассмотрит вопрос о дипломатическом признании РМ. По свидетельству некоторых молдавских изданий, «Москва посоветовала Снегуру всенародно избраться и провести референдум о независимости» (112). 
12 декабря опубликовано заявление министров внутренних дел Косташа, нацбезопасности Плугару, прокурора РМ Постована и министра юстиции Барбэнягрэ: «Так называемой ПМР нет и не будет. Есть только сепаратисты. Мы примем все законные меры, чтобы пресечь действия, направленные на подрыв целостности РМ. Мы не позволим создать на территории Молдовы новые антиконституционные госструктуры и военизированные отряды, не предусмотренные законом и способные дестабилизировать ситуацию». Косташ заявил, что «ситуация накалялась в последнее время лидерами Приднестровья. Конфликт должен быть разрешен политическими средствами, хотя в цивилизованных странах в борьбе против незаконных вооруженных формирований полиция применяет оружие».
На следующий день разразилась третья трагедия в Дубоссарах. МВД СССР подтвердил, что еще 12 декабря в 22 часа от Дюкарева из Дубоссар поступил факс о готовящемся штурме города. РОВД уже полгода на полуосадном положении. По сообщению пресс-бюро МВД РМ, «13 декабря в течение получаса - с 5 до 5.30 утра - вооруженными формированиями сепаратистов на Дубэсарьском мосту беспричинно обстрелян пост МВД РМ. Среди полицейских есть убитые и раненые. Был открыт ответный огонь, оттеснивший сепаратистов к посту ГАИ на развилке дороги Дубэсарь-Григориополь. Эта провокация спланирована лидерами Приднестровья с целью сорвать переговоры президента Снегура с руководителями России, Белорусси и Украины» (113). Президиум парламента РМ заявил 13 декабря об «очередной провокации против суверенитета и независимости Молдовы. Нарушение законности и правопорядка стало правилом для организаторов этих действий» (114).
Как сообщила пресса Приднестровья, «в шесть часов утра в районе Дубоссар началось массовое вторжение сил молдавской полиции на территорию Приднестровья. Начался бой, который длился около 40 минут. В настоящее время город разделен на две части - одну контролирует молдавская полиция, другую - вооруженные формирования Приднестровья. Столкновения продолжаются - есть убитые и раненые, в том числе и среди гражданского населения». Молдавские полицейские применяют оружие румынского производства. В связи с обострением обстановки в Дубоссарах власти Приднестровья дали указание о повышенной боевой готовности взрослого населения и начали переброску из Тирасполя в сторону Дубоссар и Григориополя резерва республиканской гвардии.
В ходе 40-минутной перестрелки полиции и гвардии ПМР погибло четверо полицейских и трое гвардейцев ПМР (ополченцы из Рыбницы: А. Патергин - русский, В. Щербатый - украинец и Ю. Цуркан - молдаванин), ранено 15 человек, не менее 20 гвардейцев пропали без вести. В ответ начались захваты заложниками полицейских на Левобережье. В Бендерах предгорисполкома Когут ввел чрезвычайное положение.
Информация о конфликте противоречива - противоборствующие стороны сообщают факты, многим из которых нет подтверждения. Так, недостоверной оказалась информация дубоссарских властей о том, что молдавская полиция предприняла после обеда попытку прорваться в центр города и была остановлена в результате перестрелки.
Претерпела изменение и официальная версия МВД Молдовы о том, что причиной конфликта стал обстрел вооруженными формированиями Приднестровья полицейского поста. Очевидец событий, командир подразделения молдавской полиции Антон Гамурарь рассказывал: «Ранним утром мы получили информацию о том, что в Дубоссарах готовится захват райотдела полиции, и выехали на помощь своим товарищам. На мосту через Днестр наш автобус остановили так называемые гвардейцы, но мы их разоружили и арестовали. Однако через несколько сот метров, на въезде в город, наш автобус был обстрелян из автоматов и пулемета людьми, засевшими в помещении поста ГАИ. В результате перестрелки убито трое и ранено семеро полицейских. С противоположной стороны - двое убитых, несколько раненых. Многие из нападавших задержаны и доставлены в следственные органы».
14 декабря начальник пресс-бюро МВД РМ сообщил, что в ходе столкновения утром 13 декабря «задержаны тридцать четыре боевика, четверо из них помещены в больницу, у задержанных изъяты два пулемета, двадцать автоматов. Скончавшийся в больнице В. Кузьмин, 1949 года рождения, ранее служил в рижском ОМОНе и разыскивался властями Латвии. Среди боевиков шестеро ранее были судимы. Вооружение боевикам поступает со складов воинских частей. Так, на вооружении батальона «Днестр» полторы тысячи автоматов, полученных из в/ч 74273. Из этой же части продано через подставное лицо как металлолом за 64 тысячи рублей Тираспольскому горисполкому 3 миномета, 6 танков и 12 БТР».
Снегур, который в этот день находился в Минске, узнав о боестолкновении, прервал свой визит и возвратился в Кишинев. Муравски и Караман ведут переговоры. С призывом к сдержанности выступает Ельцин. В Москве у постпредства Молдовы - пикеты ЛДПР. 
В Дубоссарах стрельба. 14 полицейских ранены и один взят заложником. В телефонном разговоре с председателем райисполкома Григориополя Леонтьевым Косташ заявляет, что «перестреляет всех славян как собак» (115). 
Митинг в Тирасполе осуждает агрессию РМ и требует от 14-й армии выполнить роль «голубых касок» ООН. К народу обращается Президент Смирнов: «В своем стремлении поставить народ Приднестровья на колени агрессоры не останавливаются ни перед чем. Дубоссары стали фронтовым городом, там не работают предприятия и школы. По линии гражданской обороны объявлена тревога по всей территории ПМР». Дубоссарская ГЭС захвачена опоновцами, персонал оставил станцию. Вечером 13-го поступило сообщение о выдвижении из Кишинева в сторону Дубоссар автоколонны с вооруженными людьми.
Бесславный «гагаузский поход» и последовавший в отсутствие Снегура 2 ноября 1990 года штурм Дубоссар оказали неоценимую услугу лидерам Приднестровья и Гагаузии. Испытавшие силовое давление гагаузы и приднестровцы ускорили создание собственных вооруженных формирований. В Кишиневе не сделали выводов из ошибок и вновь попытались разрешить проблему силой. После провала августовского путча были арестованы лидеры Приднестровья и Гагаузии. Это еще более обострило ситуацию, привело к забастовкам, длившейся более месяца блокаде железной дороги. Арестованных пришлось выпустить. Ситуация еще более обострилась после организованных в Приднестровье и Гагаузии выборов собственных президентов. Парламент Молдовы принял решение об их незаконности и разоружении имеющихся там вооруженных формирований. Но как решить эту задачу, не прибегая к насилию, не знал никто.
14 декабря стычки у Дубоссар продолжились, убит лейтенант полиции. В Бендеры прибыло два автобуса подкрепления полиции. В тот же день по призыву тележурналиста А. Невзорова в Приднестровье прибыли первые отряды казаков и добровольцев из Петербурга. Появились сообщения из Москвы и других городов России о направлении добровольцев. Гагаузия прекратила поставки мяса в Молдову, переадресовав их в Тирасполь. 15 декабря в Тирасполе появились первые донские казаки и сразу же убыли в Дубоссары (во главе - походный атаман Кубанской казачьей рады А. Бабков). 
17 декабря стало днем возрождения Черноморского казачьего войска.
14 и 15 декабря в Кишиневе прошли две встречи Снегура и Смирнова, длившиеся по несколько часов. Распоряжением президента Молдовы создана согласительная комиссия. Достигнута договоренность об отводе вооруженных отрядов к местам постоянной дислокации под контролем согласительной комиссии, снятии дорожных заграждений, освобождении раненых и освобождении в максимально короткий срок всех задержанных. От РМ соглашение подписали Берлински и Сангели, от ПМР - Караман, Большаков.
18 декабря Правительство России заявило о признании независимости РМ и готовности к установлению дипломатических отношений. Постпредство РМ в Москве на тот период состояло из 10 сотрудников: постпред, его заместитель, референты по промышленности, транспорту и связи; МТС и агропромышленному комплексу; административным органам; капитальному строительству; образованию, науке и культуре. По словам Ельцина, «Россия и Молдова найдут отвечающие интересам их народов решения существующих проблем, включая обеспечение прав человека и национальных меньшинств». При этом он выразил уверенность, что «Молдова готова вступить в СНГ и Румынию с собой прихватить». Первым послом России в РМ стал В.Плечко (116).
Заявление России о признании независимости Молдовы приветствовали депутаты парламента Молдовы. Председатель Верховного Совета ПМР Г. Маракуца заявил: «Россия имеет право признавать независимость любой республики. Но это не означает, что речь идет о нынешнем государственно-территориальном устройстве Молдовы. Жители Приднестровья и Гагаузии в результате референдума создали свои республики. И нельзя игнорировать эту реальность. Надо говорить о конфедеративном устройстве республики из Молдовы, Приднестровья и Гагаузии». 
В этот день опубликован и вступил в силу Закон РМ «О войсках карабинеров МВД» (сводимых в бригады и батальоны), а министры внутренних дел и нацбезопасности РМ выступили с заявлением о том, что «темные силы замышляют новые акции, нацеленные на подрыв государства. Их деятельность становится все более опасной для населения республики» (117).
«Лучше умереть стоя, чем жить на коленях» - таков заголовок опубликованного газетой «Сфатул цэрий» заявления НФМ в связи с похоронами погибших в дубоссарском конфликте полицейских: «Свободу нельзя выпросить, она может быть только завоевана. Веками наши предки окропляли кровью родную землю, борясь за ее единство и независимость. Сегодня настал наш черед последовать их примеру!». Сторонники НФМ после похорон собралась в центре Кишинева с требованием «принять эффективные силовые меры по отношению к приднестровским сепаратистам». Снегур заявил о намерении урегулировать конфликтную ситуацию в Приднестровье политическими методами, однако отметил, что «тот, кто за уступку левобережной Молдовы, тот мой кровный враг» (118).
По мнению премьер-министра Муравского, «необходимо пойти на то, чтобы Тирасполь стал свободной экономической зоной. У небольших европейских стран напряженность в основном экономическая. У нас меньше интереса к власти над Тирасполем и Гагаузией. Значительно больше желания реально помочь республике выйти на европейские стандарты экономики. Люди тогда убедятся, что все делается для их блага». А неожиданное заявление Муравского о нелегальных встречах в Тирасполе с Игорем Смирновым, «человеком волевым, грамотным политиком и не сепаратистом, попавшим в ложную ситуацию по воле Центра», было воспринято многими как сенсация (119). 
19 декабря А. Лисецкий и ряд других бывших лидеров Интердвижения - депутатов РМ обратились к парламентам бывших субъектов СССР с призывом признать РМ и не допускать прибытия в РМ новых добровольческих формирований «якобы для защиты русскоязычного населения» (120). 
20 декабря в Кишиневе митингующие поддержали решение руководства НФМ о переходе в оппозицию и отвергли обвинения со стороны Снегура в адрес НФМ.
21 декабря Украина признала независимость Молдовы. В этот день Снегур подписал соглашение о вступлении Молдовы в СНГ, а на следующий день на митинге НФМ в Кишиневе И. Илашку резко критиковал президента за подписание Алма-Атинской декларации.
К Президенту Смирнову обратились 116 бойцов батальона «Днестр» с предложением определить батальону конкретные задачи, обеспечить защиту от посягательств полиции, уволить неработоспособных офицеров и впредь командиров избирать на общих собраниях, а также отменить совместное с ГОВД патрулирование (121). 
26 декабря указом Смирнова созданы Вооруженные Силы ПМР на базе войск и других формирований, дислоцированных на территории ПМР, кроме входящих в стратегические силы сдерживания. Другим указом в тот же день Смирнов был объявлен Главнокомандующим Вооруженными Силами ПМР.
29 декабря в Минске, куда он прибыл с Маршем мира, народный депутат ПМР Борис Акулов заявил, что «даже после подписания Молдовой соглашения об образовании СНГ мы не знаем, какая судьба ждет Приднестровскую и Гагаузскую Республики. У нас есть основания думать, что президент Снегур подписал соглашение об СНГ, чтобы развязать себе руки для расправы с двумя государственными образованиями в Молдове». Акулов напомнил, «что в Приднестровье проживает 750 тысяч человек, а в Гагаузии - 180 тысяч, и они имеют право на собственный выбор». Марш организован женским движением Приднестровья и Гагаузии, в нем участвуют 250 человек. Лидер инициативной группы женщин Надежда Григорьева сообщила, что «они хотят обратиться к руководителям независимых государств, чтобы изложить свое видение содружества и судьбу в нем небольших государственных формирований. Мы боимся прорумынской ориентации руководства Молдовы и знаем, что народ эту идею не поддерживает. Мы просим дать нам федерацию или конфедерацию, но руководство Молдовы на переговоры не идет. Мы не знаем позиции Президента России по отношению к праву на самоопределение Приднестровья и Гагаузии».
Л. Добров обратился с открытым письмом к министру нацбезопасности Плугару, приложив три своих письма за границу: «Ни одно мое письмо из Комрата за границу не дошло до адресата. Однако письма из Москвы доходят в течение недели. Вывод: в независимой Молдове вся зарубежная корреспонденция контролируется. Отныне и впредь все письма за границу буду отправлять на Ваше имя и только после Вашего ознакомления с ними и разрешения буду направлять по назначению. До сих пор я не реабилитирован по медицинской части, и мне не возвращены конфискованные дневники и личные вещи. Ваше ведомство передо мной не извинилось и не выплатило компенсацию» (122). Характерно, что ранее аналогичную акцию предпринимал в Армении известный сторонник воссоединения Нагорного Карабаха и Армении И. Мурадян. 
3 января 1992 года в Бендерах гвардия ПМР захватила здание горотдела МНБ (прежнего КГБ).
Вспоминает В. Виноградов, бывший заместитель начальника отдела по борьбе с оргпреступностью КГБ РМ: «Меркурий» сбывал дефицит за границу в обмен на автомобили и видеотехнику для узкого круга, в том числе депутатов и министров. Председатель комиссии Верховного Совета по борьбе с преступностью В. Берлински (жена-адвокат получала деньги из «черной кассы» кооператива «Полимер», председатель которого - дважды судимый В. Лимонов - бравировал связями с Плугару и Берлинским, сам Берлински получал взятки по прежним местам работы в прокуратуре и нарсуде) покрывал главаря шайки контрабандистов, расставил на ключевые посты в МВД своих людей, требовал предоставления компрматериалов на министров и депутатов. Руководитель канцелярии президента - родственник премьера - перегонял через фирму цветные металлы за рубеж. «Мы вынуждены уехать, поскольку на четверых сотрудников отдела выписаны постановления об аресте» (123).
События 1991 года привели к распаду единых структур власти на территории Молдовы. Замура писала, что «полиция осталась последним оплотом государственности в Приднестровье». Расследование дубоссарской трагедии 1990 года, обещанное Бакатиным, так и не состоялось - Косташ уцелел и стал еще агрессивнее: «В Транснистрии создают «карманные» структуры охраны общественного порядка. Почему термин эпохи НКВД - «милиция» приятнее уху «патриотов» из-за Днестра, чем сугубо мирный - «полиция»? Ими организована «холодная война» символов. Политики из Тирасполя планируют новые жертвы. Полицейские у здания парламента - печальный символ наших проблем» (124), «Нас послали голыми в пчелиный улей. На словах Москва поддерживала Молдову, но чуть что - сразу пускали в ход угрозу ее дробления. Это был негласный шантаж президента СССР, поддерживаемого верхушкой КПСС, КГБ, армии. Сначала Рыбница, потом Каменка, затем атаковали РОПы в Комрате, Вулканештах, Чадыр-Лунге, в Тирасполе сдалось более 80% личного состава» (125).
Косташ жаловался: «Нам нечем защищаться, не хватает оружия, автомашин, техники» (126), хотя на формирование корпуса карабинеров выделяется на 2-3 года 400 миллионов (127).
7 декабря на КПП Унгены пограничники задержали 6 «КамАЗов» в сопровождении сотрудника МВД с румынскими автоматами и патронами, прикрытыми обмундированием. Министр нацбезопасности Плугару заявил, что «это ложь, в кузове одного грузовика было лишь учебное оружие» (128). Он утверждал, что «в Транснистрии продолжаются попытки разрушения госструктур РМ. Прямой угрозой безопасности граждан стало решение «кабинета» Смирнова о создании «приднестровской милиции». Что могут непрофессионалы с сомнительной репутацией? Политики из Тирасполя, видимо, планируют новые трупы. Полицию втягивают в политические интриги. Молдова стала фронтом, милиция - в окопах. От защиты граждан она перешла к самозащите. За 10 месяцев 1991 года зафиксировано 450 нападений на сотрудников МВД. На полицию выделено 327 миллионов рублей» (129). 11 ноября подписан указ Снегура об укомплектовании МВД и погранслужбы МНБ. На базе ОПОНа и двух батальонов ППС создана бригада полиции спецназначения.
В Приднестровье еще 11 февраля был создан территориальный сводный отряд (ТСО) при штабе гражданской обороны Тирасполя (сводный, или спасательный - как расшифровывали позднее).
Летом 1991 года МВД ССРМ полностью вышло из подчинения МВД СССР. Тогда же РОВД Рыбницы (166 из 202 сотрудников присягнули на верность ПМССР) и Каменки (треть личного состава ушла на правый берег, оружие также поделено) перешли под юрисдикцию ПМР. В Григориополе 20 сотрудников РОВД с табельным оружием скрываются от сотрудников милиции ПМР.
Верховный Совет ПМР обратился к работникам МВД: «Не втягивайтесь в репрессии против демократически избранных органов власти Приднестровья, не участвуйте в подавлении массовых выступлений трудящихся, не выполняйте преступных приказов» (130). В сентябре, когда Косташ приказал ГОПам Тирасполя и Бендер принять меры к снятию блокады железной дороги, руководство и большинство личного состава отказались выполнить этот приказ.
10 сентября принят Закон ПМССР «О республиканской гвардии», которая подчиняется Верховному Совету и Председателю ПМССР. Гвардия считается вооруженным военным формированием, возраст - до 40 лет (командного состава - до 50 лет).
В октябре горсовет выразил недоверие начальнику ГОВД В. Щербатому и принял решение о формировании местной милиции, и.о. начальника которой утвержден подполковник В. Руденко (сначала руководил майор В. Богданов, но его направили на учебу в Москву).
ГОП Бендер решил остаться в подчинении республиканского МВД, но ряд подразделений ГОВД (до 60% личного состава) перешел под юрисдикцию ПМР. В Бендерах горсовет создал муниципальную милицию.
21 ноября в Тирасполе прошло совещание работников правоохранительных органов. Около 200 сотрудников ГОВД не решились переподчиниться Приднестровской Республике. Заявлено, что если до 26 ноября ГОВД не перейдет под юрисдикцию ПМР, будет возобновлено пикетирование. Г. Андреева обратилась к сотрудникам МВД: «Если не хотите нас защитить - уезжайте, но наше оружие останется на нашей земле» (131). 
25 ноября собрание личного состава Тираспольского ГОВД большинством голосов приняло решение о переходе под юрисдикцию ПМР. 
В ноябре ГОВД Тирасполя посетил В. Муравски (сначала газеты сообщили «премьер», но оказалось начальник управления кадров МВД РМ). 
К декабрю 90% личного состава ГОВД Тирасполя перешло под юрисдикцию ПМР. Немаловажным был и материальный фактор. Так, оклад полицейского составлял 425 рублей (РОСМовца - 800), офицера полиции - 650 рублей (офицера РОСМа - 1000).
К началу 1992 года в ПМР оставались отделы полиции в Дубоссарах и Бендерах и линейные отделы полиции на вокзалах Рыбницы и Тирасполя. УВД во главе с Гросулом проявляло безразличие к существованию параллельных структур. В УВД нет формы, документов, не хватает оружия, некомплект личного состава. Закон ПМР «О милиции», принятый 6 мая 1991 года, фактически не работает. Фактически система МВД распалась на две противостоящие вооруженные силовые структуры - МВД РМ и МВД ПМР.
Все это вело к ухудшению общей криминогенной ситуации. За 10 месяцев 1992 года в Кишиневе совершено 11530 преступлений (чуть меньше прошлогоднего), но произошел рост числа грабежей, причем с применением оружия. Полиция раскрывает половину преступлений и задерживает четверть преступников. Изъято только за три месяца 2660 автоматов, 40 пулеметов и 25 гранатометов. В ПМР за весь 1992 год совершено 9086 преступлений (132). 
Общественно-политическая и экономическая ситуация в Молдове стала критической.
 
ПРИМЕЧАНИЯ К ГЛАВЕ ТРЕТЬЕЙ 
 
1. «Днестровская правда», 09.01.1991.
2. «Единство», 1/1991.
3. «Днестровская правда», 15.01.1991.
4. «Днестровская правда», 17.01.1991.
5. «Новости» (Рыбница), 19.01.1991.
6. «Днестровская правда», 14.01.1991.
7. «Днестровская правда», 22.01.1991.
8. «Сфатул цэрий», 20.02.1991.
9. Еремей Григоре, 1935 года рождения, молдаванин, родился в Единецком районе, окончил Кишиневский сельхозинститут и ВПШ, кандидат философских наук, работал в ЛКСММ, с 1960 г. - в аппарате Совмина республики, с 1966 г. - первый секретарь РК КПМ в Котовске, с 1970 г. - первый зам. председателя Совмина МССР, последняя должность - председатель Федерации независимых профсоюзов Молдовы. Член бюро ЦК КПМ с 1976 года. На XVII съезде КПМ в состав ЦК КПМ избран не был, однако на XXVIII съезде КПСС вошел в состав ЦК КПСС. Уже тогда выявились разногласия между ним и М. Снегуром.
10. «Аргументы и факты», 21/1991.
11. «Единство», 4/1991.
12. «Днестровская правда», 08.03.1991.
13. «Лиетувос айдас» (Вильнюс), 13.02.1991.
14. «Днестровская правда», 08.03.1991.
15. «Сфатул цэрий», 13.03.1991.
16. «Единство», 5/1991.
17. «Единство», 6/1991.
18. «Днестровская правда», 21.03.1991.
19. «Литературная Россия», 44/1990.
20. «Молодежь Молдовы», 23.03.1991.
21. «Факел», 13.09.1991.
22. «Молодежь Молдовы», 23.03.1991.
23. «Красная звезда», 290/1991.
24. «Молодежь Молдовы», 23.03.1991.
25. «Днестровская правда», 25.02.1991.
26. «Заря Приднестровья» (Дубоссары), 11.04.1991.
27. «Молдова суверанэ-дайджест», 05.04.1991.
28. «Молдова суверанэ», 25.04.1991.
29. «Сфатул цэрий», 03.04.1991.
30. «Молодежь Молдовы», 23.03.1991.
31. Радио «Свобода», 10.10.1992.
32. «Голос народа» (Кишинев), 11.12.1990.
33. «Днестровская правда», 08.12.1993.
34. «Советская Молдова», 14.12.1990.
35. «Диалог», 16.11.1990.
36. «Мегаполис-Экспресс» 13.06.1991.
37. «Советская Молдова», 14.05.1991.
38. «Свет Октября» (Тараклия), 25.05.1991.
39. «Литература ши арта», 10/1994.
40. «Факел», 12.07.1991.
41. «Сфатул цэрий», 22.06.1991.
42. «Аргументы и факты», 21/1991.
43. «Сфатул цэрий», 03.07.1991.
44. «Сфатул цэрий», 22.06.1991.
45. «Днестровская правда», 13.07.1991.
46. «Советская Молдова», 20.07.1991.
47. «Днестровская правда», 31.07.1991.
48. «Советская Молдова», 20.07.1991.
49. «Вечерний Кишинев», 12.08.1991.
50. «Советская Молдова», 17.08.1991.
51. «Днестровская правда», 15.08.1991 
52. «Сфатул цэрий», 28.08.1991.
53. «Факел», 27.09.1991.
54. Цыу Николае родился в 1948 году. В 1970 году окончил Кишиневский сельхозинститут, в 1983 году - аспирантуру АОН при ЦК Болгарской компартии. По специальности инженер-механик. Кандидат экономических наук. В 1970-1978 годах работал инженером, главным инженером совхоза, председателем колхоза, председателем объединения механизации и электрификации сельскохозяйственного производства Унгенского района, 1978-1986 годы - секретарь Унгенского, первый секретарь Кагульского райкомов КПМ; инструктор, завотделом ЦК КПМ, 1986-1990 годы - первый секретарь Кишиневского горкома КПМ. С августа по октябрь 1990 года - министр иностранных дел ССРМ, с октября 1990 года по декабрь 1991 года - министр внешних связей ССРМ, с декабря 1991 года - министр иностранных дел РМ. Народный депутат СССР. Член КПСС с 1973 года.
55. «Кишиневские новости», 21.08.1991.
56. «Сфатул цэрий», 28.08.1991.
57. «Сфатул цэрий», 18.09.1991.
58. «Днестровская правда», 21.08.1991.
59. «Независимая Молдова», 04.10.1991.
60. «Сфатул цэрий», 02.10.1991.
61. «Сфатул цэрий», 28.08.1991.
62. «Факел», 06.09.1991.
63. «Сфатул цэрий», 24.08.1991.
64. «Сфатул цэрий», 28.08.1991.
65. «Факел», 27.09.1991.
66. «Факел», 20.09.1991.
67. «Сфатул цэрий», 07.09.1991.
68. «Сфатул цэрий», 04.09.1991.
69. «Сфатул цэрий», 20.11.1991.
70. Плугару Анатол родился в 1951 году во Флорештском районе, молдаванин, окончил юридический факультет Кишиневского университета, работал во Флорештах в 1975-1984 годах - инспектором ОБХСС, заместителем начальника ОУР, заместителем начальника РОВД по политчасти, по оперработе, первым заместителем начальника РОВД, в 1984-1987 годах - начальником РОВД в Вулканештах, в 1987-1989 годах - заместитель заведующего отделом административных органов ЦК КПМ. Из ЦК ушел по аттестации в связи с несоответствием занимаемой должности, поскольку без разрешения парткома участвовал в работе общественных объединений. Затем непродолжительное время работал заместителем начальника управления вневедомственной охраны МВД, в 1989-1990 годах - заместитель, затем председатель ТПО Союза кинематографистов, народный депутат республики. Был исключен из КПМ, потом восстановлен. Учредил газету «С миру по нитке», которая с первого номера не прекращала атаковать КГБ. После событий лета 1992 года снят с должности «в связи с переходом на дипломатическую работу».
71. «Молодежь Молдовы», 26.01.1991.
72. «Независимая Молдова», 17.10.1991.
73. «Сфатул цэрий», 23.10.1991.
74. «Независимая Молдова», 24.10.1991.
75. «Факел», 27.09.1991.
76. «Сфатул цэрий», 04.09.1991.
77. «Советская Молдова», 23.11.1990.
78. «Независимая Молдова», 26.11.1991.
79. «Независимая Молдова», 27.11.1991.
80. «Независимая Молдова», 28.11.1991.
81. «Независимая Молдова», 29.11.1991.
82. «Независимая Молдова», 06.12.1991.
83. «Независимая Молдова», 11.12.1991.
84. «Вечерний Кишинев», 03.12.1991.
85. Андреева Галина родилась в 1945 году в Китае, русская, член КПСС. Работала штукатуром, окончила юридический факультет, работала юристом «Уралкабеля», в Тирасполе - мебельной фабрики №5 и горисполкома.
86. «Днестровская правда», 19.02.1994.
87. Муравски Валериу родился в 1949 году в Оргеевском районе. В 1971 г. окончил Кишиневский политехнический институт по специальности - экономист. 1971-1976 годы - старший инженер-экономист в Госкомцен МССР, 1976-1988 годы - начальник отдела по ценам, главный экономист управления, начальник финансового отдела, 1988-1990 годы - начальник экономического управления минпромстройматериалов МССР. 1990 -1991 годы - министр финансов ССРМ. С марта по май 1991 года - одновременно заместитель премьер-министра ССРМ. С мая 1991 года - премьер-министр РМ. Друк взял его, рядового экономиста из министерства, министром финансов, через полгода он стал зампремьера. По рекомендации Снегура стал премьером. Муравски будет пожертвован «голодным очередям», хотя альтернативы ему, как специалисту, нет.
88. «Сфатул цэрий», 25.09.1991.
89. «Заря Приднестровья», 28.09.1991.
90. «Независимая Молдова», 08.11.1991.
91. «Комсомольская правда», 20.09.1991.
92. Когут Вячеслав, 1950 года рождения, инженер, работал начальником бюро станков с ЧПУ завода «Прибор», один из сопредседателей СТК г. Бендеры, возглавлял отряд добровольцев города во время гагаузского похода.
93. Щербатый В., 1946 года рождения, русский, образование высшее, с 1968 года в МВД - опер ОБХСС, следователь, заместитель начальника, с марта 1990 года - начальник ГОВД Тирасполя.
94. «Днестровская правда», 09.11.1991.
95. «Днестровская правда», 22.11.1991.
96. «Независимая Молдова», 28.11.1991.
97. «Независимая Молдова», 29.11.1991.
98. «Независимая Молдова», 30.11.1991.
99. «Сфатул цэрий», 02.11.1991.
100. Алферьева Людмила, родилась в 1959 году в Свердловской области, русская. В 1981 году окончила Московский государственный институт культуры. В Тирасполе проживает с 1984 года. Работала в библиотеке, в газете «Днестровский меридиана», была секретарем исполкома ДПП, затем - в журналистике. Воспитывает дочь.
101. Яковлев Геннадий, 1942 года рождения, генерал-лейтенант, командовал 14?й армией с 1988 года, 12 декабря 1991 года снят Шапошниковым, избирался народным депутатом МССР, ранее служил в Дальневосточном военном округе, берет пример с генерала армии И. Третьяка, ценит честность и мужество.
102. «Независимая Молдова», 07.12.1991.
103. «Независимая Молдова», 07.12.1991.
104. «Независимая Молдова», 13.12.1991.
105. «Независимая Молдова», 18.12.1991.
106. «Независимая Молдова», 14.12.1991.
107. «Независимая Молдова», 11.12.1991.
108. «Независимая Молдова», 18.12.1991.
109. «Молдова суверанэ», 07.12.1991.
110. «Независимая Молдова», 29.11 и 03.12.1991.
111. «Молдова суверанэ», 07.12.1991.
112. «Литература ши арта», 10/1994.
113. «Независимая Молдова», 14.12.1991.
114. «Сфатул цэрий», 18.12.1991.
115. «Заря Приднестровья», 21.12.1991.
116. Плечко В., родился в 1934 году, украинец. В 1958 году окончил МГИМО. Имеет ранг Чрезвычайного и Полномочного Посла. В 1958-1980 годах - сотрудник посольства СССР в Чехословакии, затем в Великобритании. 1980-1985 годы - генеральный консул в Нью-Йорке, заместитель постоянного представителя СССР при ООН. 1985-1987 годы - начальник консульского управления МИДа СССР. 1987-1991 годы - посол СССР на Мальте. С мая по декабрь 1991 года - заведующий отделом МИДа СССР. С декабря 1991 года по май 1992 года - заведующий отделом МИДа РФ. С мая 1992 года - посол Российской Федерации в РМ. В 1992 году - руководитель делегации Российской Федерации на переговорах с РМ. Награжден орденом «Знак Почета».
117. «Сфатул цэрий», 18.12.1991.
118. «Сфатул цэрий», 21.12.1991.
119. «Независимая Молдова», 18.12.1991.
120. «Независимая Молдова», 21.12.1991.
121. «Днестровская правда», 21.12.1991.
122. «Независимая Молдова», 11.12.1991.
123. «Днестровская правда», 27.12.1991.
124. «Голос народа», 08-16.07.1991.
125. «Независимая Молдова», 18.12.1991.
126. «Независимая Молдова», 11.12.1991.
127. «Независимая Молдова», 13.12.1991.
128. «Независимая Молдова», 18.12.1991.
129. «Сфатул цэрий», 13.07.1991.
130. «Днестровская правда», 30.08.1991.
131. «Днестровская правда», 28.11.1991.
132. «Днестровская правда», 04.02.1993.
 
 
Глава вторая - ВТОРАЯ ФАЗА КРИЗИСА - ПЕРВЫЕ ШАГИ РЕСПУБЛИКИ
25.01.2010 11:23

 ГЛАВА ВТОРАЯ

ВТОРАЯ ФАЗА КРИЗИСА - ПЕРВЫЕ ШАГИ РЕСПУБЛИКИ
 
 
 
ЯНВАРЬ 1990 ГОДА. 28 января прошел референдум в Тирасполе. Подготовительная работа к нему велась на общественных началах, затраты финансировал главным образом ОСТК, из городского бюджета затрачена одна тысяча рублей (1). Накануне было опубликовано обращение ОСТК: «Итоги референдума никто не вправе отменить. Патриоты родного города! Если вам дорого настоящее и будущее своего города оставьте ответ «да». Докажем, что Тирасполь был и остается оплотом свободы, равенства и демократии. Все на референдум!» (2).
В референдуме участвовали 92% имеющих право голоса, или 126 тысяч человек. К 9.00 проголосовало 13%, к 13.00 - 73% общего числа принявших участие в референдуме. За ходом голосования наблюдали члены рабочих комитетов Рыбницы, Бендер, Григориополя и Слободзеи. По первому вопросу сказали «да» 97% проголосовавших, или 89% от списочного состава, по второму - 96% проголосовавших, или около 89% от списочного состава. Характерно, что в Тирасполе и Рыбнице 90% местных молдаван проголосовали за автономию (3). ОСТК отметил, что «главный результат референдума - демонстрация единства тираспольчан перед лицом шовинистических выступлений. Мы должны сформировать депутатский корпус в Верховном Совете МССР и горсовете, который будет проводить в жизнь решения референдума» (4).
Референдум вызвал резкое неприятие официальных структур республики. Прокурор Тирасполя Н. Урсу заявил, что он идет вразрез с Конституцией республики. Бюро ЦК КПМ сочло, что референдум не может решить накопившиеся проблемы. Горкому КПМ поручено принять меры по пресечению тенденций, ведущих к ухудшению политической ситуации в городе (5). Президиум Верховного Совета МССР признал результаты референдума не имеющими законной силы и правовых последствий и призвал депутатов Тираспольского горсовета пересмотреть свое отношение к идее создания Приднестровской Автономной Советской Социалистической Республики (ПАССР), которая не обоснована с научной, государственно-правовой и политической точек зрения (6).
В кишиневской прессе появились заявления, что референдум - это манифестация антимолдавского характера (7). Средства массовой информации начинают антиавтономистскую кампанию. 
Польский диссидент А. Михник задолго до молдавского кризиса отмечал: «Есть люди, которые, чтобы жить, должны ненавидеть». Лидер НФМ Ю. Рошка заявлял в частных беседах, что «гагаузы - тупые ослы, которых нужно проучить, как турок-месхетинцев в Узбекистане». С октября началась подготовка из молдаван «групп сопротивления».
«Признанный авторитет по гагаузской проблеме» и «ведущий юрист» В. Пушкаш публикует интервью «Нужна ли автономия Буджаку?» (8). Он утверждал, что на автономию может претендовать регион, в котором население не менее чем на 60% состоит из одной нации (даже в отдельных союзных республиках, не говоря о большинстве автономий Союза, такого удельного веса титульной нации не было, откуда такая цифра в рассуждениях Пушкаша - неизвестно - Г.К.), что на территории ГАССР гагаузов меньше половины (вместе с болгарами, разделявшими идею автономии, их 59%, а с учетом украинцев - абсолютное большинство - Г.К.), что для учреждения автономии якобы нужно одобрение большинства как «всего» населения, так и «основного» (то есть молдавского), что собственно гагаузскими являются лишь 27 из 93 населенных пунктов предполагаемой ГАССР (если следовать логике ученого-правоведа Пушкаша, то в Молдавии нет крупных молдавских городов - Г.К.), что при такой численности населения автономия нереальна (Пушкаш, очевидно, не знает, что в СССР ряд автономий имел меньшую численность населения - Г.К.), что для создания автономии нужна нация, численность которой, по Ленину, не менее миллиона человек (интересно, в каком из ленинских произведений Пушкаш нашел эту цифру? - Г.К.).
ФЕВРАЛЬ. 9 февраля Лучинский на встрече с партактивом Кишинева назвал Тирасполь, Бендеры, Рыбницу и Комрат «центрами нестабильности» и заявил о «неприятии лозунгов автономии большинством населения». В Бендерах сессия горсовета отклонила предложение о референдуме по вопросу о целесообразности вхождения в ПАССР в случае ее создания (за референдум высказались 79 депутатов, против - 84).
19 февраля в Тирасполе прошла дискуссия по межнациональным отношениям с вице-председателем НФМ О. Нантоем. Он отнес себя к умеренному крылу НФМ, однако даже с ним рабочие не нашли общего языка. Он не принял моральной ответственности НФМ за происшедшее, игнорировал сложившуюся в городе историко-демографическую ситуацию. Рабочие пришли к выводу, что истина в понимании НФМ - это только то, что предлагает фронт (9). 
28 февраля опубликован проект концепции регионального хозрасчета Тирасполя. Попытка разработки этой концепции была не вполне удачна. Проект, подготовленный Ленинградским хозрасчетным предприятием «Эко-Балт» и стоивший городу 60 тысяч рублей, был неконкретен и перегружен общими рассуждениями.
Еще 23 ноября 1989 года был принят закон о выборах, согласно которому образовано 380 одномандатных округов по выборам в Верховный Совет МССР (Кишинев - 65, Тирасполь - 18, Слободзея - 17, Бельцы - 13, Бендеры - 12). Между округами имелись существенные расхождения по числу избирателей (106-й округ насчитывал 11,5 тысячи избирателей, а 132-й округ - всего 4,8 тысячи (при этом различия давали преимущество округам с преобладающим молдавским населением).
Избирательная платформа НФМ на первое место выдвигала политические вопросы и интересы румынской нации, копируя основные положения программ народных фронтов Прибалтики. Программа Интердвижения делала упор на социально-экономические проблемы и воплощала идеи КПСС. Основная борьба развернулась между кандидатами этих двух организаций.
22 февраля «Литература ши арта» опубликовала список 222 кандидатов НФМ. Предвыборная кампания шла с нарушениями. Так, в Оргееве при содействии райкома КПМ и райисполкома участников предвыборного собрания отобрали так, чтобы молдаване составили большинство. Собрание шло на румынском языке, русскоязычных к микрофону не допускали, кандидата Н. Дабижу приехали поддерживать народные депутаты СССР Г. Виеру и Е. Дога.
В первом туре выборов из 140 получивших мандаты депутатов было 43 представителя НФМ, во втором - еще 54. Среди депутатов от НФМ - свыше 60% были членами КПМ. В прессе открыто обсуждалась «проблема инфильтрации агентуры КГБ» в состав Верховного Совета ССРМ. На самом деле негласных источников среди депутатов были единицы.
Значительно изменился состав депутатов Верховного Совета, избранных от Тирасполя. Из 18 депутатов 12-го созыва (в 11-м созыве их было 16) все - постоянные жители города (раньше - лишь половина), все были избраны впервые, только один молдаванин - первый секретарь горкома КПМ Л. Цуркан, поддержавший забастовку (ранее - каждый второй депутат был молдаванином, хотя их доля в населении города - всего 14%), большинство - с высшим образованием и учеными степенями (ранее большинство - со средним образованием). Были избраны 13 из 19 кандидатов, поддержанных ОСТК, и только 2 из 13 кандидатов, не поддержанных ОСТК. Аналогичные изменения произошли среди депутатов от Бендер и Рыбницы.
23 февраля - в День Советской Армии - НФМ провел митинг у «ворот части» в Кишиневе (ставки войск юго-западного направления).
25 февраля прошли выборы в горсовет Тирасполя. Из 141 (всего в горсовете - 150 мест) избранного депутата 69% - коммунисты. Свыше 90% депутатов избраны впервые. Выиграли выборы 88 кандидатов, поддержанных ОСТК, это 60% от общего числа избранных. Депутатами стали только два сторонника НФМ - М. Кошкодан и М. Лаур (поскольку баллотировались в пединституте, где большинство избирателей - студенты-молдаване). Из числа депутатов 40% составили руководители, и 30% - рабочие. Не прошел ни один кандидат из числа пенсионеров, кооператоров и работников торговли. Слабо представленными оказались молодежь и женщины. Кандидаты, поддержанные ОСТК, возглавили 10 из 16 комиссий горсовета.
Сложная ситуация возникла вокруг избрания народным депутатом МССР и горсовета А. Волковой. В ноябре 1987 года в Тирасполе распространялись анонимные листовки с выражением недовольства политикой М. Горбачева и неприятием «реставрации капитализма». КГБ МССР по данному факту завел дело розыска анонима. По первой версии чекистов автор - женщина с высшим образованием, имеющая литературные навыки, что впоследствии и подтвердилось. Однако затем возобладало мнение, что аноним - отставной военный. Дело было на контроле Центра, по нему использовались оперативно-технические мероприятия и негласные источники, проверено свыше 900 человек, но результата не было.
В ноябре 1989 года вновь появились листовки, исполненные тем же автором и содержащие требования автономии, а также выпады в адрес партийного руководства города. На этот раз автор был установлен. Им оказалась А. Волкова - доцент кафедры истории КПСС пединститута и замсекретаря парткома по идеологии. В резерве выдвижения она даже рассматривалась как кандидат на должность ректора пединститута. 12 февраля с ней была проведена профилактическая беседа. Уже после выборов в «Днестровской правде» Волкова сама опубликовала статью о беседе в горотделе КГБ и вновь заявила о необходимости отстаивания социалистического выбора.
Что представлял собой пединститут в то время? Это 5 факультетов и 31 кафедра, 3200 студентов (плюс 2500 заочников), среди студентов - 65% молдаван, русских - 13%, украинцев - 12%, болгар - 4%, гагаузов и евреев по - 2%. Приднестровцев - 780 человек (около четверти от общего числа студентов). За 60 лет ТГПИ подготовил 35 тысяч учителей, каждый третий учитель в Молдавии - его выпускник. Ректор института М. Кошкодан утверждал, что более 70% преподавателей и студентов поддержали законы о языках (10). Заведующие мировоззренческими кафедрами (философии - Левинца, политологии - Лаур, политэкономии - Саналатий и теории социализма - Сырбул) заявляли, что «забастовка - форма иждивенчества» (11). Волкова в ответ спрашивала: с какого года стали тираспольчанами эти авторы? (12)
Еще в ноябре 1988 года в ТГПИ проведена в «узком кругу» встреча с активом клуба имени Матеевича. Ячейка НФМ в Тирасполе действовала с мая 1989 года на географическом факультете института. В ТГПИ бесплатно предоставлялось время для собраний НФМ, а коммунистам его не предоставляли даже за деньги. В горисполкоме отделение НФМ на учете - с декабря 1988 года.
В Верховном Совете СССР за введение поста президента СССР голосовали 43 депутата от МССР, в том числе - С. Ахромеев, Ю. Блохин, П. Бубуруз, Г. Виеру, И. Друцэ, А. Дьяченко, Г. Еремей, И. Калин, Н. Костишин, П. Лучинский, К. Оборок, Б. Палагнюк, В. Пшеничников, М. Чимпой и И. Чобану; воздержались четверо; голосовали против двое - А. Грэждиеру, И. Хадыркэ; не приняли участия в голосовании семеро - в том числе Н. Дабижа, Е. Дога, Л. Йорга (13), Д. Матковски, А. Мокану, М. Снегур (14).
МАРТ. На пленуме ЦК КПМ 1 марта отмечалось, что в республике процветали экономический авантюризм и перекосы в кадровой политике, на ответственную работу выдвигались карьеристы, авторитет партруководства низок, впервые за послевоенные годы началось сокращение численности КПМ. На пленуме ЦК КПМ 24 марта выступил ряд сторонников НФМ из членов ЦК. Так, А. Мошану утверждал, что национализма в республике не существует, А. Грэджиеру призвал к амнистии для участников несанкционированных манифестаций, задержанных за сопротивление сотрудникам милиции. И. Хадыркэ обвинил КПМ в терпимости к автономистам и жесткости к участникам демонстраций НФМ и заявил о выходе из партии.
14 марта состоялся 8-й пленум Тираспольского ГК КПМ. В комиссию по выработке предсъездовской платформы включены члены горкома: А. Блашку, А. Большаков-старший, Ю. Гросул, В. Дворяну, Г. Исаев, М. Кошкодан, А. Курчин, М. Лаур, А. Манойлов, Н. Момотенко, В. Ордин, А. Печул, И. Смирнов и другие.
На сессии Тираспольского горсовета председателем был избран И. Смирнов, а его заместителем - председатель ОСТК В. Рыляков. Председателями всех 15 постоянных комиссий и членами президиума (всего 23 человека) стали в большинстве сторонники ОСТК.
«Днестровская правда» была объявлена органом горсовета. В ответ пленум горкома КПМ 9 апреля заявил о лишении 14 тысяч коммунистов города своей печатной трибуны и подверг критике ОСТК. Однако большинство первичек позицию горкома не поддержало.
Преемник «Бастующего Тирасполя» - газета «Трудовой Тирасполь» (орган ОСТК) - печатался в Одесской области, но после выхода седьмого номера по требованию первого секретаря горкома КПМ его издание было приостановлено. Редакция пыталась издавать газету в качестве приложения к многотиражке «Кировец», обращалась за помощью к народному депутату СССР А. Дьяченко и командующему Одесским военным округом И. Морозову.
АПРЕЛЬ. В начале апреля принят Закон СССР «Об усилении ответственности за посягательство на национальное равноправие граждан и насильственное нарушение единства территории Союза ССР». Коммунисты «Электромаша», директором которого был до избрания председателем горсовета И. Смирнов, в апреле 1990 года обратились с письмом в ЦК КПСС, указывая на опасность раскола партии и резкое обострение межнациональных отношений. На очередном пленуме 65 членов Тираспольского горкома КПМ при 4 воздержавшихся высказались за доверие своему бюро. Впервые первого секретаря избирали все делегаты, что вывело его из-под контроля пленума и бюро. Созданы две комиссии: организационно-партийной и кадровой работы (46 человек) и идеологическая (47 человек).
В отчете горкома отмечалось, что идет процесс формирования политической оппозиции. ОСТК решает вопросы без обсуждения, возрождает аппаратные игры по расстановке угодных фигур, что наглядно проявилось при выдвижении кандидатур на выборах. Не избраны депутатами 6 членов бюро горкома, в том числе два секретаря горкома. Численность комсомольцев сократилась на 10%. «Соглашаясь в главном, мы расходимся в тактике. Главная цель - защита социально-экономических вопросов отодвинута на второй план» (15). 
17 апреля первая сессия нового Верховного Совета начала работу в обстановке острых разногласий между сторонниками НФМ и русскоязычного населения. Здание Верховного Совета постоянно пикетировали сторонники НФМ в количестве нескольких сот человек. Оказалось, что НФМ располагает значительно большим числом сторонников среди депутатов, чем было избрано по списку народного фронта, в числе сторонников НФМ оказалось и большинство руководителей КПМ, а всего, с учетом колеблющихся, примерно 200 голосов. НФМ мог проводить решения простым большинством голосов, не имея двух третей для принятия принципиальных решений. Постепенно число колеблющихся сокращалось за счет перехода их в сторонники НФМ.
Располагая большинством, НФМ поставил своих депутатов во главе всех 16 постоянных комиссий Верховного Совета и в его руководстве. НФМ использовал разнообразные приемы для проведения своих решений: диктат председательствующего и отдельных депутатов, принятие документов «на слух», возня вокруг электронной системы голосования, откровенный неучет позиции меньшинства, нарушение законодательства при принятии ряда решений, перескакивание с вопроса на вопрос, незавершенность повестки дня, обструкция во время выступлений ряда депутатов, выключение микрофонов, оскорбления депутатов-ветеранов, заказные публикации «писем» вымышленных лиц, голодовка, пикетирование здания парламента при бездействии милиции, угрозы неугодным и физическое воздействие на отдельных депутатов. А. Волкова так обрисовала ситуацию: «Мне пикетчики предлагали собрать чемодан и ехать в тайгу к Лыковым (сибирским отшельникам - Г.К.). На просьбу защитить депутатов от пикетчиков Снегур, пожав плечами, отреагировал: «Не знаю, я беспрепятственно вхожу и выхожу» (16).
Телевидение Молдавии не переводило и не давало субтитры на русском языке с заседаний парламента, все пытались говорить на молдавском языке, хотя даже у Снегура это получалось с большим трудом и не без ошибок. Приведу только один пример работы сессии Верховного Совета ССРМ. На заседании 23 апреля тираспольчанка Л. Дикусар в очередной раз обвинила тираспольские власти: «Мы, свыше 30 тысяч молдаван Тирасполя (почти вдвое завысила число молдаван, живущих в городе - Г.К.), просим защитить наши права на труд, язык, жизнь. Уволен работник ПХБО В. Негру (в действительности его никто не увольнял)». Далее она прямо намекала на необходимость «принятия мер» к конкретным лицам: «Волкова - идеолог забастовщиков, писала подстрекательские листовки против Горбачева и молдавского народа и расклеивала их по ночам. А Лавранчук (председатель КГБ республики два года руководил розыском автора этих листовок) знал о ее действиях, но ничего не предпринял, чтобы помешать ей стать депутатом. Несмотря на аннулирование результатов референдума президиумом Верховного Совета МССР, они утверждены первой же сессией горсовета. Называю организаторов забастовки в Тирасполе: Апостолова, Арестов, Большаков, Волкова, Гросул, Дьяченко, Загрядский, Константинов, Кудрявцев, Рыляков, Смирнов, Цуркан, Чичкин, Ястребов»(17).
В другом своем выступлении она так характеризовала ситуацию в республике: «Я избрана в Анений Ной, хотя живу в Тирасполе. Потому что в Тирасполе ход имеют только манкурты, избраны всего двое молдаван по паспорту. В новом Кабинете Министров Молдавии вижу самых умных и компетентных мужчин республики» (18).
В апреле опросы показали, что наибольшим авторитетом в республике пользуются двое - М. Снегур (46% голосов в Кишиневе и 36% по республике) и П. Лучинский (41% голосов в Кишиневе). На должность председателя Верховного Совета Бюро ЦК КПМ рекомендовало Лучинского, однако Снегур свою кандидатуру снимать отказался и покинул заседание. 27 апреля председателем Верховного Совета был избран Снегур (первый секретарь ЦК Лучинский получил на 36 голосов меньше), который затем в течение 15 минут провел решение о новом государственном флаге - триколоре, сразу же поднятом над зданием Верховного Совета под восторженные крики толпы «Мирча Снегур ши попор» (19). Как отмечал Друк, «триколор - символ будущих больших перемен». Затем был принят и новый герб (20).
НФМ уверенно реализовал свои планы в Верховном Совете. За каждым депутатом закреплялось до десятка активистов НФМ с целью оказания морально-психологического давления и шантажа либо (в зависимости от позиции) оказания помощи и услуг. Юридическую проработку «сценария» сессии вела группа из десятков юристов. И. Хадыркэ так охарактеризовал итоги 13-й сессии Верховного Совета: «Через насилие мы пришли к прогрессу».
Утверждение румынского триколора в качестве официального флага привело к затяжному конфликту с местными Советами Тирасполя, Бендер и Рыбницы. 30 апреля прошла вторая внеочередная сессия Тираспольского горсовета. Признаны полномочия восьми доизбранных депутатов, в том числе В. Дворяну, В. Николюка и А. Печула. Тайным голосованием решено не применять триколор (107 против 1, не участвовали четверо). В тот же день Бендеры также отказались применять на территории горсовета триколор. Это вызвало гневную реакцию. К. Оборок без обиняков заявил: «Всех, выступающих против символики Молдовы, пересажаем, тюрем на всех хватит» (21).
МАЙ. 3 мая Тирасполь подтвердил решение об отказе от использования нового флага. Сессия Верховного Совета МССР дала срок до 9 мая на отмену этих решений, однако в итоге аналогичное решение принял и Рыбницкий горсовет. 10 мая Верховный Совет МССР отменил все эти решения и начал подготовку законопроекта о соблюдении Конституции. МВД, КГБ и прокуратуре МССР было поручено обеспечить использование новой символики на всей территории Молдавии. На сессии Верховного Совета раздавались требования поднимать триколор силой и ввести против непокорных экономические санкции.
6 мая Верховный Совет ввел новый порядок исчисления времени в республике - отныне разница с московским временем составила один час.
8 мая в Тирасполе прошел митинг в связи с отменой сессией Верховного Совета МССР решения сессии горсовета о неприменении триколора. Накануне митинга группа студентов пединститута в количестве около 500 человек с триколорами и скандированием «Трэяскэ триколор» пыталась ворваться в Дом Советов и вырвать из рук дружинников красные флаги. Возглавлял студентов И. Илашку (он же был среди пикетчиков у здания Верховного Совета в Кишиневе). Однако прокурор города решил, что действия Илашку не влекут уголовной или административной ответственности. Заместитель Председателя Верховного Совета МССР В. Пушкаш на сессии Бендерского горсовета на вопрос о том, не выйдет ли Молдавия, по примеру Прибалтики, из состава СССР, ответил: «Прибалтика и МССР - не одно и то же» (22). 
9 мая вывешен триколор над Слободзейским райсоветом, но уже 11 мая, несмотря на сопротивление нарядов МВД, заменен на красный флаг. 20 мая сход в Слободзее в годовщину учредительного съезда НФМ потребовал не признавать триколор и выступать вместе с Тирасполем. Г. Благодарный (23) пытался примирить стороны: «Многие обвинения в наш адрес беспочвенны, как провокационные высказывания Дикусар. Националистами взяты на вооружение сталинские методы. Все говорят о консолидации, но никто не делает шага навстречу. Почему Молдавия не может иметь свой национальный флаг исторический, а не идеологический?» (24). 
10 мая депутаты Верховного Совета на возобновившейся после перерыва сессии обсудили и приняли закон об изменениях и дополнениях Конституции МССР. Упразднено положение о руководящей роли компартии. Отныне все политические партии и общественные организации на равных правах участвуют в управлении государством через своих представителей в органах власти. Все граждане имеют право объединяться в политические и общественные организации, которые действуют в рамках Конституции Молдавской ССР и существующего законодательства. 
Хотя официально зарегистрированных новых политических партий в Молдавии еще не было, они были широко представлены в парламенте. Самая массовая из них - народный фронт. Близки к его программе и платформы зарождавшихся партий республиканской социал-демократической, христианско-демократической лиги женщин и ряда других. Некоторые из них не скрывали намерений вывести в перспективе республику из состава Советского Союза. Принципиальное несогласие по этому ключевому вопросу выражали Интердвижение, гагаузское народное движение «Гагауз халкы», организации трудящихся Тирасполя, Рыбницы и Бендер.
17 мая начался XVII съезд КПМ. В отчетном докладе отмечалось, что представители НФМ возглавили местные Советы в Кишиневе и ряде районов республики. Выступающие отмечали дестабилизацию экономической и политической обстановки, расслоение партии по национальному признаку. Наполовину сократился прием в КПМ, только в Кишиневе за 1989 год исключено из КПМ свыше тысячи коммунистов. Выявилось расхождение позиций членов ЦК КПМ от Гагаузии, Правобережья и Левобережья Днестра. Съезд вели на молдавском языке, а перевод оставлял желать лучшего. Представителям Тирасполя выступить не дали, а делегацию расположили в последних рядах и к микрофонам не пропускали. У здания стояли пикетчики НФМ. 
На съезде делались попытки увязать раскол с позицией коммунистов Тирасполя, наказать их за «инакомыслие», однако Лучинский сумел погасить страсти. Бюро ЦК признало необоснованными обвинения в адрес Лидии Дикусар, Верховный Совет также признал ее «правоту». И хотя съезд не привел к расколу КПМ, но хуже раскола - мнимое единство.
Избрано ЦК в составе 160 членов. В бюро ЦК вошли 19 человек. Во всех комиссиях ЦК оказались сторонники НФМ. С. Гроссу ушел «в распоряжение ЦК КПСС». Место первого секретаря занял П. Лучинский. Тираспольская пресса вопрошала: повторит ли он опыт Бразаускаса? Выборы ЦК КПМ показали, что неприемлема позиция тех, кто пытается «сидеть на двух стульях» - в отношении А. Грэждиеру, Г. Еремея и Н. Костина.
19 мая прошла третья конференция ОСТК. Участники отмечали, что накануне выборов консолидирующей усилия ОСТК стала рабочая группа во главе с председателем Объединенного Совета В. Емельяновым (25) в составе А. Васильева, А. Велько, В. Иванченкова, И. Клочкова, С. Сорокина, В. Юрченко и других. Выступавшие отметили, что требуется ускорить создание ПАССР. Председателем ОСТК избран В. Емельянов. 
Конференция приняла резолюцию о том, что большинство граждан региона поддержало программу ОСТК. В работе ОСТК необходимо: разоблачать националистически настроенные экстремистские круги, координировать деятельность с трудовыми коллективами, рабочкомами других городов и сельских районов, оказать помощь предприятиям в создании и укреплении СТК. Конференция постановила создать Координационный совет Приднестровья в связи с переходом к рыночной экономике, предложить трудовым коллективам финансировать муниципальную милицию, одобрить решения внеочередной сессии горсовета.
Согласно финансовому отчету, к тому времени на счет ОСТК поступил 1 миллион 443 тысячи рублей. Расходы с августа 1989 года составили 424 тысячи рублей (из них 100 тысяч рублей - на издание пропагандистских материалов, 95 - на приобретение множительной техники, 65 - разработчикам концепции хозрасчета, 30 - помощь пострадавшим Румынии, 26 - покупка автомашины, пишущих машинок и фотовидеоаппаратуры, 20 - помощь рабочкому Рыбницы, 15 - помощь движению «Гагауз халкы», 14 - помощь бастующим, 13 - зарплата сотрудникам ОСТК, 10 - помощь Русской Православной Церкви).
20 мая создана организация демократической молодежи Молдавии (ОДММ) как альтернатива ЛКСММ - фактически молодежная секция НФМ. Возникли альтернативные детские организации, близкие к НФМ, - «Сперанца» и «Ватра». В тот же день прошел митинг НФМ в Варнице (Бендеры) с участием трех тысяч человек, свезенных из сельских районов и Кишинева. Когда колонна автобусов с его участниками пыталась проехать в центр Бендер (акция не санкционирована и планировалась с целью водружения триколора над горсоветом), рабочие дружины Бендер и Тирасполя «приняли меры по недопущению этой акции». Дело дошло до потасовки. На следующий день по инциденту было возбуждено уголовное дело (26). 
21 мая сессия горсовета Тирасполя поручила горисполкому совершенствовать организацию и функционирование добровольных народных дружин и рабочих отрядов, а также координировать их действия с дружинами других населенных пунктов.
22 мая в Кишиневе хоронили Диму Матюшина, который снимался в фильме с пророческим названием «Игра в смерть». Его избивали ногами шестеро активистов НФМ. Когда одна из девушек пыталась призвать на помощь прохожих, начали бить и ее, но никто не вмешался. ОСТК потребовал наказания виновных и отметил, что убийство стало возможным из-за безнаказанности преступников, бесчинствовавших 7 и 10 ноября 1989 года. В день похорон сторонники НФМ избивали участников манифестации, вышедших под лозунгами «Защитите наших детей», «Убит за то, что говорил по-русски». Опыт, накопленный балтийскими интерфронтами, активно используется их единомышленниками в Молдавии.
В тот же день на группу русскоязычных депутатов было совершено хулиганское нападение. НФМ расценил это как провокацию, поскольку нападавшие «бесследно растворились» (27). По словам председателя секции НФМ ТГПИ Ш. Урыту и члена совета НФМ Г. Бырсэ, «депутатов никто не избивал - это была инсценировка». Однако Илашку заявил, что Урыту не переоформил членство в НФМ, а в ТГПИ секцией НФМ руководит Т. Стришкэ (28). 
23 мая в связи с непрекращающимся физическим насилием над русскоязычными депутатами Верховного Совета и бездействием властей около сотни депутатов покинули сессию, что вызвало радостную реакцию одного из депутатов: «Наконец мы можем решать все! Мы их всех поставим на колени!». На следующий день подал в отставку председатель Совета Министров П. Паскарь. Он мотивировал свое решение нежеланием руководства республики перейти от политических к экономическим вопросам и бездеятельностью органов МВД в отношении организаторов и активистов массовых противоправных действий. Правительство оказалось в оппозиции Верховному Совету. Завуалированно Паскарь возложил вину за сложившуюся ситуацию на Снегура. (Паскарь - родом с Левобережья, его дочь - замужем за сыном члена Политбюро ЦК КПСС В. Гришина - Г.К.).
Уже 25 мая было сформировано новое правительство. Среди 20 членов правительства оказался лишь один немолдаванин. Премьером при одном воздержавшемся был избран сторонник НФМ М. Друк, его первыми заместителями - К. Оборок и А. Сангели, председателем КГБ - Т. Ботнарь (29).
Д. Мунтян так формулировал задачи КГБ: «По Закону об органах госбезопасности в СССР наш комитет получил самостоятельность. Это относится прежде всего к защите Конституции республики, экономики, организованной преступности, защите секретов, предупреждению ЧП на транспорте, получению научно-технической информации в интересах республики. Наша самостоятельность будет способствовать развитию паритетных начал в работе органов госбезопасности республики и Союза. Подотчетность предусматривает и контроль за деятельностью органов госбезопасности со стороны парламента, президента и правительства республики. Закон и верховная власть - вот наш Бог. Уверен, что в будущем КГБ - это беспартийный орган» (30).
Ему вторил Ботнарь: «Основная задача - своевременно реагировать на происходящие события, информировать правительство, парламент и президента обо всем, что происходит в нашем государстве. Отвечая за безопасность государства в целом, мы не можем стать на чью-либо сторону, ибо представляем интересы всего населения республики. Мы обязаны заботиться и о безопасности СССР в целом, так как до сих пор являемся органом союзно-республиканского подчинения. В республике хозяевами положения должны быть правительство, парламент и президент. И никто больше. У нас два основных направления - контрразведка и информация. Мы защищаем безопасность Молдовы как составной части СССР и, надеюсь, останемся составной частью Союза. К сожалению, пока нет председателя комиссии Верховного Совета по госбезопасности и военным вопросам. В дальнейшем многое будет зависеть от того, какой статус будет у нашего комитета. Если он останется только республиканским, изменится многое. Если же он останется союзно-республиканским, то появится необходимость создать в составе комитета республиканский департамент, который будет заниматься только проблемами безопасности Молдовы. К сожалению, в последнее время многое разладилось в работе нашей системы. Стало труднее подбирать кадры. Нам часто дают советы в кадровой политике: этого уволить, того принять. У нас 60 офицеров не имеют жилья, а 160 проживают в плохих условиях. У нас молдаван - 40%. Состав КГБ не соответствует демографическому составу населения. Нужно время, чтобы подобрать и подготовить кадры» (31).
Вместе с тем необходимо отметить «гибкость» позиции Ботнаря, которая впоследствии позволила ему «удержаться на плаву». Так, спустя год он уже говорил совсем другое: «Я заблуждался, когда год назад в интервью «Правде» говорил о верности коммунистическим идеям. Я никогда не выступал за подписание союзного договора. Было бы ошибкой обобщать и говорить о КПСС и КГБ как об одном целом. Каждый должен отвечать за свои ошибки. Если мы ликвидируем КГБ, пройдет много лет, пока мы создадим другой орган безопасности».
Когда Киртоакэ (32) заявил, что КГБ Молдавии «работает на Центр», Ботнарь ответил, что «это только часть правды. На первом месте для нас - все же безопасность республики. Главное - защита конституционного строя Молдовы, прав ее граждан. Мы охраняем президента, МВД, премьера. Особой «национальной» концепции безопасности у нас не может быть. Для нас Молдова - частица Союза. Лично я вижу свою Молдову в составе обновленного Союза. Спецслужбы никогда не были вне политики. И не будут. Наш коллектив интернационален, и никакого раскола нет. Я ни разу не запрашивал санкции прокурора на использование в суде материалов ПК (перлюстрация корреспонденции - то есть чтение писем - Г.К.) и С (прослушивание телефонных разговоров - Г.К.)» (33). Пресса отмечала, что «Ботнарь невозмутим, первый председатель КГБ с чувством юмора, но без чувства дистанции».
Депутатов Верховного Совета от НФМ возмущало, что руководство МВД и КГБ не формируется по национальному признаку. Например, А. Арсени говорил: «Госбезопасность, которая объявляется наполовину национальной, сейчас не занимается проблемами республики, и даже если она ими и интересуется, то делает это согласно указаниям извне. Кто в таких условиях выполнит функции защиты нашей государственности?» (34). Однако назначение послушных руководителей, затем чистка по национальному признаку личного состава органов МВД и КГБ уже были опробованы в ряде районов - Фалештах, Страшенах, Калараше, Чимишлии.
Министром внутренних дел после смещения Воронина стал Ион Косташ (35). По его инициативе принят декрет о деполитизации органов МВД, однако, сам он заявил: «Совсем вне политики быть не смогу» (36).
МВД. Чем же характеризовалась обстановка в органах МВД республики? До 1985 года в органах МВД, как и повсюду в республике, процветали злоупотребления. Как пример, можно привести незаконное осуждение начальника ОБХСС МВД республики полковника Базилевича (в годы войны был партизаном, затем работал в КГБ, заслуженный работник МВД и член парткома министерства, вернул государству свыше 100 килограммов похищенного золота, вскрыл приписки в ряде министерств и причастность к коррупции родственников ряда руководителей Молдавии, привлекая взяточников к суду, тем самым «мешал выезду евреев в Израиль»). По сфабрикованному обвинению во взятке он был осужден к 7 годам лишения свободы. Следователем по его делу был родственник одного из взяточников помпрокурора Одессы Бельский, который, как установлено впоследствии, незаконно сменил отчество «Моисеевич» на «Михайлович», скрыл судимость и пребывание в штрафном батальоне, присвоил ордена умерших воинов, приписал себе окончание военного училища. Инициатор осуждения Базилевича прокурор республики Чебану скрыл работу завскладом при фашистах. Арестовавший Базилевича замначальника ОУР Кишинева впоследствии был осужден на 11 лет за бандитизм.
В 1988 году в Молдавии совершено 32 тысячи преступлений (1989 - 41 тысяча), из них почти половина - против личной собственности граждан. Уровень преступности по республике составлял 94 преступления на 10 тысяч жителей, в Кишиневе - 215 (вырос за год в три раза), Тирасполе - 135, Бендерах - 103 (37). Ежегодно из ИТЛ и спецколоний прибывали на жительство в республику 2-3 тысячи человек. В СССР каждое четвертое преступление совершалось рецидивистами, в Молдове - каждое третье. В 1990 году в республике проживало 55 тысяч ранее судимых граждан (38).
По оперативным данным, в республике насчитывалось 60 банд общей численностью свыше тысячи вооруженных преступников, имеющих бронежилеты, японские рации и инфракрасные фотоаппараты. В составе банд действовал ряд бывших сотрудников МВД. Им противостояли 16 работников шестого отдела МВД республики. Среди участников массовых противоправных действий росло чувство безнаказанности (в марте-июле 1989 года задержано 120 участников несанкционированных мероприятий НФМ, двое осуждены к исправработам, двое арестованы на 10 суток, половина оштрафована).
Оперативная информация была разобщена, анализ ее не велся, расчет сил и средств на случай массовых беспорядков не проводился. Имелось расслоение органов внутренних дел по национальному признаку, причем этому способствовали недочеты в кадровой политике: уголовный розыск и отделы БХСС были укомплектованы по преимуществу русскими и украинцами, ГАИ и патрульно-постовая служба - молдаванами. Если в следственном аппарате УВД Кишинева было вакантно 52% должностей, то в ГАИ был даже конкурс на работу. На 1 октября 1990 года из общего числа сотрудников не владели молдавским языком: в МВД - 3 тысячи из 23 тысяч сотрудников, или 13%, минюсте - 300 человек, или 20%, прокуратуре - 200, или 32%, министерстве культуры - 5,6 тысячи, или 23%, минздраве - 20 тысяч, или 18%, Академии наук - 2, 4 тысячи, или 48%.
Среди опрошенных селян 42% полагали, что милиция не в состоянии справиться с преступностью, в городах так считали 66%. Треть опрошенных полагала, что сотрудники милиции не соответствуют предъявляемым требованиям, 42% - неполностью соответствуют и только 10% - соответствуют полностью (39).
Друк, выступая в МВД летом 1990 года, говорил: «Тех, кто не разделяет идеи строительства нового общества, в МВД не держу. Когда мне понадобятся силы, по первому зову под знамена НФМ встанут десять тысяч волонтеров и наведут порядок в многострадальной Молдове» (40).
Сразу после назначения Косташ отправился в командировку в Румынию, где был принят президентом Илиеску и министром внутренних дел. Еще через три месяца отправился в отпуск туда же (но карманные деньги получал за счет Румынии). Согласно постановлению правительства от 13 сентября 1990 года в МВД введены три должности генерал-полковников и еще 8 генеральских должностей (в ССРМ было потолочное звание генерал-лейтенант; кроме министра, было еще 5 генерал-майоров).
В МВД при Косташе вместо управлений созданы департаменты (экономический, экологический, криминальный, полиции нравов). Увеличена зарплата сотрудников. Началось создание 10-тысячного корпуса карабинеров (7 батальонов), чтобы заполнить кадровые бреши (только в Кишиневе было свыше тысячи вакансий, патрулировалось всего 7% улиц). Правительство республики выделило на эти цели 20 миллионов, еще 30 миллионов должны были выделить трудовые коллективы. Создана высшая школа полиции, куда принимали только граждан республики, а обучение было переведено на румынский язык. Полицейская «перестройка» обошлась республике в 200 миллионов рублей за год (по другим данным - в 380 миллионов).
По заявлению самого Косташа, для него «святы два принципа - права человека и интересы республики» (41). Руководствуясь своими принципами, он в 1990 году провел в министерстве кадровую чистку, уволив 30 руководителей горрайаппаратов (три четверти от общего числа): «Уволен небольшой процент бездельников (их 126, в том числе четыре заместителя министра и 15 руководителей отделов центрального аппарата - Г.К.). 80% уволенных приняты на работу в других регионах, а 20% осели в коммерческих структурах с окладами, в несколько раз большими. Среди уволенных - 51% молдаван, 19% русских и 23% украинцев. Из новой структуры МВД исключен политотдел».
Характеристики уволенным давались соответствующие: «Раньше никто ни за что не отвечал и спросить было не с кого. Карьера Плэмэдялэ (42), поскольку его жена - племянница Бодюла, двигалась со скоростью света под руководством И. Бодюла и И. Чебана, который также входил в этот клан» (43), «Аппаратчик из элиты М. Попов сфабриковал обвинения в адрес депутата Плугару» (44), «Юрий Гросул уволен за непрофессионализм» (45). Косташ дал указание выявлять «шпионов Москвы» и инакомыслящих, искать в кабинетах технику подслушивания и усилить режим секретности. В «нелояльные» попали почти все руководители министерства: генерал Жуков, начальники управлений МВД Овсянников (46), Прокопчук, секретарь парткома Чайковский.
Значительная часть профессионалов, «вычищенных» Косташем, стояла у истоков создания МВД ПМР. Кроме вышеназванных Овсянникова и Гросула, можно назвать Александра Большакова (младшего), который руководил комитетом защиты Приднестровья, и майора Игоря Сипченко (окончил Омскую высшую школу милиции, после увольнения работал юрисконсультом, затем служил в должности начальника ГОВД Дубоссар, погиб в бою с молдавскими националистами, посмертно награжден медалью «Защитнику Приднестровья»): «Из МВД Молдавии я ушел сам, когда почувствовал, что политика все плотнее наслаивалась на работу. Пришел Воронин и сказал: «Я ничего не знаю, буду у вас учиться». Косташ навел казарменный уют: «Самое главное быть патриотом, вы ничего не знаете, я вас всему научу за три месяца».
Не лучшие характеристики новому министру давали и другие: «Самый радикальный министр обещает золотую эру полиции» (Плэмэдялэ), «в МВД прошла не деполитизация, а переполитизация. Вместо политотдела создали управление превенции. Косташ убежден, что смена названия и формы знаменует большие перемены» (Попов) (47). «У Косташа нет профессионализма и чувства ответственности. Первое, что он сделал, заявил: «Все, что было до меня, чушь». Перенес стиль солдафона на МВД, внедрил принцип «я начальник, ты дурак». Гордился покровительством Друка, прививал примат политики, а не закона, коллегии не проводил. Дилетант и самодур» (Гросул). «Отдел БОП упразднен, Косташу не нужны выходы на коррупцию в высших эшелонах власти» (Скуртул) (48). Обобщенный вывод профессионалов о министре звучал примерно так: «Далек от знаний закона. Ошибки и некомпетентность перелагает на других, злопамятен. Запятнал кровью свой мундир. Заявлял, что за три месяца освоит специфику МВД - это авантюризм, насаждал бериевские методы, злоупотреблял властью, фальсифицировал факты, прививал холуйство и национальную неприязнь».
Снегур заявил, что уход депутатов «инспирирован извне», и обвинил в дестабилизации обстановки «сепаратистов». А вместо обеспечения безопасности депутатов потребовал (и получил!) личную охрану для себя.
На партконференции в Тирасполе избрано бюро горкома КПМ в составе: Л. Цуркан (первый секретарь ГК КПМ), В. Кудрявцев (секретарь ГК КПМ), И. Зарецкий (секретарь ГК КПМ, ранее работал в ЦК КПМ), Д. Димитрова (директор одной из фабрик ПШО), А. Дмитриев (рабочий «Электромаша»), Ю. Кокорин (зав. отделением горбольницы), А. Курчин (военнослужащий), А. Ладан (49), М. Лаур (секретарь парткома ТГПИ, заведующий кафедрой политологии), С. Мороз (председатель горисполкома), И. Черногор (первый секретарь горкома ЛКСММ). Редактором новой газеты горкома «Диалог» утвержден А. Квасников (бывший заместитель главного редактора газеты «Вечерний Кишинев»).
31 мая Верховный Совет МССР признал независимость Литвы. В ТГПИ прошла конференция городской организации НФМ с участием 70 делегатов. Присутствовали депутаты горсовета А. Волкова, Г. Деревянко, В. Дворяну и народный депутат МССР П. Заложков. С отчетным докладом выступил И. Илашку. Он назвал КПСС «многоголовым чудовищем» и сделал вывод: в НФМ, организации национального освобождения, действующей мирными методами, не должно быть ни одного коммуниста. Илашку обвинил ОСТК в геноциде и заключил, что при необходимости НФМ готов применить силу: «Тирасполь был, есть и будет молдавским городом». В резолюции содержались требования открытия молдавской школы и детских садов, поддержки Л. Дикусар, национализации всех союзных предприятий и запрета ОСТК (50). По данным КГБ МССР, заседания ячейки НФМ проходили в ТГПИ с санкции ректора с участием студентов младших курсов, при этом «со стороны НФМ не допущено экстремистских проявлений».
ИЮНЬ. 2 июня прошел первый съезд депутатов Приднестровья в Парканах. Собрались 673 депутата всех уровней от городов и районов Приднестровья. Повестка дня: пути социально-экономического развития региона, избрание Координационного совета социально-экономического развития региона, перспективы работы группы «Советская Молдавия» в Верховном Совете МССР. На съезде присутствовал В. Пушкаш. Создан Координационный совет социально-экономического развития Приднестровья (КСРП). Его функции - координация хозяйственных связей, «в политике мы придерживаемся практики гражданского неповиновения». Рекомендовано в городах и районах провести референдум о возможности создания автономии при необходимости. Председателем Координационного совета был избран И. Смирнов. Направлена телеграмма М. Горбачеву с просьбой рассмотреть спорные вопросы с участием членов Президентского Совета и комитета конституционного надзора СССР.
Съезд принял декларацию о социально-экономическом развитии Приднестровья: передать всю полноту власти Советам, не допускать совмещения постов первых лиц партии и исполнительной власти. Съезд считает, что Верховный Совет МССР должен принимать законы, касающиеся Приднестровья, только после согласования с КСРП. Съезд объявил Приднестровье находящимся под управлением Координационного совета с полномочиями, вытекающими из Закона «Об общих началах местного самоуправления и местного хозяйства в СССР». Каждый районный или городской Совет имеет право вето на решения Координационного совета. Окончательное решение определяется референдумом.
В тезисах о политическом положении Молдавии съезд отметил, что власть в республике находится в руках национал-экстремистов из НФМ. Политический курс ЦК КПМ все более явно сливается с курсом НФМ. Ликвидация бюрократического аппарата подменяется преобразованием по национально-языковому принципу. Формируется «образ врага» в лице людей немолдавской национальности. Против сторонников национального равенства применяется насилие. Продолжение этого курса грозит дальнейшим усилением межнациональной конфронтации и расколом республики на противостоящие лагеря. Стоящие у власти силы проводят реакционную, противоречащую интересам не только национальных меньшинств, но и молдавской нации политику. Поскольку Тираспольский горком КПМ отмежевался от ОСТК, ОСТК следует распространить свою деятельность на все Левобережье, создать независимый профсоюз Левобережья и легализовать выпуск «Трудового Тирасполя» (51). Отмечалось, что «горком КПМ изменил структуру и функции, но не формы и методы работы» (52).
И. Зарецкий, секретарь горкома КПМ, заявил, что Загрядский предлагал создать параллельные Верховному Совету ССРМ структуры с передачей им части прав и полномочий гор- и райсоветов. В декларации также уклон в сторону политики: вопрос о референдуме, о несовместимости партийных и советских постов, о создании комитета межнацотношений. Поэтому, по мнению Зарецкого, у Верховного Совета достаточно оснований для отмены решений этого съезда (53). 
5 июня Верховный Совет переименовал МССР в Советскую Социалистическую Республику Молдова (ССРМ) и принял Закон о защите чести и достоинства председателя Верховного Совета ССРМ (его оскорбление наказывается штрафом или исправительными работами или лишением свободы на срок до 3 лет, а совершенное с использованием средств массовой информации - лишением свободы на срок до 6 лет). Одновременно введено наказание за нарушение порядка применения государственных символов, сопротивление исполнению Конституции и законов ССРМ. Верховный Совет признал неправомочным региональный съезд депутатов и не имеющими юридической силы его решения. 
15 июня принято решение о создании газеты «Сфатул цэрий» - органа Верховного Совета. 16 июня Снегур предложил ушедшим депутатам вернуться к работе на сессии, угрожая в противном случае возбудить вопрос об их переизбрании. 20 июня депутаты группы «Советская Молдавия» вернулись в зал заседаний.
Друк позднее вспоминал: «Я был инициатором переименования республики в Молдову. Наша главная цель - реинтеграция в Европу, а через нее - в Румынию. Я - за конфедерацию. Мы приглашаем посетить республику всех румынских изгнанников, включая короля Михая». В этой связи интересно, что в саму Румынию Михаю удалось попасть только с третьей попытки.
23 июня принята декларация о суверенитете ССРМ (в РМ этот день отмечается как День суверенитета). В ней установлено, что республика - есть суверенное единое и неделимое государство, а ее законы имеют верховенство над законами СССР. ССРМ в качестве равноправного субъекта международных отношений объявила себя демилитаризованной зоной. В тот же день утверждено заключение комиссии Верховного Совета по политико-юридической оценке советско-германского договора о ненападении и дополнительного секретного протокола к нему от 23 августа 1939 года. Заключение признало Бухарестский мирный договор 1812 года актом «расчленения Бессарабии и Буковины», а провозглашение МССР 2 августа 1940 года незаконным, поскольку «28 июня 1940 года СССР оккупировал силой оружия Бессарабию и Северную Буковину вопреки воле населения этого края». Депутат В. Яковлев в прессе заявил, что при голосовании по пакту Молотова-Риббентропа без его ведома вместо него голосовал депутат Агаки.
Усилились националистические выпады и в печати. Так, А. Усатюк писал: «Русскоязычные захватили власть при помощи манкуртов, всяческого отребья и русифицировали наши города. Ими руководят 26 днестровских комиссаров - Волкова, Лесниченко, Пологов, Рыляков и другие» (54).
На заводах Тирасполя секретарю ЦК КПМ Собору задавали вопросы: кто и с какой целью представляет Левобережье как противника всех начинаний на благо молдавского народа, почему пытаются доказать отсутствие молдавской нации, почему поспешно принимают законы о символике и языке? (55). 
21 июня по требованию трети депутатов состоялась внеочередная сессия Тираспольского горсовета. Горисполком отказался выполнить предписание прокурора города о вывешивании триколора над зданием Дома Советов. В решении сессии, подписанном председателем горсовета И. Смирновым, говорится, что лицемерие и ложь стали атрибутами власти в республике.
Сессия обратилась к Верховному Совету ССРМ с предложением создать согласительную комиссию для выработки взаимоприемлемых положений Конституции и законов ССРМ в целях построения единого многонационального демократического государства ССРМ. До согласованных решений приостановить в Тирасполе действие Законов «О функционировании языков на территории ССРМ», «О государственной символике», не исполнять решения 13-й сессии Верховного Совета 11-го созыва и последующие правовые акты. Сессия признала власть Президента СССР, все законы и Конституцию СССР. Утверждено решение о создании батальона патрульно-постовой службы ГОВД. Президиум горсовета был наделен полномочиями для принятия решений в чрезвычайных ситуациях. Признан правомочным съезд депутатов Приднестровья. Принято обращение к горсовету Одессы о создании совместной свободной экономической зоны.
30 июня - 2 июля прошел второй съезд НФМ. В новой редакции устава определено, что член НФМ не может состоять в другой политической партии, а НФМ - это «антитоталитарное движение национального возрождения». Основной целью фронта признана государственная независимость. НФМ считает, что «Молдову лишили головы (Буковины - в Черновицкой области УССР 20% населения составляют молдаване) и ног (юга Одесской области УССР - молдаване составляют 13% населения области)». Среди 1045 делегатов, представлявших 35 тысяч членов НФМ, было 60% коммунистов, большинство из которых отреклись от КПМ прямо на съезде. Председателем НФМ был избран И. Хадыркэ, который порвал с компартией ранее.
Бюро Тираспольского горкома КПМ оценило решения съезда НФМ как «новый виток эскалации напряженности» (56). Пленум Интердвижения отметил, что съезд НФМ превратил движение в партию. В Молдавии установлен этнократический режим, цель молдавской бюрократии - монополия на власть. Политика проводится насильственными методами. В этих условиях задачи Интердвижения: сохранение федерации, построение общества социальных гарантий, радикализация экономических реформ, сохранение самобытности всех национальных групп, конституционное равноправие всех граждан. С июня (номер 12) бюллетень Интердвижения «Единство» стал выходить в Кишиневе официально (57). В Каменке и ряде сел района прошли сходы населения, осудившие решения этого съезда НФМ. На Украине отмечалось, что «территориальные претензии к соседям опасны» и «вредны как украинскому, так и молдавскому народу» (58).
Характерно, что в КГБ республики поступала заблаговременная информация о планах и намерениях НФМ, однако реальных шагов по противодействию им не предпринималось.
ИЮЛЬ. 1 июля прошел референдум в Бендерах. В связи с финансовой несостоятельностью президиум Тираспольского горсовета прекратил выпуск «Адевэрул нистрян» (в 1990 году на эту газету подписались 123 человека, при стоимости годовой подписки 7 рублей 92 копейки и ее себестоимости 440 рублей, чистый убыток составлял 53 тысячи рублей в год).
5 июля Президиум Верховного Совета ССРМ отменил решения чрезвычайных сессий Бендерского, Рыбницкого, Тираспольского городских и Рыбницкого районного Советов, признав их антиконституционными, противоречащими 13-ти статьям Конституции, и поручил комиссиям Верховного Совета выработать пакет законов для обеспечения действия Конституции ССРМ в условиях конституционного саботажа. При этом президиум Верховного Совета ссылался на свои решения от 13.11.1989 г., 06.12.1989 г., 31.01.1990 г. и 29.05.1990 г., которые отменяли решения указанных Советов в части организованного гражданского неповиновения, создания ПАССР и проведения референдумов. Были признаны незаконными референдумы 3 декабря 1989 года в Рыбнице и 28 января 1990 года в Тирасполе.
Руководствуясь решениями сессии горсовета от 22 июня, президиум Тираспольского горсовета заявил, что не считает себя связанным какими-либо обязательствами перед руководством ССРМ, а постановление от 5 июля - не имеющим правовых последствий на территории горсовета (поскольку 23 июня Верховный Совет утвердил заключение комиссии о незаконности образования МССР в 1940 году, значит Тирасполь, Григориопольский, Дубоссарский, Каменский, Рыбницкий и Слободзейский районы МАССР незаконно включены в состав МССР). 
Тираспольская пресса писала: «В республике налицо конституционный кризис. Почему Верховный Совет ССРМ призывает нас соблюдать законы, но сам не соблюдает законы еще существующего государства - СССР? Объявив незаконным актом объявление МССР в 1940 году, Верховный Совет ССРМ дал нам право самим определить судьбу. Это тоже парламентский путь» (59).
В связи с тем, что ученый совет ТГПИ (16 против 11) не утвердил Волкову в должности доцента по кафедре политологии, 17-20 июля проводилось пикетирование пединститута. Волкова оставалась на своих прежних позициях (60).
В июле снова обострилась ситуация в Гагаузии. 22 июля очередной съезд гагаузского народа утвердил гимн, герб и флаг ГАССР. Принято решение об обязательности постановлений Временного комитета для всех органов власти и управления в ГАССР. К этим решениям гагаузов подтолкнули решения второго съезда НФМ.
На следующий день Снегур по телевидению заявил: «Мы надеялись, что изобретатели гагаузской автономии будут реально смотреть на вещи». 27 июля он аннулировал решения гагаузских съездов и утвердил заключение комиссии Пушкаша, в котором отмечено, что молдавское государство существует с 1359 года в границах - Черное море, Днестр, Карпаты - и в этих пределах земли являются «национальной территорией молдавского народа» (из чего, кстати, следует, что Левобережье Днестра не является молдавской национальной территорией - Г.К.). В заключении комиссии Пушкаша отмечено: «Исторические документы доказывают, что гагаузы не являются коренными жителями Молдовы», что они, равно как и все прочие, кроме молдаван, являются «этническими группами», не имеют своих национальных территорий и не имеют исторической и юридической основы для претензий на государственно-территориальную автономию. После чего сопредседатель НДГХ И. Бургуджи заявил: «Теперь у нас развязаны руки. Отныне даже умеренные в гагаузском движении перестанут прислушиваться к тому, что говорят в Кишиневе».
26 июля на сессии Верховного Совета ССРМ выступил народный депутат СССР, командующий Одесским военным округом генерал-полковник И. Морозов: «Принятие некоторых законов вызвало неоднозначную реакцию, нужно учесть мнение о двухпалатном парламенте и пересмотреть отдельные положения этих законов, разговоры о национальных воинских формированиях преждевременны». Его речь была с неодобрением воспринята депутатами «из-за необъективного анализа ситуации и попыток предъявления требований народным избранникам». Снегур заявил, что такие выступления не способствуют консолидации.
27 июля поименным голосованием принят Декрет «О государственной власти», запрещающий партийную работу на предприятиях и членство в партиях работников силовых структур. За декрет проголосовало 243 депутата, против - 23, воздержались - 43, не голосовали - 9, отсутствовали - 53 депутата. На следующий день Друк заявил в парламенте: «Конфликт между полицией и гражданами на улице направлялся деструктивной силой». Верховный Совет ССРМ решил передать в комиссии Верховного Совета для заключений о возможности ратификации 32 закона СССР.
Затем было принято Постановление Верховного Совета «О материалах комиссии президиума Верховного Совета ССР Молдова по изучению запросов народных депутатов СССР и других обращений об образовании автономии гагаузской народности», в котором говорилось: «3. Считать не имеющим юридической силы постановление от 23 июня 1990 года «О заключении комиссии Верховного Совета ССР Молдова по политико-юридической оценке советско-германского договора о ненападении и дополнительного секретного протокола от 23 августа 1939 года, а также их последствий для Бессарабии и Северной Буковины» в части оценки провозглашения Молдавской ССР 2 августа 1940 года.
4. Считать не имеющими юридической силы с момента принятия решения I съезда народных депутатов всех уровней от территорий компактного проживания гагаузского населения о провозглашении Гагаузской Республики и Молдавской Приднестровской Советской Социалистической Республики, о проведении выборов, об образовании их верховных органов, а также все последующие решения, принятые этими органами.
5. С учетом сложившейся обстановки и в целях сохранения целостности ССР Молдова в составе СССР, в соответствии с Конституцией СССР и Конституцией ССР Молдова, Верховному Совету республики разработать и принять необходимые законы и постановления, обеспечивающие равные права граждан республики всех национальностей.
6. Президенту, Верховному Совету ССР Молдова, правительству республики, руководителям местных Советов народных депутатов незамедлительно принять все необходимые меры по нормализации обстановки, безусловному соблюдению на деле прав граждан любой национальности, недопущению разжигания межнациональных конфликтов.
7. Правительству ССР Молдова расформировать добровольческие отряды и рабочие отряды самообороны».
27 июля ветераны КПМ Тирасполя направили открытое письмо Снегуру, выражая возмущение запретом празднования дня освобождения Бессарабии и объявления 28 июня днем траура, оскорбительным заявлением в отношении русскоязычного населения, обвинениями депутатов Смирнова, Белитченко и других.
В июле в Тирасполе созданы рабочие отряды содействия милиции (РОСМ).
Социологи уже летом 1989 года отмечали рост напряженности в межнациональных отношениях. Так, ухудшение этих отношений прогнозировали 38% русских, 36% евреев, но лишь 25% молдаван (61). С развитием ситуации расхождения во мнениях между представителями различных национальностей становились все большими. Например, стабилизировать обстановку в республике могло (по мнению жителей Тирасполя, Кишинева и сельских районов Правобережья в процентах) улучшение межнациональных отношений - 94, 43 и 22, а экономический и политический суверенитет Молдавии соответственно - 1, 37 и 74 (62). Примерно такая же картина наблюдалась при ответе на вопрос, «должен ли Союз ССР вмешиваться в случае выхода Молдавии из состава СССР». «Не должен» - ответили 52% молдаван и только 11% русских. Причины межнациональных конфликтов молдаване и русские видели соответственно: в последствиях прежней национальной политики - 45% и 27%; во влиянии пропаганды Запада - 12% и 30%, в неуважении к языку и обычаям - 70% молдаван и 34% русских. Будущее Молдавии в качестве самостоятельного государства видели 43% молдаван, но лишь 10% русских (63).
АВГУСТ. 2 августа опубликовано обращение коллектива «Точлитмаша» с предложением провести второй съезд депутатов Приднестровья для выработки мер по защите экономических, политических и социальных прав трудящихся. 
К. Оборок продолжил линию на осуждение действий тираспольского руководства: «Некоторые лидеры живут бредовой идеей об автономии Левобережья и подстрекают население на безрассудные действия» (64). 4 августа пленум ЦК КПМ удовлетворил просьбу Снегура о приостановлении его членства в КПСС на период выполнения обязанностей председателя Верховного Совета республики (Устав партии не предусматривал приостановления членства). Лучинский выступил с критикой решений как второго съезда НФМ, так и парторганизаций Левобережья и Юга. Присутствовавший на пленуме член Политбюро ЦК КПСС О. Шенин оценил политическую ситуацию в республике как «крайне неоднозначную» и отметил, что «ЦК КПСС отрицательно относится к созданию альтернативных парторганов в районах с русскоязычным населением».
4 августа с обращением выступили председатель горсовета Тирасполя И. Смирнов, председатель горисполкома С. Мороз, первый секретарь горкома КПМ Л. Цуркан и председатель ОСТК В. Емельянов: «В республике пришли к власти антикоммунистические силы, отдается приоритет одной нации над другими, декрет Верховного Совета ССРМ «О государственной власти» - это реальная попытка устранить КПМ с политической арены. Нельзя допустить дискредитации КПМ - единственной силы, способной консолидировать общество и нормализовать обстановку».
5 августа прошел референдум в Рыбницком районе: из 25 тысяч избирателей участвовало 23,5 тысячи. За вхождение в ПАССР в случае ее создания высказались 96%. В тот же день на референдуме в Парканах из 6850 жителей, принявших в нем участие, 99% высказались за вхождение в состав ПАССР.
А в селе Кэрбуна Кэйнарского района в этот день разрушили памятник Ленину. 8 августа президиум Кишиневского горсовета также решил демонтировать памятник Ленину. В кишиневской прессе писали, что «быть одновременно гражданином союзной республики и СССР - это нонсенс» (65). 
10 августа в Дубоссарах Лучинский встречался с партактивом Левобережья и Бендер. Он признал, что НФМ захватил власть в Верховном Совете: по спискам НФМ избраны 94 депутата, а фракция КПМ насчитывает всего 40 депутатов, 28 депутатов уже вышли из партии. Бюро Тираспольского горкома КПМ осудило экстремизм лидеров НФМ и призвало ЦК КПМ занять принципиальную позицию по отношению к антикоммунистическим действиям НФМ.
2 августа прошел референдум в Дубоссарах. На учредительной конференции ОСТК Слободзеи 18 августа председателем районной организации избран Ю. Затыка.
19 августа Чрезвычайный съезд 754 депутатов всех уровней Юга провозгласил Гагаузскую Республику (ГР) в составе СССР и назначил выборы в Верховный Совет ГР. Были установлены границы республики и решено начать формирование рабочих отрядов содействия милиции. М. Кендигелян заявил, что поскольку Верховный Совет Молдавии признал провозглашение в 1940 году МССР незаконным, гагаузский народ также свободен от каких-либо государственно-правовых обязательств в отношении ССРМ. Была принята Декларация независимости гагаузского народа.
Зампред Тираспольского горсовета Рыляков расценил решения съезда в Комрате как «обоснованный шаг, вызванный непониманием проблем гагаузского народа со стороны Верховного Совета ССРМ». 20 августа президиум Верховного Совета ССРМ, а 21 августа бюро ЦК КПМ осудили эти решения. Было принято обращение ряда депутатов об «обкрадывании Молдовы путем автономий», о «пощечине коренному народу» и «попытке нарушить равновесие политической терпимости». В тот же день правительство ССРМ распустило НДГХ. На Юге началось «временное изъятие оружия у населения» и аресты гагаузских лидеров (среди них снова попал за решетку и Л. Добров).
20 августа на пленуме горкома КПМ в Тирасполе с участием Лучинского отмечалось, что идеи образования приднестровской компартии и Приднестровской Республики завоевывают все больше сторонников среди коммунистов. Деятельность ЦК КПМ подверглась резкой критике. Социологический опрос показал: коммунисты Тирасполя убеждены, что преодолеть кризис могут Советы (44%), Советы и КПСС (30%), ОСТК и Интердвижение (4%), КПСС (2%).
29 августа в Комрат в сопровождении автоматчиков прибыли министр внутренних дел ССРМ И. Косташ и его заместитель К. Анточ. Министр крыл всех матом и требовал результатов от оперативно-следственной группы прокуратуры. На митингах НФМ зазвучали призывы «Гагаузов - в Турцию» и к походу «с вилами на Комрат». На сессии Верховного Совета депутат С. Киркэ сравнил гагаузов с «разовым презервативом», а Друк заявил, что «и сам не стар для похода, чтобы увидеть как Смирнов, словно герой известного фильма, в кальсонах спасается вплавь через Днестр» (66).
Как отмечала западная пресса, «в Молдавии русскоязычное население не получило никакой поддержки ни из Москвы, ни от аппарата местной компартии». Поэтому нет ничего удивительного в том, что и руководство СССР, и руководство России не пользовались авторитетом в Приднестровье. По результатам социологических опросов, у Горбачева самый высокий рейтинг был в Иркутске - 42%, а в Тирасполе - лишь 24%. У Ельцина самый высокий рейтинг был в Нижнем Новгороде - 82%, а самый низкий в Тирасполе - 42% (67). 
30 августа президиум Верховного Совета ССРМ принял Постановление «О причинах обострения общественно-политической обстановки и межнациональных отношений в республике»: «Заявлениями о создании автономии «лидеры» гагаузов и Приднестровья привели к возникновению двух взаимосвязанных очагов напряженности. В обоих случаях налицо политические амбиции, безответственность подстрекателей, которые посягают на территориальную целостность республики. Незаконная деятельность группы политических авантюристов явилась главным фактором, повлиявшим на принятие антигосударственных решений». Президиум Верховного Совета предупредил участников съезда, что они «понесут юридическую и политическую ответственность в случае принятия заведомо антиконституционных решений». 
31 августа, вопреки предыдущим заверениям Лучинского, бюро ЦК КПМ обратилось к коммунистам Левобережья и Бендер с призывом воздержаться от проведения съезда депутатов Приднестровья и обвинениями в «посягательстве на территориальную целостность республики». Президиум республиканского совета профсоюзов также выразил озабоченность ухудшением общественно-политической обстановки в связи со съездом депутатов в Комрате, проведением съезда депутатов в Тирасполе и призвал «не отвечать на призывы экстремистски настроенных элементов».
СЕНТЯБРЬ. 1 сентября в Кишиневе прошла встреча делегаций Верховных Советов и правительств ССРМ (И. Боршевич, С. Максимилиан, А. Мошану, В. Недельчук, К. Оборок, В. Пушкаш, К. Тампиза, И. Хадыркэ) и РСФСР (А. Гранберг, В. Женин, С. Красавченко, В. Мазаев, Ф. Шелов-Коведяев). Стороны пришли к выводу о необходимости преодоления сложившихся в прошлом деформаций в межнациональных, государственных и политических отношениях. 
В МВД с 1 сентября парторганизации прекратили свою деятельность. В Тирасполь переехал батальон МВД из Кишинева, которому там создали невыносимые условия (полк, в состав которого входил этот батальон, защищал здание МВД 10 ноября 1989 года; тогда было ранено 132 военнослужащих, инвалидами стали трое, но никто из нападавших не понес наказания).
2 сентября прошел второй съезд депутатов Приднестровья с участием 579 депутатов. На съезде с докладом выступил В. Рыляков. Депутаты говорили, что НФМ пользуется попустительством со стороны С. Гроссу, П. Лучинского и М. Снегура.
В 13 часов 8 минут принята Декларация об образовании ПМССР в составе Союза ССР, в которой отмечено, что отменой решения об образовании МССР от 2 августа 1940 года Верховный Совет ССРМ освободил население республики от своей юрисдикции и предоставил народу право на самоопределение.
В состав ПМССР были включены левобережные территории Каменского района, Дубоссарский, Рыбницкий, Григориопольский и Слободзейский районы, города Тирасполь, Бендеры, Рыбница и Дубоссары. В резолюции съезда отмечалось, что до 1 ноября по вопросу о вхождении в Приднестровскую Республику могут состояться референдумы на территории тех Советов, население которых еще не выразило свою волю. Столицей новой республики участники съезда провозгласили Тирасполь. До принятия собственной символики республика использует символику СССР.
Вся собственность, принадлежавшая ранее ССРМ, переходит в собственность Приднестровской Республики. На ее территории действуют законы СССР, а также законы Молдовы, принятые до 31 августа 1989 года. Районные и городские отделы внутренних дел на территории республики подчинены Временному Верховному Совету Приднестровья, а также МВД СССР.
Избран Временный Верховный Совет (ВВС) ПМССР (с полномочиями до 1 декабря 1990 года) и Президиум Временного Верховного Совета ПМССР из 18 человек. Председателем Временного Верховного Совета стал И. Смирнов, его заместителями - А. Волкова, В. Глебов и А. Караман (68), председателем комиссии ВВС по соцзаконности и правопорядку стал В. Емельянов, председателем республиканского исполкома назначен С. Мороз. Утверждена делегация для подписания Союзного договора.
Принято Обращение к гражданам ССР Молдова: «2 сентября 1990 года, опираясь на волю своих избирателей, второй съезд народных депутатов провозгласил образование ПМССР в составе СССР. К этому решению нас привело развитие событий в течение 1989-1990 годов. Первопричиной ухудшения общественно-политической ситуации в ССР Молдова стала деятельность НФМ, который стал на путь откровенного национализма, насаждая идею приоритета коренной нации. Мы не позволим сделать народ Приднестровья заложником в политической игре и марионеткой в руках недальновидных политиков, одержимых националистическими идеями».
В Обращении к Верховному Совету СССР, Президенту СССР, Председателю Верховного Совета СССР съезд заявил, что создание суверенной республики является логическим результатом развития подлинного народовластия. Решение принято на основе свободного волеизъявления многонационального народа Приднестровья, выраженного конституционным путем посредством референдумов и сходов граждан. На территории ПМССР проживает 472 тысячи граждан, обладающих правом голоса, из них приняли участие в местных референдумах 79% граждан. Из них за создание ПМССР проголосовали 75% (в том числе соответственно в Тирасполе - 136 тысяч, 93% и 89%; Бендерах - 86, 80 и 77; Рыбнице - 39, 80 и 77; Дубоссарах - 21, 77 и 74; Слободзейском районе - 81, 70 и 67; Григориопольском - 35, 58 и 54; Каменском - 25, 88 и 86; Рыбницком - 25, 94 и 90; Дубоссарском 21, 30 и 28) (69).
Съезд обратился к руководству СССР с просьбой на время переходного периода принять решение о введении президентского правления Союза ССР на территории ПМССР.
Временный Верховный Совет принял обращение к Председателю Верховного Совета Украины с предложением о политическом и экономическом сотрудничестве.
Бюро Тираспольского ГК КПМ признало создание ПМССР одним из вариантов защиты прав населения Левобережья и поддержало позицию депутатов-коммунистов на съезде (70). Первый секретарь горкома Л. Цуркан, заявив «я с вами до конца», отбыл на дипломатическую работу.
2 сентября сессия Верховного Совета ССРМ учредила пост президента республики. Звучали предложения ввести в «районах, не соблюдающих Конституцию», президентское правление, начать формирование национальной армии, объявить персонами «нон-грата» ряд депутатов и распустить Советы. 3 сентября Верховный Совет ССРМ избрал президентом республики М. Снегура. Пост председателя парламента занял А. Мошану (И. Хадыркэ, В. Пушкаш и В. Недельчук также претендовали на этот пост, но затем взяли самоотвод).
Выступая в Верховном Совете, первый президент ССРМ Снегур говорил: «Реакционные силы действуют с беспрецедентной наглостью. Эти силы взяли курс на расчленение суверенного государства, стремятся добиться личных целей за счет молдавского народа. Наш народ пережил многочисленные нашествия, но каждый раз выходил победителем, когда орды без рода и племени старались обречь его на исчезновение. Чудовищные планы расчленения национальной территории молдаван равнозначны покушению на существование народа. Молдавский народ никогда не потерпит кромсания земли предков. Нельзя униженно стирать с лица столь вызывающий плевок. Терпению приходит конец. Центр дирижирует дестабилизирующими действиями в республике. Долой манкуртов! Ни одной пяди земли предков для удовлетворения автономистских амбиций пришельцев!» (71) Ему вторил М. Патраш: «Ограниченного суверенитета мы не признаем. Молдова должна иметь собственные органы безопасности. Необходимо запретить политическим партиям вмешательство в деятельность правоохранительных органов» (72).
Членами президентского совета 4 сентября назначены премьер-министр М. Друк, председатель КГБ Т. Ботнарь и министр внутренних дел И. Косташ. Прокуратура ССРМ возбудила уголовное дело в отношении депутатов Тираспольского горсовета А. Волковой, В. Рылякова и И. Смирнова за «антиконституционные действия» (по УК ССРМ это грозило им лишением свободы на срок от 3 до 10 лет). Прокурор республики Д. Постован запросил у горсовета Тирасполя согласие на арест указанных лиц. 
Снегур в качестве одной из первых президентских акций объявил об увольнении из Академии наук «теоретиков сепаратизма» С. Курогло и завсектором аграрного права отдела философии и права В. Яковлева. Курогло «раскаялся» и был «прощен», а Яковлев уволен с нарушением трудового законодательства. Вскоре после этого начались нападения на активистов Интердвижения. В тот же день сессия Верховного Совета ССРМ постановила не призывать в Советскую Армию граждан ССРМ впредь до особого решения Верховного Совета, начать переговоры о возвращении на территорию республики всех, кто служит за ее пределами, а также о создании госдепартамента по военным вопросам. Военный совет войск юго-западного направления (ставка ВЮЗН располагалась в Кишиневе) счел данное постановление «преждевременным».
5 сентября группа депутатов парламента Молдовы, приехавшая для встреч с жителями Тирасполя, встретилась с председателем горсовета Морозом. Однако он заявил, что руководствуется только решениями Временного Верховного Совета ПМССР и без его согласия не может допустить депутатов другой республики в Приднестровье. Член президиума Временного Верховного Совета Загрядский сказал: «В республике идет формирование государственных органов власти: избраны Президиум Временного Верховного Совета, исполняющий обязанности Председателя Совета Министров. Проработаны кадровые вопросы по формированию руководства МВД и КГБ, образована комиссия по обеспечению правопорядка и социалистической законности. Что касается сессии Верховного Совета ССРМ, на которой говорилось о создании десятитысячного корпуса карабинеров, то в случае действительного формирования данного подразделения адекватные меры будут приняты и в Тирасполе».
6 сентября состоялась встреча в Москве Горбачева с президентом Снегуром и премьер-министром Друком. А в Кишиневе в этот день около трех десятков активистов вновь «оказывали силовое давление» на редакцию газеты «Молодежь Молдавии» - «либо измените позицию, либо вам несдобровать». Поводом стала публикация протеста воинов-десантников против демонтажа памятника Ленину.
В румынской прессе был опубликован призыв исполкома совета НФМ «ко всем румынским гражданам»: «Готовится гнусная акция против румынской нации. Советский империализм провоцирует новое расчленение уже разорванной на куски «страны Молдовы» для того, чтобы найти предлог для удушения демократических реформ. 19 августа провозглашена Гагаузская Республика, а 2 сентября - Приднестровская Республика. Обе претендуют на территории, исторически принадлежавшие румынам, к востоку от Прута. НФМ обращается к румынам с призывом занять действенную позицию (публичные манифестации, выступления по телевидению, кампания в прессе и официальные протесты в адрес международных организаций) с целью осуждения сепаратистских покушений политических авантюристов, которые являются инструментом в руках советской империи. Положение нашей молодой демократии нестабильно, поскольку наше государство остается колонией советской империи» (73).
В Яссах (Румыния) состоялся «марш молчания», организованный «Демократическим антитоталитарным форумом Молдовы» в знак солидарности с «братьями-румынами по ту сторону Прута, против раздела древней земли». Участники марша несли плакаты «Независимость и суверенитет - Республике Молдова», «Румыны за Прутом, поддерживаем вашу борьбу против сепаратистских тенденций!». Было опубликовано и заявление Ассоциации бывших политзаключенных Румынии: «Отторгнутая в 1940 году земля наших братьев пережила период сталинского террора. Там осуществлен этнический геноцид. Обращаемся к руководству СССР с просьбой положить конец попыткам раздела Республики Молдова» (74). 7 сентября Снегур обратился по телевидению и радио к жителям Гагаузской и Приднестровской Республик: «Эскалация противоправных действий не приведет ни к чему хорошему. Предлагаю отбросить политические амбиции и сообща подумать о том, как лучше подготовиться к грядущей зиме». 8 сентября на сессии парламента Молдовы вновь обсуждалось положение на Юге и на Левобережье. Выступили руководители депутатских групп, выезжавших в районы. Сессия обязала руководителей «незаконно образованных органов» пересмотреть в 5-дневный срок и отменить антиконституционные решения.
Парламент Молдовы сделал ставку на силу. 10 сентября Косташ призвал к формированию корпуса карабинеров. 11 сентября президент Снегур издал указ об отсрочке призыва в Советскую Армию. 12 сентября Горбачев встретился с делегацией руководства ССРМ и пообещал «прислать комиссию для изучения ситуации на месте». От имени народных депутатов СССР от ССРМ принято обращение в адрес Президента СССР, в котором провозглашение Гагаузской и Приднестровской Республик характеризовалось как противозаконные акции, вступающие в прямое противоречие с Декларацией о суверенитете ССРМ.
Одновременно в селе Пырыта Дубоссарского района состоялось собрание депутатов всех уровней «Транснистрии» в противовес съезду депутатов Приднестровья. В документах съезда причиной дестабилизации назван «реваншистский шовинизм», «лидеры сепаратизма и экстремизма незаконно создали еще две республики на многострадальной земле Молдовы. Народ поставлен на грань гражданской войны. Считаем необходимым создать из депутатов комитеты «Интегритатя» («Целостность»)». Собрание избрало комитет депутатов (КД), которому поручено оперативное социально-экономическое и политическое управление зоной. Председателем КД стал депутат ССРМ И. Мицкул (председатель исполкома райсовета Дубэсарь), избраны и два заместителя (один из них - М. Лаур).
На бюро ЦК КПМ 3 сентября съезды депутатов в Тирасполе и Комрате названы «политическим авантюризмом, направленным на подрыв территориальной целостности и незаконное изменение государственного устройства» республики. Причастность к «сепаратистским акциям» признана несовместимой с членством в КПМ. Тираспольский горком КПМ был обвинен в «подрывной деятельности», секретари горкома предупреждены о персональной ответственности, а И. Смирнов был исключен из партии. Снегур заявил, что «в Приднестровье нет проблем, просто амбиции» (75). Он отверг переговоры с «сепаратистами» и предупредил, что «любители новых формирований» должны «отказаться от политических авантюр, поскольку парламент не сделает ни шагу назад» (76). А. Мошану отметил, что «сепаратизм - это действия, координируемые в масштабах всего Союза. Использование силы осложнило бы ситуацию, поддерживая ее в такой форме еще много лет. Это не в наших интересах. Это означало бы потерять и то, чем мы располагаем» (77). Не осталась в стороне и Л. Лари: «История повторяется. Разве Украинская Рада после 1917 года не мечтала наложить руку на всю Молдову?» (78).
Им возражал И. Смирнов: «Дискуссии, митинги, политическая забастовка, парламентская борьба не вызвали никаких шагов навстречу требованиям жителей региона» (79), «Как можно нарушать законы и Конституцию СССР и говорить о том, что нельзя нарушать законы?» (80). 
9 сентября в Тирасполе прошел митинг в поддержку ПМССР с участием 30 тысяч человек. Принята резолюция в поддержку создания ПМССР и ГССР, отмены антиконституционного решения парламента ССРМ о создании национальной армии, поддержано создание комитета защиты республики, выражен протест в связи с негласным участием сотрудников МВД ССРМ в митинге. Впервые был поднят флаг с силуэтом памятника Суворову.
10 сентября президиум Интердвижения освободил от обязанностей председателя Лисецкого и возложил его обязанности на П. Шорникова, поскольку «Лисецкий занял позицию единения с режимом национальной дискриминации». 
На пленуме Тираспольского горкома ЛКСММ первым секретарем избран Г. Исаев (И. Черногор перешел на хозяйственную работу). Пленум поддержал создание ПМССР как вынужденную меру по защите от национал-экстремизма.
12 сентября прошла встреча Президента Горбачева с группой народных депутатов СССР от Молдавии - среди них Ю. Блохин, А. Конаровская, Н. Костишин, К. Оборок, Б. Палагнюк, И. Хадыркэ, М. Чимпой. Горбачев пообещал прислать комиссию для изучения ситуации на месте. В этот же день сессия Тираспольского горсовета решила признать правомочным создание ПМССР, до выборов Верховного Совета руководствоваться решениями второго съезда народных депутатов, подчинить все подразделения милиции горисполкому и рассмотреть вопрос о соответствии занимаемой должности начальника ГОВД В. Щербатого. Комитет защиты ПМССР во главе с А. Большаковым обратился к гражданам Приднестровья с просьбой о помощи. При комитете созданы группы содействия.
16 сентября второй съезд депутатов всех уровней территории компактного проживания гагаузов поставил в известность Горбачева и Лукьянова, что в случае возникновения вооруженных столкновений на них будет лежать ответственность за бездействие. Съезд заявил, что «Молдове не удастся румынизировать Буджак», заявил о признании ПМССР и сформировал делегацию для встречи с Горбачевым. Было начато формирование службы безопасности ГР.
Одновременно в селе Лунга Дубоссарского района состоялось так называемое Великое национальное собрание с участием «десятков тысяч молдаван». После того, как журналисты насчитали не более трех тысяч участников, да и то с учетом посетителей ярмарки, проходившей в тот день в селе, официально цифра участников «уточнена» до 12 тысяч. Участники собрания заявили, что «земля Молдовы не подлежит делению». Выступая на этом «великом собрании», Снегур заявил: «Машина сталинщины сегодня действует в лице тираспольских сепаратистов. Молдова уже была силой расчленена теми, кто сейчас оказался на свалке истории. Там же окажутся и их ученики, которые пытаются сегодня перекраивать карту Молдовы». Друк заверил, что «раскольники будут привлечены к ответственности», и призвал «собираться в поход».
17 сентября после 16 часов в здание ПО «Молдэнерго» в Кишиневе, прорвав вневедомственную охрану, проникло несколько десятков сторонников НФМ. Ворвавшиеся потребовали выдачи лидеров Интердвижения. Дежурному диспетчеру нанесено тяжкое увечье. Вызванные для наведения порядка сотрудники Ленинского РОВД «тщетно пытались урезонить собравшихся». Личности нападавших установлены не были, поскольку заместителю начальника Ленинского РОВД Ботезату «документов не предъявили, поэтому оснований для задержания не было» (81).
По сообщениям агентства «Молдова-пресс», «18 сентября в Доме печати состоялась встреча группы читателей с представителями редакции газеты «Молодежь Молдавии». Читатели потребовали от коллектива редакции извинений перед премьер-министром Друком и закрытия газеты» (82).
На самом деле события развивались так. «Читатели», числом около 60 человек, избили журналистов, а семерых сотрудников газеты «взяли заложниками». Ночью того же дня, непонятным образом миновав милицейский пост, в помещение редакции снова проникли «неизвестные», вскрыли сейфы, не повредив замков, и обыскали рабочие места сотрудников. После этого, уже четвертого по счету погрома, редакция «Молодежи Молдавии» объявила политическую забастовку. Газета не выходила почти два месяца. Вынужден был уйти главный редактор А. Марчков, его место заняла Елена Замура. Министр Косташ заявил, что уголовное дело не возбуждено «из-за отсутствия состава преступления».
В Тирасполе Илашку обнародовал «постановление номер 6 от 17 сентября 1990 года», в котором, в частности, говорилось: «В связи с провозглашением так называемой ПМССР, которая направлена против целостности РМ и ее народа, Тираспольская городская организация НФМ постановляет: 5. Отделу по сбору информации НФМ активизировать работу по выявлению, сбору и анализу информации на всех делегатов II съезда ПМССР и лиц, входящих в руководство самозванного государства, для последующего их привлечения к суду как врагов молдавского народа. 6. Всем членам НФМ активно готовиться для работы в условиях подполья. Подготовить базу для ведения партизанской борьбы с оккупационным режимом. 8. Членам НФМ оказать поддержку Молдавской освободительной армии в ликвидации врагов молдавского народа, если они до 1 октября не покинут территорию Молдовы. Долой советскую оккупацию, долой колониальную империю. Под знаменами Штефана Великого на борьбу с врагами молдавской нации. Член Совета НФМ, председатель Тираспольского отделения НФМ Илие Илашку».
На следующий день партсобрание «Точлитмаша» обратилось к УВД и горотделу КГБ с требованием привлечь Илашку к ответственности за разжигание межнациональной розни и приостановить деятельность отделения НФМ в Тирасполе. 26 сентября Т. Стришкэ и Ш. Урыту, от имени отделения НФМ ТГПИ, отмежевались от «постановления номер 6».
18 сентября в Бендерах горсовет решил выделить в распоряжение ГОВД отряды дружинников. Был открыт счет в банке для их финансирования. 
На пленуме Тираспольского горкома КПМ отмечалось, что второй съезд НФМ был последней каплей, переполнившей чашу терпения населения Левобережья. Высказано неверие в возможность диалога с Верховным Советом ССРМ. Часть коммунистов высказалась за создание компартии Приднестровья (КПП), но коммунисты-молдаване выступили против создания самостоятельной партии. Пленум предложил обсудить вопросы о пересмотре законов о языках, отменить постановление Верховного Совета по гагаузской проблеме, принять закон о референдуме, придать Приднестровью статус свободной экономической зоны и создать региональное радио и телевидение. 19-20 сентября в Тирасполе была делегация городского Совета Нарвы, достигнута договоренность об обмене информацией, контактах между Советами и помощи в поставках продукции.
21 сентября Временный Верховный Совет ПМССР образовал в Тирасполе корпоративный госуниверситет (ТГКУ) и заявил о равноправии молдавского, украинского и русского языков. В ТГКУ приняты первые 120 студентов.
В этот день Горбачев выступил на сессии Верховного Совета СССР с анализом ситуации в Молдавии. В первые часы работы молдавские депутаты потребовали оценить общественно-политическую ситуацию, а когда реакции не последовало, появился документ: «...сепаратистские устремления внутри РМ инспирировались центральными органами власти». 24 сентября Президиум Верховного Совета ССРМ признал выступление Горбачева «не способствующим укреплению доверия».
22 сентября РСФСР заключила Договор «О принципах межгосударственных отношений ССРМ-Россия». Договор предусматривал обмен дипломатическими представительствами и был заключен на 10 лет. «Стороны обязались запрещать на своей территории деятельность организаций и групп, имеющих целью уничтожение суверенной государственности и посягательство на территориальную целостность другой стороны или насильственный захват власти». Договор подлежал ратификации Верховными Советами республик, после чего вступал в законную силу. После его подписания Ельцин заявил: «Мы подписали второй договор после провозглашения нашего суверенитета. Первый договор - с Грузией - не затрагивал политических вопросов. Считаю, что критика молдавских законодателей - это не первая ошибка Президента в вопросах отношения к республикам. Мы не должны допускать такого отношения к суверенному государству». 
Приднестровье отреагировало на это заявление так: «Ельцин - это еще не вся Россия и не весь народ, «международная» деятельность России внутри СССР настораживает» (83). Лидер Приднестровья И. Смирнов с горечью признал: «Лидеры большой политики использовали нас для достижения своих целей. На одной из встреч со мной Ельцин пообещал, что при подписании договора о сотрудничестве с Молдовой будут учтены требования населения Левобережья. Но ни один представитель Приднестровья на подписание договора приглашен не был. Очевидное желание Ельцина обладать монопольной властью настолько велико, что он готов бросить себе под ноги все, забывая о людях, ради которых якобы он все это делает» (84). 
23 сентября проведено «собрание депутатов Юга» в Садаклии, где звучали слова о «расчленении Молдовы Центром», «акции против молдавского народа», «оскорблении Горбачевым суверенной Молдовы». НФМ и еще 24 организации подписали обращение «Молдова в опасности!» с призывом к борьбе с сепаратистами и организации добровольческих отрядов. На улицах Кишинева появились толпы с плакатами «Молдаване, к оружию!» Верховный Совет ССРМ объявил в трех районах Юга чрезвычайное положение и вместо распущенных местных Советов образовал там Временный комитет во главе с А. Сангели. 27 сентября захвачен, избит и увезен в Кишинев И. Бургуджи. Освобожден из-под стражи по личному указанию Косташа.
27-30 сентября в регионе по поручению Президента СССР работала комиссия в составе депутатов Верховного Совета СССР Г. Таразевича, С. Ахромеева, М. Демидова. Комиссия вместе с А. Мошану посетила Тирасполь и Комрат. Таразевич отметил: «...рабочая группа ССРМ в Москве заявила, что республика не собирается выходить из СССР и будет участвовать в подписании Союзного договора» (85).
В. Рыляков в ответ на обвинения Кишинева заявил, что «корни раскола - не в Тирасполе, а в Кишиневе. Мы настойчиво предлагаем компромиссы. Мы наблюдаем за дорогами. По первому сигналу рабочие отряды будут готовы в течение получаса. У нас, как в Гагаузии, пытались разоружить милицию - мы этого не позволили» (86). Он отмечал, что «конечная цель НФМ - создание тоталитарного режима. Они предъявляют территориальные претензии Украине. Затевая кровопролитие, они спасают свои посты и кормушки» (87). И. Смирнов заверил: «Мы не собираемся создавать какие-то военизированные части для защиты своего суверенитета» (88). В то же время сессия Бендерского горсовета приняла решение о создании муниципальной милиции.
28 сентября контрольно-ревизионная комиссия ЦК КПМ приняла решение: «...за организацию деструктивных сепаратистских акций, направленных на изменение государственного устройства и нарушение территориальной целостности ССР Молдова, председатель Тираспольского горсовета народных депутатов И.Н. Смирнов, возглавивший Временный Верховный Совет Приднестровской Молдавской Советской Социалистической Республики, исключен из КПСС». В тот же день был осквернен памятник Ленину в Григориополе. В Каушанском районе сожжены садовые домики и уничтожен урожай на участках работников ПШО и завода «Прибор» из Бендер - работали с применением тракторов. После чего зампредрайисполкома в телефонном разговоре предложил «просить землю у Приднестровья». 29 сентября в газете «Молдова суверанэ» Н. Дабижа писал, что «Одесса принадлежит Молдавии, поскольку строилась возле знаменитой Молдаванки». На Украине после таких слов сочли, что «он, даже входя в самолет, не себя пристегивает ремнем к креслу, а самолет - к себе» (89).
Российская пресса в тот период отмечала: «В Молдавии парламент вынес решения, ставшие причиной раскола республики натрое. Намерение Кишинева употребить к сепаратистам власть ничего, кроме эскалации конфликта, не вызовет. В недавних забастовках рабочие создали четкие оргструктуры. Надо набраться терпения и вести переговоры» (90).
А в это время проходил круиз по Средиземноморью на теплоходе «Леонид Собинов» международной культурной миссии, спонсируемый небезызвестным бизнесменом Артемом Тарасовым. Молдавская делегация была представлена 95 (из общего числа 800 участников) «государственными, политическими и общественными деятелями». Среди них были Анжела Косташ, Вячеслав Плугару, четверо Кирияков и другие. Беспошлинно вывезено на 40 дней свыше 60 тысяч бутылок коньяка, водки, шампанского и вина, то есть по 15 бутылок в день на каждого. Спиртным торговали беспошлинно. Плугару-младший до того напился, что провел ночь в полицейском участке в Каире.
ОКТЯБРЬ. На встрече 1 октября членов бюро ЦК КПМ и партсекретарей Приднестровья в Бендерах отмечено, что КПМ не влияет на обстановку в республике. Лучинский заявил, что у него нет существенных расхождений с НФМ, поэтому его попытка принять обтекаемый документ не нашла поддержки. Выступающие отмечали, что русскоязычные не выехали в чужое государство, а переместились внутри единого государства, что Лучинский в Таджикистане почему-то не выучил таджикский язык. Депутаты-коммунисты, в том числе В. Арестов, А. Волкова, В. Загрядский, А. Манойлов, В. Рыляков, выступили с призывом о создании компартии Приднестровья в составе КПСС. В порыве откровенности Лучинский говорил: «Мошану и Костина я знаю лет тридцать и никогда не мог подумать, что они выйдут из КПСС. Мы еще не можем открыто выступать и высказывать свое мнение» (91). 
4 октября в ПМССР вновь введено московское время. 5 октября опубликован Закон ПМССР «О выборах народных депутатов в Верховный Совет ПМССР». Образовано 63 избирательных округа, выборы назначены на 25 ноября. Принято совместное Заявление Временного Верховного Совета ПМССР и Временного Комитета Гагаузской Республики о взаимопомощи в деле охраны общественного порядка. А в Кишиневе продолжали нагнетать страсти. А. Маринат не скупился на сравнения: «Смирнов приехал из Хабаровска в центр Европы и организовал здесь автономию - для этого надо обладать качествами шамана лесных племен, которые обитали в тех краях, откуда он приехал» (92). Ему вторил из Литвы В. Ландсбергис: «В создании автономий действует один механизм и одна направляющая рука, находящаяся вне Молдовы и вне Литвы» (93).
На партсобраниях в первичных организациях за избрание первым секретарем Тираспольского горкома КПМ И. Зарецкого высказалось 62% коммунистов, А. Морозова - 24%, В. Глебова - 12%, В. Яковлева - 1%, В. Синева - 0,5%. 6 октября партконференция избрала первым секретарем горкома И. Зарецкого (94). За него подано 318 голосов, за Морозова - 91, за Глебова - 8. 62% коммунистов города высказались за создание компартии Приднестровья. Партконференция признала образование ПМССР вынужденной мерой, а действия бюро ЦК КПМ - некорректными, и сочла исключение И. Смирнова из КПСС неправомерным. На конференции был создан оргкомитет партконференции Приднестровья.
7 октября XXI съезд ЛКСММ преобразовал комсомол в союз молодежи за прогресс Молдавии, однако программа и устав новой организации приняты не были. Пушкаш - «ведущий правовед Молдовы» - утверждал: «Буковина и два района Одесщины - исконно молдавские. Ограниченного суверенитета мы не признаем. Поэтому республика должна иметь свои правоохранительные органы, в том числе и органы госбезопасности. Требование гагаузами автономии неправомерно: они - не коренные жители, в качестве государственного объявляют русский язык. Где же логика? Думаю, до применения силы дело не дойдет» (95). Те же тезисы повторял Снегур: «Мы не понимаем, чего хотят гагаузы. Если гагаузов угнетали молдаване, тогда почему они говорят по-русски, а не по-молдавски?» (96).
ГАГАУЗИЯ. Гагаузская Республика занимает площадь менее 2 тысяч кв. км, где проживает 166 тысяч человек, из них гагаузы - 134 тысячи человек (82%), русские - 12 тысяч (7%), молдаване - 8 тысяч (5%), болгары - 8 тысяч (5%), украинцы - 5 тысяч (3%). В Гагаузскую Республику входит 27 населенных пунктов.
Регион располагает 169 тыс. гектаров сельхозугодий на высококачественных черноземах. Особенности природно-климатических условий обусловили специализацию региона на выращивании и переработке плодов и овощей, эфиромасличных культур. Хорошо развито винодельческое производство.
В 1940 году с созданием МССР Южная Бессарабия (Буджак), населенная преимущественно болгарами и гагаузами, оказалась разделенной. Большая часть отошла к Украине, остальное - к МССР. Разделение народа усугубилось с распадом Союза ССР и установлением границ между Украиной и Молдовой.
Создание письменности и национальной школы началось только в послевоенные годы. В 1958 г. была открыта национальная школа, которая просуществовала два с половиной года. Согласно Постановлению президиума ВС МССР 1961 г. «О переводе школ с учащимися гагаузами на русский язык обучения» была закрыта национальная школа, свернуто изучение родного языка как учебного предмета, прекращены выпуски газет и радиовещание на гагаузском языке, не готовились национальные учительские кадры.
Пробужденное национальное сознание гагаузского народа после 1985 г. привело к становлению народного движения «Гагауз халкы», к проведению первого, затем чрезвычайного съездов гагаузского народа. Первый съезд представителей народного движения «Гагауз халкы» 21 мая 1989 г. постановил: «1. Просить Верховный Совет Молдавской ССР одобрить заявление настоящего съезда об образовании Гагаузской АССР в составе МССР. 2. Просить правительство республики создать комиссию по разработке статуса Гагаузской АССР».
Чрезвычайный съезд представителей гагаузского народа 12 ноября 1989 г. постановил: «1. Образовать Гагаузскую Автономную Советскую Социалистическую Республику в составе Молдавской ССР». Руководством МССР образование ГАССР было признано незаконным. Ликвидация Молдавской Советской Социалистической Республики 23 июня 1990 г. и образование Республики Молдова использовались для заявления, что никаких политико-правовых обязательств перед Республикой Молдова гагаузский народ не имеет.
10 октября в Кишиневе были распространены листовки антирусского и антигагаузского содержания с фашистской символикой. 11 октября принят Закон ССРМ «О правовом режиме чрезвычайного положения и особых форм правления». И. Илашку утверждал: «По-турецки гагауз - это предатель. Мы решили поставить гагаузов на место. 80 тысяч волонтеров подчинялись НФМ, а уж потом правительству. Министр Косташ поддерживает НФМ» (97). Ему вторил В. Похилэ: «Топоним «Гагаузия» происходит от румынского «гагауцэ» - тупоголовый» (98). Им отвечал гагауз Г. Топузлу, доктор исторических наук: «Вы все - ублюдки НФМ», «в Кишиневе царит фашистский режим» (99). 
13 октября Президент СССР обратился к народу Молдовы: «Ситуация предельно обострилась. В межнациональных отношениях накопилось немало проблем. Но плодотворно решать их можно только на путях закона, сохранения целостности республики, поиска согласия, уважения равных прав и свобод человека». Снегур так оценил это обращение: «Президент СССР похоронил надежды сепаратистов на поддержку их притязаний. Народ Молдовы никогда не смирится с новой угрозой расчленения территории. Не все сегодня понимают в Приднестровье и Буджакских степях, что Молдове нужны не «вхождения», «слияния» или даже «федерации». Ей нужна подлинная государственность, то есть суверенитет. Молдова - это страна молдаван» (100). И. Гуцу утверждал, что «на Левобережье и на Юге предприняты шаги, направленные на раскол партии, мы осуждаем такие попытки и проводим политику левоцентризма». Позднее он объявил коммунистов ПМССР своими политическими противниками (101). Об обстановке в руководстве КПМ рассказывал член бюро ЦК В. Страх: «Когда Лучинский вел бюро, это был отрежиссированный им спектакль. Я ему сказал о заигрывании с НФМ, Лучинский ответил: «Сказал бы я тебе, если бы рядом женщин не было». На пленуме ЦК принято не то решение, которое впоследствии появилось в газетах» (102). 
17 октября решено возобновить издание «Молодежи Молдавии». После этого редакцию газеты подожгли, а председатель Союза журналистов ССРМ, ранее заместитель заведующего отделом пропаганды ЦК КПМ Т. Цопа прокомментировал случившееся своеобразно: «Они там пили-кутили, может, окурок бросили». Ему вторил В. Пушкаш: «Центр - наш враг, а его полпред у нас - его пресса». Правда, затем Пушкаш отказался от авторства этой фразы (103). В редакцию снова явились «читатели», предлагая «газету закрыть, корреспондентов избить, редактора повесить».
18 октября НФМ выдвинул лозунг «Молдова в опасности!». В тот же день прошел учредительный съезд профсоюзов Приднестровья. Опубликован призыв инициативной группы по созданию молодежного комитета защиты ПМССР к воинам запаса - «афганцам», десантникам и спортсменам. 
23 октября Друк подписал постановление №407 об организации отрядов добровольцев, и первые из них прошли по Кишиневу с лозунгом «Молдаване, к оружию».
25 октября выборы в Гагаузии завершились избранием 50 из 55 первых депутатов Верховного Совета Гагаузской Республики. В выборах участвовало 97% избирателей. Съезд депутатов ГР перерос в первую сессию Верховного Совета ГР, на которой избран Президиум Верховного Совета и его председатель - С. Топал.
К этому времени Гагаузская Республика была блокирована «добровольцами», дороги перекрыты вооруженными отрядами милиции и НФМ. Начался так называемый «поход на Гагаузию». 
26 октября постановлением Верховного Совета ССРМ прекращены полномочия народных депутатов Г. Калчу, К. Капсамуна, Ф. Карапунарлы, М. Кендигеляна, И. Кера, С. Курогло, Ф. Маринова, В. Рылякова, К. Таушанжи, С. Топала, Г. Франгу, В. Яковлева из-за «неучастия в работе Верховного Совета без уважительных причин и умышленного игнорирования законов». Принято обращение Верховного Совета ССРМ к народам и парламентам мира: «Процессам демократизации и национального возрождения оказывают яростное сопротивление деструктивные силы в республике и Центре. Верховный Совет был поставлен перед необходимостью ввести чрезвычайное положение на юге республики». В тот же день в Чимишлии были задержаны сотрудники особого отдела (военная контрразведка) КГБ полковник В. Цацурин, подполковник Горбунов и майор Рябуха. Вместе с ними снова захвачен И. Бургуджи, его четверых охранников избили и отпустили. Шесть часов «устанавливали личности» задержанных. Косташ приказал: «Выжать из них все, пока не скажут, как попали сюда».
Вечером 26 октября десятки автобусов с добровольцами Приднестровья во главе с В. Рыляковым через юг Украины выехали в Гагаузию. Колонну неоднократно пытались задержать, поэтому переход приднестровцев длился 18 часов. 27 октября колонна пробилась в Чадыр-Лунгу. Внутренние войска МВД СССР пришли в Гагаузию спустя сутки. Степан Топал говорил: «Ситуация непредсказуема. Мы установили посты на дорогах, ведущих в Комрат. Официально находящиеся там люди не вооружены, но мы не знаем, имеют ли мирные жители собственное оружие».
И гагаузы, и приднестровцы просили Горбачева вмешаться и прекратить кровопролитие. После этого 28 октября в Комрат прибыл командующий внутренними войсками МВД СССР Ю. Шаталин с полком внутренних войск из Кишинева, который дважды безуспешно пыталась остановить кишиневская милиция. Накануне министр внутренних дел Косташ с колонной в несколько десятков машин и почти тысячей человек личного состава пытался проехать в Кириет-Лунгу. Когда тракторист, рывший траншею поперек дороги, стал уезжать в село, Косташ обстрелял трактор из автомата.
28 октября исполком Тираспольского горсовета запретил проведение митинга в поддержку Гагаузии, организуемого ОСТК, а также митинга в знак протеста против создания ГР и ПМССР, организуемого группой Урыту и Иванцока.
29 октября в Кагуле добровольцы разрушили памятники Ленину и полководцу Румянцеву, милиция в их действия не вмешивалась. Погромы парткомов имели место в Кишиневе, Дондюшенах, Кагуле, Кантемире, Калараше, Оргееве, Унгенах, Флорештах и других районах. На пограничной заставе Стояновка добровольцы подожгли заграждения. В 4.30 утра 31 октября к блокирующим пограничников прибыли К. Оборок и М. Гимпу, с ними по телефону говорил Друк, только после этого удалось разрядить ситуацию. 30 октября объявлено о создании в Чимишлии первого батальона «Тирас-Тигина» как основы национальной армии. Батальон из добровольцев-офицеров первоначально считался подразделением гражданской обороны и был укомплектован всего на треть. Одновременно в Кишиневе создаются невыносимые условия для военнослужащих Советской Армии: досмотры, оскорбления, задержания, угрозы. Накануне предполагавшегося визита Горбачева (визит не состоялся по соображениям безопасности) у памятника Штефану Великому красовался плакат «Цель визита - забрать русских домой» и «Союзному договору - нет».
31 октября прошел очередной пленум ЦК КПМ. Во время работы пленума к зданию подошла «большая группа людей, представителям которой была дана возможность выступить перед его участниками». В этот день исполком НФМ принял декларацию: «В Комрате внутренние войска МВД СССР поддерживают действия сепаратистов, проявляют себя как интервенты. Советские секретные службы провоцируют столкновения. Шанс защитить целостность и суверенитет силами добровольцев упущен из-за введения в зону чрезвычайного положения советских внутренних войск. Советская империя в очередной раз показала свое истинное лицо. Тактика обращений за помощью к Центру оказалась ошибкой. Парламент республики должен провозгласить немедленный выход РМ из состава СССР и обратиться к ООН с просьбой ввести войска ООН».
Продолжалось становление ПМССР. В Дубоссарском районе 10 сельсоветов на своих сессиях признали правомочность создания ПМССР в составе СССР, в двух из оставшихся шести (Делакеу, Малаешты) депутаты отказали избирателям в праве выбора. Сессия Каменского райсовета предложила дополнить Декларацию о суверенитете положением о невыходе из состава СССР, ускорить принятие закона о референдуме, закрепить за Приднестровьем право на два госязыка, пойти на компромисс в вопросе о символике, создать двухпалатный парламент.
Н. Киртоакэ так характеризовал тогдашнюю ситуацию: «ГР и ПМССР провозглашены вопреки Конституции и международному праву. Удивительно согласованны действия Советской Армии и отрядов рабочих Приднестровья. Движение добровольцев никто сверху не инициировал, это - стихийное народное движение. Силы добровольцев использовались в помощь милиции в операции по введению чрезвычайного положения. Руководил операцией министр внутренних дел И. Косташ. Основные силы добровольцев скапливались в Чадыр-Лунге, Вулканештах и Комрате с задачей изоляции всех деятелей гагаузского движения. Блокировать дороги нужно было, чтобы не пустить воинские части и военную технику. Численность добровольцев - около 40 тысяч человек, порядок среди них обеспечивали 7 офицеров моего департамента по военным вопросам. Перемещение осуществлялось на транспорте, выделенном предприятиями, колхозами и совхозами. Оргвопросы курировали зампреды исполкомов Советов. Питание организовала потребкооперация. Треть добровольцев (в основном из Кишинева) была плохо организована. Отряды добровольцев действовали в течение недели, и к вечеру 27 октября их в зоне проживания гагаузов уже не было. Я обеспечивал взаимодействие добровольцев и МВД. Чрезвычайное положение так и не было введено, и триколор не водружен над Комратом. Но добровольцы выполнили свою задачу. Они не пустили военную технику Советской Армии. Главное достижение добровольческого движения - созданы предпосылки для решения межнациональных конфликтов политическими методами» (104).
Один из «волонтеров» так описывал формирование отрядов добровольцев: «Приходят во двор парни с канистрой бензина: «Бери хлеб и сало, о вине колхоз позаботился, и в автобус. Не поедешь - сожжем дом» (105).
Косташ утверждал, что внутренние войска способствовали проведению съезда гагаузских депутатов и сессии Верховного Совета ГССР, а их начальник генерал-майор А. Зайцев занимается политикой. На деле за 20 дней нахождения внутренних войск МВД СССР в южных районах не совершено ни одного правонарушения (106). Друк говорил, что «в Тигине (Бендеры) войска спецназначения накапливаются со времени мартовского референдума», что «за 5 лет мы затратили на армию сумму, равную годовому национальному доходу. В Молдове будет армия из 12 тысяч профессионалов». Со ссылкой на начальника управления информации МВД РМ Д. Корлэтяну сообщалось, что на «Точлитмаше» действует цех по производству автоматов Калашникова. Когда в Чимишлии штаб (Друк, Косташ, Киртоакэ, Хадыркэ) принимал решение, как не вступить в боевой контакт с внутренними войсками, в Кагуле уже стоял «афганский» полк из Болградской дивизии. Киртоакэ сказал командиру полка: «Будете стрелять, живыми не уйдете. Если пойдете против нас, ваши семьи тоже пострадают. Так мы сделаем и с пограничниками». Лидеры НФМ уверяли, что события на Юге произошли под руководством советских спецорганов. Председатель КГБ ССРМ Ботнарь заявил, что «там работали группы наших офицеров в количестве 37 человек. С 25 по 29 октября они находились там под руководством моего первого заместителя Д. Мунтяну и представили подробную информацию. Благодаря КГБ была обеспечена связь».
Еще в июле командующий Одесским военным округом генерал-полковник И. Морозов в Верховном Совете ССРМ говорил: «Принятие некоторых законов вызвало неоднозначную реакцию представителей ряда национальностей. Негативно отношусь к обращению второго съезда НФМ». (Хадыркэ прервал депутата: «Ваша речь вызывает недовольство собравшихся у здания граждан».) Главком ВЮЗН генерал-полковник В. Осипов отмечал: «Телевидение Молдовы подтасовывает факты. В отношении военнослужащих используются пикеты, блокады. Мы требуем принятия решительных мер к зачинщикам провокаций» (107). Его поддержал член Военного Совета ВЮЗН генерал-лейтенант Г. Донской: «Долготерпение воинов иссякает. Они подвергаются моральным и физическим оскорблениям» (108). В Советской Армии служило 45 тысяч граждан ССРМ, из них в самой ССРМ 15 тысяч. Сентябрьский указ президента ССРМ ничего, кроме нервозности, не дал. За 9 месяцев дезертировали 367 человек. План осеннего призыва в Молдавии в 1990 году был выполнен на 60%, а на правом берегу в районах - на 20%. В Приднестровье проблем призыва не было. Весенний призыв 1991 года по плану составлял 10 тысяч человек, призвано 30% от плана. Военные сборы студентов Кишиневского мединститута вместо двух месяцев продлились три дня: испортили оборудование, демонстративно говорили только по-румынски и игнорировали приказы командиров, отказались работать по московскому времени, начальник военной кафедры демонстративно не приветствовал генерал-лейтенанта.
31 октября газеты опубликовали заявление секретариата ЦК и бюро контрольно-ревизионной комиссии КПМ. В нем, осуждая сепаратистские устремления Юга республики и Приднестровья, Центральный Комитет выступил против решения национальных и политических конфликтов силовыми методами, считая их тупиковыми, отдаляющими республику от столбовой дороги цивилизованности. Воспринимая как вынужденные принятые Верховным Советом ССРМ меры по введению чрезвычайного положения в южных районах, ЦК компартии выразил надежду, что усилия депутатов парламента, трезвомыслящих лидеров приведут к нормализации обстановки. Позитивному продвижению переговоров способствовало бы возвращение добровольных отрядов из мест дислокации. В этой связи, говорилось далее в заявлении, вызывает тревогу усиление антикоммунистических настроений. Под лозунгом деполитизации допускается преследование людей по идейным убеждениям. Имеются случаи самовольного захвата зданий партийных комитетов.
Опасения в связи с возможностью этнического насилия в Молдове усилились на Западе, так как «румынские националисты собрались отправиться в район, населенный турецким меньшинством, чтобы помешать ему отколоться» (109). Этот обостряющийся кризис свидетельствует о распаде Советского Союза. Он разразился в то время, когда на Украине «Рух» провел второй съезд, в повестку дня которого входил призыв к отделению от Советского Союза. Новый Союзный договор в свете этих конфликтов становится делом более сложным (110).
НОЯБРЬ. 1 ноября на закрытом заседании Верховного Совета ССРМ обсуждалась ситуация в районах чрезвычайного положения. Выступили Снегур, Косташ, Друк, Осипов, а также председатель временного комитета Верховного Совета ССРМ по осуществлению мер чрезвычайного положения и особой формы правления А. Сангели. В этот день в Дубоссарах прошел митинг и были установлены посты на дорогах. 
2 ноября делегация ЦК КПМ во главе с Лучинским и представители общественности (активисты НФМ) вылетели в Москву для встречи с Горбачевым. Правительство ССРМ расформировало добровольные народные дружины, взамен была создана республиканская гвардия, подчиненная лично президенту.
2 ноября - первая трагедия Дубоссар. Еще 22 октября в Дубоссарах состоялся митинг протеста против размещения в районе без согласия местных властей вооруженного отряда на милицейских машинах без номеров и при поддержке гражданских лиц. Горсовет заявил протест Бакатину и Снегуру. В ответ сотрудники МВД ССРМ были рассредоточены по окрестным селам. Обеспечение порядка в городе после митинга поручено усиленным отрядам дружинников. Беспорядки начались со слухов, что милиция из Кишинева хочет захватить Дубоссары. В связи с возвращением добровольцев из Гагаузии около 10 часов утра женщины и ветераны сели у здания райисполкома, затем сожгли пачки листовок общества «Транснистрия», позднее митинг решил выдворить из служебных помещений судью и прокурора, а власть передать в руки ОСТК, который организовал оборону и не пропустил милицию Косташа в город.
Косташ признал позднее: «2 ноября 1990 года были подписаны приказы №4 «О деблокировании Дубэсарьского моста через реку Днестр и охране общественного порядка в городе Дубэсарь» и №5 «Об организации КПП на транспортных магистралях и дорогах Григориопольского и Дубэсарьского районов». Власть в Дубэсарь захватила толпа, потребовавшая свержения законных органов власти. Приказом было запрещено применение огнестрельного оружия за исключением случаев, предусмотренных уставом». Дубоссарцы блокировали мост, который около 17.00 начали штурмовать омоновцы на трех автобусах под руководством и.о. начальника ГУВД Кишинева подполковника Вырлана. Омоновцы сначала стреляли вверх, потом применяли дубинки и «черемуху» (111). От школы милиции выезжали 135 курсантов и 8 офицеров во главе с подполковником Нейковым, однако курсанты стрелять отказались.
Остановленные дружинниками, омоновцы пошли в обход, здесь и погибли трое защитников города - О. Гелетюк, В. Мицкул и В. Готка. (У Чадыр-Лунги именно В. Готка был одним из тех, кто отобрал автомат у старшины милиции, стрелявшего в воздух.) 16 человек получили ранения, в том числе 9 - пулевые. Омоновцы шли с криками «Русофоны, на колени!». Впереди стояли три шеренги, а сзади - офицеры с автоматами, которые и стреляли метров с пятнадцати. Расстреливали в упор пулями со смещенным центром тяжести. Действия молдавского ОМОНа снимал оператор Эн-Би-Си. Всего было израсходовано свыше тысячи патронов. Следователи прокуратуры СССР по маркировке гильз определили, что патроны выдавались МВД ССРМ. Однако даже 9 ноября еще не были допрошены раненые, готовые опознать стрелявших, а уголовные дела по данным фактам прекращены в том же месяце.
ОМОН отступил. Вечером по указанию ОСТК около ста единиц техники блокировали все въезды в город. В воинской части Советской Армии разместили около двух тысяч женщин и детей. Командование Одесского ВО запретило военным участие в конфликте. Из города исчез первый секретарь райкома КПМ Палария. Начальник райотдела КГБ Б. Гладыш вместо помощи названивал всю ночь в ОСТК, запрашивая сведения (112). Второй секретарь дозвонился до Друка, но тот посоветовал «звонить своему Лучинскому. Стреляют по детсадам и больницам? Пусть сидят дома!». Вскоре на помощь подошли рыбничане, затем тираспольчане. Тем временем ОМОН перерезал дорогу на Тирасполь у Кошницы, с правового берега переправляли волонтеров. Рыбничан пытались остановить на мосту через Ягорлык. Распространяли слухи, что «русские идут бить молдаван».
В знак протеста 77 женщин Дубоссар (от кормящих матерей с младенцами до бабушек 70 лет) объявили политическую голодовку, требуя наказания Снегура, Друка и Косташа, их местных пособников Мицкула, Попа, Паларии. Коммунисты города потребовали исключить их из КПМ и отозвать из числа народных депутатов ССРМ. Погибших хоронили на Мемориале воинской славы под звуки ружейного салюта в братской могиле. «Дубоссары - это Ольстер Молдовы», «Это - фашизм», - заявил на траурном митинге И. Смирнов. Всю приднестровскую прессу обошел снимок: малыш у гроба с плакатом «За что убили моего папу?». 
2 ноября в Тирасполе членами РОСМа были задержаны четверо, которые из гостиницы «Дружба» передавали по телефону в Кишинев сведения о характере и количестве помощи Дубоссарам. Волонтеры из Варницы захватили девять дружинников из Бендер, избили и только после настоятельных просьб передали в ГОВД. Избитых снимал оператор телевидения В. Воздвиженский (погиб в Бендерах в июне 1992 года).
В ССР Молдова в соответствии с постановлением Верховного Совета республики №336 от 2 ноября 1990 года, не публиковавшимся в печати, началось формирование национальной гвардии. По словам генерал-майора внутренних войск МВД СССР Ю. Балахонова, «руководство Молдовы утверждает, что национальная гвардия предназначена для ликвидации последствий стихийных бедствий. Но она призвана выполнять другие, не свойственные подобным формированиям функции - защищать суверенитет республики, поддерживать общественный порядок и охранять стратегические объекты. Это идет вразрез с Указом Президента СССР «О запрещении создания вооруженных формирований, не предусмотренных законодательством СССР, и изъятии оружия в случаях его незаконного хранения».
3 ноября в Москве Президент СССР встречался со Снегуром, первым заместителем председателя Верховного Совета ССРМ Хадыркэ, «представителями гагаузского населения и населения Приднестровья - народными депутатами Лауром, Мицкулом, Смирновым, Таушанжи, Топалом по их просьбе». На полуторачасовой встрече присутствовали А. Лукьянов, Н. Рыжков и Г. Ревенко. Снегур заявил: «Не дай бог, если в Тирасполе будут выборы!». И. Смирнов ответил, что ни о каком делении территории Молдовы речь не идет. Н. Рыжков выразил беспокойство, что Молдова может стать вторым Карабахом, и предложил отстранить от должности Друка, а расследование событий поручить генпрокуратуре Союза. Он заявил также, что если не остановить волонтеров, тогда нужно вводить чрезвычайное положение во всей Молдове: «Если молдаване не успокоятся, то с ними справится Советская Армия». А. Лукьянов потребовал развести противостоящие стороны. Горбачев был верен себе: «Противостояние ведет в тупик, но и территориальные притязания - тоже путь в тупик». Выход из конфликта Горбачеву видится в моратории на все ранее принятые сторонами решения, роспуске добровольческих формирований и создании согласительной комиссии, путь к миру - целостность Молдовы в составе СССР (113).
На встрече было решено неукоснительно соблюдать Конституции СССР и ССРМ (которые противоречили друг другу, и, следовательно, соблюдение одной было несоблюдением другой - Г.К.). «Сделать все возможное для приостановления процессов, которые могут привести к введению чрезвычайного положения во всей Молдове», - так сформулировал главный вывод встречи с Президентом СССР Снегур. Он отметил целесообразность создания согласительных комиссий для ведения переговоров с представителями гагаузов и жителей Приднестровья. Но для этого нужен нулевой вариант, обозначающий не только аннулирование проведенных в южных районах выборов, но и само антиконституционное провозглашение так называемых Гагаузской и Приднестровской Республик. Возможен также и пересмотр некоторых решений парламента Молдовы, принятых в последнее время. В тот же день Верховный Совет ССРМ принял декларацию о том, что московская встреча Снегура с руководителями «так называемых» Гагаузской и Приднестровской Республик в присутствии Президента СССР не означает признания этих «республик» ни де-юре, ни де-факто.
Ситуация оставалась взрывоопасной. В Бендерах, Тирасполе, Рыбнице и Дубоссарах все городское население поднято по тревоге гражданской обороны. Депутат Дубоссарского горсовета В. Сипченко сообщил, что есть раненые, многие жители доставлены в больницу с переломами. Утверждают, что это следствие применения дубинок. Школы не работают. Тираспольские рабочие отряды численностью около 4 тысячи человек находятся в Дубоссарах, Григориополе, Бендерах. Еще около 6,5 тысяч человек сконцентрированы в самом Тирасполе. Въезды в Бендеры охраняются группами дружинников, созданными на предприятиях по решению горсовета. Решено объявить в Бендерах чрезвычайное положение. Руководство осуществляет специальный комитет, в который вошли как депутаты местных Советов, так и представители трудовых коллективов и организаций города.
Кишиневская пресса продолжала нагнетать страсти. Л. Лари взывала: «Не верьте предателям в парламенте, марионеткам Москвы. Империя хочет продержаться на крови». Г. Виеру утверждал: «Темные силы Москвы, варвары из Приднестровья, русские начали драку» (114), «В Тирасполе горсовет находится под влиянием странного органа, называемого ОСТК» (115). Илашку утверждал: «Убийство в Дубоссарах - это провокация КГБ. Наши люди получили приказ стрелять в ноги» (116), «Речь идет о Центре. Трупы были приготовлены. Был ли вообще приказ стрелять?» (117).
Как позднее признавал Плэмэдялэ, 2 ноября в Дубоссарах он был 20 минут и дал одну команду - отвести войска в пятом часу вечера, когда вовсю шла стрельба: «Косташ фальсифицировал приказы о Дубоссарах, уничтожил видеопленку о событиях, где видно, кто убивал дубоссарцев. Задорожный, Корлэтяну и Моложан будут молчать. Оружие применено в нарушение устава. Начальник РОВД Жосану неоднократно просил Косташа не направлять дополнительных сил. Косташ на инструктаже отряда разрешил стрелять вверх. Отправили отряд наспех, не уточнив задачи, не дав отдыха людям. ЧП было введено на Юге, а не в Дубоссарах, поэтому приказы Косташа не имели оснований» (118). 
3 ноября минутой молчания Верховный Совет ССРМ почтил память жертв трагедии в Дубоссарах. По словам прокурора Молдовы Д. Постована, погибли три человека и девять были ранены, в том числе двое - тяжело. Парламент Молдовы заслушал информацию министра внутренних дел Косташа: «Мне приказано немедленно отвести выдвинутые 2 ноября в районы реки Днестр, Бендер, Рыбницы, Кэушань подразделения республиканской милиции. Принять все меры, чтобы из указанных районов ушли также отряды добровольцев. Об исполнении доложить лично министру внутренних дел СССР В. Бакатину». Сессия приняла постановление, которое предусматривало отвод всех добровольческих формирований из южных районов и Приднестровья, а также запрещение ввода в районы Левобережья Днестра войск МВД СССР. Председатель КГБ Ботнарь возлагал вину на дубоссарцев: «Что касается событий в Дубэсарь, это трагический случай в истории Молдовы - пролилась невинная кровь. Это не какая-то спланированная акция. Ошибки были допущены со стороны самих дубэсарцев: они блокировали стратегическую трассу союзного значения. Я оправдываю действия милиции, которая получила задание разблокировать дорогу и сделала все для этого. Если бы не было допущено блокирования дороги и зданий, где располагаются органы госвласти в Дубэсарь, если бы не было этого антимолдавского психоза на Левобережье Днестра, то и трагических событий можно было бы избежать».
Депутаты заслушали информацию премьер-министра Друка об обстановке на Левобережье Днестра. Было принято его предложение использовать перечисленные жителями Молдовы средства в поддержку добровольческих формирований на техническое оснащение и вооружение милиции и корпуса карабинеров. В выступлениях парламентариев подчеркивалось, что сепаратизм ни в коем случае не должен стать методом решения возникших проблем.
Считая, что главным виновником трагедии является глава правительства, народный депутат Г. Богданов потребовал отставки Друка и объявил о политической голодовке, которую намерен провести, не выходя из здания Верховного Совета Молдовы.
Части Советской Армии в конфликт не вмешивались. Внутренних войск МВД СССР в этом регионе нет, несмотря на то, что население и органы власти этих городов обратились к руководству страны с просьбой о вводе внутренних войск. Приднестровье рассматривало вопрос о применении экономических санкций в отношении правительства ССРМ. Речь идет о прекращении подачи электроэнергии и перекрытии железнодорожного движения в направлении Кишинева. Этот вопрос рассматривался на совместном заседании президиумов Советов приднестровских городов и районов.
4 ноября принято Постановление Верховного Совета ССРМ «О неотложных мерах по стабилизации общественно-политической обстановки». Постановление осудило попытки решать политические и межнациональные конфликты посредством силы. Образована согласительную комиссию во главе с Лучинским (из 16 членов комиссии - 12 представителей НФМ). 
И. Смирнов заявил по радио 5 ноября: «Пятно позора легло на парламент и правительство Молдовы». Илиеску заявил, что Румыния озабочена судьбой румын в СССР, но не намерена поднимать вопрос об изменении границ. Румынская «Адевэрул» утверждала, что причиной событий является позиция центральных советских властей: «Тени прошлого живут в стенах Кремля. Как иначе объяснить многодневное молчание тех, кто призван был объявить антиконституционным провозглашение Гагаузской и Приднестровской Республик?». 5 ноября Лучинский обратился с письмом на имя президента Снегура, требуя пресечь незаконный захват помещений КПМ и физическое насилие над партработниками в Кишиневе и ряде районов, однако реакции не последовало. Виновные наказаны не были.
6 ноября Тираспольская городская конференция КПМ 318 голосами против 106 подтвердила полномочия Зарецкого. На референдуме 90% членов КПМ высказались за создание самостоятельной парторганизации Приднестровья. В тот же день делегация парламента РСФСР в составе С. Красавченко (руководитель делегации), С. Ковалева (председатель комитета Верховного Совета РСФСР по правам человека), Б. Золотухина и Б. Кондрашова посетила Тирасполь. Сергей Красавченко был давним другом М. Друка и диссидентом с 60-х годов. Во главе комиссии Верховного Совета России он оказался по настоянию Кишинева. Уже после событий 1991 года, снова посетив Молдавию, Красавченко утверждал: «Мы не обнаружили ни одного факта дискриминации русскоязычного населения, напротив, страдают лишь молдаване и вообще все инакомыслящие. В Бендерах пикетчицы просто спровадили меня пинками в спину. Власти в Тирасполе поддержали ГКЧП. Они превзошли ГКЧП. Я всегда был в курсе связей между Тирасполем и Лукьяновым, ВПК и парламентской группировкой «Союз». Арест приднестровских лидеров является не причиной блокирования, а всего лишь предлогом. И совершенно уверен, если бы даже не было никаких арестов, силы, стоящие за спиной тираспольских властей, нашли бы другие поводы для совершения экономических диверсий».
Красавченко подчеркнул двуединую задачу делегации: получение объективной информации о ситуации и ее причинах, выработка предложений для Ельцина о защите интересов проживающих здесь русских. По его мнению, «понятие «Союз» должно означать отношения между суверенными государствами. Российский парламент внимательно относится к положению соотечественников в союзных республиках и сделает все возможное для их защиты» (119). Ковалев отмечал: «Лидеры Приднестровья упрямы, а кишиневские власти готовы пойти на уступки. Друк не произвел впечатления шовиниста. Нужна ратификация договора с Россией от 22 сентября, который Молдова ратифицировала 1 октября. На гагаузов сильное давление оказывает Приднестровье. Следует вспомнить «поход» огромной колонны из Приднестровья на помощь гагаузам, который только разжег страсти. Следственная группа прокуратуры Союза от встречи с нами уклонилась, вела себя грубо» (120). Как отметили в Приднестровье, разговора с комиссией Верховного Совета не получилось. Она прибыла в день похорон жертв Дубоссар, но ехать туда наотрез отказалась (121).
Противостояние Приднестровья и кишиневских властей, вылившееся в начале ноября в открытое столкновение и приведшее к человеческим жертвам, перешло в фазу своеобразной «холодной» войны. «Ввод войск МВД СССР - единственный выход и единственная надежда», - заявил заместитель председателя Дубоссарского горсовета Александр Порожан. Все подъезды к Дубоссарам контролируются отрядами горожан, несущими вахту днем и ночью. Каждый из приезжих подвергается многократной проверке документов. Порожан подчеркнул, что действия лидеров Приднестровья поддерживаются абсолютным большинством жителей, которые готовы сопротивляться, «пока не сотрут Приднестровье». Очевидно, что балансирование на грани нового столкновения не могло длиться бесконечно, и переговоры необходимы.
10 ноября продолжил работу пленум ЦК КПМ, который осудил попытки решать политические и межнациональные конфликты силовыми методами и предложил в новом Союзном договоре предусмотреть гарантии территориальной целостности суверенной ССРМ. На 1 октября 1990 года из КПМ по собственному желанию вышло почти 10% ее состава, особенно много в Кишиневе и Тирасполе. Вступило в партию менее 1% общей численности КПМ.
Заседания согласительной комиссии - со стороны Кишинева возглавлял Лучинский, в составе - И. Мицкул, И. Хадыркэ и другие, от ГР - М. Кендигелян, от ПМССР - А. Волкова, в составе - Б. Акулов (122), В. Боднар, В. Дюкарев, В. Загрядский, И. Мильман, Г. Пологов, В. Рыляков, консультанты П. Заложков, В. Чарыев, О. Запольский и В. Гончар - 9 и 11 ноября результатов не дали. 
11 ноября недовольство центральными средствами массовой информации выразил Косташ: «Из-за чрезвычайной занятости мы не имеем возможности привлечь некоторых к ответственности, но в будущем это надо сделать». Министр подверг критике действия подразделений МВД СССР, введенных в южные районы республики. Генерал считает, что ввод войск МВД СССР, которого желают лидеры Приднестровья, в левобережные районы не может стабилизировать положение: «Этого хотят те, кто желает введения чрезвычайного положения во всей Молдове. Сепаратисты, насильственно захватившие власть, не желают подчиняться парламенту и правительству Молдовы. Их действия явились причиной трагедии в Дубоссарах. Милиции был отдан приказ не применять оружия. Не исключено, что жертвы явились следствием провокаций».
13 ноября принята Декларация Верховного Совета ССРМ к Верховному Совету СССР: «Дорогие друзья! (Уже не товарищи - Г.К.) Выборы на Левобережье угрожают всему государству, нарушение территориальной целостности одной из союзных республик может послужить началом гражданской войны. Образование ПМССР по существу устанавливает довоенную границу, вытесняя Бессарабию из Союза. Главные источники жизнедеятельности нашего края проходят через это новое, враждебное к нам государственное формирование, поэтому единственной возможностью выживания остается для нас выход из Союза». В интервью Снегура агентству «Ромпрес» 13 ноября говорилось: «Мы - за сообщество суверенных государств. О каких переговорах может идти речь в составе одной республики?». Г. Пологов заявил о своей особой позиции: «Речь идет об автономии в политическом смысле. Я не во всем согласен с позицией И. Смирнова» (123). 
14 ноября Верховный Совет ССРМ образовал департамент по национальным вопросам и комиссию для совершенствования механизма применения Закона ССРМ о функционировании языков. 
12 ноября в пьяной драке был убит некий Молдавану, однако ТВ заявило, что убит за то, что «вступился за национальный флаг». 15 ноября его отпевание в кафедральном соборе вылилось в манифестацию, после которой начались погромы, зарегистрировано около полусотни пострадавших, были попытки врываться в квартиры. Подобные акты прошли и в других городах. Всего в республике за этот день совершено 121 преступление, из них в Кишиневе - 52 (47 тяжких). В ходе беспорядков пострадали и некоторые депутаты парламента. Милиция проявила полную беспомощность, сопровождая погромщиков, но не вмешиваясь. По сути дела, милиция охраняла погромщиков. По признанию Костина, город был на волосок от трагедии. При организации драк возле памятника Штефану Великому использовали учащихся СПТУ-87 (124).
В парламенте подполковник Вырлан так оправдывал свое бездействие: «Называли имя дезертира, призывавшего расправляться с русскими, его арест может осложнить обстановку в городе». Вопросы депутатов: «Доведено ли до конца хоть одно следствие по предыдущим фактам? Расформированы ли отряды волонтеров? Под чьим давлением не вмешивается милиция? Если милиция бессильна, почему не просят помощи у МВД Союза? Почему не называют имена зачинщиков беспорядков? Чего стоят гарантии личной безопасности депутатов, принятые накануне? Контролирует ли правительство происходящее?» - остались без ответа. Более того, министр внутренних дел Косташ сам вопрошал: «Стоит ли парламенту заниматься обзором уличных происшествий? Депутатам нужно не ввязываться в драки, а обращаться за помощью к милиции». Следует отметить, что пострадавшие депутаты называли имена стражей порядка, к которым безрезультатно обращались за помощью (125). Постановление Верховного Совета ССРМ осудило хулиганские действия и обязало МВД принять меры для выявления и задержания организаторов беспорядков. Обращение группы депутатов (в том числе В. Алксниса, В. Блохина, Е. Когана и Н. Петрушенко) к Президенту СССР с требованием введения в ССРМ чрезвычайного положения и приостановления деятельности Верховного Совета и правительства Верховный Совет ССРМ счел провокацией и вмешательством во внутренние дела суверенного государства. А. Маринат по этому поводу заявил, что «молдавский народ скорее уступит Левобережье, чем пожертвует своим правительством и парламентом. Акция Смирнова (управляемая из Центра) - это безумная авантюра, связанная с тяжелыми последствиями для русскоязычного населения Бессарабии» (126).
В Бендерах на встрече женсоветов Левобережья было отмечено, что правительство, которое привело республику к политическому кризису, а народ поставило на грань гражданской войны, не вправе больше управлять согражданами. Одновременно к жителям Бендер обратилась «группа интеллигенции» (среди них был и начальник горотдела КГБ Г. Мокану) с призывом «проявить мудрость и благоразумие, чтобы город не стал ареной гражданской войны» (127). Бюро горкома КПМ Тирасполя призвало население поддержать морально и материально гагаузский народ и одобрило направление в Гагаузию внутренних войск МВД СССР. Отмечалось, что среди выезжавших в Гагаузию было много коммунистов, но ни одного секретаря парткома. Как позднее отмечала пресса, «нашим коммунистам не везло на лидеров» (128).
Тираспольский горсуд 12-13 ноября рассмотрел иск А. Волковой и решил - восстановить ее на работе и оплатить вынужденный прогул за счет ректора Кошкодана. В университете из 300 коммунистов к осени 1990 года осталось 70. Зато 80 волонтеров НФМ направились в Гагаузию, особенно с физико-математического факультета. Проректор П. Толоченко заявил, что «Молдова сможет простить русских только через 100 лет». Состоялась первая пресс-конференция И. Смирнова, А. Большакова, В. Воеводина и А. Волковой: «У нас нет отрядов самообороны, только ДНД и РОСМ. Оружия не имеем. Тирасполь выступил с предложением о создании муниципальной милиции - деньги собраны, но из-за сопротивления правительства ССРМ создать ее не удалось» (129).
Временный Верховный Совет ПМССР обратился к парламентам СССР, России и Украины: «Руководство Молдовы шантажирует Президента СССР, президентская комиссия и комиссия РСФСР во главе с Красавченко не пожелали объективно разобраться в ситуации. Призываем не подписывать договоры с РМ, пока не отменены антинародные законы ее парламента. Просим моральной поддержки и помощи в проведении выборов и образовании ПМССР». В заявлении об отношении к проекту Союзного договора говорится, что в условиях экономического и политического кризиса в стране заключение Союзного договора остается последней возможностью выхода из тупика. Проект Союзного договора в целом соответствует коренным интересам народов СССР. Сам факт его заключения может сыграть позитивную роль в развитии политических процессов в стране (130).
К. Таушанжи (кандидат экономических наук, декан экономического факультета Комратского университета) отмечал: «Ситуация в РМ такова, что любое решение всех не устроит. Гагаузский вопрос можно было решить год назад: выбор языка, СЭЗ и выход из состава республики в случае ее присоединения к Румынии. Комрат недополучает 150 млн рублей в год: 65% из них идет в Кишинев, 35% - в Москву. Необходимы приватизация, отпуск цен, социальная защита и политическая стабильность. Верховному Совету ССРМ следует признать право гагаузов на самоопределение в составе ССРМ и дать гарантии невыхода республики из состава СССР» (131). А вот доктор экономических наук С. Максимилиан писал, что упор на рынок СССР более чем сомнителен. Выход республики из кризиса обеспечат национальная валюта (хотя здесь же признавал, что потребности в валюте Молдова может сама обеспечить не более чем на 40%) и таможенная граница, чтобы заменить обесцененный рубль и разделить бедность страны пропорционально. В конце ноября правительством ССРМ создана газета «Транснистрия», уже в первом номере было помещено интервью с зампредом комитета «Интегритате» М. Лауром.
Опрос членов КПСС в Тирасполе показал, что Верховному Совету ССРМ доверяют 2% опрошенных, Снегуру - 3%, правительству ССРМ - 4%, Друку 6%, Верховному Совету СССР - 46%, ОСТК - 60%, Смирнову - 64%, Временному Верховному Совету ПМССР - 72% (132). Снегур заявил, что «вопрос о вхождении в Союз должен решать весь народ. Мы - за конфедерацию. Республики должны иметь возможность выбора условий вхождения в состав нового Союза» (133). Народный депутат СССР от Молдовы маршал С. Ахромеев писал, что общественно-политическая ситуация в этой республике дошла до крайней черты. Парламент выражает волю коренной нации. Руководство Приднестровья выражает мнение людей всех национальностей, проживающих здесь. Обстановку в республике нагнетает НФМ (134). 
19 ноября в Верховном Совете ССРМ с резкой речью выступил Косташ. На следующий день Верховный Совет ССРМ обратился к населению Левобережья: «Не слушайте сепаратистов! Не участвуйте в выборах 25 ноября!». Снегур угрожал, «если выборы состоятся, Республика Молдова будет отрезана от Советского Союза, придется обращаться к мировому сообществу» (135). 22 ноября к жителям Левобережья снова обратился Снегур: «Суверенитет республики и ее территориальная целостность в опасности. Все больше жителей Левобережья сплачивают свои ряды для решительного отпора политическим авантюристам, радетелям расчленения республики, стремящимся поставить на колени целый народ». В Верховном Совете ССРМ выступил Б. Олейник (заместитель председателя палаты национальностей Верховного Совета СССР) с призывом к терпению. В тот же день опубликовано очередное обращение Верховного Совета ССРМ к населению республики: «Антиперестроечные силы пытаются задушить процессы демократизации и национального возрождения. Готовящиеся выборы не будут признаны республиканскими и союзными органами власти». После этого Бендеры и Тирасполь объявили на территории своих Советов особое положение: появились патрули на дорогах, введен сухой закон.
22-25 ноября выборы в первый Верховный Совет ПМССР все же состоялись. ОСТК поддержал следующих кандидатов: 21 округ - В. Арестов, 22 - В. Емельянов, 23 - А. Морозов, 24 - А. Большаков, 25 - А. Волкова, 26 - А. Сайдаков (136), 27 - С. Мороз, 28 - А. Велько, 29 - В. Загрядский, 30 - А. Манойлов, 31 - С. Сорокин, 32 - А. Большаков-младший, 33 - В. Яковлев, 34 - В. Ефимец, 35 - В. Чарыев (впоследствии прокурор ПМР, умер после тяжелой болезни), 36 - В. Рыляков, 37 - П. Заложков, 38 - И. Смирнов. В выборах участвовал 81% избирателей (Рыбницкий район - 94, Рыбница и Каменский район - по 92), избрано 60 депутатов, в трех округах назначены повторные выборы, в Кочиерах выборы не состоялись. В 24 округах выборы проходили с наличием альтернативных кандидатур. Среди избранных - работников промышленности 33%, сельского хозяйства - 18%, работников непроизводственной сферы - 13%, руководителей - 33%, рядовых рабочих и колхозников - 10%. 83% избранных - члены КПСС. Женщин - 3%, русских - 42%, украинцев - 30%, молдаван - 20%, евреев - 3%.
26 ноября «преувеличенными» назвал слухи о том, что Молдова стоит на грани гражданской войны, председатель Бендерского горсовета Г. Пологов: «Я осуждаю тех, кто нагнетает домыслы». Создание Приднестровской Республики он рассматривает как акт «сугубо политический, не влекущий за собой раздела земли, экономики, социальных связей. Цель в том, чтобы изменить структуры сложившейся нынче власти, которая приобрела антидемократический характер. Я сторонник целостности и неделимости как Союза, так и его территориально-административных единиц. Считаю нецелесообразным формирование новых территориальных образований на территории Молдовы. Необходимо создать двухпалатный парламент или комитет по делам национальностей на паритетных началах с правом законодательного вето на все законы и решения, касающиеся прав и свобод граждан, проблем национальных меньшинств». Ряд высказанных им соображений уже содержался в пакете предложений согласительной комиссии Верховного Совета ССРМ. Позиция Пологова, еще недавно стоявшего за создание новой республики, свидетельствовала о результатах проведенной согласительной комиссией работы. Как отметил ее председатель Лучинский, далеко не все «идеологи» новой республики считают ее создание необходимостью.
27 ноября Верховный Совет ССРМ признал недействительными выборы в «так называемой ПМССР», поскольку «нарушены Конституции ССРМ и СССР». 
28 ноября парламент ССРМ, в работе которого не принимала участия большая группа народных депутатов из Приднестровья и гагаузских районов, обсудил законопроект «О гражданстве в ССР Молдова». Одно из главных положений проекта - непризнание возможности гражданина ССРМ быть одновременно и гражданином Союза ССР. Среди условий приема гражданства Молдовы - обязательное знание государственного языка. Предусматривается ценз оседлости - 5 и 10 лет, принятие присяги на государственном языке, лишение гражданства в случае поступления «на службу в вооруженные силы иностранного государства». Проект предусматривал так называемый «нулевой вариант», то есть право получения гражданства всеми лицами, «которые в день вступления настоящего закона в действие постоянно проживают на территории республики и имеют здесь постоянный источник существования». Авторы документа стремились максимально ограничить круг лиц, которые пожелают получить гражданство Молдовы. Депутаты-немолдаване негативно высказались против статьи проекта, отрицающей двойное гражданство. 
В Верховном Совете ССРМ звучали слова о том, что «очередное «китайское предупреждение» в одно ухо сепаратистов войдет, в другое - выйдет. Наверное, можно задействовать МВД, госбезопасность. Но имеют ли они право работать против депутатов парламента, которые участвовали в подготовке незаконных выборов (137)? Председатель КГБ МССР Ботнарь утверждал: «На Левобережье процессы начались не вчера. Они идут там уже полтора года и не подпольно, а открыто. Свои антиконституционные действия отдельные лидеры мотивируют процессами демократизации, явно спекулируя на этом. С формальной точки зрения в создании рабочих отрядов самообороны нарушения закона нет, а вот как и для чего они используются - это другой вопрос. Выборы - это явное нарушение Конституции республики и СССР. Так называемая Приднестровская Республика не имеет будущего. Ошибки были допущены и руководством республики. И произошло это не по злой воле».
29 ноября Верховный Совет ССРМ обратился к военнослужащим Советской Армии в республике, отмечая, что они не несут ответственности за ошибки нынешнего руководства СССР и не должны верить провокационным слухам об антиармейских настроениях среди молдаван. 
29 ноября прошла первая сессия Верховного Совета ПМССР первого созыва. Утверждены полномочия всех 60 депутатов. Председателем Верховного Совета ПМССР избран И. Смирнов. Утверждены составы палат Верховного Совета. Председателем Совета Республики стал В. Гончар, Совета Национальностей - А. Караман, избраны постоянные комиссии и комитеты Верховного Совета. Отклонено предложение избрать Председателя республики с функциями Президента. Другие структуры власти решено пока не создавать. Приднестровская республика с момента существования объявила себя неотъемлемой частью Союза ССР и считает необходимым свое участие при подписании нового Союзного договора в качестве полноправного субъекта обновленной Федерации. Сессия также утвердила состав делегаций, которые будут вести переговоры с парламентом Молдовы и других республик.
30 ноября продолжил работу Второй съезд народных депутатов Приднестровья. Из 632 депутатов прибыли 579 (Каменка - 62 из 63, Рыбница - 120 из 128, Дубоссары - 50 из 76, Григориополь - 77 из 83, Слободзея - 93 из 93, Тирасполь - 91 из 96, Бендеры - 77 из 89). Молдаван - 111, русских - 179, украинцев - 244, болгар - 15, евреев - 7, гагаузов, поляков и белорусов - по 5, немцев - 3. Сформирована делегация для встречи с Президентом СССР в составе: Б. Акулов, В. Боднар, А. Волкова, В. Гончар, В. Дюкарев, П. Заложков, В. Когут, Г. Маракуца (138), Н. Остапенко, Г. Пологов, И. Смирнов, В. Яковлев. По возвращении делегации предложено приступить к формированию исполнительных органов. Сохранение целостности ССРМ депутаты видят на основе федерации равноправных республик.
30 ноября Верховный Совет ССРМ заявил, что «лидеры Тирасполя и Комрата продолжают сепаратистскую деятельность. Умышленно сорвав намеченное на 30 ноября выступление в Верховном Совете ССРМ Президента Горбачева (фактически Горбачев не приехал «по соображениям безопасности» - Г.К.), лидеры сепаратизма пренебрегли возможностью решать вопросы парламентским путем. В Тирасполе проведена организационная сессия Верховного Совета так называемой ПМССР. Верховный Совет ССРМ решительно осуждает деятельность тех политических кругов, которые стремятся расчленить Молдову; политический авантюризм лидеров сепаратизма, ложью и обманом сеющих антимолдавские настроения; обращает внимание на террористический характер деятельности деструктивных сил». В тот же день Снегур на сессии Верховного Совета заявил, что приезд Горбачева в последний момент был перенесен: «В телефонном разговоре со мной Горбачев высказался за целостность республики и выразил возмущение поведением лидеров Приднестровья. Будьте решительны, господа прокуроры, в отношении организаторов незаконных государственных формирований».
В ноябре в «Днестровской правде» впервые появились материалы, обосновывающие необходимость создания федерации в Молдавии.
Антисоветская тематика захлестывала печать Румынии. В ходу рассуждения о «деспотизме большевиков», об «экспансионистской политике русских». «Ромыния либерэ» из номера в номер пишет о том, что в Румынии «хозяйничает КГБ, а многие известные в стране люди только и делают, что продают страну русским», «Ввод армии в гагаузскую зону стал практически военной помощью СССР гагаузам» (139), «На берегах Днестра льется кровь. Вооруженные дубинами тысячи русских шовинистов терроризируют молдаван. В это же время в Москве вызванного в столицу президента Снегура Горбачев призывает сесть за стол переговоров. От Молдовы были отторгнуты сначала Северная Буковина и побережье Черного моря, а затем территория Днестровского лимана. Взамен Молдове отошла небольшая территория за Днестром, где большинство населения составляли восточные румыны. Сегодня, когда на древней румынской земле льется кровь наших братьев, непонятна пассивность официальных властей Румынии» (140). Журнал «Флакэра» публикует призыв «культурного общества Бухарест-Кишинев» записываться в добровольческие отряды для защиты территориальной целостности Молдовы. Отряды перейдут границу по просьбе правительства республики или НФМ (в 1990 году в 7 пунктах налажен упрощенный пропуск граждан, проживающих в 148 приграничных селах).
Им вторил Ю. Рошка: «После того, как нам удалось ослабить влияние Москвы на Молдову, было использовано старое имперское оружие - разделение общества по социальному и национальному признаку, были придуманы эти автономные республики. Москва стимулирует эти процессы и управляет ими с помощью КГБ, компартии и экстремистских организаций». НФМ называет 1990 год - годом третьего раздела Молдовы ( первый раздел - 1812 год, второй - 1940 год).
ДЕКАБРЬ. 1 декабря исполнилось 72 года объединению Румынии. Митинг НФМ в Кишиневе по этому поводу собрал около полутора тысяч человек. Е. Собор предложил заключить союзный договор на 5 лет. В этот день издан указ Президента СССР о том, что некоторые акты по вопросам обороны, принятые в союзных республиках, противоречат действующему законодательству союза и не имеют юридической силы с момента принятия.
5 декабря на пленуме ЦК КПМ заявлено, что Молдова подпишет Союзный договор с условиями и на определенный срок. Пленум выступил с призывом проявить политическую зрелость при обсуждении проекта Союзного договора, «не допускать попыток говорить от имени всего народа, что может породить новые сепаратистские или националистические тенденции, создать условия для того, чтобы парламент в спокойной обстановке мог принять решения по подписанию или неподписанию Союзного договора. Если же мнения парламентариев по этому вопросу будут расходиться, то окончательное решение должно остаться за всем молдавским народом». На пленуме подчеркивалось, что провозглашение на Левобережье Днестра так называемой Приднестровской Молдавской Советской Социалистической Республики, а затем и проведение выборов народных депутатов в Верховный Совет Приднестровья сделали вполне реальной угрозу раскола коммунистов Молдовы. Пленум принял обращение к коммунистам Приднестровья и Юга: «Происходящие в Приднестровье и южных районах события вызваны целым рядом реальных проблем. Центральный комитет выступает за то, чтобы они решались путем взаимных уступок, компромиссов, в соответствии с Конституциями СССР и ССР Молдова при соблюдении территориальной целостности республики, единства ее компартии. Для каждого коммуниста наступило время осознанного выбора. Продолжение попыток растащить партию по территориальным и национальным квартирам, намерение создать региональные компартии приведет к усилению центробежных тенденций в республике. В этих условиях единство членов партии может служить существенным, если не решающим, элементом стабилизации общественно-политической обстановки, предотвращения дальнейшего скатывания общества к краю пропасти».
11 декабря решено не обсуждать проект Союзного договора в парламенте, не направлять в Москву своих представителей для работы над проектом, разрешено проведение 16 декабря второго «Великого национального собрания» для обсуждения Союзного договора. Пушкаш на сессии ВС ССРМ констатировал: «Решение, принятое путем референдума, не подлежит дополнительному утверждению или ратификации вышестоящими органами. Референдум носит повелительный характер, это принятие решения путем всенародного голосования, которое является окончательным и обязательным. Около 1600, или две трети проведенных в мире референдумов, привели к установлению авторитарных режимов. Референдумы в Тирасполе, Бендерах и Рыбнице признаны незаконными, поскольку местные Советы превысили свои полномочия и еще не было закона о референдуме». В Верховном Совете Пласичук задал вопрос (признанный «вопросом не по существу»): «Как соотнести заявления ряда депутатов, что они выражают мнение народа, и их же заявления, что народ еще политически не созрел и не заслуживает доверия?» (140).
12 декабря пленум Тираспольского горкома КПМ единодушно высказался за подписание Союзного договора, потребовал отставки правительства Друка и осудил «идеологию приоритета коренной нации». По другим вопросам выявились расхождения мнений. Из состава горкома вышел М. Лаур. 14 декабря прокуратура СССР дала указание прокуратуре ССРМ о приостановлении следствия по делам группы депутатов Верховного Совета Молдовы до обсуждения этого вопроса в Прокуратуре СССР. Речь идет о депутатах - руководителях Приднестровской Республики, признанной парламентом Молдовы антиконституционной.
16 декабря в Кишиневе прошло второе «Великое национальное собрание» с участием «800 тысяч человек» (хотя площадь, где оно проходило, может вместить максимум 80 тысяч). Оно высказалось против Союзного договора. Молдова стала пятой республикой, не признающей договор - после республик Балтии и Грузии. Предложено переименовать ССРМ в Республику Молдова и ввести новое административное деление.
18 декабря 38 из 44 депутатов Молдовы покинули четвертый съезд народных депутатов СССР (кроме С. Ахромеева, Ю. Блохина, Г. Дыгая, И. Морозова, Б. Палагнюка, и М. Пашалы). Первый заместитель премьера ССРМ К. Оборок так обосновал это решение: «В условиях, когда секретариат съезда прошел мимо просьбы нашей республики (съезд поставил вопрос о ситуации в республике в раздел «разное»), когда в зале присутствуют председатели Верховных Советов вновь образованных республик, нас попросту лишают права принимать участие в дальнейшей работе съезда». Это решение вызвало многочисленные комментарии. «Депутаты от Молдовы покинули зал заседаний, заявив, что они больше не будут принимать участия в работе съезда и не подпишут новый Союзный договор. Этот шаг доставил немало удовольствия депутатам от Эстонии. Ельцин заявил, что перемены не могут навязываться центральным правительством» (141). Демарш молдавских депутатов довел число бойкотирующих союзных республик до трех. Ранее в его работе отказались участвовать делегации Литвы и Армении, а председатель парламента Эстонии Рюйтель объявил об отказе Таллина делегировать депутатов для дальнейшей работы в Верховном Совете СССР. Б. Палагнюк сообщил интригующие подробности. Оказывается, возможность ухода депутации со съезда рассматривалась еще до начала его работы, а накануне при участии Снегура выработан ультиматум, и вечером перед заседанием Цыу лично опросил депутатов об отношении к ультиматуму (142).
Верховный Совет ССРМ обратился к Верховному Совету СССР с разъяснением, что любое действие союзных и республиканских органов власти, направленное на прямое или косвенное признание представителей неофициальных органов суверенного государства Молдова и подписание договоров с ними будут расцениваться как посягательство на суверенитет ССРМ. Народные депутаты СССР от Молдовы заявили, что молдавский народ унижен и оскорблен, а Президент СССР нарушает свою клятву. 
18 декабря парламентом ССРМ принят и введен в действие Закон о полиции. 19 и 20 декабря Друк подписал торгово-экономические договоры с Литвой и Эстонией сроком на 5 лет и заявил, что «указ Горбачева об аннулировании межреспубликанских договоров - абсурд» и предложил обновлять Федерацию тем республикам, которые создали ее в 1920 году» (143). Снегур полагал, что нужен договор об экономическом сообществе государств.
21 декабря на сессии горсовета Дубоссар избирали председателя Совета и исполкома: из 66 депутатов за кандидатуру В. Финагина - проголосовал 41, за И. Витовича - 23 .
В этот день направлено в Верховный суд дело по обвинению в умышленном убийстве Д. Матюшина. Всем троим подсудимым предъявлены также обвинения в кражах и грабежах.
Все секретари городских и районных парторганизаций Приднестровья (кроме Г. Маракуцы) выступили против создания КПП. Секретарь ЦК КПМ И. Гуцу ушел с заседания оргкомитета, после чего с перевесом в один голос решено провести партконференцию 22 декабря.
Она прошла в Тирасполе с участием 585 делегатов. Обсуждался вопрос о платформе КПП, но не организационном ее оформлении. Свыше 70% коммунистов Приднестровья сочли раскол в КПМ неизбежным. Зарецкий сформулировал цель создания КПП: сплотить здоровые силы КПМ и преодолеть кризис. 
26 декабря В. Финагин сформулировал вопрос так: «Существует Приднестровская Республика, создадим и свой ЦК» (144). В докладе содержался упрек ОСТК за «политическую деятельность» и подвергся критике Заложков. В обращении к населению отмечено, что НФМ целенаправленно ведет дело к выходу республики из состава СССР, а парламент и правительство следуют за ним. Заявление Бюро ЦК КПМ об отсутствии принципиальных разногласий с НФМ признано стратегической ошибкой. 
В Приднестровье проживало 36 тысяч коммунистов из 200 тысяч в КПМ. Однако в течение года резко возрос отток коммунистов из КПМ не только в целом по республике, но и в Приднестровье. В Бендерах партию покинуло свыше тысячи коммунистов (145). В Рыбнице на металлургическом заводе из 500 коммунистов осталось 200, но и из них две трети не платили членских взносов.
Одновременно в Кишиневе прошел второй съезд Интердвижения с участием 90 депутатов. Приняты программа и устав движения за равноправие «Унитатя-Единство», избран совет в составе 27 членов.
22 декабря подписан указ Президента СССР «О мерах по нормализации обстановки в ССРМ», в котором Верховному Совету ССРМ предлагалось пересмотреть отдельные положения Закона о функционировании языков, Постановление Верховного Совета от 27 июля 1990 года (о Гагаузии - Г.К.), считать не имеющим юридической силы постановление от 23 июня 1990 года по политико-юридической оценке советско-германского договора о ненападении в части оценки провозглашения МССР 2 августа 1940 года, решения I съезда народных депутатов территорий компактного проживания гагаузов от 19 августа 1990 года и решения II съезда депутатов Приднестровья от 27 июля 1990 года. Правительству ССРМ - расформировать добровольческие отряды и рабочие отряды самообороны. Верховному Совету ССРМ - отменить свое Постановление от 02.11.1990 г. о создании национальной гвардии. Фактически это был ультиматум: руководству республики предлагалось в 10-дневный срок проинформировать о принятых мерах. В случае невыполнения «будут приняты меры в соответствии с полномочиями, предоставленными Президенту СССР Конституцией».
В интервью телевидению и радио Снегур заявил, что «Указ Президента СССР Горбачева направлен на стабилизацию общественно-политической ситуации в Молдове. В связи с принятием этого указа некоторые утверждают, что Центр опять диктует. Я не так это понимаю. Одним нравится тон этого документа, другим нет. Ну, что же, на то и плюрализм». Национальное телевидение, подчиняющееся Верховному Совету ССРМ, передало интервью ряда народных депутатов СССР и республики. «Указ Президента СССР, - заявил председатель постоянной комиссии Верховного Совета по международным связям В. Недельчук, - меня лично разочаровал. Я не понимаю, почему глава государства дает Верховному Совету республики указания».
Указ вызвал резкий отпор со стороны руководства Молдовы. Были сформулированы вопросы к Президенту СССР: 
«1. Почему ни Вы, ни другие руководители - выходцы из среды русского народа - не обратились к своим соплеменникам в национальных республиках с призывом интегрироваться в жизнь народов, среди которых они живут?
2. Почему в проекте Союзного договора русский язык ни с того ни с сего объявляется государственным языком всего Союза?
3. Почему принцип суверенитета республик декларативен?
4. В чем дискриминационность принятых в республике законов?
5. Каково Ваше отношение к сепаратизму Приднестровья и Гагаузии?
6. Почему в проекте Союзного договора не предусмотрена возможность выхода республик из состава Союза?
7. Как увязать Ваше заявление о «невозможности разъединиться» с принципом добровольности вступления в Союз?
8. Следует ли механизм выхода из Союза рассматривать как инструмент, затрудняющий этот выход?
9. Вы уверены, что президентская форма правления в нашей Федерации имеет будущее?
10. Откуда следует, что при рассмотрении понятий «права человека» и «права наций» слово «приоритет» неуместно? Каково соотношение прав человека и прав наций?» (146). 
29 декабря Верховный Совет ССРМ принял Постановление «Об указе Президента СССР»: «Постановление от 23 июня 1990 года является объективной оценкой прошлого. Добровольческие отряды расформированы 3 ноября 1990 года и исполнены за исключением территории так называемых Гагаузской и Приднестровской Республик». Верховный Совет ССРМ отказался от уступок Горбачеву, и ни один пункт указа не был выполнен. Рыляков назвал это решение «пощечиной Горбачеву». Но Михаилу Сергеевичу к этому, похоже, было не привыкать. В прессе появились материалы о том, что «будущий Союз не может основываться на принципах унитарного государства. Мы могли бы развиваться на основе конфедерации: Союз образуется из суверенных государств, Союз не обладает собственностью, Государства-участники вступают в него на разных основаниях, органы Союза заменяются Советом по координации» (147). 
Депутат парламента ССРМ Г. Гимпу сделал историческое открытие: «В 1812 году Россия вонзила нож в тело Молдовы, половину ее территории назвала Бессарабией и аннексировала. Недавно приехавшие на наши национальные территории не хотят нас понять». Доктор философии А. Бабий на полном серьезе утверждал, что «русские суверен исконно русских земель, но не Коми, Татарии или Дагестана. За 300 лет русские стали коренными и в Сибири» (148).
И. Смирнов с горечью отмечал: «Политика национального возрождения превратилась в национализм. В Молдове создаются структуры местного самоуправления времен королевской Румынии. Наша республика создана народом для защиты от национализма. Мы будем существовать в нынешних условных границах» (149), «Деятельность ОСТК оправдана как политически, так и экономически. Федерация с Гагаузией - наиболее верный путь к преодолению существующего противостояния» (150). 
Жители Приднестровья и гагаузы сочли, что Указ Президента СССР признает ущемление гражданских прав населения немолдавской национальности. Они боятся, что экстремисты обманут Горбачева, а НФМ уведет республику из состава СССР. Многие не уверены, что все положения указа парламентом Молдовы будут выполнены. Из Гагаузии на имя Президента СССР идет поток писем с просьбой вернуть на постоянную дислокацию подразделения внутренних войск. Гагаузы даже согласны содержать их за свой счет.
27 декабря у здания парламента толпа избила депутата-агрария Н. Малаки, члена комиссии по борьбе с преступностью. Рядом стояли 15 милиционеров - и ни один не вмешался. Что послужило причиной? Может быть, то, что парламент отклонил проект Постановления Верховного Совета ССРМ о преобразовании союзно-республиканского министерства внутренних дел в МВД национальное. Другими словами, о выводе МВД республики из подчинения МВД СССР. Косташ, как повелось, «узнал о драке» только на следующий день. Аграрная фракция парламента обратилась к нему: «Мы не приняли мер, когда нападали на депутатов Приднестровья, и это стало повторяться. На митингах ходят люди с пистолетами. Почему не работают законы? Потому, что не работает МВД. КГБ охраняет парламент изнутри, МВД - снаружи. Если это повторится, пусть Косташ и Ботнару подают в отставку». В ответ Ботнару отметил: «Этих «представителей народа» поддерживают их единомышленники в этом зале, я ответственность делю пополам с МВД» (151). 
Пресса писала, что «основателям АДПМ лавры Ленина не дают спокойно спать, партия преследует цель увековечить колхозы и совхозы» (152). 
К концу года КГБ располагало источниками информации во всех неформальных структурах, однако в руководстве НФМ и Интердвижения их практически не было.
Учрежден «Национальный союз за независимость - 16 декабря» («Союз 16 декабря»), в который вошли НФМ, общество «Лимба ромыняскэ», ассоциация «Про Басарабия ши Буковина», христианско-демократическая лига женщин (ХДЛЖ), организация демократической молодежи, ассоциация жертв сталинских репрессий, лига бессарабских студентов Румынии, лига медиков, культурно-церковное общество «Митрополит Варлаам»: «Если Родина потребует, мы докажем, что дух волонтеров возродится под крестом Штефана Великого» (153). 
В течение года продолжалось создание близких к НФМ общественных организаций: в январе возник Кишиневский гуманистический клуб (О. Нантой, А. Плугару, В. Чиботару), в марте - социал-демократическая партия Молдовы - СДПМ (А. Грэджиеру, О. Нантой, В. Чиботару, официально учреждена 13 мая, избран совет и принят устав), в июле - христианско-демократическая лига женщин Молдовы - ХДЛЖ (Л. Лари), в октябре - общество «Транснистрия» (В. Кирияк, М. Лаур, П. Солтан). 20 мая создана организация деммолодежи Молдовы как альтернатива ЛКСММ - фактически молодежная секция НФМ. Возникли альтернативные детские организации «Сперанца» и «Ватра» (близкая к НФМ). 7 октября 1990 года XXI съезд ЛКСММ преобразовал комсомол в союз молодежи за прогресс Молдовы, однако программа и устав новой организации приняты не были. В ЛКСММ официально было 600 тысяч, на деле осталось менее 20 тысяч, было 80 штатных работников, осталось 18.
Одновременно шло размежевание общественных организаций и в Приднестровье. Известно, что ЦК ЛКСММ полтора десятка лет не обсуждал проблемы межнациональных отношений в республике. Они замалчивались, хотя и до 1989 года периодически возникали локальные конфликты между молодежью различных национальностей. Виновных обычно не находили, а сотрудники милиции заявляли, что виноваты «уж точно не наши» (то есть не молдаване). Звучавшие на пленумах ЦК ЛКСММ тезисы о русификации отпора не получали. 
Забастовка 1989 года привела к организационному расколу: Тираспольский горком ЛКСММ выразил солидарность с бастующими и участвовал в создании отрядов охраны порядка. 
В 1980-1989 годах Молдсовпроф перечислил в ВЦСПС 25 миллионов рублей, а получил обратно почти в три раза больше. 
В ноябре создана Федерация независимых профсоюзов Приднестровья. 
В Верховном Совете СССР в Координационный совет депутатской группы «Союз» вошли от ССРМ - А. Сафонов, от ПМССР - А. Морозов, от ГР - М. Пашалы. 
Маршал Ахромеев предупреждал Горбачева на ноябрьской встрече с офицерами, что армия не будет сидеть сложа руки и наблюдать, как растаскивают Союз.
 
ПРИМЕЧАНИЯ К ВТОРОЙ ГЛАВЕ 
 
1. «Днестровская правда», 17.01.1990.
2. «Днестровская правда», 25.01.1990.
3. «Днестровская правда», 27.02.1990.
4. «Днестровская правда», 30.01.1990.
5. «Советская Молдавия», 27.01.1990.
6. «Советская Молдавия», 03.02.1990.
7. «Факел» (Кишинев), 03.02.1990.
8. «Советская Молдавия», 01.02.1990.
9. «Кировец», 23.02.1990.
10. «Факел», 13.04.1990.
11. «Свет», 31.12.1989.
12. «Днестровская правда», 19.01.1990.
13. Лари Леонида (настоящая фамилия Йорга, Лари - поэтический псевдоним), 1947 года рождения, член СПМ, народный депутат СССР, неоднократно организовывала и активно участвовала в массовых антиобщественных акциях. Наблюдалась у психиатра. Она считает, что «колонизация началась в 1812 году» (Кодры», 1/1989, с.139); «4 миллиона молдаван погибли в подвалах НКВД» (выступление на митинге НФМ 25.06.1989); «русские пусть убираются» (выступление на митинге в Кожушне 10.9.1989); «мне было знамение: иду по кровавым ступеням, а голос свыше говорит, что это расплата за утрату веры в 1940 году. На Лубянке есть метафизический колодец, который уходит в ад, из него смотрит страшное око. Я стараюсь следовать указаниям голоса свыше, жаль, не всегда получается» («Советская Молдавия», 24.08.1990). Известна и другими, мягко говоря, экстравагантными поступками, например, решением носить траур до момента воссоединения с Румынией или «обручением» с памятником Штефану Великому (при этом уже имея нескольких детей от разных отцов).
14. «Советская Молдавия», 24.03.1990.
15. «Днестровская правда», 24.04.1990.
16. «Днестровская правда», 16.05.1990.
17. «Днестровская правда», 27.04.1990.
18. «Литература ши арта», 24.05.1990.
19. Единственный эскиз триколора депутаты увидели только 26 апреля вечером. Флаг Штефана Великого был красный, Василе Лупу - синий, военный - желтый. Триколор использовался как официальный флаг Румынии только с 1917 года, он - точная копия флага Чада, а сочетание цветов повторяется во флагах Андорры, Венесуэлы, Колумбии, Центральноафриканской республики, Свазиленда и Эквадора. Первоначально дело с использованием триколора доходило до курьезов. Так, в одном из сел возле Бендер был вывешен триколор с серпом и молотом.
20. Зубр в качестве герба известен с XIV века, в 1826-1917 годах он был официальным гербом Бессарабии. Орел-крестоносец символизирует латинское происхождение народа (орлы присутствуют в гербах еще 30 стран). Золотая голова зубра - символ богатства, силы и величия народа, восьмиконечная звезда, солнце и луна - символы вечности и божественности.
21. «Трудовой Тирасполь», 18/1991.
22. «Днестровская правда», 17.05.1990.
23. Благодарный Геннадий, родился в 1955 году в Будапеште, русский, мать - украинка. С 1971 года проживает в Тирасполе, окончил Одесский институт связи и курсы журналистики. Работал инженером на «Электромаше», занимался бизнесом, руководил демократической партией Приднестровья.
24. «Днестровская правда», 16.05.1990.
25. Емельянов Владимир Иванович родился 11 июня 1947 года в Нижнем Тагиле, русский, образование высшее. С 1964 года - штукатур СУ-29 в Тирасполе, с 1968-го мастер СУ-20, 1969-1972 гг. - горнорабочий очистного забоя на шахте в Ростовской области. В 1972-1991 гг. - котельщик «Точлитмаша», с 1990 - председатель ОСТК. Награжден орденом Республики и медалью «За трудовую доблесть». Был народным депутатом ССРМ и горсовета. С марта 1997-го - председатель государственного комитета по имуществу ПМР. Женат, две дочери и двое внуков.
26. «Советская Молдавия», 27.05.1990.
27. «Балтийское время» (Рига), 18.06.1990.
28. «Днестровская правда», 04.08.1990. 
Стришкэ Федор - (затем Тудор) - родился в 1953 году в Чимишлийском районе, молдаванин, беспартийный. Окончил географический факультет ТГПИ, кандидат географических наук, работал директором школы, преподавателем КГУ, старшим преподавателем ТГПИ.
29. Ботнарь Тудор родился в 1935 году в Резинском районе, молдаванин, член КПСС, окончил Кишиневский университет, в 1959-1962 годах работал гидом-переводчиком отделения «Интуриста», затем - в разведке КГБ республики в посольствах СССР в Румынии и Франции - первым секретарем, до назначения председателем КГБ республики был старшим оперуполномоченным первого отдела КГБ МССР и только накануне назначения председателем «вырос» до начальника отделения - то есть миновал сразу несколько должностных ступеней, что в органах госбезопасности было исключительным явлением.
30. «Советская Молдова», 20.07.1991.
31. «Молдова суверанэ», 21.11.1990.
32. Киртоакэ Николае, архитектор по профессии, в КГБ 13 лет, работал по линии контрразведки в странах Европы, с августа 1990 года руководит Департаментом по военным вопросам в Кишиневе. Из КГБ ушел в 1985 году. Пресса отмечала его аналитичность, образность, четкость формулировок, стремительную речь, знание пяти языков. Женат, двое детей. «Высокий худощавый брюнет с пышными усами» («Факел», 04.10.1991).
33. «Советская Молдова», 16.02.1991.
34. «Голос народа» (Кишинев), 26.02.1991.
35. Косташ Ион, молдаванин, родился в 1944 году в селе Цариград Дрокиевского района в крестьянской семье. В течение восьми лет (1949-1957 гг.) проживал в Казахстане вместе с выселенными родителями (отец получил 25 лет как фашистский пособник). Младший брат отсидел 10 лет за убийство собственной жены и травмирование своих детей.
Окончил Харьковское высшее военно-авиационное училище в 1967 году, Военно-воздушную академию имени Гагарина и Академию МВД. 1967-1976 годы - летчик, 1976-1978 годы - командир эскадрильи, 1978-1980 годы - зам. командира войсковой части, 1980-1983 годы - командир полка, 1983-1984 годы - зам. командующего авиацией - начальник штаба авиации общевойсковой армии. 1984-1985 годы - заместитель председателя ЦК ДОСААФ МССР, 1985-1990 годы - председатель ЦК ДОСААФ МССР. В 1990 году - председатель комиссии Верховного Совета ССРМ по госбезопасности и военным вопросам. 1990-1992 годы - министр внутренних дел РМ. С сентября 1990 года - член президентского совета Республики Молдова. С февраля 1992 года - министр обороны РМ, уволен в отставку вместе с министром нацбезопасности Плугару после Бендерской трагедии, к которой имел непосредственное отношение, и назначен военным атташе в Румынии. ХДНФ объявил Косташа «национальным героем» и «борцом за румынские идеалы». Сам он в политике «не светился» и строил себе шикарную виллу. В октябре 1993 года неожиданно отозван из Румынии и переведен в резерв. Косташ заявил, что его отзыв из Румынии связан с тем, что кишиневское руководство (Снегур - Г.К.) напугано возможным государственным переворотом («Observatorul», 17.11.1993).
Награжден орденом «За службу Родине в Вооруженных Силах» 3-й степени и 6-ю медалями. В октябре 1988 года, будучи председателем ДОСААФ Молдавии, стал генералом. Первая жена с дочерью живут в Кишиневе (жена развелась с ним из-за того, что подвергалась избиениям).
В сентябре 1990 года состоялся круиз по Средиземноморью на теплоходе «Леонид Собинов» международной культурной миссии. Молдавская делегация состояла из 95 человек (из 800) «виднейших государственных, политических и общественных деятелей»: среди них - Анжела Косташ, Вячеслав Плугару, четверо Кирияков и другие дети руководителей ССРМ. Беспошлинно вывезено на 40 дней 52 тысячи бутылок коньяка, водки, шампанского и вина по 10 бутылок в день на каждого члена молдавской делегации («ДП», 04.06.1991).
Близко знающими его людьми характеризуется как карьерист, готовый примкнуть к кому угодно. В Дрокии баллотироваться в депутаты отказался, поскольку многие знали его истинное лицо.
36. «Советская Молдавия», 30.06.1990.
37. «Народное хозяйство МССР в 1988 году». - Кишинев, «Картя молдовеняскэ», 1989. - с. 150, 151.
38. «Коммунист Молдовы», 10/1990, с.50.
39. «Голос народа», 12.03.1991.
40. «Днестровская правда», 07.08.1991.
41. «Сфатул цэрий», 25.09.1991.
42. Плэмэдялэ Михаил, молдаванин, родом из Калараша, окончил Харьковский юридический институт и 16 лет работал в прокуратуре, дойдя до должности первого зампрокурора республики, 3 года возглавлял следственное управление МВД в ранге заместителя министра.
43. «Факел», 26.07.1991.
44. Попов Михаил, молдаванин, окончил Одесский институт связи, был первым секретарем райкома КПМ в Сороках, затем заместителем министра внутренних дел.
45. Гросул впоследствии был начальником УВД Тирасполя.
46. Овсянников Юрий, русский, родился в 1937 году в Оренбурге, окончил юридический факультет Горьковского университета и Киевскую высшую школу милиции, с 1969 года работал в МВД Молдавии, где дослужился до начальника оргинспекторского управления, два года был советником в Афганистане. В ноябре 1990 года отказался возглавить поход на Гагаузию, переехал в Тирасполь на родину жены, с июля 1992 года - министр внутренних дел ПМР. Генерал-майор милиции. Отправлен в отставку в октябре 1994 года. Женат, имеет взрослую дочь, сын - офицер российских Вооруженных Сил.
47. «Советская Молдова», 08.05.1991.
48. Скуртул А., молдаванин, окончил Академию МВД, был начальником отдела по борьбе с организованной преступностью МВД ССРМ.
49. Ладан Анатолий, 1959 года рождения, молдаванин из Кицкан, окончил Киевский инженерно-строительный институт, во время забастовки избран секретарем парткома «Точлитмаша», жена - украинка, двое детей.
50. «Днестровская правда», 07.06.1990.
51. «Днестровская правда», 07.06.1990.
52. «Диалог», 27.07.1990.
53. «Днестровская правда», 17.07.1990.
54. «Факел», 15.06.1990.
55. «Советская Молдавия», 20.06.1990.
56. «Днестровская правда», 17.07.1990.
57. «Единство», 31.07.1990.
58. «Знамя коммунизма» (Одесса), 01.07.1990.
59. «Днестровская правда», 25.07.1990.
60. «Известия», 14.11.1990.
61. «Советская Молдавия», 09.07.1989.
62. «Советская Молдавия», 23.06.1990.
63. «Диалог», 27.07.1990.
64. «Советская Молдавия», 01.08.1990.
65. «Советская Молдавия», 09.08.1990.
66. «Воскресение» (Кишинев), 4/1990.
67. «Днестровская правда», 25.08.1990.
68. Караман Александр родился в 1956 году в Слободзее, молдаванин, окончил Кишиневский мединститут в 1978 году, работал врачом, служил в Советской Армии, в 1989 году избран секретарем Слободзейского РК КПМ, в марте 1990 года - депутатом райсовета, в ноябре - депутатом Верховного Совета ПМР. Женат, имеет троих детей, избирался вице-президентом ПМР.
69. «Днестровская правда», 14.10.1990.
70. «Диалог», 07.09.1990.
71. «Суверенная Молдова», 04.09.1990.
72. «Советская Молдавия», 09.08.1990.
73. «Ромыния либерэ», 06.09.1990.
74. «Дрептатя», 10.09.1990.
75. «Московские новости», 37/1990.
76. «Советская Молдавия», 19.09.1990.
77. «Диалог», 28.09.1990.
78. «Гласул», 06.09.1990.
79. «Диалог», 07.09.1990.
80. «Советская Молдавия», 29.09.1990.
81. «Советская Молдавия», 19.09.1990.
82. «Советская Молдавия», 19.09.1990.
83. «Днестровская правда», 02.10.1990.
84. «Литературная газета», 05.12.1990.
85. «Диалог», 05.10.1990.
86. «Диалог», 21.09.1990.
87. «Днестровская правда», 11.09.1990.
88. «Днестровская правда», 20.09.1990.
89. «Лiтературна Украiна», 22.10.1990.
90. «Московские новости», 37/1990.
91. «Диалог», 19.10.1990.
92. «Молдова суверанэ», 06.10.1990.
93. «Молдова суверанэ», 13.10.1990.
94. Зарецкий Игорь родился в 1955 году в Перми, окончил Ленинградский университет, кандидат экономических наук, с 1985 года жил в Тирасполе и работал в институте усовершенствования учителей, в 1988-1990 - в ЦК КПМ, с мая 1990 года - секретарь горкома КПМ по идеологии.
95. «Диалог», 12.10.1990.
96. «Московские новости», 37/1990.
97. «Смена» (Кишинев), 06.12.1990.
98. «Гласул нациуний», 2/1992.
99. «Гагауз ери», 3/1991.
100. «Известия», 22.10.1990.
101. «Днестровская правда», 18.03.1991.
102. «Диалог», 17.05.1991.
103. «Правда», 14.12.1990.
104. «Век ХХ и мир», 2/1991.
105. В декабре 1993 года в Кишиневе избит полицией до смерти пенсионер полковник Буга, которого Косташ привлекал для разработки похода на Комрат.
106. «Советская Молдавия», 16.11.1990.
107. «Советская Молдавия», 31.10.1990.
108. «Советская Молдавия», 23.11.1990.
109. «Файнэшнл таймс», 27.10.1990.
110. «Гардиан», 27.10.1990.
111. Первые ОМОНы созданы в соответствии с приказом МВД СССР от 3 октября 1988 года в трех союзных республиках бывшего СССР - Белоруссии, Украине, Казахстане, и в 14 регионах РСФСР «для пресечения групповых хулиганских проявлений и массовых беспорядков». С самого начала было два вида: ОМСН (СОБР - захват преступников) и ОМОН (пресечение массовых беспорядков). ОМОН Москвы впервые проявил себя 21 августа 1988 года, разгоняя на Пушкинской площади митинг Демсоюза. Позднее 1400 омоновцев регулярно разгоняли все митинги. Впервые ОМОН вышел из подчинения республиканскому МВД в сентябре 1990 года в Риге. Весной 1991 года международные наблюдатели отмечали насилия ОМОНа Азербайджана, вплоть до убийств. ОМОН не столько орган правоохраны, сколько штурмовой отряд властно-управленческих структур, он неуправляем в той степени, в какой разложены властные структуры. В Тирасполе ОМОНа нет.
В настоящее время ОМОНы действуют в 77 субъектах Российской Федерации и в 15 УВД на транспорте - всего 117 отрядов. ОМОНы «являются наиболее мобильными и подготовленными в профессиональном отношении к действиям в условиях чрезвычайных ситуаций». Эти спецотряды «используются в пресечении наиболее тяжких видов преступлений, групповых хулиганских проявлений и массовых беспорядков, задержании особо опасных преступников, в том числе вооруженных». Кроме того, ОМОНы привлекаются к обеспечению порядка и общественной безопасности в зонах стихийного бедствия, используются в качестве боевого прикрытия криминальной милиции и других служб при задержании преступников, освобождении заложников, пресечении преступлений террористической направленности. Ежегодно личным составом этих подразделений задерживается около 25 тысяч преступников, свыше 500 тысяч - лиц за совершение административных правонарушений, изымается из незаконного оборота более 8 тысяч единиц оружия, 6 тонн взрывчатых и 10 тонн наркотических веществ, обезвреживается около 28 тысяч взрывных устройств. До трети штатной численности подразделений ОМОН задействуется на ротационной основе в контртеррористической операции на Северном Кавказе. За действия в Чечне 7,5 тыс. омоновцев награждены государственными наградами, из них 19 присвоено звание Героя России.
112. «Заря Приднестровья» (Дубоссары), 06.11.1990.
113. «Днестровская правда», 07.11.1990.
114. «Известия», 14.11.1990.
115. «Советская Молдавия», 17.11.1990.
116. «Смена», 06.12.1990.
117. «Молодежь Молдовы», 23.03.1991.
118. «Советская Молдова», 08.05.1991.
119. «Диалог», 16.11.1990.
120. «Новое время» (Москва), 47/1990. 
Командующий Северо-Кавказским военным округом генерал-полковник Г. Трошев в ноябре 2001 года говорил: «Мы очень много настрадались от всех этих юшенковых и ковалевых... Я уже говорил о тех, кто стреляет в спину, о людях, которые сейчас в Москве защищают права человека, а на самом деле защищают права бандитов». («Завтра», 46/2001) 
121. «Трудовой Тирасполь», 24/1990.
122. Акулов Борис родился в 1954 году в Чимишлийском районе, русский. Окончил Кишиневский политехнический институт в 1979 году, работал начальником цеха на Рыбницком цементно-шиферном комбинате, депутат парламента Молдовы и Верховного Совета ПМР. Женат, имеет двоих детей. Баллотировался в вице-президенты ПМР в паре с Г. Маракуцей. Длительное время был министром информации и телекоммуникаций ПМР, ныне - официальный посланник ПМР в Украине.
123. «Вечерний Кишинев», 27.11.1990.
124. «Советская Молдавия», 17 и 18.11.1990.
125. «Советская Молдавия», 20.11.1990.
126. «Молдова суверанэ», 16.11.1990.
127. «Советская Молдавия», 17.11.1990.
128. «Трудовой Тирасполь», 7/1991.
129. «Трудовой Тирасполь», 24/1990.
130. «Днестровская правда», 17.11.1990.
131. «Советская Молдавия», 24.11.1990.
132. «Диалог», 30.11.1990.
133. «Советская Молдавия», 20.11.1990.
134. «Молдова суверанэ», 22.11.1990.
135. «Советская Молдавия», 20.11.1990.
136. Сайдаков Александр, украинец, 1949 года рождения, гендиректор «Быткомплекса», депутат горсовета и член президиума ОСТК. Был министром местной промышленности ПМР.
137. «Советская Молдавия», 29.11.1990.
138. Маракуца Григорий родился в 1942 году в Григориопольском районе, молдаванин. Отец погиб во время войны. После окончания семилетки работал в колхозе в Парканах. В 1968 году окончил Целиноградский сельхозинститут. Работал энергетиком опытного хозяйства, инженером, в 1971 году вернулся в Молдавию, работал в Каменском районе начальником РЭС, инструктором РК КПМ, зам. председателя райисполкома, в 1990 году избран первым секретарем райкома КПМ, 30 января 1991 года избран Председателем Верховного Совета ПМР. Женат, имеет двух сыновей.
139. «Ромыния либерэ», 04.11.1990.
140. «Ромыния либерэ», 16.11.1990.
141. «Молдова суверанэ», 07.12.1990.
142. Радио Би-Би-Си, 20.12.1990.
143. «Советская Эстония», 21.12.1990.
144. «Новости» (Рыбница), 19.01.1991.
145. «Диалог», 21.12.1990.
146. «Новое время» (Бендеры), 25.12.1990.
147. «Молдова суверанэ», 22.12.1990.
148. «Советская Молдавия», 20.12.1990.
149. «Литературная газета», 05.12.1990.
150. «Днестровская правда», 12.12.1990.
151. «Молдова суверанэ», 22.12.1990.
152. «Советская Молдавия», 29.12.1990.
153. «Сфатул цэрий», 18.12.1991.
 
 
 
Глава первая - НАЧАЛЬНЫЙ ПЕРИОД ПРИДНЕСТРОВСКОГО КРИЗИСА
25.01.2010 11:15

  

ИСТОРИЯ КАК ПОЛЕ ИДЕОЛОГИЧЕСКИХ БИТВ
 
 
 
После унии Украины с Россией молдавский правитель Георгий Штефан направил в Москву посольство с просьбой о принятии в российское подданство. Его послы на Евангелии присягнули царю на «вечное подданство» и «на неприятеля стояти безо всякия измены». Согласно жалованной грамоте царя Алексея Михайловича от 1656 года и диплома Петра Первого Молдавия входила в состав России на правах самоуправляющейся территории. Правитель последнего Валашского княжества К. Брынковяну вступил в переговоры с Петром Первым, но не выступил на его стороне. Его с сыновьями вызвали в Константинополь и по очереди обезглавили сыновей, а потом и его самого. Род Брынковяну перестал существовать.
В ходе войн с Турцией 1710-1711, 1735-1739, 1768-1774 и 1787-1791 годов Молдавия четырежды переходила от России к Турции и обратно. Потребовались еще три войны с Турцией (1828-1829, 1853-1856, 1877-1878), чтобы Турция признала независимость Молдавских княжеств, объединившихся в 1860 году в государство Румыния.
По Бухарестскому миру (16 мая 1812 года) к России отошло междуречье Днестра и Прута, получившее название Бессарабии. После этого Молдавия более столетия не знала войн, а молдаване 60 лет не служили в царской армии.
Революционное движение на территории Молдавии было развито слабо. Бессарабское губернское жандармское управление размещалось в небольшом особнячке по улице Эминеску, а революционные кружки в Кишиневе «на 9/10 состояли из местных евреев» (1).
Революция в России привела к подъему национального самосознания. 21 ноября 1917 года был сформирован Сфатул Цэрий из 150 членов. 2 декабря Сфатул Цэрий провозгласил Молдавскую Народную Республику в составе России, а уже 19 декабря обратился за «помощью» к «союзникам» (Румынии), и 24 декабря просьба была «удовлетворена».
24 января 1918 года при опоре на румынские войска провозглашена независимость МНР. 9 апреля Сфатул Цэрий 86 голосами при 3 против, 36 воздержавшихся и 13 отсутствующих (голосовали против и воздержались представители немецкого, болгарского, гагаузского, украинского и русского населения, представители рабочих) решил «навсегда объединиться с матерью-Родиной Румынией». Представитель «Молдавского блока» мотивировал это решение тем, что в противном случае «Румыния аннексирует Бессарабию без нашего согласия». 10 декабря Сфатул Цэрий был распущен румынами.
27 мая 1919 года началось неудачное восстание в Бендерах против румынских войск. В Бессарабии за первые шесть лет господства румын расстреляно 11 тысяч человек, в ней находилась половина жандармов Румынии (из 40 тысяч). В Кишиневе молдаване и румыны составляли тогда всего 42% населения, а в Бессарабии в целом - 56%. Бессарабия в 1938 году была ликвидирована как административная единица: часть ее территории вошла в состав Прутского, Нижнедунайского и Сучавского краев, а центральные районы с Кишиневом преобразованы в Днестровский край.
В 1918-1940 годах в Бессарабию переселилось 200 тысяч румын-колонистов (их потомки впоследствии составили ядро Народного фронта Молдавии).
Из Тирасполя румыны были выброшены конницей Котовского 12 февраля 1920 года, в марте освобождено все Левобережье, летом 1920 года вошедшее в состав Одесской губернии. В феврале 1924 года по просьбе Котовского ЦК ВКП(б) принял решение о создании автономии, 7 марта Политбюро решило создать Молдавскую автономную область в составе УССР. 12 октября 1924 года провозглашена МАССР в составе 11 районов со столицей в Балте, площадью 8 тысяч кв. километров и с населением 545 тысяч человек (молдаван - 49%). В апреле 1925 года избран ЦИК, сформировано правительство и утверждена Конституция МАССР. В 1928 году столица перенесена в Бирзулу (ныне Котовск Одесской области Украины), а в 1929 году - в Тирасполь.
В секретном протоколе пакта о ненападении между Германией и СССР третьим пунктом значилось: «В Юго-Восточной Европе советская сторона подчеркнула свою заинтересованность Бессарабией. Немецкая сторона заявила о своей полной незаинтересованности данной территорией».
В январе 1940 года король Кароль Второй заявил в Кишиневе, что румынская армия может дойти до Москвы. На границе в январе-марте произошло 26 инцидентов. 29 марта на 6-й сессии Верховного Совета В. Молотов заявил, что «у СССР нет пакта о ненападении с Румынией. Это объясняется наличием нерешенного вопроса о Бессарабии». В апреле на границе начались вооруженные стычки, в мае Румыния объявила мобилизацию и сосредоточила на «Восточном фронте» свыше 36 дивизий. Со стороны СССР создан Южный фронт из 40 дивизий под командованием генерала армии Г. Жукова. 10 июня войска Южного фронта были сосредоточены вдоль границы с Румынией.
22 июня 1940 года В. Молотов заявил послу Германии, что «разрешение бессарабского вопроса не терпит отлагательств». 25 июня И. Риббентроп ответил, что «Германия не проявляет интереса к бессарабскогому вопросу». По дипломатическим каналам были также получены гарантии невмешательства Италии, Болгарии и Венгрии. После этого 26 июня в 22 часа В. Молотов вручил румынскому послу Давидеску ноту с требованием возврата Бессарабии и передачи Северной Буковины и требованием ответа в течение 24 часов. 27 июня последовала вторая нота, с требованием в течение 4 суток отвести румынские войска с указанных территорий. Румыния знала о сосредоточении советских войск и о содержании секретного протокола «Молотов-Риббентроп». Румынское правительство обратилось за советом к Германии, и немцы рекомендовали «уступить» советским требованиям, неофициально добавив многозначительное «пока».
28 июня Красная Армия форсировала Днестр и в тот же день заняла Кишинев. Потери румын составили 9 человек убитыми и 5 ранеными. К СССР были присоединены Бессарабия площадью 44,5 тысячи кв. километров с населением 3,2 миллиона человек и Северная Буковина площадью 6 тысяч кв. километров с населением полмиллиона человек.
До 1940 года эмиграция из Бессарабии на Запад была незначительной. Первая волна политической эмиграции прокатилась в 1940 году. Осенью 1940 года из Бессарабии выехало 93,5 тысячи немцев, семьи которых расселялись в Польше, а мужчины служили в СС. После перехода Бессарабии в 1940 году в состав СССР в нее вернулось почти 150 тысяч человек и еще 62 тысячи солдат румынской армии дезертировали при отходе из Бессарабии, тогда как из Бессарабии в Румынию перешло 50 тысяч человек (соотношение 4:1).
Вторая волна эмиграции прошла в 1944-1947 годах, третья - с начала 80-х годов. В Канаде из 50 тысяч эмигрантов-румын 80% - выходцы из Бессарабии.
По вопросу создания МССР было два подхода: обком КП (б) МАССР предлагал включить в ее состав все территории бывшей Бессарабии, а ЦК КП (б)У - без Аккерманского, Измаильского и Хотинского уездов. Победила точка зрения ЦК КП (б)У. После провозглашения МССР, как злорадно писала националистическая пресса, «в руководстве Бессарабии были только русские и евреи, а если и попадали молдаване - то самые ленивые» (2).
В годы второй мировой войны 970 дней Приднестровье было в оккупации. Столицей так называемой Транснистрии был сначала Тирасполь, а затем Одесса. Согласно приказу Антонеску от 14 сентября 1941 года все русские считались подозрительными. В феврале 1942 года он заявил: «Транснистрия станет румынской территорией, мы выселим оттуда всех иноплеменных».
За годы оккупации в Молдавии погибло почти 64 тысячи человек, 47 тысяч угнано на принудительные работы. Экономический ущерб в ходе оккупации Молдавии и юго-запада Украины в 1941-1944 годах превысил 1,5 миллиарда долларов, из которых Румыния выплатила только 73,2 миллиона долларов. А всего на оккупированной румынами территории было уничтожено 493 тысячи граждан - сколько стоит возмещение ущерба их потомкам?
История Молдавии по-прежнему остается полем идеологических сражений. Приднестровье объявляется «исконной территорией Молдовы». А в полемике с К. Мяло кандидат философских наук Г. Антонович вполне серьезно рассуждает о том, что «Молдавское княжество не теряло своей государственности даже при турках, а предки молдаван - гетодаки - жили, когда о славянах никто и не упоминал». Сторонники этой точки зрения утверждают, что советскими учеными «наша история фальсифицирована преднамеренно» (3).
На самом деле специалисты из Академии наук СССР проблемами истории Молдавии почти не занимались. Молдавская же историческая наука оказалась не в состоянии противостоять взглядам на тождество молдаван и румын. В Академии наук МССР утвердилась практика исследования не главных, а второстепенных проблем истории. В Институте истории АН МССР треть научных сотрудников составляли евреи, среди которых была распространена круговая порука и отказ от исследования сложных вопросов истории. В Институте языка и литературы молдаване составляли 80% ученых, но уровень их научной квалификации был крайне низок, поэтому процветали заимствования у румынских ученых.
СПЕЦСЛУЖБЫ МОЛДАВИИ НАКАНУНЕ РАЗВАЛА СССР
 
 
 
Особое место в идейных сражениях отводится роли и месту органов безопасности в политическом процессе. Все кризисные явления в период распада Советского Союза и даже в независимой Республике Молдова приписываются проискам КГБ и его преемников. Чего только не пишут! Вот лишь несколько примеров.
«С 1985 года второй секретарь ЦК КПМ Смирнов насаждал в руководстве республики русских, помогал проникновению в ряды национально-освободительного движения агентуры КГБ. С осени 1991 года КГБ России и Молдавии поставляли в республику заключенных из российских тюрем». «2 марта 1992 года КГБ организовал провокацию в Дубоссарах». «Правительство Сангели (4) создано при посредничестве Баранникова и Руцкого и дестабилизировало ситуацию в республике. Все происходящее в республике задумано КГБ Москвы во вред молдавскому государству» (5). «Создание республик-призраков, шовинистско-сепаратистское движение, забастовки против румынского языка - это лишь несколько штрихов антирумынской деятельности потусторонних кэгэбистов и большевиков» (6).
В одном из своих телевыступлений в августовские дни 1991 года А. Мошану (7) призывал «рассказать всю правду о деятельности КГБ после 1985 года». Кишиневская журналистка Елена Замура (8) в одной из своих статей писала: «У национально-освободительного движения Молдовы один историк - КГБ. Историк добросовестный, хотя и пристрастный» (9).
Думаю, что Е. Замура и ее коллеги во многом правы, давая такую высокую оценку деятельности советской контрразведки. Поэтому и постараюсь изложить эту историю «добросовестно и беспристрастно». Чтобы разобраться в том, действительно ли органы безопасности были тем страшным чудовищем, которое вершило всем и вся в Молдавии, рассмотрим «правду о КГБ после 1985 года» без эмоций, а с цифрами и фактами.
Что представлял собой КГБ Молдавии к началу рассматриваемых событий - на рубеже 90-х годов? В республиканском комитете работало немногим более 300 оперативных сотрудников. Почти две трети из них работали в центральном аппарате, 70 сотрудников - в пяти городских отделах (Кишинев, Бельцы, Тирасполь, Бендеры и Унгены) и 60 сотрудников - в 19 районных отделениях (как правило, в оперативном обслуживании отделения находилось два района республики). На территории нынешней ПМР вели работу 40, а Гагаузии - 10 оперативных сотрудников.
Председателем КГБ МССР в конце 80-х годов был генерал-лейтенант Георгий Лавранчук, у которого было три заместителя - генерал-майора: Демьян Мунтян (молдаванин, впоследствии был на руководящей работе в министерстве национальной безопасности - МНБ РМ), Яков Погоний (украинец, впоследствии на руководящей работе в КГБ СССР) и Анатолий Маломан (молдаванин).
Структура центрального аппарата КГБ Молдавии была типичной для того времени: 1-й отдел (разведка), 2-й отдел (контрразведка), 3-й отдел (оперативное обслуживание МВД), 4-й отдел (оперативное обслуживание транспорта), 5-й отдел (борьба с идеологической диверсией, затем переименован в «Z» - защита конституционного строя), 6-й отдел (оперативное обслуживание промышленности), 7-й отдел (наружное наблюдение, или на чекистском сленге - «семерка»), оперативно-технический отдел и ряд вспомогательных служб.
КГБ МССР, в том числе 5-й отдел, по подготовке и качеству личного состава был одним из лучших республиканских комитетов госбезопасности в Союзе. В Молдавию постоянно направлялись на стажировку оперативные сотрудники из других республик (Армении, Казахстана, России и др.). После событий 1990-91 гг. целый ряд уехавших из Молдовы сотрудников был впоследствии выдвинут на руководящие должности в спецслужбах принявших их новых независимых государств (Яков Погоний стал начальником одного из управлений ФСБ в Москве; Андрей Хомич - первым заместителем председателя СБ Украины; Владимир Козьма - заместителем начальника контрразведки; Анатолий Царан - начальником службы безопасности погранвойск России и многие другие).
В советское время 5-й отдел возглавлял П. Табуйкэ - почетный сотрудник госбезопасности, один из лучших специалистов по религиозной линии. Это подразделение было одним из ведущих в СССР, и его сотрудники высоко котировались. То же касается и подразделения по розыску оружия и анонимов. Сотрудники данных подразделений работали не только по Молдавии, но и в других республиках. К примеру, Анатолий Царан был одним из тех, кто выявил «витебского маньяка» и задерживал убийцу при попытке скрыться, за что получил «Почетного чекиста».
Утечка «чекистских мозгов» не могла не сказаться на уровне и качестве оперативного и руководящего состава создаваемого новым националистическим руководством Молдовы вместо ненавистного им КГБ министерства национальной безопасности республики. Националистическая лихорадка не обошла стороной и эту, казалось бы, монолитную структуру. Из рядов сотрудников КГБ было «вымыто» большое количество честных и добросовестных сотрудников. Уходили в основном лучшие кадры, причем не только из числа «нетитульной нации». Уходили и молдаване, не желающие служить новому режиму, оставшиеся верными своим убеждениям. Развал СССР и КГБ для них стал и личной трагедией.
Поскольку для нашего исследования важен именно отдел «Z», рассмотрим его структуру более подробно. Возглавлял отдел полковник Петр Табуйкэ (молдаванин, впоследствии на руководящей работе в МНБ РМ), у него было два заместителя-подполковника - Михаил Лесник (молдаванин, ранее работал в «семерке») и Виктор Соколов (русский). По численности оперативного состава отдел был ведущим в центральном аппарате - в нем работала почти пятая часть всех «оперов». В отделе было пять отделений по различным направлениям работы.
По формальным критериям отдел мог успешно выполнять поставленные задачи: 80% работников имели стаж работы свыше 5 лет, две трети были молдаванами по национальности или владели молдавским языком и были в возрасте до 40 лет.
Однако за благополучными цифрами скрывались нарастающие серьезные проблемы. Работники, обслуживавшие Союз писателей Молдавии (структуру, фактически давшую «путевку в жизнь» Народному фронту, к слову - с довоенного периода число членов СПМ возросло в 10 раз), работали на участке не более трех лет каждый. Один из них окончил сельхозинститут и просто боялся контактов с писателями из-за своей некомпетентности. Другой во время собеседования перед назначением на должность смог назвать из прочитанных книг только «Робинзона Крузо».
Низкий уровень общего развития был характерен и для отдельных руководителей-выдвиженцев постперестроечной эпохи. Так, один из заместителей начальника отдела, услышав про сочиненный одним из композиторов «очередной шлягер», изумился: «Столяра знаю, а кто такой Шлягер?».
Загрузка сотрудников в отделе была неравномерна: в среднем в год приходилось по одному сигналу на оперработника. При этом в первом отделении (которое, собственно, и работало «по националистам») на долю двух сотрудников из десяти приходилась треть заведенных и реализованных дел оперативного учета и половина приобретений негласных источников.
В конце второй половины 80-х годов начался резкий спад общей результативности и активности работы, сокращается в два раза число дел оперативного учета и профилактик. По делам обычно проходили второстепенные фигуры, а лидеры неформальных общественных движений оставались в тени. В этом была виновата и Москва, так как в то тревожное время все зависело от установок Центра, а они отличались нарастающей аморфностью. Многие запросы в Центр оставались без ответа, что свидетельствовало о царившей там растерянности.
Большинство дел прекращалось в связи с «неподтверждением данных» либо «прекращением объектом вредной деятельности». Так, дело оперативной проверки на «Л», заведенное в 1985 году в связи с «националистическими высказываниями и обработкой молодежи в мистическом духе», было быстро закрыто и материалы проверки уничтожены, поскольку «не обнаружено фактов националистической обработки окружения и сомнительно наличие националистических взглядов». Впоследствии «Л» становится одной из ведущих фигур народного фронта на первоначальном этапе его деятельности (в настоящее время проживает в Румынии).
Примерно такая же картина и с делом на другого неформала, ранее в течение 10 лет сотрудничавшего с органами КГБ, но исключенного «за двурушничество и гомосексуализм» (впоследствии этот человек был избран народным депутатом ССРМ по списку народного фронта Молдавии и даже вошел в руководящие органы парламента).
По делу на ранее судимого «Г» ставилась задача «оказания положительного влияния», но после оказания такого влияния «Г» «предпринял конкретные действия по созданию националистических группирований».
Сознательно или нет, но исчезают данные об организованных националистических группах, а также о прорумынских высказываниях. Возможно, это было отражением общей линии, поскольку летом 1989 года начальник отдела докладывал в Москву: «Данными о наличии в республике группирований националистической направленности не располагаем».
С 1989 года в отделе началось расслоение по национальному признаку. Оперативные сотрудники разных национальностей стали собираться в разных кабинетах. Молдаване стали переходить в общении с коллегами с русского на родной язык. Среди русских выделились три группы: одни пытались «слиться» с молдаванами, другие - перевестись к новому месту службы в Россию, третьи - самые немногочисленные - готовились «защищаться». Для русских стали характерны чувства морально-психологической напряженности и усталости, неверие в помощь Центра. Сказывалось морально-психологическое давление на членов семей (трудности с работой, учебой, получением жилья). Оперсостав постоянно привлекался к работе в выходные дни, неся без четких задач дежурство на этажах здания Верховного Совета. Помимо усталости это вело к расконспирации (активисты НФМ и депутаты часто подходили и интересовались «как идет служба»).
Странные вещи происходили и в целом по КГБ МССР. Так, в январе 1990 года по сводке наружного наблюдения прошел объект, который демонстрировал разведчикам боевую гранату и говорил, что имеет «кое-что еще для русских». Объект был установлен, однако никаких мер в отношении него принято не было.
Имелись неподтвержденные данные об оказании КГБ помощи Хадыркэ в ходе выборов в Верховный Совет, негласной поддержке сотрудниками-молдаванами деятельности НФМ, расшифровке негласных источников перед объектами, «утрате» секретных документов, сообщении секретарям ЦК КПМ о наличии компромата на них, попытках сотрудников за взятки устроить своих детей на учебу в вузы.
Тех, кто «засветил» свои симпатии к НФМ, отводили от оперативной работы очень странно: одного посадили на учет негласных источников, другого назначили заместителем начальника ОТО. Заместители председателя в присутствии оперсостава вели споры о деятельности НФМ. Между отдельными лидерами НФМ и сотрудниками КГБ существовали родственные и дружеские отношения. Так, заместитель председателя КГБ Мунтян в 1990 году неоднократно встречался с Г. Гимпу, А. Цуркану, А. Грэджиеру и другими лидерами неформалов «с целью оказания на них сдерживающего влияния». К каким результатам привело «сдерживающее влияние» - теперь хорошо известно не только на примере Молдавии.
Среди самих сотрудников были коррумпированные лица (один из бывших начальников Тираспольского горотдела и несколько его подчиненных поддерживали связи с преступными группированиями). А начальник Рыбницкого горотдела КГБ подполковник Пантелей Иванов был обвинен в том, что он «заодно с сепаратистами». Его уволили, не дав дослужить 3 месяца до пенсии.
Отношение к молдаванам-левобережцам внутри КГБ было настороженным. Когда одного из них предполагалось назначить заместителем начальника горотдела, то начальник этого горотдела (впоследствии занимал высокую должность в МНБ) заявил: «Мне нужен настоящий молдаванин, а не манкурт».
Еще в 1986 году инспектор из Москвы отмечал, что «у единственного оперработника по линии молдавского национализма нет четкого видения оперативной обстановки, отсутствуют возможности ведения глубокого анализа ситуации, имеющаяся информация рассредоточена по подразделениям». Об этом было доложено тогдашнему председателю КГБ МССР Г. Волкову, однако и после этого ничего не изменилось.
Формально ситуация контролировалась: с национализмом всех мастей боролись несколько сот негласных сотрудников (свыше четверти из них были на связи в центральном аппарате, еще 9% - в Кишиневском горотделе, остальные - в горрайаппаратах). Причем наибольшее число источников имелось в «чисто молдавских» районах. Из отчетов КГБ МССР следовало, что на каждого активиста-неформала приходился, как минимум, один оперативный источник. Но не было ни одного источника, отвечающего требованиям ценного.
Результатов «активная» деятельность КГБ республики не принесла, хотя он с 1978 года фиксировал попытки организации националистических групп, выработки уставов и программ, выдвижения тезисов о русификации и объединении с Румынией, отработке мер конспирации. В 1987 году первый секретарь ЦК КПМ С. Гроссу открыто признал факты националистического поведения молдавской молодежи.
Часть источников из числа молдаван и евреев работала «пассивно», «высказывала неуверенность в политической выверенности национальной политики», отказывалась от предоставления информации и встреч с оперативными работниками немолдавской национальности. Иногда вообще было неясно, чего больше в деятельности отдельных источников - использования сотрудничества с КГБ для прикрытия националистической деятельности, или наоборот. Например, источник «Л» по одним данным предотвратил несколько демонстраций НФМ, по другим - своими националистическими высказываниями способствовал их проведению.
Руководство НФМ около десятка своих активистов считало «стукачами КГБ», поскольку они «подслушивают, вносят раскол, дезориентируют» (среди подозреваемых действительно были негласные источники).
Существовали расхождения в оценках оперативной ситуации между отделами. Например, 6-й отдел полагал, что «наиболее дестабилизирующее влияние в трудовые коллективы вносит НФМ, который создал свои ячейки на 33 предприятиях, это с учетом того, что «не было допущено создание неформальных структур на ряде предприятий Кишинева, Бельц, Тирасполя», а, например, руководство «зеленых» на три четверти состояло из сторонников НФМ. Отдел «Z» полагал, что главным дестабилизирующим фактором в трудовых коллективах является Интердвижение. Более того, от отдела «Z» практически не поступало информации о планах и намерениях неформалов. 6-й отдел сообщал о наличии ячеек Интердвижения на 17 предприятиях, а отдел «Z» - на 126 предприятиях. Как говорится, почувствуйте разницу.
Десятки негласных источников работали также по линии молдавского национализма в Черновицкой и Одесской областях Украины.
Таким образом, в рассматриваемый период негласные позиции КГБ МССР не отвечали оперативной обстановке, негласные источники не входили в руководство неформальных структур и были не способны к действиям в экстремальных ситуациях, среди них было мало так называемых агентов влияния, падали активность и уверенность в необходимости сотрудничества, мало источников из молдаван, ослабла конспирация в процессе реализации оперативной информации, а качество получаемой информации было невысоким. Снижался уровень секретности, падала дисциплина оперативного состава. На основании вышеизложенного можно сделать однозначный вывод - дилетантские рассуждения о «всесилии КГБ» были результатом либо некомпетентности, либо сознательной дезинформации общественности.
После упразднения КГБ и создания МНБ Республики Молдова в этом ведомстве возникла нехватка профессионалов-контрразведчиков, в лояльности которых новый правящий режим был бы уверен. Поэтому искали любые пути укрепления министерства профессионалами. Так, преподаватель Высшей школы КГБ в Москве направил телеграмму поддержки правительства М. Друка, заявив о том, что «мафия через сепаратистов спровоцировала конфликты, чтобы помешать возрождению молдавской нации». Вскоре этот подполковник был отозван в Кишинев и назначен на руководящую должность в министерстве национальной безопасности.
Создав образ «чудовищной репрессивной машины госбезопасности», лидеры «демократической перестройки» в Молдавии стали наперебой выставлять себя «жертвами коммунистического режима». Г. Гимпу признавался, что «охранка» в исправительно-трудовом лагере неоднократно предлагала стать информатором, обещая взамен сократить срок» (10). И. Друцэ жаловался, что его «преследовали и преследуют органы КГБ». Осенью 1991 года он был принят тогдашним председателем КГБ В. Бакатиным и ознакомлен с делом, которое на него было заведено (11).
Т. Цопа писал своему давнему другу А. Шолтояну: «Первый раз меч надо мной занес сам И. Бодюл, но спас В. Вышку. Второй раз работники КГБ с помощью моих коллег положили на стол второму секретарю ЦК КПМ папку компромата, я был осужден пленумом ГК КПМ вместе с Г. Виеру, Н. Дабижей» (12). Он каялся в том, что «в молодости из меня хитростью вытянули признания сатрапы из органов безопасности. Я жил в фарисейской империи». А чтобы обелить себя, запугивал «всесилием» спецслужб: «Если архивы КГБ раскрыть, то ряды «ура-патриотов» заметно бы поредели. Потому что уже давно все структуры были усеяны «информаторами» разного рода» (13).
Как известно, послевоенное националистическое подполье на территории Молдавской ССР (так называемые «лучники Штефана Великого») было ликвидировано в 1952 году. Оно не было таким массовым, как на Украине и в республиках Балтии. К началу 80-х годов бывших антисоветчиков насчитывалось около 250 человек, все - лица преклонного возраста.
К началу 90-х годов сформировалась новая поросль националистов. Среди лиц, допускавших националистические высказывания, свыше 80% составляли лица с высшим образованием и студенты, на 95% - это были молдаване Правобережья. Свыше 70% из них выступали за «Молдавию без русских», каждый четвертый - за воссоединение с Румынией. Только треть из них ранее попадала в поле зрения органов КГБ.
Количество первичных сигналов о националистических проявлениях выросло с 1979 года почти в три раза - до 142 в 1984 году (в разных источниках приводятся различные цифры за один и тот же период), затем начался спад до 38 в 1988 году. 98% сигналов приходилось на долю так называемого «молдавского национализма», увеличилось число сигналов о приобретении оружия и взрывчатых веществ. Большинство сигналов поступало на жителей Кишинева и близлежащих районов, то есть «базовых» районов активности будущего народного фронта Молдавии (НФМ).
Однако проверка большинства сигналов прекращалась «за малозначительностью», треть сигналов завершалась профилактикой, и только по каждому пятому велась затем оперативная работа. Все это не отвечало развитию оперативной обстановки: число националистических проявлений возрастало, а число сигналов по ним сокращалось.
Профилактика только в 14% случаев проводилась с привлечением негласных источников и еще 6% - через связи объектов проверки. Основные способы профилактики также не блистали новизной: в трех четвертях случаев все сводилось к «разъяснению заблуждений» и «положительному воздействию» и только 3% - «отрыву от негативной среды». Свыше половины дел оперативного учета обеспечивалось негласными источниками информации спустя три и более месяцев с момента получения сигнала.
Общепрофилактическая работа КГБ МССР по отчетам была очень внушительна: за четыре года (1986-1989) издано почти полсотни книг и брошюр, опубликованы сотни статей, снято 6 кинофильмов, подготовлено свыше 300 теле- и радиопередач, прочитано 3,5 тысячи лекций с охватом 200 тысяч человек. Но на долю самых влиятельных средств массовой информации - телевидения и радиовещания - приходилось всего 5% общего объема мероприятий. Большинство мероприятий не имело четкого адресата (свыше 80% лекций «о политической бдительности» и «об идеологической диверсии»).
Проблемам молдавского национализма уделялось преступно мало внимания: 11% теле- и радиопередач и 8% тиража книг и брошюр, а 80% публикаций помещено в русскоязычных изданиях. Только 40% тиража книг и брошюр изданы на молдавском языке (половина из них - перепечатки московских изданий). Происходило явное сокращение критики молдавского национализма: в 1986 году по этой проблеме издано 11 тысяч экземпляров книг, в 1989 - только 2 тысячи. Из общего числа изданий только 5% посвящены проблемам современности.
Как использовалась информация органов контрразведки? Основной массив информации поступал в Москву из КГБ Молдавии, а точнее, из отдела «Z». Все документы анализировал, как правило, один-единственный сотрудник второго отдела управления «З» КГБ СССР. В другом отделе того же управления был еще и «куратор» республики. Здесь следует внести ясность. Обычно в роли куратора выступал представитель одной из союзных республик, который в течение года стажировался в Москве перед назначением на руководящую должность в своей республике. Но «куратором» Молдавии мог быть казах, латыш, кто угодно, но только не представитель МССР - чтобы «не ставить в неловкое положение своих бывших руководителей».
Взаимодействие КГБ с МВД и другими силовыми структурами по обмену оперативной информацией было налажено слабо, достаточно сказать, что на четыре запроса в КГБ Латвии по поводу издания там информационного бюллетеня НФМ, ответа так и не поступило. Информации из МВД и даже других подразделений КГБ также поступало крайне мало.
По материалам КГБ республики только за первые 9 месяцев 1989 года руководству КПСС и государства подготовлено 29 информаций, из них 60% рассылались по так называемому «узкому списку» (М. Горбачеву, Н. Рыжкову, В. Чебрикову, А. Лукьянову, Г. Разумовскому и В. Медведеву), остальные - по «широкому списку» (еще 23 адресата - члены и кандидаты в члены Политбюро ЦК КПСС, руководители МВД, Генеральной прокуратуры, отделов ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета). Информация готовилась в среднем раз в неделю и содержала изложение фактов без их анализа и прогноза.
Особенность представляемых из КГБ МССР информаций - постоянное повторение одних и тех же штампованных тезисов, например, более года оперативная обстановка в республике «осложнялась». Хотя большинство информаций касалось деятельности НФМ, но прослеживалось стремление «уравновесить» информацию о деятельности НФМ негативной информацией об Интердвижении. Согласно документам КГБ МССР, и Интердвижение, и НФМ «на основе антисоветизма провоцируют межнациональную рознь и совершают действия, направленные на подрыв советского государства».
Одновременно шел активный процесс деградации власти Президента СССР, которому сам Горбачев не препятствовал. Достаточно сослаться на такой факт. 11 апреля 1990 года командующий войсками на территории Молдавии генерал-полковник Осипов получил указание начальника Генштаба о подготовке военного парада 9 мая и доложил об этом П. Лучинскому. Лучинский определенного ответа не дал и обещал «согласовать вопрос с Центром». 13 апреля из Генштаба сообщили мнение Лучинского о нецелесообразности парада и резолюцию маршала Язова: «Это капитуляция перед националистами, парад нужно готовить». Однако парад, вопреки указу Президента СССР, так и не состоялся. Аналогичное отношение к приказам Верховного Главнокомандующего наблюдалось и в других республиках. Так, военный комендант Баку - какой-то полковник - своей властью отменил в городе парад, и... реакции на невыполнение приказа Верховного Главнокомандующего не последовало!
Разложение власти шло повсеместно и на всех уровнях. И уже в начале 1990 года западная пресса отмечала, что в этом процессе «после Армении и Азербайджана Молдавия - самый взрывоопасный очаг напряженности в СССР» (14).
ВОЗНИКНОВЕНИЕ ДЕМДВИЖЕНИЯ И ЕГО ПРЕОБРАЗОВАНИЕ 
В НАРОДНЫЙ ФРОНТ МОЛДАВИИ
 
 
 
Теперь рассмотрим, как же возникло так называемое демократическое движение в Молдавии. В январе 1988 года в центре Кишинева на аллее классиков у памятника Штефану Великому (15) собралась группа молодежи, чтобы отметить день рождения классика молдавской литературы А. Матеевича (священника по профессии). Ему принадлежат проникновенные строки, посвященные молдавскому языку:
Наш язык, наш клад нетленный,
От безверия укрытый,
Свет жемчужин драгоценных,
Над Отчизною разлитый.
Участники решили и в дальнейшем встречаться по воскресеньям. На следующие встречи зачастили члены Союза писателей (СПМ) Г. Виеру, Л. Лари, Г. Мазилу и другие. В апреле встречи конституировались в Клуб имени А. Матеевича (КиМ), а в 19 городах и районах республики появились филиалы клуба.
В руководство клуба вошли А. Шалару (председатель правления), А. Вартик, И. Кацавейкэ, И. Концеску, Г. Мазилу, Д. Михаил, Т. Черненко.
27 мая собрание Союза писателей Молдавии обратилось к XIX партконференции КПСС, выражая недоверие руководству республики.
29 июня прошел первый митинг в поддержку перестройки, а 3 июля представители интеллигенции организовали демократическое движение в поддержку перестройки (ДДПП) и избрали ядро будущей организации из 9 человек. К нему сразу же примкнули бывшие националисты братья Гимпу, А. Морошану и А. Усатюк.
27 июля в «Советской Молдавии» появилась статья «Аверсы, реверсы и крайности», через два дня еще одна - «Неформально о неформалах», в которых резкой критике подвергался ряд лиц из СПМ и ДДПП.
17 сентября газета «Народное образование» публикует письмо «шестидесяти шести», среди подписантов - Л. Лари, Д. Матковски, И. Хадыркэ, с предложением о придании молдавскому языку статуса государственного.
Западные радиоголоса сразу же зафиксировали более радикальный, по сравнению с Прибалтикой, национализм в Молдавии, о чем свидетельствовали отказ от сотрудничества с КПМ и открыто антирусские настроения. Например, А. Шалару, имея в виду так называемых «мигрантов», писал: «Молдова превратилась в помойку, куда стекаются нечистоты со всей страны» (16). 25 октября в поддержку письма «шестидесяти шести» высказались 90% членов СПМ. Вообще для СССР было характерно: настоящих писателей мало, зато членов Союза писателей - масса. 28 октября в «Советской Молдавии» в поддержку демдвижения выступил заместитель заведующего отделом административных органов ЦК КПМ подполковник милиции А. Плугару (после этой публикации был снят с должности и уволен из МВД).
15 декабря в ЦК КПМ прошла первая встреча с активистами демдвижения. 25 декабря впервые на митинге демдвижения появились парни с голубыми повязками - служба охраны ДДПП. К концу 1988 года демдвижение имело 300 групп поддержки по всей республике, а на его митинги собиралось до 10 тысяч человек. Оно имело четкую организационную структуру: инициативная группа (Г. Виеру, Л. Лари, Г. Маларчук, Д. Матковски и А. Цуркану), организационная группа (Л. Булмага, С. Буркэ, М. Гимпу, М. Кикот, Ю. Рошка, И. Цуркану и А. Шалару), пресс-центр (В. Настасе и И. Хадыркэ) и девять экспертных групп - по экономике (Н. Негру), экологии (И. Дедю), праву (Т. Черненко), истории (И. Буга и А. Мошану), языку (Е. Мындыкану), культуре (В. Бешлягэ и М. Фусу), просвещению (Ф. Чиботару), экологии человека (доктор экономических наук Сильвестру - ранее был просто Сильвиу - Максимилиан, который путался в элементарном сложении и вычитании цифр (см., например, газету «Молдова суверанэ» от 5 апреля 1991 года), межнациональным отношениям (А. Бродский и А. Мындыкану).
Демдвижение установило тесные контакты с литовским «Саюдисом» и народными фронтами Эстонии и Латвии.
Начинался процесс, который нобелевский лауреат А. Солженицын описывал так: «Горе власти, которая не слышит оппозиции, горе оппозиции, которая не входит в положение власти».
 
ЗАРОЖДЕНИЕ ИНТЕРДВИЖЕНИЯ КАК АЛЬТЕРНАТИВЫ ДЕМДВИЖЕНИЮ
 
 
 
 
30 декабря 1988 года в кабинете главного редактора «Советской Молдавии» собралось пятеро инициаторов создания Интердвижения (ИД). 4 января 1989 года прошло совещание русскоязычной интеллигенции. Была создана инициативная группа (в числе членов группы были А. Андриевский, А. Сафонов, Н. Бабилунга, А. Большаков, А. Бут, А. Лисецкий, В. Солонарь), причем без ведома первого секретаря ЦК КПМ С. Гроссу, при поддержке второго секретаря В. Пшеничникова. Группы поддержки ранее стихийно сложились на Левобережье.
Инициативная группа руководствовалась принципами: отказ от конфронтации с КПМ, ультиматумов, несанкционированных митингов, силового давления, расчленения МССР. Предложение о создании отрядов охраны порядка Интердвижения не было поддержано большинством лидеров.
И уже на следующий день на сообщении негласного источника появилась резолюция заместителя председателя КГБ Молдавии Д. Мунтяна «Для контроля за обстановкой в движении ввести агентуру». По Интердвижению началась активная оперативная работа. Несмотря на сообщения источников о том, что «в руководстве Интердвижения экстремистов нет», Д. Мунтян дает очередное указание: «Поручить одному работнику активно заняться Интердвижением, на Сафонова завести дело» (17).
В начале января 1989 года демдвижение начало критику Интердвижения. Затем начались шествия по проспекту Ленина (ныне - Штефана чел Маре) с провокационными призывами в отношении русских и слухами об «убийствах молдаван русскими». Постепенно несанкционированные митинги и демонстрации ДДПП при явном попустительстве милиции все более приобретали характер открытого противостояния органам власти и управления.
25 января президиум Верховного Совета МССР принял постановление о подготовке проектов Законов «О статусе молдавского языка» и «О функционировании молдавского, русского и других языков на территории Молдавской ССР».
Как известно, в молдавском языке 58% словарного запаса латинского и 21% - славянского происхождения. Под влиянием русского языка появились и псевдоновации типа «фуражкэ», «заявкэ», «заготовкэ». Ну что ж, если молдаване решили усовершенствовать графику или орфографию в своем родном языке - это их дело, но в русском языке те же названия должны писаться по-русски. Немцы называют Псков Плескау - на здоровье, но незачем заставлять русских говорить и писать Таллинн. На кириллице обучались 90% живущих молдаван. Латинский шрифт экономии площади не дает, хотя буквы на 10% уже славянских, но больше буквосочетаний.
Наибольшее неприятие русского языка в качестве официального было среди представителей гуманитарной интеллигенции. Так, считали необходимым для работы русский язык (данные приводятся по опрошенным, окончившим школы с молдавским языком обучения и отдельно с русским языком обучения в процентах): филологи, журналисты и историки - 27% и 75%, юристы и экономисты - 76% и 98%, математики, физики и химики - 50% и 87% соответственно (18). Западные радиостанции уже тогда предсказывали, что принятие законов о языках приведет к тяжким последствиям (19).
Одновременно активизировались и представители других национальных групп. Например, 25 января 1989 года было создано Общество еврейской культуры Тирасполя.
Один из инициаторов создания Интердвижения главный редактор «Советской Молдавии» Павленко 1 февраля был снят с должности. Инициативной группе отказали в регистрации, помещении, активистам угрожали по телефону. Первый секретарь Октябрьского райкома КПМ Кишинева заявил: «Есть установка ЦК КПМ, что Интердвижение организация полуэкстремистская, и нам с ней не по пути». Как отмечал И. Тромбицкий, который в свое время проходил в парламент по спискам Интердвижения: «Сначала против Интердвижения боролась КПМ».
И тем не менее к концу февраля Интердвижение имело почти 200 групп поддержки с 13 тысячами членов. Оно поддерживало тесные контакты с Интердвижением Эстонии (не путать с ОСТК Эстонии, с которым ни эстонское, ни молдавское Интердвижения не сотрудничали), направило в различные инстанции около 200 писем с информацией о развитии ситуации в республике.
Отдел «Z» КГБ Молдавии провел компрометацию нескольких кандидатов от Интердвижения, а в отношении одного из его лидеров проводилось оперативно-техническое мероприятие. В феврале 1990 года на Исполкоме НФМ один из лидеров Интердвижения Г. (он поддерживал контакты с КГБ Молдавии) представил документы о финансовых злоупотреблениях Яковлева во время поездки в Москву. Эта информация по указанию оперуполномоченного 2-го отделения отдела «Z» М. (отвечал за разработку Интердвижения) и одного из заместителей начальника отдела была использована в еженедельнике «Факел» совместно с руководством НФМ (Хадыркэ), что привело к поражению Яковлева во втором туре выборов.
Постепенно число оперативных источников, работающих против Интердвижения, достигло ста человек. Это значит, что актив движения наполовину состоял из таких лиц. Неудивительно, что все документы и планы Интердвижения менее чем через сутки после их принятия были в распоряжении КГБ МССР.
 
РАЗВИТИЕ ГАГАУЗСКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО ДВИЖЕНИЯ
 
 
В феврале же начался активный процесс национального самоопределения гагаузов. Как известно, гагаузский народ сложился как этническая общность в Малой Скифии (ныне румынская и болгарская Добруджа). Гагаузы традиционно не доверяют туркам и исповедуют православие, хотя по происхождению - тюрки. С конца XVIII века переселялись в Южную Бессарабию (Буджак). В январе 1906 года в ходе восстания провозгласили Комратскую республику, просуществовавшую две недели. При румынах подвергались насильственной ассимилиция.
В голодные 1946-1947 годы вымерла почти половина гагаузов. Продовольствие с Украины и из России в Буджак почти не попадало. В 1957 году официально утверждена гагаузская письменность на основе кириллицы. Все попытки развития языка и культуры гагаузов по решению ЦК КПМ объявлялись «автономизмом» и преследовались, а гагаузское население искусственно разделялось по районам.
С начала 80-х годов усилилось направление коллективных писем в ЦК КПСС и республиканские органы с требованиями развития гагаузского языка и культуры. Летом 1982 года председатель КГБ МССР Г. Волков докладывал о мерах по «локализации националистических проявлений гагаузских автономистов и пресечению их деятельности».
Одним из наиболее активных «автономистов» был Леонид Добров (20). В конце 1985 года оформилась группа Д. Савостина, Ф. Доброва (брат Л. Доброва) и других, «усиленно муссировавшая так называемую гагаузскую проблему». «Автономистами» занялись негласные источники КГБ МССР. Тем не менее ЦК КПМ в том же 1985 году впервые за долгие годы принял постановление по развитию гагаузского языка и культуры, в АН МССР создан отдел гагаузоведения, в СПМ - гагаузская секция (насчитывала полтора десятка членов), начаты радиопередачи на гагаузском языке. Однако на этом языке издавались 1-2 книги в год, алфавит за столетие менялся четырежды, а в школах язык практически не преподавался. После 1985 года материалы о гагаузах появились в самиздате.
В марте 1988 года в Комрате возник дискуссионный клуб «Гагауз халкы» («Гагаузский народ») под руководством Д. Савостина, летом стало издаваться приложение к «Советской Молдавии» «Ана созу» («Родное слово»). Гагаузы стали собирать подписи за создание Гагаузо-Болгарской АССР с русским языком в качестве официального на территории юга Молдавии и ряда районов Одесской области (в Одесской области проживает 170 тысяч болгар и 27 тысяч гагаузов, с 1988 года действовало болгарское общество «Кирилл и Мефодий»).
В январе 1989 года начато издание газеты «Хальк» («Народ»). 10 февраля у здания ЦК КПМ гагаузы провели первую несанкционированную демонстрацию с требованием создания АССР. 12 февраля на митинге в Чадыр-Лунге гагаузы высказались за создание своего движения, и 19 февраля дискуссионный клуб был преобразован в неформальное движение за автономию Гагауз халкы. В том же месяце в ЦК КПСС с просьбой о создании автономии побывала делегация активистов гагаузского движения (в их числе Ф. Добров, П. Завричко и М. Маруневич). Гагаузы установили контакт с Интердвижением и участвовали в его работе.
ФЕВРАЛЬ 1989 ГОДА. На пленуме ЦК КПМ 22 февраля из его состава был выведен бывший второй секретарь ЦК В. Смирнов, обвиненный в покровительстве Интердвижению. Созданы комиссии ЦК по направлениям работы, в состав которых вошли: в комиссию по государственно-правовым вопросам - министр внутренних дел и председатель КГБ, агропромышленную комиссию возглавил секретарь ЦК М. Снегур (21).
26 февраля демонстранты из демдвижения перекрыли движение транспорта в центре Кишинева и, прикрываясь женщинами и детьми, «оскорбляли милиционеров» (22). В итоге 13 «оскорбленных» милиционеров вынуждены были обратиться за медицинской помощью. Демонстранты несли лозунги: «Мы у себя дома», «Правительство в отставку», «Долой МВД», «Долой Интердвижение», «Законы как в Эстонии». Впоследствии к ним добавились «Долой русификацию» и «За молдавский государственный язык».
МАРТ. 1 марта молдаване отметили весенний праздник «Мэрцишор». 2 марта проекты законов обсуждались в Верховном Совете, а после заседания 15-17 марта были переданы на рассмотрение в президиум Верховного Совета. 31 марта проекты законов были опубликованы и сразу же вызвали волну критики. Трудовые коллективы ряда предприятий Левобережья обобщили свои мнения и передали их в ЦК КПМ и Верховный Совет МССР. Однако реакция руководства республики на критику была негативной. На встрече с трудящимися Рыбницы председатель Верховного Совета республики И. Чобану заявил, что «дружбы между народами СССР никогда не было и не будет».
Тем временем демдвижение продолжало нагнетать митинговые страсти. Новый министр внутренних дел В. Воронин (23), после того, как во время демонстрации 12 марта еще несколько милиционеров были серьезно ранены, отметил наличие среди митингующих «дирижеров» и «боевиков». 31 марта впервые в республике поселок Кутузово был переименован в Яловены.
АПРЕЛЬ. На Левобережье в апреле были опубликованы альтернативные проекты законов о статусе и о функционировании языков (24). 15 апреля президиум Верховного Совета вернулся к вопросу о языках, развернулась дискуссия в прессе. 23 апреля Интердвижение провело первый митинг с участием 6 тысяч человек (всего за год оно провело 9 митингов, которые проходили в обстановке провокаций со стороны активистов НФМ и «невмешательства» милиции).
24 апреля состоялся митинг в Рыбнице с участием 7 тысяч тружеников металлургического завода. Выступавшие отмечали, что события в республике не получили должной оценки ЦК КПМ и правительства, которые не имеют четкой позиции, что КПМ упустила инициативу в демократических преобразованиях, чем воспользовались лидеры неформалов, а публикации в прессе направлены на подрыв интернационализма.
Трудящиеся ММЗ выдвинули требования: гарантировать равноправие языков; статус государственных придать двум языкам - молдавскому и русскому; не принимать законов о языках до проведения пленума ЦК КПСС по межнациональным вопросам; после внесения предложений трудящихся снова опубликовать проекты и провести их всенародное обсуждение; гарантировать свободу обсуждения проектов в СМИ; создать двухпалатный парламент; созвать внеочередную конференцию КПМ и съезд народов республики. Если эти требования не будут приняты, коллектив завода оставлял за собой право на защиту национальных прав народов Молдавии (25).
В тот же день прошел митинг в Рыбницком районе, участники которого потребовали от ЦК КПМ и президиума Верховного Совета проявить твердость в оздоровлении политической ситуации, поскольку целый ряд негативных моментов обусловлен мягкотелой позицией этих органов.
Было отмечено, что публикации в ряде изданий («Литература ши арта», «Нистру», «Кодры», «Народное образование») открыто пропагандируют идеи, идущие вразрез с Конституциями СССР и МССР и Программой КПСС; проекты законов о функционировании языков нуждаются в доработке, поэтому необходимо продлить срок их обсуждения; решение о двух государственных языках и латинской графике вынести на референдум; созвать внеочередной съезд КПМ (26).
Секретари ряда первичных организаций КПМ выступили с критикой неопределенной позиции горкома и райкома партии, прямо поставили вопрос: «До каких пор будем выжидать?» (27). 28 апреля инициативная группа Интердвижения обратилась к прокурору республики с заявлением: «Мы не проводим несанкционированных митингов, не разжигаем национализм, но и не дадим позорить Красное знамя».
МАЙ. На пленуме ЦК КПМ 11 мая председатель КГБ республики Г. Лавранчук (депутат Верховного Совета МССР) избран кандидатом в члены Бюро ЦК КПМ. В тот же день в Тирасполе прошел первый митинг по вопросу о языках в швейном объединении (ПШО). Руководство Рыбницкого металлургического завода обратилось с открытым письмом к Президенту СССР М. Горбачеву: «Обеспокоены резким осложнением межнациональной обстановки в Молдавии, надеемся, что проблемы будут решены без ущемления прав русскоязычных групп населения» (28.) 20 мая официально создан народный фронт Молдавии и избран совет из 82 членов. В исполком НФМ вошли Г. Гимпу, М. Гимпу, П. Гусак, Н. Костин, А. Плугару, Ю. Рошка, И. Хадыркэ, А. Цуркану, А. Шалару. Каждый член исполкома отвечал за конкретный участок работы и поочередно исполнял обязанности председателя.
Вся территория Молдавии была разбита на 7 регионов ответственности зональных комитетов НФМ: Бельцы, Центр, Тирасполь-Бендеры, Юг (Гагаузия), Север (Буковина), Море (Одесская область).
На территориях, включенных НФМ в состав «исторической Молдовы», 5 миллионов жителей, из них молдаван - 52%, украинцев - 26%. На Украине проживает 325 тысяч молдаван (в населении южных районов Одесской области молдаван 13%, причем осенью 1990 года Болградский район Одесской области даже выступал с инициативой принятия на Украине русского языка в качестве второго государственного и высказывался за возможность создания Новороссии на территории Юга Украины; в Черновицкой области молдаван и румын - 20%), в Молдавии - 600 тысяч украинцев.
В 26 районах созданы координационные комитеты, возникло около 500 групп поддержки примерно с 150 тысячами членов. В Кишиневе самые большие организации НФМ были в комитете по телевидению и радиовещанию (560 членов из 3000 сотрудников) и в Академии наук (350 членов из 5700 сотрудников). Газета НФМ «Гласул» неофициально издавалась в Прибалтике.
Сравнение программы НФМ, принятой 20 мая 1989 года, и программы демдвижения (29) показывает, что программа НФМ выдвинула на первый план политические, а не экономические проблемы, усилила территориальные претензии к Украине, сняла предложение о государственно-территориальной автономии для гагаузов.
Характерно, что на тот период времени КГБ МССР не располагал ни полным списком руководства НФМ, ни достоверными данными о его организационных структурах. Много позднее последний председатель КГБ МССР (затем - один из министров нацбезопасности РМ) Т. Ботнарь в интервью признавал: «Я заявлял, что некоторые материалы свидетельствуют о связи некоторых лидеров НФМ с определенными лицами, финансируемыми и связанными с некоторыми спецслужбами Запада. Я не отказываюсь от своих слов».
Редакционный комментарий к этому утверждению был выдержан в духе времени: «Главным в деятельности КГБ при Ботнаре была борьба против НФМ. Не случайно товарищ Ботнарь заявил, что располагает данными о финансировании НФМ Западом» (30).
На митингах НФМ постоянно скандировали фразу «Мы - народ», использовавшуюся «железногвардейцами» Румынии (31). Следует отметить, что Румыния всегда ревниво следила за ситуацией в Молдавии и никогда не забывала о своих «территориальных потерях». В 1918 году крест на короне Святого Штефана был наклонен под углом в 45 градусов в знак протеста против утраты Трансильвании (в 1940-м - выпрямлен, в 1944-м снова наклонен, затем - снова выпрямлен). Румыния по итогам второй мировой войны получила от Болгарии Добруджу, от Венгрии - Трансильванию. Ее соседи не заинтересованы в усилении Румынии и присоединении к ней Молдавии. Известно, что во время боев за Бендеры в июне 1992 года Венгрия и Болгария подтянули свои войска к границам Румынии. Она всегда стремилась к возможно большему сближению с Молдавией. Как справедливо заметил И. Смирнов, «Румыния, видя слабость России, реализует здесь свои интересы» (32).
По признаниям бывших диссидентов Усатюка и Шолтояну, они еще в 1970 году были в Бухаресте и пытались встретиться с Чаушеску (он был в это время в Париже). А потом глава госбезопасности Румынии И. Стэнеску сообщил о них Андропову (33).
Бессарабские националисты активизировались в Румынии с начала 80-х годов, когда власти перестали пресекать их деятельность. Полуофициально был создан совет бессарабцев в изгнании во главе со священником В. Цепордеем, К. Халиппой и другими. В 1986 году вышла книга брата Н. Чаушеску - Илии «Независимость румынского народа - основная цель политики РКП», где утверждалось, что «в 1940 году Румыния подверглась территориальной ампутации».
В КГБ МССР по СРР работало лишь несколько негласных источников, которые занимались изучением реакции населения на румынскую пропаганду, переводом и анализом этой пропаганды. Румынские радиопередачи уверенно принимаются по всей территории Молдавии, а телевидение - в приграничных районах. В Молдавии постепенно сокращалась конфискация румынских изданий: в 1984 году - 22 тысячи экземпляров, в 1986 - 0,7 тысячи экземпляров. Подводя итоги этой деятельности, КГБ МССР отмечал в 1986 году, что «данных о каналах связи иностранных центров с националистами внутри Молдавии не обнаружено», что «вероятные каналы связи (почтовый, туризм, научный обмен, частные дела) противником используются не активно».
После этого оптимистического вывода отмечен рост интереса спецслужб Румынии к молдавским проблемам, деятельности НФМ и Интердвижения. Н. Чаушеску запретил официальные контакты с НФМ, но приказал усилить сбор информации о ситуации в Молдавии. Он приветствовал рост прорумынских настроений в Молдавии, но опасался влияния перемен в Молдавии на Румынию. Возрос обмен визитами творческой интеллигенции с возмещением расходов румынской стороной (за два года только Г. Виеру свыше десяти раз посетил Румынию, член Союза писателей Румынии Барбу - бывший полковник МВД - рекомендовал Виеру действовать решительнее с учетом «вседозволенности»).
Основную работу по изучению обстановки в Молдавии и поддержанию контактов с народным фронтом выполнял департамент госбезопасности (ДГБ) МВД Румынии. Основанный в 1948 году, он был главной опорой режима Чаушеску и располагал хорошо оснащенными специальными подразделениями и широкой сетью осведомителей.
В «секуритате» насчитывалось 14 тысяч сотрудников, из них 8 тысяч офицеров (половина работала в центральном аппарате, остальные в уездах, войсках безопасности и технических подразделениях). Согласно инструкции, каждый офицер «секуритате» был обязан завербовать минимум 40 «источников информации», а перевыполнение плана поощрялось премией.
Привилегированным было пятое управление. В него, помимо охранных подразделений, входила служба контрразведки, контролировавшая всю социально-экономическую структуру. Являясь своего рода «полицией над полицией», управление следило за чистотой рядов даже в министерствах внутренних дел и национальной обороны (34).
Свержение режима Чаушеску придало новый импульс связям Румынии и Молдавии. Эмигрантские организации перенесли свою деятельность на территорию Молдавии, в республику зачастили агенты и эмиссары спецслужб. С декабря 1989 года НФМ начал регулярные акции «солидарности и единения» с Румынией. По планам НФМ первым шагом к объединению должно было стать создание федерации с Румынией. Президент И. Илиеску также не снимал с себя ответственности за судьбы «запрутских румын» (35). Румыния стала первой страной, которая 29 августа 1991 года установила дипломатические отношения с Республикой Молдова.
Президент Илиеску называл Республику Молдова вторым румынским государством, в котором проживает 60% румын. С этим в Кишиневе согласен лидер ХДНП (бывшего НФМ) Юрий Рошка. Он также заявил, что румыны в Молдавии составляют более 60%, отнеся к их числу все здешнее титульное население. Правда, многие молдаване, добавил Рошка, «пока в вопросах самоидентификации не преодолели последствий русификации в отличие от прогрессивных слоев - национальной интеллигенции и молодежи. Последние в будущем и могут привести страну к объединению с Румынией. Сам по себе факт, что 10 лет назад по иронии судьбы появилось это государство, не гарантирует долгосрочного его существования».
Между тем в ходе соцопросов, только 5% респондентов признали себя румынами и 60% - молдаванами. Очевидно, что румын в Молдавии немного. Однако на заре становления независимости эти 5% граждан, полагавших себя румынами, сумели навязать свою волю большинству. Тогда эта наиболее активная и агрессивная часть населения свела процессы национального самосознания к обвальной румынизации и дискриминации иных национальностей.
Сменившая в 1994 году национал-радикалов аграрно-демократическая партия попыталась противопоставить воинственному «румынизму» - «молдовенизм», утвердив его в качестве государственной идеологии. Государственный язык в Конституции был также назван «молдавским». При этом руководители партии отклонили компромиссное предложение о введении двойного наименования госязыка - молдавский (румынский). Но «молдовенизм» так и не стал стратегическим государственным курсом. В Молдавии явочным порядком утвердили в официальном обороте именование госязыка румынским и в учебных заведениях закрепили «историю румын». И если поначалу в дебатах молдаван длинно представляли «людьми, не осознающими своего счастья быть румынами», то теперь для них и спецтермин придумали - «примитивный молдовенизм».
Дискуссия продолжается до сих пор. Вице-председатель национально-либеральной партии Анатол Цэрану (36) разъяснил: «Когда в XIX веке началось оформление централизованной румынской государственности, Запрутская Молдова, отошедшая в 1812 г. к России, оказалась в стороне от прогрессивных процессов, и ее жители остались «законсервированными этническими румынами».
Румыния проводит настойчивую политику по укреплению своего идеологического влияния в Молдавии. Для этого используются как стандартные средства (Бухарест финансировал ряд молдавских изданий и наладил масштабное телевещание за Прут), так и нетрадиционные формы. Наращиванию числа союзников среди интеллигенции и молодежи должно способствовать обучение выпускников из Молдавии в вузах Румынии. Ежегодно Бухарест предоставляет сотни стипендий по линии министерства образования и сотни - по линии минобороны и МВД.
Только 14 ноября 1989 года в румынской прессе со ссылкой на ТАСС появилось первое сообщение о демонстрациях в Молдавии. Чаушеску боялся антикоммунизма НФМ, но играл на национализме по обе стороны Прута. У феномена Чаушеску было два корня: коммунизм и национализм. Поэтому разрыв с коммунизмом не означал разрыва с национализмом.
Идеи интеграции с Румынией активно поддерживались активом НФМ, частью интеллигенции и официальных лиц республики. Так, президент Снегур отмечал: «Молдова как историческое государство оказалась разделенной на четыре части. Три из них в СССР - собственно Молдова, Северная Буковина и Южная Бессарабия - и Запрутская Молдова в Румынии» (37). Существование двух румынских государств для него не было препятствием к воссоединению, дело лишь во времени. Снегур полагал, что «ждать нужно столько, сколько понадобится, кровопролитие должно быть самой крайней мерой». Ему вторил М. Друк: «Мною предложен путь: уход из империи и выживание путем сотрудничества с Румынией» (38). И поддерживал Н. Дабижа: «Чтобы спасти язык, спасти остатки румынского духа в Бессарабии, единственный выход в воссоединении» (39). И. Унгуряну сожалел: «Самый большой позор для нас - необходимость переходить Прут с паспортом» (40). А В. Чуботару (секретарь СДПМ) был более прагматичен: «Геополитически Румыния так расположена, что ей не выиграть войну против соседей. Национальность можно изменить только через три поколения» (41).
Внеочерендная сессия Тираспольского горсовета 23 мая высказалась за введение в республике двух государственных языков. В мае началось организационное оформление Интердвижения на предприятиях Кишинева, в городах и районах. Обстановка вокруг ИД была сложной, ряд активистов, не выдержав угроз, отошел от активной работы. Лидеры Интердвижения занимались поиском «внутренних врагов», заявляя, что С. связан с НФМ, а некоторые другие члены инициативной группы - с КГБ.
26 мая съезд в Комрате провозгласил создание народного движения «Гагауз халкы» (НДГХ), принял его программу и устав. В Совет НДГХ вошло 89 человек, в исполком избран 21. Параллельно в Чадыр-Лунге действовало Интердвижение «Бирлик», а в Вулканештах - клуб «Ватан».
ИЮНЬ. В начале июня совместная сессия горсовета и райсовета решила признать Рыбницу районом компактного проживания русскоязычного населения и обратилась с просьбой в Верховный Совет МССР принять Закон о двух государственных языках после проведения пленума ЦК КПСС (42). 27 июня многотиражка «Рыбницкий металлург» опубликовала проекты программы и устава Интердвижения.
11 июня митинг НФМ объявил персонами нон грата И. Грека, А. Лисецкого (43), В. Солонаря и В. Яковлева. Сам Лисецкий обратился к М. Горбачеву, КГБ СССР, КГБ и МВД МССР, выражая беспокойство в связи со слухами о погромах русскоязычного населения. 15 июня освящен кафедральный собор Кишинева, возвращенный Русской Православной Церкви. Активисты НФМ во главе с профессором И. Дедю (44) потребовали от митрополита Серапиона вести службу на молдавском языке, после службы пытались опрокинуть его машину. Появились требования закрыть русскоязычные газеты как убыточные, а вместо них переводить молдавские издания (45). На этих митингах впервые отдельные милиционеры из числа молдаван солидаризовались со сторонниками НФМ.
На пленуме Тираспольского горкома КПМ 23 июня секретарь парткома «Электромаша» В. Рыляков (46) отметил, что «главные причины напряженности - в экономике», а директор ПХБО В. Ордин (47) признал, что «обстановка приобретает кризисный характер, страсти нагнетаются искусственно, в этом повинны в первую очередь ЦК КПМ и правительство». Выступали также В. Арестов (48), В. Дворяну, А. Курчин (офицер 14-й армии, затем советник Президента ПМР, в настоящее время проживает в России), М. Лаур (секретарь парткома Тираспольского пединститута, затем активист национального движения, представитель РМ в Парламентской Ассамблее СНГ, с мая 2001 года посол в Венгрии), И. Черногор (49).
В резолюции митинга НФМ 25 июня, в котором участвовало почти 50 тысяч человек, содержались требования прекратить фальсификацию истории молдавского народа, объявить 28 июня Днем национальной скорби, праздновать 2 декабря 1918 года как День независимости, республиканского самоуправления, ликвидации совместных школ, восстановления национальной символики, приоритета республиканских законов над общесоюзными, принятия Закона о гражданстве республики, автокефалии церкви, реабилитации жертв сталинщины и застоя, прекращения организованной миграции в республику. Выступая на этом митинге, Л. Лари голословно утверждала, что в Бессарабии в 1940 году проживало 5,6 миллиона молдаван, 4 миллиона из которых уничтожены, что ежегодно в республику прибывает 100 тысяч мигрантов (50). 28 июня активисты НФМ сорвали празднование очередной годовщины воссоединения Бессарабии с матерью-Родиной.
ИЮЛЬ. 8 июля в Кишиневе прошел учредительный съезд Интердвижения с участием 422 делегатов (треть - члены КПМ, молдаван только 3%, служащих - свыше 90%, две трети - старше 40 лет). Избраны совет и президиум из 21 члена, председателем Интердвижения стал профессор А. Лисецкий, сопредседателями В. Яковлев (профессор-юрист, молдаванин), А. Большаков (51), А. Белитченко (52), Г. Пологов (53) и С. Булгар (член Союза писателей, гагауз).
Интердвижение имело республиканский, городской и районный уровни организации. Были созданы отделы идеологии, информации и организации. Однако фактически работал только высший - республиканский - эшелон организации.
9 июля и Интердвижение, и НФМ провели митинги. Интердвижение шло под лозунгами: «Нет - сталинизму, национализму и экстремизму», «Мы - за мир и дружбу», «Дадим отпор национализму», НФМ - «Интердвижение - это сталинизм и шовинизм», «Мы у себя дома». Митинг Интердвижения был сорван - это было первое открытое противостояние двух организаций.
Бюро горкома КПМ Тирасполя и горисполком осудили выступления на учредительном съезде Интердвижения с «необоснованной критикой руководства республики, невзвешенными требованиями созыва внеочередного XVII съезда КПМ» и «намеченный митинг, который мог привести к столкновениям на межнациональной почве». Были названы «безответственными» требования активистов Интердвижения в Тирасполе о создании автономии и придании городу особого статуса. Руководство Тирасполя призвало воздерживаться от противоправных действий и участия в национальных неформальных объединениях (54).
С весны Интердвижение пыталось установить контакты с НФМ, но не нашло точек соприкосновения. Возможно поэтому, по мнению КГБ МССР, Яковлев, Сафонов и другие составляли «реакционное крыло Интердвижения», и 10 июля Мунтян наложил очередную резолюцию: «Обеспечить Интердвижение негласными источниками, приобретением новых, поднятием из архива архивных, организовать активное изучение и пресечение негативной деятельности. Данный участок закрепить за конкретным работником».
14 июля на «Точлитмаше» состоялась встреча с секретарем ЦК КПМ И. Гуцу. Гуцу уверял, что он - сторонник введения двух государственных языков, а затем выступил по республиканскому телевидению за один государственный язык - молдавский. Секретари первичных парторганизаций цехов 19 и 33 осудили его позицию. В тот же день прошли собрания коллективов ряда цехов, в которых были созданы группы поддержки Интердвижения (55).
После этого в Тираспольский горотдел КГБ поступило сообщение о том, что «весь коллектив завода настроен экстремистски. Процветают идеи Интердвижения. Настроения националистические и шовинистические. Большакова не устраивает перестройка. Поэтому не следует тешить себя иллюзиями об отсутствии кровопролития, ибо копится печальный потенциал».
На встрече с партхозактивом первый секретарь ЦК КПМ С. Гроссу заявил, что «НФМ и Интердвижение не заняли конструктивной позиции, ультиматумы и давление при решении языковых вопросов не пройдут».
В Бельцах 19 июля прошел митинг трудящихся мехового комбината. Митингующие поддержали обращение трудового коллектива кишиневского завода «Мезон» о недопущении активизации неформалов и разжигания национальной розни (56). Митинги прошли и на других предприятиях города, где призывали ЦК КПМ, Верховный Совет МССР и местные органы власти решительно отреагировать на дестабилизацию обстановки в Кишиневе, исключать из КПМ лиц, разжигающих национальную рознь, поставить вопрос об ответственности СМИ (57).
При Тираспольском горкоме КПМ была создана комиссия по анализу общественно-политической ситуации. На бюро горкома его первый секретарь Л. Цуркан высказал претензии зав. отделом пропаганды и агитации Т. Дегтяревой как члену Интердвижения. Начальник ГОВД Ю. Гросул (58) заявил, что «и НФМ, и Интердвижение используют уголовников. Нас подставляют». Прокурор города Н. Урсу резко критиковал Интердвижение: «Мне непонятна мышиная возня с созданием Интердвижения». С ним солидаризовался начальник горотдела КГБ Г. Золотарев: «Действия некоторых лидеров Интердвижения - экстремистского плана с далеко идущими целями. Они не брезгуют подстрекательством». И только В. Арестов категорически высказался за создание Интердвижения (59).
Коллектив ММЗ обратился с открытым письмом к трудящимся Молдавии, обвиняя МВД и власти Кишинева в попустительстве экстремистам НФМ, разогнавшим митинг Интердвижения 9 июля: «Мы против ущемления прав немолдавского населения; мы против присвоения права говорить от имени всего молдавского народа отдельными группами; мы за прекращение конфронтации и за консолидацию общественных сил республики; мы против митингов и забастовок, за эффективный труд на благо всего населения республики; мы против экстремизма, шовинизма и национализма» (60).
В июле сторонники НФМ начали голодовки и пикетирование здания Верховного Совета республики. 26 июля молдавская националистическая организация «Ватра» провела несанкционированное заседание в парке города Бендеры, предостережения милиции его участники игнорировали. 29 июля прошел пленум ЦК КПМ по вопросу подготовки сессии Верховного Совета МССР. Социологические опросы показали, что 83% населения негативно оценили работу ЦК КПМ с неформалами (61).
В комиссию Верховного Совета МССР по вопросам межнациональных отношений вошли Н. Бондарчук (Бендеры), Ф. Ангели, И. Боршевич, П. Воронин, И. Косташ, Д. Мунтян (заместитель председателя КГБ республики), С. Рошка и другие.
АВГУСТ. 2 августа, в день празднования 49-й годовщины образования МССР, около ста членов объединения «Ватра» в Бендерах устроили несанкционированное шествие по городу с траурной символикой, сотрудников милиции называли «оккупантами». 14 активистов «Ватры» задержаны милицией, среди них оказались жители Тирасполя, Каушан и Яловен.
Декларация Интердвижения отметила, что «утраченные центром возможности республиканская бюрократия стремится сохранить за собой, в республике идет размежевание по национальному признаку». Интердвижение призвало предотвратить сползание к двоевластию в республике и создать двухпалатный Верховный Совет (62). 
8 августа в Бендерах создан Союз трудящихся Молдавии. Координационный Совет Союза трудящихся Молдавии (КС СТМ) состоял из 51 члена, в том числе Бендеры были представлены 18 членами (среди них А. Ефанов, В. Когут, Н. Костишин, И. Мильман и Г. Пологов), Тирасполь - 14 (в том числе В. Арестов, А. Большаков, В. Загрядский (63), П. Заложков (64), А. Кокошко (65), В. Николюк, О. Савидов, И. Смирнов (66), В. Рыляков и Б. Штефан), Кишинев - 8 (среди них Г. Богданов), Рыбница - 5 (один из них - А. Белитченко), Бельцы - 4, Комрат (М. Кендигелян) и Парканы. Представители Бендер, Тирасполя, Кишинева и Рыбницы составили 85% членов КС СТМ.
В президиум КС СТМ избрано 19 человек, из них четверо от Тирасполя (П. Заложков, А. Кокошко, В. Рыляков и Б. Штефан), от Бендер также четверо (В. Волосников, А. Ефанов, Ю. Левицкий и Г. Пологов), от Кишинева трое (в том числе В. Никулин), от Рыбницы двое (в том числе В. Воеводин), от Бельц двое, по одному от Комрата (М. Кендигелян), Паркан, Страшен и Чадыр-Лунги.
9 августа Верховный Совет республики одобрил законопроекты о языках. 10 августа Президиум Верховного Совета МССР создал комиссию во главе с В. Пушкашем (67) по изучению обращений о создании Гагаузской автономии.
11 августа тираспольская многотиражка «Кировец» опубликовала проекты законов о языках. В комментарии редакции говорилось: «Националистический угар митингов НФМ отравляет атмосферу межнациональных отношений. Любой компромисс трактуется как ущемление прав молдаван. Требование государственности только для румынского языка - палочка-выручалочка молдавской бюрократии. Структуры партгосаппарата фактически смыкаются с экстремистами. Какова позиция руководства республики?». Публикацию в «Кировце» Кишинев назвал рабочим проектом, однако официальный проект совпал с ней слово в слово.
В тот же день прошел митинг в 19-м цехе «Точлитмаша». Было отмечено, что проекты законов о языках коренным образом отличаются от первоначальных. Обстановка по вине НФМ накалена до предела, часть молдаван введена в заблуждение. Президиум Верховного Совета пошел на поводу у НФМ, платформа которого несовместима с позицией трудовых коллективов Тирасполя. Мнение тираспольчан проигнорировано. На митинге принята резолюция с требованием к горисполкому и горкому КПМ занять четкую позицию и изложить программу действий до 15 августа, в случае дальнейших проволочек коллектив выразит недоверие горисполкому и горкому и потребует их переизбрания; до 16 августа опубликовать проекты законов о языках и обеспечить условия для их всенародного обсуждения; провести референдум о двуязычии в республике; для руководства предупредительной забастовкой создать оргкомитет, а для поддержания порядка - рабочую дружину из 500 человек.
Вслед за тем в ДК «Кировец» прошло собрание трудовых коллективов: предложено не проводить сессию Верховного Совета 29 августа, провести постатейное всенародное обсуждение законопроектов, власти были предупреждены о возможности забастовок. Был создан Объединенный Совет трудовых коллективов (ОСТК). «Ядро» ОСТК составили В. Белашевский (инструктор горисполкома), П. Денисенко (начальник цеха завода автоприцепов), В. Иванов (инструктор горисполкома), В. Константинов (заместитель председателя горисполкома), С. Михайлов (зам. директора мебельной фабрики №5), И. Парафило (начальник отдела «Точлитмаша»), В. Рыляков (секретарь парткома «Электромаша»), Б. Штефан (начальник цеха «Электромаша»). Создание ОСТК стало фактически первым съездом этой организации.
14 августа прошла 11-я внеочередная сессия Тираспольского горсовета. ОСТК обратился к сессии горсовета с предложениями: сессию Верховного Совета 29 августа не проводить; законопроекты передать на всенародное обсуждение; объявить 16 августа общегородскую предупредительную забастовку на 2 часа; создать на предприятиях рабочие комитеты для обеспечения совместно с администрацией и парторганизациями порядка на предприятиях и в закрепленных микрорайонах; в случае препятствий со стороны администрации и секретарей парткомов трудовые коллективы сами создают рабочие комитеты, обладающее всей полнотой власти на предприятиях; опубликовать материалы сессии горсовета; рекомендовать для участия в заседаниях президиума Верховного Совета Л. Цуркана, Б. Штефана; ОСТК берет на себя всю ответственность за поддержание порядка в городе на период обострения обстановки (68).
На сессии горсовета директор «Электромаша» И. Смирнов говорил: «Я работал в городской комиссии, которая рассматривала новый проект закона. В проектах четко просматривается приоритет коренной нации. Нельзя этого допустить. Президиум может и должен прислушаться к мнению русскоязычного населения. Мы были против забастовок. Однако в случае отказа примем самые решительные меры, вплоть до остановки производства». Первый секретарь горкома КПМ поддержал сторонников забастовки: «Сегодня наша позиция - как и у вас. Другой не должно быть. Завтра мы доведем решение сессии до ЦК КПМ».
Сессия приняла решение: 29 августа не проводить заседание Верховного Совета республики; провести общенародное обсуждение законопроектов; обратить внимание президиума Верховного Совета МССР, что решения 10-й сессии горсовета игнорированы; просить Совет национальностей Верховного Совета СССР направить в Тирасполь комиссию для изучения ситуации; обращение ОСТК принять к сведению.
15 августа в Рыбнице на ММЗ создан городской ОСТК из 25 человек. Обнародовано обращение бюро горкома КПМ и горисполкома: совместная сессия горсовета и райсоветов одобрила проекты законов с поправкой о придании Рыбнице и району статуса зоны компактного проживания немолдавского населения (69). В тот же день «Точлитмаш» посетили секретарь ЦК КПМ В. Семенов, первый секретарь горкома КПМ Л. Цуркан и председатель горисполкома В. Кудрявцев. Во всех цехах завода прошли митинги. Партхозактив ПХБО принял резолюцию по новому проекту закона о языках: предложено не проводить сессию Верховного Совета 29 августа, провести всенародное обсуждение и постатейное голосование по проекту закона о языках, учесть предложения сессии горсовета Тирасполя, партийные взносы перечислять в ЦК КПСС.
16 августа в Тирасполе прошла двухчасовая предупредительная забастовка. На «Точлитмаше» прошло заседание стачкома, на проходных выставлены пикеты, и с 14 часов по сирене завод встал. В знак солидарности бастовали еще 30 предприятий Тирасполя. Всего в Тирасполе бастовали 30 тысяч человек. В городе была прекращена продажа спиртного. Создан забастком «Точлитмаша» из 27 членов, среди них - рабочий П. Заложков, главный инженер, предпрофкома, зам. секретаря парткома, председатель СТК, зам. генерального директора, главный механик и главный энергетик (70). На ПХБО решением совместного заседания парткома, профкома, совета трудового коллектива и комитета ЛКСММ создан временный рабочком по защите политических прав тружеников из 9 членов (в том числе Светлана Мигуля (71), председателем избран секретарь парткома И. Шмаков.
Цели ставились сугубо политические. Постановили, что ущерб будет восполнен. На ряде предприятий дружинники не допускали на территорию сотрудников милиции. Контакты с районами оказались не налаженными. ОСТК решил формы и методы дальнейшей борьбы поставить в зависимость от итогов обсуждения законопроектов на Президиуме Верховного Совета, забастовок без санкции ОСТК не проводить (72). 
В Рыбнице в забастовке участвовали 5 тысяч человек на 12 предприятиях, потери составили 47 тысяч рублей. В городе прошли массовые митинги. На ММЗ впервые в истории предприятия прошел митинг, на котором принята резолюция солидарности с трудящимися других городов и одобрено создание Союза трудящихся Молдавии (73). В Бендерах бастовали 10 предприятий.
В прессе отмечалось, что 16 августа стало «демонстрацией мускулов экономического давления». Тираспольский горком КПМ запретил коммунистам участие в деятельности общественных движений и тем самым утратил возможность влиять на развитие событий (74).
Впоследствии И. Смирнов вспоминал: «Тирасполь накануне предупредительной забастовки еще верил, что правительство республики прислушается к его мнению, именно это ему и обещали. У нас есть соответствующий документ за подписью Снегура» (75).
Однако 17 августа президиум Верховного Совета МССР решил считать противоречащим последним решениям Верховного Совета СССР и недопустимым решение возникающих вопросов путем приостановки работы промышленных предприятий. Это постановление подписал Снегур. Первый секретарь Тираспольского горкома КПМ Л. Цуркан заявил на заседании президиума: «Ситуация угрожает стать непредсказуемой. Кредит доверия горкому партии, исполкому горсовета, руководству республики кончился. ОСТК взял на себя функции защиты людей от принятия дискриминационных законов. В эти дни горком и горисполком - вместе с советами трудовых коллективов. Сделать языком делопроизводства в Тирасполе государственный язык - немыслимо. Перевести делопроизводство на предприятиях на молдавский язык - значит развалить экономику» (76).
А на следующий день президиум Верховного Совета МССР вопреки воле трудовых коллективов одобрил законопроекты о языках. 20 августа законопроекты были опубликованы в уточненной редакции, которая не отличалась от опубликованной ранее в газете «Кировец». Публикация вызвала шок среди русскоязычного населения: одобрены были не те законопроекты, что публиковались в марте, а представленные Союзом писателей Молдавии. На митинге НФМ 20 августа объявлено о создании исполкомом фронта своего стачкома (из которого впоследствии родился пресловутый антизабастовочный комитет). Стачком НФМ решил не поставлять в Тирасполь продукты питания, если начнется забастовка.
21 августа стало началом политической забастовки трудовых коллективов Левобережья. В этот день на заседании забасткома «Точлитмаша» Л. Цуркан просил не бастовать, однако на заводском митинге большинство рабочих высказалось за забастовку. Инициаторами забастовки стали коллективы 8-го, 19-го и 33-го цехов (77). «Точлитмаш» встал, по периметру завода появились рабочие пикеты, вход на территорию допускался только с разрешения забасткома. Расширенное заседание СТК «Точлитмаша» приняло решение выступить единым фронтом с ОСТК города. В 12 часов началось заседание городского ОСТК совместно с партхозактивом города, которое шло до вечера. Решено 22 августа провести общегородской митинг на стадионе. ОСТК выступал против локальных забастовок, но поскольку к вечеру 21 августа уже бастовали «Точлитмаш», «Электромаш» и завод ЖБИ-6, было решено объявить общегородскую забастовку. ОСТК перешел на круглосуточный режим работы (78). 
22 августа в 8 часов утра на «Точлитмаше» начался заводской митинг под лозунгами «Власть - Советам», «Наша сила - в единстве», «Закон - через референдум», «За два государственных языка». Резолюция митинга содержала требование отложить принятие законов на два месяца. Затем рабочие двинулись на городской митинг.
На городском митинге выступили 20 человек, участвовали приехавшие из Кишинева В. Пушкаш (который выступил и призвал прекратить забастовку) и И. Боршевич. Боршевич заявил, что его группа сделала такой законопроект о языках, какой заказывали (кто заказывал - он не уточнял, это было ясно и так). Секретарь парткома «Электромаша» А. Ладан заявил, что «оккупантами называют тех, кто лежит в братских могилах. Наше мнение проигнорировали в марте, сейчас - снова». Рабочие называли законопроекты дискриминационными и выразили недоверие С. Гроссу, отмечали, что политическая борьба будет трудной, но это борьба не с молдавским народом, а с экстремистами. Раздавались призывы к действию: «...переизбрать горком, брать власть в городе и наводить порядок, пока Центр и Кишинев выжидают, иначе будет как в Эстонии». Слово взял активист НФМ И. Илашку и заявил, что «такими методами вопросы не решают». Однако после этого Илашку с двумя сторонниками вынужден был покинуть стадион (79).
Резолюция митинга отмечала, что законопроекты коренным образом отличны от опубликованных в марте. Не выполнены обещания об учете мнений граждан, нарушены статьи 34 и 36 Конституции СССР. Митингующие потребовали сессию не проводить, проекты законов вынести на всенародное обсуждение и референдум, учесть предложения 10-й и 11-й сессий Тираспольского горсовета.
Утром 22 августа в Тирасполе бастовало 11 предприятий, к концу дня стояло уже 21 предприятие (в том числе самые крупные: «Точлитмаш» - 6 тысяч работающих, «Электромаш» - 5 тысяч, стройтрест - около 2 тысяч, электроаппаратный завод - 1,5 тысячи, «ТиЗАР»- свыше 1 тысячи, завод ЖБИ-6 - 1 тысяча). В тот же день прошла проверка оповещения по системе гражданской обороны города.
23 августа в Тирасполе бастовали 33 предприятия с 37 тысячами занятых. Началась забастовка на ПШО, от которого в ОСТК делегировали зам. гендиректора, председателя СТК В. Ладункина, А. Силаева и С. Якубца. Кроме них, в пресс-группе ОСТК к тому времени уже работали представители этого трудового коллектива Д.Кондратович и В. Лесниченко. 
В город прибыл первый секретарь ЦК КПМ С. Гроссу. Он давал «разнос» партактиву Тирасполя, когда в зал вошел начальник ГОВД: «Народ требует, чтобы вы выступили». Гроссу выступил на общегородском митинге, но переломить ситуацию не смог. В тот же день ОСТК преобразовали в забастком.
В Рыбнице ММЗ начал забастовку в ночь на 23 августа, а утром СТК принял на себя всю полноту власти на заводе. Был избран стачком из 33 членов во главе с оператором Н. Голубенко, заместителями стали Н. Богданов (главный инженер), А. Алексеенко, С. Ульянов и А. Чебан. Председателем городского забасткома избран А. Ирожанский (председатель СТК цементно-шиферного комбината), созданы группы поддержки, жизнеобеспечения, транспорта, связи и информации, связи с селом. В забасткоме установлено круглосуточное дежурство, совещания проводились дважды в день (80).
Был создан ОСТК в Бельцах. Резолюции митингов электротехнического завода и ПО имени Ленина требовали вынесения законопроектов на референдум, одобряли создание СТМ и Рабочего комитета, выражали солидарность с тираспольчанами (81).
В тот же день на совещании в Кишиневе на заводе «Мезон» изъявили готовность поддержать бастующих представители 180 предприятий республики (82). 24 августа в Бендерах после митинга началась общегородская забастовка.
Под лозунгом «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» вышел тиражом в три тысячи экземпляров первый номер бюллетеня ОСТК «Бастующий Тирасполь». Бастующие направили агитаторов по селам. 200 человек из числа забастовщиков были заняты на уборке урожая (83).
Началась забастовка в Комрате - остановилась АТБ-3. Бастующие комратчане направили делегатов в районы Чадыр-Лунга, Тараклия, Вулканешты, Бессарабка. В Тараклии милиция конфисковала информационные материалы бастующих (84).
Республиканская пресса отреагировала на начало забастовки весьма резко: «Рабочие, став прогульщиками, защищали эгоистические интересы своих руководителей. Забастовка больно ударила по национальному сознанию и достоинству молдаван. Прокуратура, КГБ и милиция не вмешивались, хотя забастовка грубо попирала закон» (85). 
25 августа указом президиума Верховного Совета МССР был принят временный порядок регистрации общественных объединений. В этот день бастовали в Тирасполе 39 предприятий с 40 тысячами занятых, Кишиневе - 30, Бендерах - 27, Рыбнице - 23, Комрате - 15, Бельцах - 5, а также отдельные предприятия в Дубоссарах и Кагуле. Началась забастовка Молдавского управления гражданской авиации. 
ОСТК был преобразован в забастком. Его председателем по оргработе стал В. Рыляков. Забастком ПХБО за противодействие решениям забасткома отстранил гендиректора В. Ордина на период политической забастовки от руководства предприятием (86). 
В Комрате прошел многотысячный митинг и вышел первый номер бюллетеня «Бастующий Комрат» тиражом 300 экземпляров. Десятки групп бастующих были направлены в районы республики для разъяснительной работы.
26 августа митинг в Тирасполе под проливным дождем собрал 65 тысяч человек. На тот момент в Тирасполе бастовало 41 предприятие, Бендерах - 29, Рыбнице - 23, Кишиневе - 9, Комрате - 15, Бельцах - 2, а также в Кагуле и Дубоссарах. Партсобрание «Точлитмаша» приняло резолюцию о недоверии бюро ЦК и осуждении пассивности горкома КПМ. Решено направить курьеров в Москву, а также объективную информацию заводам-смежникам и потребителям. 
Бастующие направили телеграммы М. Горбачеву и в центральные газеты: «Исчерпав все возможности, более ста трудовых коллективов пошли на крайнюю меру - забастовку. Требуем приезда комиссии Верховного Совета СССР» (87). В Комрате совещались коммунисты Чадыр-Лунги, Бессарабки и Вулканешт. В Бессарабском районе завотделом ЦК КПМ Гандрабура уговаривал поддержать законопроекты и привез гречку и печенье (88).
Председатель президиума Верховного Совета М. Снегур информировал депутатов, что забастовки охватили 116 предприятий, в них вовлечено 80 тысяч человек. Усиливается поляризация общественных сил. Принято обращение Верховного Совета МССР к трудящимся: «Оценка отдельных положений законопроектов о языках характеризуется нежеланием понять интересы друг друга, не учитывается, что речь идет о проектах законов, которые будут внимательно обсуждены высшим органом власти республики».
В Кишиневе 27 августа прошло Великое национальное собрание под лозунгами: «Русские, вас ждут дома», «Румыны, к свободе», «Долой коммунистическую диктатуру», «Страна Штефана - без шовинистов», «Снегур, с тобой народ». А. Шалару заявил, что новое правительство республики возглавит М. Снегур. Резолюция требовала полного суверенитета, главенства законов республики, права выхода из СССР, принятия законов о миграции и гражданстве, восстановления самоназвания «румыны» и национальной символики, возврата территорий, автономии церкви, репатриации выходцев из Бессарабии (89). В соответствии с решениями президиума Верховного Совета МССР местные Советы провели более 400 сходов граждан с участием свыше 500 тысяч человек. По сообщению АТЕМ, «абсолютное большинство сходов граждан поддерживают проекты законов. В некоторых населенных пунктах, где преобладает немолдавское население, участники сходов высказались за придание русскому языку статуса государственного наравне с молдавским» (90).
В Тирасполе бастующие заявили: «Мы верили КПМ, а что оказалось на деле? Не найдя времени для встреч с бастующими, Снегур нашел время для участия в Великом национальном собрании. Пушкаш объявил самой демократической 13-ю сессию Верховного Совета МССР, проходившую в атмосфере националистического психоза. Республиканские власти пытались решение всех проблем переложить на союзные власти и лавировали. Только автономия обеспечит нам реальную правовую, экономическую и политическую защиту от произвола властей республики. Другого пути у нас нет!».
27 августа митинг в Тирасполе собрал 50 тысяч участников, были представители других городов и Эстонии, а также председатель Совета Министров республики И. Калин. На митинге распространена информация о встрече с председателем Совета Союза Верховного Совета СССР Е. Примаковым (распоряжением Президента РФ №0491-рп от 6 сентября 2001 года «за успешное и качественное выполнение задач, связанных с налаживанием переговорного процесса по вопросу статуса Приднестровья» объявлена благодарность Примакову Евгению Максимовичу - депутату Госдумы Российской Федерации). Предложено создать свободную экономическую зону с подчинением Москве. Митингующие возмущались выступлением Илашку по молдавскому телевидению. Представитель Комрата сообщил, что если с автономией не решат власти Кишинева, то съезд Гагауз халкы сам объявит о ее создании. Принято обращение к ЦК КПСС, Верховному Совету СССР и руководству республики: «Те, кто выдал социальный заказ на разработку дискриминационных законов, рассчитывают на политическую незрелость депутатов, юридическую и экономическую некомпетентность (91).
28 августа в Тирасполе бастовали 44 предприятия с 45 тысячами занятых, в Бендерах - 32 коллектива с 20 тысячами работающих, в Рыбнице - 23 предприятия, в Кишиневе - 31, Бельцах - 7, Чадыр-Лунге - 5, Дубоссарах - 4, а также в Комрате, Каменке, Григориополе, Суклее и Новых Аненах. 
В тот же день на 60-тысячном митинге в Тирасполе было заявлено, что «руководство республики стало на путь дезинформации, игнорирует мнение бастующих. Жителям республики отказано в праве на референдум о языке. Исход сессии предопределен. Земля Молдавии - это и наша земля. Не допустим повторения ситуации, которая сложилась в Прибалтике». В Тирасполе прошла четырехчасовая дискуссия представителей ОСТК с Н. Костиным и М. Гимпу.
На митинге в Рыбнице принята резолюция с требованиями равенства прав всех народов, введения двух государственных языков и самостоятельного выбора языка экономической и социальной сфер деятельности, не проводить сессию Верховного Совета МССР, не допускать разжигания национальной розни, вопрос о переходе на латинскую графику решить референдумом среди молдавского населения. Представитель Тирасполя В. Николюк заявил на митинге: «Мы будем бороться до конца, иначе наши дети станут людьми второго сорта. В забастком звонят журналисты США и Японии. Мы просим их передавать информацию в московские средства массовой информации, поскольку установлена информационная блокада». Телеграммы солидарности с бастующими поступили от более чем 400 предприятий страны, поступило 170 тысяч рублей помощи (92). 
28 августа двое забастовщиков, направленных в Кишинев на завод «Сигнал», на проходной были остановлены группой молдаван. У тираспольчан изъяли и сожгли печатную продукцию, а также угрожали физической расправой.
29 августа открылась сессия Верховного Совета республики. В докладе М. Снегура отмечалось: «30 марта президиум Верховного Совета вынес на обсуждение проекты законов. Главная цель закона - восстановление в правах молдавского языка. Территория и язык - два основных признака нации. Если мы не возьмем под защиту закона молдавский язык сегодня, то в республике будет постоянно кровоточить рана национального недовольства, что может иметь непредсказуемые последствия. При обсуждении проектов подавляющее большинство молдаван увидели в них документ, не отвечающий чаяниям молдавского народа. Проекты, которые опубликованы 20 августа, сохранили концепцию, положенную в основу первых вариантов. После опубликования проектов произошла вспышка эмоций, которая завершилась безрассудными забастовками, организованными от имени трудовых коллективов». В выступлении депутата С. Гроссу, первого секретаря ЦК КПМ, звучали призывы «прекратить забастовки, ультиматумы и угрозы, отказаться от необоснованных требований, невзвешенных политических оценок и лозунгов». Тираспольчане ответили очередным многотысячным митингом.
30 августа на сессии Верховного Совета выступил Л. Цуркан: «Трудовые коллективы прибегли к крайнему средству - забастовке. Политическая ситуация в республике наталкивает на мысль о том, что законы о языках - это только первый шаг к реализации национальной идеи. Представленные законопроекты по многим статьям противоречат Конституциям СССР и МССР. А ведь впереди принятие законов о выборах и гражданстве. Антисоветские лозунги соединяются с антирусскими. Вот против чего протестует Тирасполь».
После четырех дней работы сессия Верховного Совета МССР приняла законы (в РМ 31 августа отмечается как праздник «Лимба ноастре» - «День родного языка»). Зампред Президиума Верховного Совета И. Морарь отмечал: «Даже не слушая депутата, можно просчитать его позицию по фамилии. Ораторы не утруждали себя аргументами, навешивали ярлыки» (93). Например, А. Завтур утверждал: «Индустриализация хоть и привела к быстрому росту промышленности (в 73 раза за 1940-1987 годы), однако сопровождалась возникновением крупных инонациональных анклавов в городах республики» (94). 
За утверждение законов о языках голосовало большинство, против были 43 депутата, один воздержался (95). Хотя в выступлениях отмечалось, что только для завода «Электромаш» перевод на молдавский 26 тысяч ГОСТов обойдется в миллион рублей (96). Сессия Верховного Совета МССР приняла законы в редакции Союза писателей. На митинге НФМ в связи с принятием законов о языках говорили о том, что «Штефан поднял меч» (известный памятник в центре Кишинева изображает господаря с поднятым крестом в одной руке и с опущенным мечом - в другой).
Западные средства массовой информации прогнозировали в связи с этим обострение ситуации в Молдавии: «Закон о языке - первый удар, который нанес НФМ» (97), «Именно национализм породил ответную оборонительную реакцию русских» (98), «Подъем молдавского национализма вызвал неожиданно быструю и резкую реакцию русскоязычного населения» (99), «Молдавия предоставлена сама себе и в отдельных случаях предается галлюцинациям» (100).
В этот день бастовали в Тирасполе - 44, Кишиневе - 31, Бельцах - 9, Чадыр-Лунге - 5, Дубоссарах - 4, Рыбнице - 25, Бендерах - 35, Комрате - 18, Каменке, Григориополе, Суклее, Новых Аненах, Первомайске, Днестровске. Забастком решил составить списки нуждающихся, оплатить вынужденный прогул группе молдаван (12 человек), создать группы внешней информации, обеспечения продуктами, финансовую группу, по работе в колхозах. Телеграммы в центральные СМИ через Кишинев и Одессу не доходят.
Позднее, 26 октября, В. Ладункин (председатель СТК ПШО) на пленуме Молдсовпрофа отмечал: «Руководители республики не ответили на вопросы, поставленные в ходе забастовки. Забастовка прошла под знаком недоверия руководству республики. Это самая длительная в стране политическая забастовка - ровно месяц. Митинги в городе начинались пением гимнов СССР и Молдавии, а заканчивались «Интернационалом». Забастовкой руководил стачком, но руководители города нас не поддержали» (101). Другие делегаты отмечали: «Мы оказались неподготовленными. Все шло на сессии по заранее подготовленному сценарию» (З. Лавренова), «У депутатов бастующих регионов не было единой позиции» (И. Заславский), «Не все выдержали давление лидеров НФМ» (Я. Нудельман), «На сессии мы чувствуем себя в изоляции. Поражала подтасовка решений сходов» (В. Рыляков) (102). 
30 августа бастовали 180 предприятий: Тирасполь - 44, Бельцы - 7, Кишинев - 31, Комрат - 18, Чадыр-Лунга - 5, Дубоссары - 4, Единцы, Кагул, Каменка, Григориополь, Новые Анены, Суклея - по 1, Бендеры - 35, Рыбница - 24, Глодяны - 5. В Рыбнице часть предприятий работала по решению забасткома. 
В Комрате митинг собрал 7 тысяч человек. Отмечалась высокая степень организованности бастующих: «ОЗК осуществляет всю полноту власти на предприятиях, контролирует все решения, принимаемые местными органами власти, касающиеся интересов забастовки» (103).
31 августа бастовали: Тирасполь - 44, Рыбница - 25, Бельцы - 7, Кишинев - 31, Бендеры - 35, Чадыр-Лунга -5 , Комрат - 18. 
Решение 12-й внеочередной сессии горсовета Тирасполя содержало обращение в Президиум Верховного Совета СССР с просьбой приостановить действие ряда статей Законов «О статусе госязыка», «О функционировании языков»; просить президиум Верховного Совета МССР воздержаться от принятия новых законов. В постановлении пленума Тираспольского горкома ЛКСММ отмечено, что большинство молодежи поддерживает забастовку, однако комсомольские организации отстают от развития ситуации. Пленум выразил недоверие бюро ЦК ЛКСММ за позицию невмешательства.
СЕНТЯБРЬ. 1 сентября на «Точлитмаше» прошел митинг. Решено признать недействительными решения 13-й сессии Верховного Совета МССР; ответственность за ситуацию возложить на Снегура и ЦК КПМ; бастовать до выполнения требований; отозвать депутатов ВС МССР И. Кирова, Е. Власова, Л. Челпана, Б. Статулата; выразить недоверие депутату М. Чимпою за провокационные слухи о сожжении молдавских книг, осудить действия народных депутатов СССР Доги, Лари, Друцэ, Виеру, Хадыркэ (104). Митинг прошел также в Бендерах. Против бастующих резко выступил М. Снегур: «Антинациональные силы препятствуют претворению в жизнь законов о государственном языке, они готовы искать пятна на солнце - лишь бы не учить язык народа, давшего имя республике» (105).
2 сентября на заседании забасткома решено продолжить забастовку. Прибывшие в Тирасполь С. Гроссу, М. Снегур, И. Калин и предмолдсовпрофа Г. Еремей уговаривали прекратить стачку, провели серию встреч в трудовых коллективах. С. Гроссу утверждал: «Сразу после сессии позвонил Горбачев, в Кишиневе предприятия уже работают» (ввел в заблуждение: бастуют - Г.К.). 
Пленум Комратского райкома КПМ и сессия райсовета решили готовить съезд народов Юга республики, солидаризовались с бастующим Левобережьем и потребовали изменения ряда статей законов о языках. В Координационный комитет Юга вошли почти все руководители района.
3 сентября бастовали в Тирасполе - 44 предприятия, Рыбнице - 25, Бельцах - 7, Дубоссарах - 7, Кишиневе - 31, Бендерах - 38, Комрате - 18, Чадыр-Лунге - 5, Каменке, Григориополе, Суклее, Вулканештах и Новых Аненах - по 1. В Тирасполе проведен книжный аукцион, средства от которого перечислены в фонд забасткома. На общегородском митинге в Тирасполе принята резолюция: продолжить забастовку; решения 13-й сессии Верховного Совета МССР считать недействительными как противоречащие Конституциям СССР и МССР; выразить недоверие руководству республики и ЦК КПМ - С. Гроссу, И. Гуцу, И. Чебану, М. Снегуру, В. Пушкашу; одобрить действия на сессии Л. Цуркана, З. Лавреновой, Н. Демченко, И. Заславского, А. Драгочинского, В. Флори и Я. Нудельмана и осудить пассивность А. Мокану, В. Синева, С. Графова, М. Шатохиной, П. Коменданта, В. Кердиваренко и Л. Дикусар; выразить солидарность с трудовым крестьянством Молдавии; все местные СМИ передать под контроль местных органов власти; проявлять выдержку и организованность (всего 16 пунктов).
Репортаж об этом митинге по молдавскому телевидению был тенденциозным. Показывали лишь тех, кто призывал прекратить забастовки, комментатор говорил о призывах к национальному размежеванию, но не показали их - ибо таких лозунгов просто не было. Пресса бастующих отмечала: «...неизвестно, что лучше - инфоблокада или искаженная информация» (106). 
3 сентября в Первомайске прошел сход работников межколхозсада (ранее - 29 августа - избран забастком Первомайска из 9 человек). На сходе выступил депутат ВС МССР И. Кизил. Его поддержка законов вызвала резкое неприятие собравшихся. Сход принял решение: за игнорирование интересов избирателей отозвать депутата Кизила. Сообщено, что первомайцы уже передали забасткому 47 тысяч рублей собранных средств (107).
4 сентября прошел очередной митинг в Бендерах, присутствовали руководители республики. Принято обращение к молдаванам: «Братья молдаване! Истоки и корни ваши тесно переплетены с русским народом. Так почему же мы теперь не вместе? Мы - за придание статуса государственного двум языкам. Только единство и сплоченность всех народов, населяющих Молдавию, - залог счастливого будущего молдавского народа» (108). 
5 сентября в Тирасполе бастовали 56 предприятий, Бендерах - 38, Кишиневе - 11, Рыбнице - 29, Комрате - 23, Дубоссарах - 7, Чадыр-Лунге - 7, Григориополе - 3.
Требования ОРЗК, переданные комиссии Верховного Совета СССР, содержали следующие положения:
- дать оценку обстановки и гарантировать права бастующих,
- результаты изучения ситуации огласить до 8 сентября,
- рассмотреть законность дополнения Конституции МССР статьей 701,
- рассмотреть соответствие законопроектов Декларации прав человека, Конституциям СССР и МССР,
- принять единый официальный язык на территории СССР,
- придать статус государственных в МССР двум языкам,
- образовать ГАССР к 72-й годовщине Октября,
- вопрос о переводе на латинскую графику вынести на референдум,
- комиссию по гагаузской автономии создать на две трети из гагаузов,
- законопроект о функционировании языков привести в соответствие с Конституцией МССР,
- все СМИ поставить под контроль местной власти,
- вину за ущерб от забастовок возложить на руководство республики,
- создать двухпалатный Верховный Совет МССР,
- прекратить деятельность НФМ, которая ведет к кризису,
- рассмотреть вопрос о полномочиях ряда депутатов - активистов НФМ,
- если ВС МССР примет антиконституционные законы, местные Советы имеют право издавать свои законодательные акты,
- правовая защита национальностей в регионах,
- просить ВС СССР приостановить действие принятых законов о языках как антиконституционных до 1 октября,
- в паспортах вместо национальности указывать гражданство СССР,
- при игнорировании оставляем за собой право обращения в ООН.
6 сентября прошла 12-я внеочередная сессия Тираспольского горсовета. Участвовали члены комиссии Верховного Совета СССР. Сессия рассмотрела вопрос об общественно-политической ситуации в городе Тирасполе.
В тот же день в цех №19 «Точлитмаша» пришли члены комиссии ВС СССР (Е. Ауельбеков и Е. Вербицкий), которые призывали прекратить забастовку (109). Члены комиссии встречались также с рабочими локомотивного депо и членами забастовочного комитета. Комиссия Верховного Совета СССР была в Бендерах (посетила локомотивное депо, клуб «Ватра», рабочий комитет), 7 сентября выезжала в Кишинев. Е. Ауельбеков предложил: «На время работы комиссии забастовки нужно приостановить» (110).
В этот день бастовали в Тирасполе 56 предприятий, Бендерах - 38, Кишиневе - 11, Рыбнице - 29, Комрате - 23, Дубоссарах и Чадыр-Лунге - по 7, Вулканештах и Григориополе - по 3, Новых Аненах, Бельцах, Каменке, Суклее, Тараклии и Днестровске - по 1. Всего в республиканской политзабастовке участвовали 194 предприятия (в том числе в Приднестровье - 134).
7 сентября заседал забастком стройтреста, выступил предзабасткома Н. Рюмин. Сложность приостановки забастовки в том, что вместе со строителями это должны сделать многие предприятия, обеспечивающие нормальную работу строек. Мнения разделились. Призыв секретаря парткома треста В. Караманова о приостановлении забастовки единодушной поддержки не получил.
8 сентября забастком решил продолжить забастовку. 11 сентября забастком заявил, что прекратит забастовку после решения республиканского забасткома (111). 
Председатель ОСТК Б. Штефан сообщил, что в Москву отбыла группа представителей. Продолжаются телефонные звонки с угрозами активистам стачкома. Под видом списков на приобретение стирального порошка готовят «коллективные обращения» против забастовок. 
Встреча с комиссией Верховного Совета СССР была драматичной, член комиссии С. Наумов на одну из реплик ответил: «Да вы понимаете, с кем разговариваете?». С. Шувалов угрожал использовать телевидение для разоблачения забасткома. Гагаузы не согласились с изменениями требований. Не принято требование приостановить забастовку только после приостановления действия законов о языках. В. Рыляков доложил о встрече с А. Лукьяновым (112).
8 сентября прошел 5-й пленум Тираспольского горкома КПМ. Принято решение возложить ответственность за сложившуюся ситуацию на руководство республики; исключить отход СМИ от партийных позиций; считать оправданным участие коммунистов в забастовке как вынужденной мере; обязать первичные организации начать подготовку к выборам в местные органы власти; просить сессию ВС СССР обратиться к народу с предостережением об угрозе национализма; расширить пропаганду в сельских районах; продолжить борьбу парламентскими методами.
Президиум городского совета ветеранов войны и труда от имени 40 тысяч ветеранов поддержал забастовку и перечислил забасткому 10 тысяч рублей. Представители забасткома в Москве встречались с первым заместителем председателя Совета Министров СССР Л. Ворониным.
Прошла партконференция ПХБО. На ней с докладом выступил замсекретаря парткома В. Деркач: НФМ усыпил бдительность народа, ЦК КПМ и упорно идет к своей цели. Идет разжигание национальной розни. Горком и наш партком «дремали» под «гипнозом» ЦК. То, что происходит сегодня в Молдавии, должно насторожить правительство СССР, ЦК КПСС. Мы встали на защиту своих конституционных прав, на защиту принципов социализма. Москва должна понять: здесь решается не только судьба 40% немолдаван, здесь решается судьба федерации. Чтобы исключить подобное в будущем, во всех республиках необходимо иметь двухпалатные парламенты. Продолжение забастовки ставит под угрозу переработку сельхозпродукции. Из 29 членов забасткома ПХБО половина - члены КПСС. В ПХБО бастуют 5334 человека, желают работать, но не обеспечены работой - 266, работают по решению забасткома - 1274, желают работать и обеспечены работой - 14, работают в колхозе - 169.
Принята резолюция: осудить решения 13-й сессии Верховного Совета МССР, выразить недоверие руководству республики и ЦК КПМ (в том числе Снегуру, Пушкашу) за попустительство национализму, действия НФМ расценивать как действия по захвату власти, бойкотировать законы о функционировании языков до внесения соответствующих изменений, потребовать созыва внеочередного съезда КПМ, провести досрочные выборы в местные и республиканские Советы не позднее декабря, осудить действия Л. Дикусар, партвзносы в ЦК КПМ не перечислять (113).
На собрании комсомольского актива ТГПИ ректор М. Кошкодан (114) заявил, что законы о функционировании языков не ущемляют ничьих интересов (115). На собрании трудового коллектива проректор П. Толоченко высоко оценил принятые законы (116).
На первом съезде Объединенного фронта трудящихся 8-9 сентября в Свердловске были представители бастующих Молдавии. Съезд принял Обращение «О положении в МССР», в котором отмечалось, что «экстремистское крыло НФМ навязало дискриминационные законы о языках без учета мнения трудовых коллективов. Призываем трудовые коллективы страны оказать бастующим моральную и материальную поддержку». 
В Тирасполе за период забастовки в три раза снизилось число преступлений.
9 сентября республиканский забастком обратился к Политбюро ЦК КПСС, Президиуму Верховного Совета СССР, Председателю Верховного Совета СССР М. Горбачеву: трудовые коллективы расценивают ситуацию как критическую (117).
В этот день бастовали в Тирасполе 63 предприятия, Рыбнице - 31, Бендерах - 47, Комрате - 22, Кишиневе - 9, Бельцах - 7, Дубоссарах - 6, Чадыр-Лунге - 6, Вулканештах - 5, Григориополе - 3.
 
 
Соглашение между комиссией ВС СССР, руководством МССР 
и Объединенным республиканским забасткомом 
(принято к выполнению 9 сентября)
 
 
Комиссия ВС СССР:
- предоставляет забасткому 9 сентября предварительные результаты рассмотрения кризиса в республике, а 18 сентября - письменное заключение;
- назначает правовую экспертизу Законов о языках;
- рассмотрит предложения о принятии госязыка на территории СССР;
ЦК КПМ, ПВС МССР и СМ МССР:
- дают политическую оценку ситуации и гарантии прав бастующих;
- решают вопрос об образовании Гагаузской автономии в составе МССР в 1989 году;
- ПВС МССР дополнить состав комиссии по созданию Гагаузской автономии с таким расчетом, чтобы две трети ее состава были гагаузы;
- предусмотреть двухпалатную систему ВС республики;
- давать принципиальную оценку всем проявлениям национализма;
- гарантировать правовую защиту жителей всех национальностей;
- гарантировать свободу от преследования за участие в забастовке всем ее участникам;
ОРЗК:
- просит приостановить действие Законов «О статусе языка» и «О функционировании языков»;
- оставляет за собой право на возобновление забастовки при невыполнении законных требований;
- СМИ объективно освещать ход событий в бастующих регионах и дать слово представителям бастующих;
- в случае принятия антиконституционных правовых актов оставляет право за местными Советами издания своих правовых актов, в связи с чем следует расширить права местных Советов;
- внести на рассмотрение ВС СССР паспорт с единой трактовкой «гражданин СССР»;
- продолжает политическую борьбу против национализма («Кировец», 15.09.1989 г.).
10 сентября на металлургическом заводе в Рыбнице И. Гуцу говорил: «В той обстановке, которая царила на Великом национальном собрании, высказываться против было бессмысленно. Мы снимаем с публикации некоторые националистические материалы, но процесс идет тяжело, многое определяется позицией редакции. Я запрещал публикацию материалов о забастовке» (118).
12 сентября участвовало в стачке 185 коллективов (Тирасполь - 62, Рыбница - 31, Бендеры - 45, Комрат - 23, Чадыр-Лунга - 6, Дубоссары - 7, Вулканешты - 5, Григориополь - 3, Кишинев - 3), в Бельцах забастовка приостановлена без согласования с республиканским забасткомом.
Прошла внеочередная 11-я сессия горсовета Бендер. Решено: ответственность за ситуацию в значительной мере ложится на руководство республики; последовательно проводить в жизнь конституционные принципы равноправия граждан; исполкому принять меры по обеспечению нормальной жизнедеятельности; приостановить действие статей 1, 3, 7, 9, 10, 12, 13, 17, 19, 20, 22, 24 и 30 Закона о функционировании языков на территории горсовета (аналогичное решение принято в Рыбнице); просить ВС СССР принять закон о едином госязыке; создать группу подготовки документов о создании автономии округа; предложить прекратить забастовку с 14 сентября; заслушать отчеты депутатов Лавранчука Г., Савочко Б. об участии в 13-й сессии ВС МССР; рассмотреть вопрос о целесообразности функционирования клуба «Ватра»; предусмотреть создание в ВС двух палат; ускорить принятие закона о едином гражданстве; не пересматривать символику республики.
В Тирасполе возобновился митинг. Трудовые коллективы обратились к смежникам с просьбой поддержать забастовку (моральная и материальная поддержка, отсрочка поставок). Коммунисты «Электромаша» обратились к трудящимся завода: «В ходе первой политической забастовки Тирасполь стал родиной подлинной перестройки. Мы сумели прорвать информационную блокаду, но нас перестают понимать жители ряда сел. Нас перестают понимать 3,5 тысячи заводов-смежников. Из 61 предприятия-потребителя три четверти согласны на перенос сроков поставок. Мы призываем принять решение о приостановке забастовки» (119).
Сопредседатель забасткома П. Скрипниченко по телефону беседовал с М. Горбачевым. Тот ничего не обещал, но просил прекратить забастовку.
13 сентября прошла 13-я внеочередная сессия Тираспольского горсовета. Решение сессии: оказать гражданское неповиновение и приостановить на территории горсовета действие ряда статей законов; рабочими языками являются молдавский и русский; внести предложения о языке делопроизводства; ответственность за обострение обстановки возложить на руководство республики; предложить трудящимся городов и районов - Тирасполь, Бендеры, Рыбница, Слободзея, Каменка, Бельцы, Григориополь, Дубоссары - создать АССР в составе МССР, подготовительную работу закончить до 1 января 1990 года; до 10 октября провести опрос в трудовых коллективах о целесообразности создания автономии, а до 20 октября - сессию горсовета для принятия решения; до 25 ноября комиссии представить предложения по переходу на региональный хозрасчет и самофинансирование; просить ПВС СССР внести проект Закона о едином госязыке на территории СССР; заслушать отчеты депутатов А. Мокану, С. Графова, В. Синева, Л. Дикусар, Н. Полякова, В. Кердиваренко и М. Шатохиной; предусмотреть двухпалатный ВС МССР; временно приостановить забастовку (120).
Молдавские железнодорожники, которые бастовали более двух недель, в этот день прекратили стачку. Продолжали забастовку в Тирасполе 62 предприятия, Рыбнице - 31, Бендерах - 45, Комрате - 22, Кишиневе-9, Вулканештах - 7, Дубоссарах - 6, Чадыр-Лунге - 6, Григориополе-3, Парканах, Новых Аненах и Суклее - по 1.
13 сентября П. Скрипниченко в Москве беседовал с М. Горбачевым. Горбачев в ходе встречи заявил, что Гроссу не обрисовал ему полную картину происходящего, об истинном положении дел доложили Ауельбеков и сопредседатель республиканского забасткома. Горбачев обещал, что вопрос о положении в Молдавии обсудят на пленуме ЦК КПСС и просил приостановить забастовку. Через несколько часов локомотивное депо, по согласованию с рабочим комитетом, возобновило работу.
14 сентября бастовало почти 190 предприятий (Тирасполь - 63, Бендеры - 45, Рыбница - 31, Комрат - 23). 
Зав. кафедрой философии ТГПИ С. Левинца выступил против публикаций «Бастующего Тирасполя» (121).
На заседании рабочего комитета оглашены итоги митингов на предприятиях - коллективы за продолжение забастовки. По мнению бастующих, у руководства страны уже выработан иммунитет к забастовкам. В связи с личным обращением М. Горбачева и решениями сессий горсоветов Тирасполя, Бендер и Рыбницы ОРЗК в ночь на 15 сентября решил приостановить забастовку на период пленума ЦК КПСС и сессии Верховного Совета СССР. ОРЗК призвал поэтапно выходить из забастовки, начиная с 20 и по 26 сентября.
Митинг 15 сентября в Тирасполе с этим решением не согласился. Резолюция митинга: до нормализации обстановки считать целесообразным преобразовать городской стачком в рабочий комитет и совместно с исполкомом и райисполкомом решать политические и социально-экономические задачи. Решение ОРЗК выполнили коллективы Рыбницы и Комрата, Бендеры поддержали тираспольчан.
На пленуме Тираспольского горкома КПМ выступил токарь П. Бондарь: «Забастовка - сознательное выступление рабочего класса, а не заговор директоров. Мы пошли на эту крайнюю меру, потому что нас не хотят услышать. ЦК КПМ потерял контроль над СМИ» (122).
15 сентября принято постановление бюро ЦК КПМ: забастовки признаны неоправданными. В этот день РЗК вынес на решение митинга в Тирасполе предложение о приостановлении забастовки, митинг решил - продолжить.
Рабочие ПШО заявили, что им администрация приказала работать. На заводе ЖБИ-6 администрация настояла на прекращении забастовки с 18 сентября.
В. Загрядский: «Если правительство МССР и ВС не будут нас замечать, мы приступим к созданию автономии». Избрана головная группа из 7 членов ОРЗК. Митингующие на «Точлитмаше» предложили создать автономию в составе МССР, приостановить забастовку (заводской стачком решил продолжить забастовку). Выступавшие отмечали, что на сессии горсовета было лишь 188 из 288 депутатов. «Нас водят за нос три недели, депутаты не выполняют наши наказы, нас обманывают, нас раскололи, прекратить забастовку - поставить крест на нашей борьбе, пленум ЦК КПМ специально перенесли на 29 сентября, надеясь уговорить нас к этому дню, Горбачев прервал поездку в США, когда произошло несчастье в Армении, а у нас права полутора миллионов его не интересуют» (123).
Как отмечал В. Лесниченко, «Тирасполь проснулся. И это - надолго» (124). Но КГБ МССР считал, что «забастовки спровоцированы в результате подстрекательской работы В. Яковлева, А. Большакова, А. Белитченко и других» (среди других были, например, Г. Пологов, который вывел «Электрофарфор» из забастовки, не дожидаясь решения ГЗК: «Или продолжение забастовки, или я ухожу с поста директора», а также А. Блашку, который вначале был категорически против забастовки).
18 сентября разделены функции ОРЗК и ГЗК, председателем ГЗК избран П. Заложков.
В ходе забастовки на «Точлитмаше» день начинался с собраний в цехах, итоги подводил общезаводской митинг. Созданы группы внешней информации и пропаганды, по участию в уборке сельхозпродукции. 
В ДК «Мезон» создана новая организация СТМ, с участием представителей свыше ста трудовых коллективов Кишинева. Принципы СТМ: власть - Советам, многообразие форм собственности, борьба с инфляцией, социальное равенство, расширение гласности, самостоятельность предприятий, учет опыта Кузбасса, Москвы, Ленинграда, Прибалтики. Присутствовал секретарь ЦК КПМ В. Семенов. 
Прошла встреча в Тирасполе секретаря ЦК КПМ И. Гуцу с коллективом мебельной фабрики №5, на которой он говорил: «В 20-30 годы делопроизводство в союзных и автономных республиках переводилось на нацязыки, эта практика оказалась несостоятельной. Первая редакция законопроекта была лучше. Никто не наказан за националистические лозунги в Кишиневе 27 августа - сейчас такое время, все можно. Размаха забастовок мы не ожидали». В. Рыл